электронная
180
печатная A5
425
18+
Восточный аромат мужчины

Бесплатный фрагмент - Восточный аромат мужчины

Два романа о любви


5
Объем:
220 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-4085-5
электронная
от 180
печатная A5
от 425

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Восточный аромат мужчины

Первая глава

Катерина встретила его — высокого восточного красавца — на дискотеке в их университете.

Девушка романтической натуры, любившая читать произведения русских классиков Пушкина, Лермонтова, Чехова. Много читала классических романов о красивой и чистой любви, что в наши дни редкость — все в основном в интернете «виснут». Она посещала библиотеку в их поселке и перечитала почти все книги о любви.

Катя недавно перебралась из поселка городского типа в миллионный город, в общежитие при учебном заведении.

Проучившись месяц, решила посетить эту — первую для нее — дискотеку в их университете.

Закончив школу с хорошим баллом, а «по старинке» — без троек, поступила в университет… Правда, хотела на экономический, но не прошла по конкурсу — недобрав пол балла пришлось учиться на лингвистическом, на преподавателя русского языка и литературы, там был недобор студентов… Вот и недобравшим немного баллов абитуриентам предложили учиться на этом факультете.

Первая дискотека в их учебном заведении.

Катя с подружкой Лизой — они живут в одной комнате, обе из поселка и из небогатых многодетных семей и обе попали на факультет по недобору — долго собирались на танцевальный вечер.

Лиза — первый ребенок в семье, а после нее еще пять детей разного пола. Сестры — Даша и Глаша — уже невесты: одна поступила в техникум на бухгалтера после окончания девятого класса, другая — восьмиклассница. Красавицы-умницы и трое парней-братьев радовали родителей своим кротким нравом и послушанием.

Родители работали на ферме крупного рогатого скота: мать — дояркой, отец — скотником. Верующие в православие и законопослушные граждане нашей большой страны, они хотели своим детям дать лучшее в этой непростой жизни.

Даша после окончания девяти классов поступила в техникум на бухгалтера, решила, что так легче будет родителям. В техникуме есть стипендия, бесплатное трехразовое питание предоставляют в студенческой столовой для студентов, комнаты на двух человек.

Глафира решила еще год в школе отучиться и после девятого класса идти учиться на повара-кондитера в этот же техникум.

Так что в одно лето обе дочери уехали учиться, оставив родной дом, братьев и сестру, а также набожных родителей.

Родители Кати — простые крестьяне, а по нынешним временам — фермеры. Мать большую часть жизни проработала на ферме телятницей, а отец — механизатором. Только в последние пять лет они отважились и завели свое фермерское хозяйство. Взяли в аренду много гектаров земли, развели «романовских» овец для шерсти и мяса и молочных «зааненских» коз. Да птицы — гусей, уток, кур не счесть. Родители хотели, чтобы их единственная дочь выучилась на агронома или на ветеринарного врача, но дочь, проявив свой твердый характер, поступила по-своему.

Старшие три брата были женаты, имели свои семьи и работали трактористами-механизаторами, вели свои небольшие хозяйства, и в делах друг другу помогали.

Она «поскребыш», как говорила мама, последняя из детей. Мама ее родила в сорок лет. Катя была умная и послушная девочка, и родители естественно хотели, чтобы она «вышла в люди» и жила в большом городе.

На свою первую дискотеку в вузе первокурсницы готовились тщательно и основательно. «Навели» красоту, соорудили прически на голове, выбрали самые, по их мнению, приличные наряды и во всеоружии «вышли в свет».

Молодежи на этом вечере танцев и юмора было много, но новичков-первокурсников, молоденьких девчонок, еще не испорченных городской жизнью, сразу заметили молодые парни, старшекурсники.

На первый медленный танец к ним «подкатили» два четверокурсника — молодых чернобровых и чернооких молодца восточной наружности. Одного, загорелого и высокого роста, звали Оскар. Ему понравилась Катя: светловолосая, розовощекая, высокая, с точеной фигуркой, улыбчивая.

Другой — Алик. Кудрявые черные волосы сводили с ума многих девчат с их учебного заведения. Он познакомился с Лизой: светло-рыженькой пухленькой конопатой веселушкой.

Катя с Лизой расцвели в счастливой улыбке, когда с иголочки одетые молодые парни пригласили их на медленный танец.

Мужчины нежно и бережно держали девушек за талию и медленно вели в вальсе, обратив внимание и взоры других студентов на своих спутниц.

Парни были года на четыре-пять старше своих новых подруг.

Проявив уважение и восхищение нетронутой деревенской красотой, они были очарованы непосредственностью новых студенток. С первых минут знакомства стали проявлять неподдельный интерес и заботу о них.

Девушки, не имевшие опыта общения с городскими красавцами, стали считать себя счастливицами и удачливыми избранницами. Тем более, что парни вели себя «прилично» по отношению к ним. Не оставляли надолго без своего внимания и другим парням не давали шанса пригласить их на танец.

После дискотеки пригласили в ресторан, спиртного не предлагали, наркотики и всякую «хрень» понюхать или покурить тоже, чем завоевали сердца молоденьких девчонок.

Наоборот, преподнесли букеты цветов — несколько штук белых роз, чем убили наповал деревенских простушек. Девчонки до этого не получали никогда букеты и не имели опыта общения с парнями. Для них они казались хорошо воспитанными романтическими и умными молодыми людьми — то, о чем в глубине души мечтала каждая из них.

Парни в первый же вечер после вкусного ужина и преподнесенного букета сообщили, что много было у них девушек для постельных утех, но в эти юные создания они влюбились с первого взгляда, и намерения у них серьезные — они решили за девчонками серьезно ухаживать, и, если все сложится, узаконить отношения свадьбой — вот якобы их конечная цель. Они все говорили и говорили «сладкие» слова девушкам, преподнося им комплименты и восхищаясь их красотой.

Лица девчат покрылись алой краской, они не знали, что ответить на такие необычные признания.

Восточный парень Алик сразу понравился Лизе, она была довольна, что у нее появился такой серьезный и красивый поклонник, и что она скоро будет настоящей невестой и познакомит своего возлюбленного со своими родителями.

Катя не показывала свои чувства жениху, просто старалась быть уважительной к ухаживаниям Оскара.

— Мы за вами поухаживаем, недозволенного требовать не будем и если вы полюбите нас, то мы познакомим вас, будущих жен, с нашими родителями и вы познакомите нас со своими… И тогда свадьба в восточном стиле — любовь и семья. К интиму вас склонять не будем — все будет зависеть от вашего желания, — такую речь преподнесли восточные кавалеры деревенским девчонкам, чем вызвали опять появление розовых пятен на юных лицах.

— Расскажите о себе и своей семье, — тихо попросила Катя, теребя кончик пояса платья.

— У меня восточная мусульманская семья, с нашими коренными обычаями и традициями — отец с матерью живут в счастливом браке более тридцати лет. Две старших сестры замужем, и у меня четверо племянников. Потом я, есть маленький братик, ему пятнадцать лет. Отец в посольстве нашего правительства страны занимает хороший пост, и семья перемещается по странам Востока и живет по нескольку лет в каждой из них. Мама, сколько я себя помню, всегда была дома — сохраняла домашний очаг. В данный момент они живут в Марокко, — рассказывал тихо и не торопясь Оскар.

— Мне хочется жениться на русской девушке, вот я и ищу себе будущую жену, — улыбался парень.

— А ваши родители одобрят ваш выбор? Они против нас не будут? — тихо спросила Катя.

— Они современные мусульмане. Для них главное — счастье детей.

— У меня в семье пять братьев, — вступил в разговор Алик.

— Мать с отцом — врачи, работали в разных странах мира. В данный момент — в клинике Израиля. Старшие братья — тройняшки, но не близняшки, не похожи друг на друга. Мама хотела дочь, но родились мы с братом — мы двойняшки, но не близнецы. Все братья не очень похожи друг на друга. Мой брат учится в Америке на врача, генетика. А я вот тут на юриста, — не торопясь рассказывал Алик.

— Мы все рассказали, что вы хотели об нас узнать?

— Кажется, все! — неуверенно произнесла Катя.

— Тогда мы вас проводим до дверей вашего общежития… Не забудьте цветы. Уже поздно, а завтра на лекции, на занятия.

При расставании мужчины галантно поддерживали своих юных девиц под руку, не сводили влюбленных глаз с их лиц и нежно пожимали кисти маленьких девичьих рук.

На следующий день в студенческой столовой к столику Кати и Лизы подошла «университетская львица» — пятикурсница-красавица Оксана:

— Первокурсницы, я видела, что вы в ресторане ужинали с восточными парнями, Аликом и Оскаром… У меня хорошее настроение сегодня — вот и предупреждаю вас, что у парней плохая репутация в универе… Все подруги, с которыми они встречались, исчезли из учебного заведения в неизвестном направлении. Будьте осторожны, — сказав это, девушка медленно пошла, виляя бедрами.

Этим сообщением «львица» удивила первокурсниц, они остались с открытыми ртами сидеть за столом, не зная, что ответить и как себя вести.

— Завидует нам, — сделала вывод Лиза.

— Я тоже так думаю, но надо спросить у кого-нибудь. У кого? Мы мало кого знаем. Тетя Маша работает на вахте в студенческом общежитии много лет, — рассуждала Катя.

— Парни не живут в общаге, что она может знать? Сплетни?

— Но надо попытаться узнать информацию о новых знакомых.

После окончания занятий в университете пришли девчонки в комнату общежития, а там ждал их сюрприз — на столе лежали две коробки шоколадных конфет и записка: «В честь нашего знакомства девушкам-красавицам. Вечером, в двадцать ноль-ноль, встретимся на лавочке возле общаги»

Прочтя это, Лиза сказала:

— Я же устроилась на работу в кафе — вечером буду работать официанткой, у меня первая смена. У нас семья большая, мне помогать некому. Я на работу пойду, а ты Алику сообщи, что я занята.

Вечером к студенческому общежитию подъехали две новеньких иномарки.

С иголочки одетые парни-женихи вышли из них, держа в руках цветы и «вынося облако» приторно восточного аромата.

Присели на лавочку в сквере возле общежития, стали ждать своих возлюбленных.

— Как, моя любимая девушка будет работать вечерами в кафе официанткой? Я что, не мужчина? Меня друзья засмеют, — возмущался новоявленный жених, узнав, что Лиза работает в кафе.

— Лиза не знает, что она — твоя любимая девушка. Она в семье старшая, ей надо помогать родителям, — оправдывалась за подругу Катя.

— Меня родители не поймут, и друзья засмеют, — с грустью в голосе произнес Алик.

— Мы вам сообщили, что вы для нас — любимые, и у нас серьезные намерения, — пришел на помощь Оскар.

— Я тоже хочу устроиться работать курьером, — произнесла Катя.

— Катюша, поехали в кино, там обсудим этот вопрос. В какое кафе пошла на работу Лиза? Алик пойдет туда и будет ждать ее за столиком.

— Да: и поработаю на планшете, и свою Лизоньку подожду, — добавил парень.

— Я толком не знаю… Но где-то возле остановки автобуса, тут недалеко.

— Хорошо, я сам найду.

— А мы поспешим в кино, — произнес Оскар.

— До свидания, Алик, — тихо произнесла девушка.

После киносеанса жених предложил обсудить вопрос о Катиной работе.

— Я не могу без работы. Я привыкла работать всегда, и мне родители тоже не смогут помогать материально.

— А я зачем? Я помогу тебе. Какая тебе в месяц требуется сумма, чтобы ты только училась?

— Я даже не знаю… тысяч десять.

— Это очень мало. Мы с Аликом подрабатываем в юридической фирме и получаем хорошие деньги, да и родители у нас обеспеченные, они на банковские карточки нам перечисляют деньги, но мы ими не пользуемся — стараемся сами себя обеспечивать.

— Нет, я не смогу такую сумму принять от тебя, — твердо произнесла девушка.

— Почему? Я могу тебе выделять ее на твои нужды, для меня это небольшая сумма.

«Гордая, хочет быть самостоятельной, стремится ни от кого не зависеть», — думал мужчина о своей любимой девушке.

— Нет, нет… Спасибо. Вы уже почти отучились, специалисты. А чем именно вы хотите заниматься, в каком направлении продолжать карьеру?

Вопрос девушки удивил парня — «Самостоятельная и не дура, задает правильные вопросы».

— Я хотел быть юристом по недвижимости… А друг — адвокатом по семейным делам, но там видно будет.

Увидев грустное выражение глаз парня, Катя произнесла: «Может в дальнейшем, когда мы некоторое время повстречаемся… возвратимся к этому вопросу?»

— Хорошо, моя Звездочка — можно я так буду тебя называть? Я подожду, — радостно произнес влюбленный юноша.

Прошло два месяца со знакомства девушек и восточных парней. Встречи были не ежедневные, но маленькие сюрпризики — плитка шоколада, небольшой торт, шарфик, флакон духов и записочки — почти ежедневно присутствовали в жизни девчат.

Пригласив однажды их к себе на квартиру и получив отказ, парни больше не приглашали невест домой. Посещения кинотеатра, кафе, парка, выставок художественного искусства, музеев доставляли девушкам удовольствие. Рассказы о восточных странах, их традициях, жителях, их необычной (для русских девушек) жизни делали свидания интересными и поучительными для невест. Каждое свидание заканчивалось подарком — одной розой и страстным поцелуем.

Девушки после прощания с мужчинами поздним вечером не могли уснуть, возбужденные поцелуем, красивыми восточными сказками о восточных странах, цитрусовым ароматом мужского парфюма. Им снились красивые сны о Востоке, восточных дворцах и восточных принцах.

— Катя, ты заметила, что наши женихи только хорошее рассказывают нам о Востоке и мусульманстве? Надо в интернете узнать больше — все традиции и обычаи Востока. У тебя времени больше, вот и займись этим.

— Ладно, попробую, Лиза. Когда Оскар мягкой своей ладонью проводит по моей руке, по телу мурашки бегут, а в душе неспокойно, его восхитительный запах парфюмерной воды с восточными нотками «бьет» мне в виски, и становлюсь я, как пьяная.

— Это физиология, природа требует свое. Значит, тело хочет мужской ласки. Ты созрела для секса.

— А ты откуда все это знаешь?

— Ну ты даешь… Деревня, — усмехнулась подруга.

— Интересно. Посмотри ответы на свои вопросы в интернете.

— А тебе не хочется близости с Аликом?

— Мне с первого дня хочется, но я терплю… Думаю о другом.

— Слушай, надо же нам когда-нибудь начинать взрослую жизнь? Может, уже пора?

— Нет, у меня родители верующие и меня так же воспитали. Я уже решила, что только с мужем проведу свою первую ночь секса и любви, после свадьбы, — рассказывала Лиза. — Мой первый мужчина будет мой муж.

— А вдруг не понравится тебе? Или муж в кровати будет не такой, о котором ты мечтала? Мы такие дурёхи, наверное, таких больше в нашем заведении нет. Вот восточные парни и влюбились в нас.

— Алик мне говорил, что мы редкость. Я ему уже высказала свои суждения насчет секса и намекнула, что я — девственница и целомудренная. После этого, мне кажется, он еще больше стал смотреть на меня влюбленными глазами.

— Слушай, а тебе не стыдно это говорить? Ты что, хвалишься этим? Узнают на курсе, засмеют нас и будут издевки в наш адрес пускать. Нет у нас опыта в сексе, значит, мы никому не нужны, простушки и деревенщины. Видела, как девчата многие на нас смотрят с пренебрежением?

— Не преувеличивай! Все нормально на нас смотрят и общаются с нами.

— Лиза, Лиза, — забегая в кафе, где подрабатывала девушка вечерами, шептала Даша.

— Ой, привет, сестричка. Как тебя занесло сюда?

— Я вчера тебя видела с кудрявым смуглым парнем возле красивой машины. Жених? Я проезжала на маршрутке мимо и случайно увидела вас. Телефона сотового нет же у меня, чтобы тебе позвонить, — тарахтела сестра, такая же рыженькая и полненькая девчонка, похожая на старшую сестру.

— С получки куплю тебе новенький сотовый телефон, но дешевый. А то мне тоже экономить деньги приходится.

— Ты скажи, парень-то жених? Жених или так? — допытывалась сестра.

— Познакомлю тебя потом с ним. А сейчас вот тебе пирог с яблоками и чай, я угощаю. Кушай!

— Спасибо, только я не голодная, нас хорошо кормят в нашей студенческой столовой. Можно, я родителям сообщу, что у тебя жених есть?

— Нет, не надо! Я потом, сама сообщу, а то получится, что ты ябеда и доносчица. Ешь, ешь, ты вон какая худенькая, — теребя сестру за косичку, любя говорила Лиза.

Получив вечером очередную коробку конфет и записку: «Нам срочно надо улететь домой на семь дней. Не скучайте и не грустите» — девчата удивились, так как перед этим они вместе были в кинотеатре, и парни не обмолвились словом о поездке.

— Тетя Маша, вы давно работаете на вахте в общежитии? Скажите, может, знаете что о парнях Оскаре и Алике, которые нам подарки передают чуть ли не ежедневно? — спросили девушки пожилую женщину вечером после занятий, при этом подав ей большую шоколадку.

Женщина внимательно посмотрела на деревенских дурех и произнесла:

— Быстро вы нашли себе щедрых поклонников? Они с виду приличные, всегда здороваются. Ничего плохого лично я не могу сказать. Но слухи ходят, что они часто меняют девушек.

Пожилая женщина вздохнула: «Будьте осторожны и не теряйте разум!»

— Лиза, они нам в первый день знакомства сказали, что много у них любовниц было, а мы для них любимые и намерения у них к нам серьезные. Да, скучновато стало без парней, хоть и не виделись всего два дня и сладости закончились. Интересно, почему они не звонят и смс не присылают?

— Наверное, связи там нет, или у них так принято, или некогда им, заняты родственниками?

— Мне нравится, что материальную помощь предлагали, даже настаивают на этом и в постель не тащат.

— Давай еще внимательней за ними понаблюдаем… Может чем и выдадут себя. Им же не нравится, что мы работаем, может, еще что выяснится?

— Интересно, для секса есть у них пассии? Нас в постель не тащат. А мужчины взрослые, я слышала, что мусульманские мальчики половую жизнь начинают очень рано, физиология у них такая.

— Есть, наверное, они же взрослые мужчины. Таких, «продажных», на время арендуют.

— Ты не ревнуешь?

— Я стараюсь об этом не думать. Хотя в душе щемит… — честно призналась Катя.

— Может, правда, послушать их: не работать, брать деньги, заниматься только учебой. Скоро первая сессия.

— Ты что! — произнесла с негодованием Лиза. — Тогда мы будем от них зависеть. Я хочу быть самостоятельной.

Вторая глава

Алик и Оскар летели бизнес-классом на лайнере на недельку в Египет, в Хургаду. Их сопровождали две пышногрудые, сильно накрашенные блондинки, лет двадцати — двадцати двух, — Зина и Лена.

— Оскар, какой ты щедрый жених, такой мне подарок сделал — предсвадебное путешествие. Я никогда не была за границей. На нашу свадьбу мы, наверное, на Канары полетим или на Мальдивы? — тихо ворковала одна из них, с ярко накрашенными губами, Лена.

— В тот раз мы не надолго, работа у меня, — целуя ее в шейку, говорил мужчина.

— Вот распишемся, и я перееду к тебе в большой город, а то наш городишко мне надоел: пыльный и грязный. Я буду обеспечивать уют в доме, встречать тебя с работы в неглиже и ждать, ждать, ждать, когда ты, мой любимый муж, вернешься с работы.

— А тебя не смущает, что мы знакомы чуть больше месяца? — задал вопрос мужчина.

— Нет! Главное, что я тебя люблю. Поженимся и после свадьбы узнаем друг друга. Я обещаю быть тебе хорошей и любящей женой, все твои прихоти выполнять. Мне так повезло, что я встретила тебя, теперь все соседки в нашем захолустье от зависти умрут, — тихо ворковала Лена и положив свою ладонь на ширинку брюк, нежно поглаживала ткань брючного костюма. — Я так соскучилась по твоим ласками.

— Твои родители не знают, что ты со мной летишь? — тихо, как бы, между прочим, спросил мужчина.

— Они вечно пьяные, я им ничего не сказала. Перееду к тебе и то это им не сообщу. Я думаю, они и не заметят, что меня нет, — нехотя ответила девица.

— А подруга, Зина?

— Она мне не подруга, я же тебе говорила, так — хорошая знакомая. Она совсем одна, ее родители погибли в авто аварии три года назад… Еле концы с концами сводит, сутками в магазине торчит. Смотри, они уже целуются.

— Но мы еще поговорим. Обсудим наше путешествие. Сексом займемся уже в отеле.

— Ты что, я же не вытерплю. Может, в туалет зайдем, и там…

— Места маловато в кабинке. Лучше глотни вина или что покрепче, — спутник протянул девушке маленькую бутылочку с виски. Вот, глотни и конфеткой закуси. Немного успокоишься.

В аэропорту Хургады влюбленных встретили два молодых египтянина на новом и шикарном микроавтобусе.

— Здравствуйте, гости дорогие. Как долетели? Как здоровье? — весело спросили встречающие.

— Спасибо, брат, все отлично: и здоровье и полет.

— А он что, твой брат? — удивленно спросила Елена.

— Это восточное гостеприимство, — ответил Алик, в восточных странах все мужчины — братья, а их жены — сестры. Такое уважительное обращение к людям.

— Надо же, первый раз такое слышим! — удивились туристки.

— Сейчас заедем в ресторан по дороге, прохладительных местных напитков попробуем, обсудим наш отпуск и наше путешествие.

— Я предлагаю посмотреть пустыню Сахару прямо сейчас, — смеясь, произнес Алик.

— Нет, нет, я хочу в отель. А там… широкую и мягкую кровать, — капризничала девушка.

— Перекусим и поедем в отель, путь займет чуть больше часа, — ответил Алик.

В небольшом ресторанчике, выпив холодного белого вина, закусив местными блюдами, мужчины были веселы и разговорчивы. А девушкам хотелось быстрей попасть в отель.

Мужчины переговаривались на арабском языке и спутницы ничего не понимали о чем, так долго беседуют мужчины.

«Вертихвостки» строили глазки египтянам-мужчинам и пили вино, к еде не прикасались.

— Вы ешьте, попробуйте местные блюда — фуль из жареных бобов, или кебаб из мяса птицы, или котлеты из баранины, вон сколько овощей на столе, — произнес Алик. — Вы обидите наших друзей, если не попробуете местные блюда.

Девушки поковырялись немного вилками в тарелках и с недовольным видом стали поторапливать женихов.

— Мы устали, хотим в номер отеля или нырнуть в бассейн, — ныли они.

— Все, трапезу закончили, пойдем уж, поедем в отель, — недовольно произнес жених.

Сидя в комфортабельном микроавтобусе, невесты задремали. Их как-то странно сморила дремота.

Мужчины стали тихо разговаривать на арабском языке:

— Наконец-то угомонились. Я устал от их трескотни и вечного недовольства. Я думал, Ленка меня в самолете изнасилует при людях. Весь полет держала свою руку у меня на ширинке, пришлось мне отговаривать ее от туалета, так она не убрала свою ладонь с брюк моей ширинки весь полет. Стюардессы с ехидством и со смехом наблюдали за нами.

— Ничего, теперь у нее будет много мужчин, и будет она «дарить свою любовь» каждому из них. За такую красавицу и «белокожую секси» бедуины заплатят нам хорошие деньги, — смеясь, ответил Алик.

Микроавтобус не спеша ехал по бескрайней горячей пустыне. Часа через полтора остановились. Подъехали к оазису, в нескольких километров от города: несколько невысоких зеленых деревьев создавали тень в знойную жару, родник с желтой водой журчал тонкой струйкой, привлекая насекомых. Несколько каменных круглых построек без окон, похожие на беседки, были построены много десятков лет назад для путников, чтобы те могли укрыться в тени от палящего солнца и передохнуть несколько часов, а потом продолжать свой нелегкий путь по пескам Сахары.

«Туристов» уже поджидали люди в белых длинных рубашках, с чалмами на голове и закрытыми белыми платками лицами.

Недалеко от воды были привязаны несколько высоких двугорбых верблюдов и стоял большой обшарпанный темный джип.

Горел и трещал костер из колючек саксаула. Над костром на треноге висел железный чайник.

— Салам алейкум! — произнесли гости, выходя из автобуса.

— Здоровья вам и вашим родным и близким. Мир вашему дому. Пусть ниспошлет Аллах вам здоровье, — отвечали люди в белых одеждах. — Присядьте, отдохните. Выпейте чаю.

Вперед вышел высокий мужчина и стал обниматься с каждым прибывшим гостем.

— Спасибо, Саид. Рад вашему гостеприимству, — ответил Оскар.

Путники взяли протянутые железные кружки с горячим чаем и, сделав несколько глотков, чтобы не обидеть хозяев и проявить восточное уважение и гостеприимство, отдали назад.

— Нам надо до захода солнца вернуться в город. Мы вам подарки привезли.

Алик вынес большой пакет из микроавтобуса и протянул одному из бедуинов.

— Большой подарок — это спящие женщины. Такие красавицы! Раньше таких красивых не было.

Несколько мужчин стали с любопытством рассматривать спящих девушек: «Спасибо, спасибо, брат».

— Завтра еще трое прибудут.

— Их встретим не мы. Встретит Фарид. А мы поплывем «на кораблях пустыни» и доставим товар до места.

— Скажи помощникам, пусть девушек вытаскивают из салона, — громко произнес Оскар.

Несколько мужчин осторожно вытащили спящих девушек из салона микроавтобуса и перетащили в салон обшарпанного джипа.

— Чемоданы их не забудьте. А сумочки мне оставьте.

— Смотреть будете и вспоминать? — смеясь, кто-то произнес.

— Да нет, для дела нужно.

Алик достал из дамских сумочек сотовые телефоны, вынул сим-карты и выбросил, телефоны отдал одному из мужчин в белой длинной рубахе. Достал документы и отдал Саиду, тот сразу выкинул паспорта девушек в костер.

— Ну вот, кажется, все? Косметику оставим, и остальное…

— Теперь, кажется, все, — произнес Алик.

Саид вытащил толстую пачку купюр достоинством по пятьсот евро, отсчитал и протянул Оскару.

Увидев выражение глаз парня, нехотя добавил: «Ну, за таких красивых, добавлю вам за товар», — и протянул еще несколько штук.

— Они темпераментные и сексуальные… Долго и много будут работать.

— Хороший товар, я согласен. Ты помнишь, нетронутых, чистых надо… Тогда и оплата в два раза выше.

— Мы работаем над этим, — добавил Алик.

— Спокойной и мягкой дороги вам. Удачного бизнеса, — произнес Саид.

Меньше, чем через час пути путешественники прибыли в шикарный отель «Тысяча и одна ночь» города Хургады. Всю дорогу ехали молча, немного дремали.

В номере отеля:

— Алик, у меня после сделки плохое настроение. Кушать хочется, и сексуальное возбуждение не прошло. Пойдем, покурим кальян и перекусим чего-нибудь. Я хоть немного успокоюсь.

— Завтра ночью еще трое прилетают. За это время отдохнем, искупаемся в море.

— Завтра девчат надо в постель затащить, а потом передать Фариду, или кто там приедет за ними. А то секса хочется, а мы все торопимся. Надо было и с этими дня два отдохнуть в отеле, а потом в пустыню ехать.

— Лучше перестраховаться. Лучше, чтобы нас вместе с женщинами меньше людей видели. Я даже номер в отеле не оформлял на наших секси-подруг. Ну и что, что вместе летели в самолете и девушки нас соблазняли. Я и билеты им и нам в разных турфирмах покупал.

— Молодец, все предусмотрел.

— Знаешь, что надо быть осторожным и бдительным, не первый раз мы перевозим товар. Деньги так и капают в наши карманы. Скоро на квартиру в Москве или в любом городе Европы накопим. Я вот думаю, девчат в отеле встретим, не в аэропорту… Тут якобы с ними познакомились. И меньше на людях надо с ними показываться.

— Пойдем в кальянную. Мне хочется отдохнуть и обмозговать, все просчитать — одно новое дело. Вообще хочу дополнительный бизнес организовать. Назад полетим порознь. Я в Стамбул заскочу на сутки, там дела улажу, — сказал Оскар, выходя из душа.

— Надо смс отправить нашим «звездочкам», а то мы тут завертелись с товаром.

— Возьми и мой телефон, отправь и моей смс.

— А что написать?

— Как всегда: «Люблю, скучаю, жду встречи. Целую». Да, не забыть бы еще и подарок прикупить, но это в последний день нашего пребывания тут.

Наслаждаясь вкусом и запахом кальяна, молодые мужчины заметили двух русских девушек, вошедших в полумрак помещения кальянной.

Девушки не были осведомлены о том, что в Египте в такие заведения им одним, без сопровождения мужчин, заходить нельзя.

Заметив злые взгляды мужчин, Оскар встал, подошел к стойке бара и по-арабски громко сказал, что эти две девушки к ним пришли.

— Здравствуйте, девушки! — подошел Оскар к незнакомкам.

— Здравствуйте.

— Вы в Египте первый раз?

— А что, заметно? — громко и вызывающе произнесла одна из них, обратив внимание посетителей кафе-кальянной.

— Да! Если бы вы раньше бывали в этой стране, то знали бы, что в кальянные одним, без мужчин, заходить нельзя, тем более поздним вечером.

Девушки переглянулись.

— А что, выгнать могут? — удивились туристки.

— Давайте знакомиться. Я Мурат, а вон там мой друг, Аслан. А вы русские?

— Мы с Украины… Можно сказать, русские.

— В каком вы отеле остановились?

Девчата назвали трехзвездочный отель недалеко от этого заведения.

«Да, не отель, а помойка», — вертелось в голове у Оскара.

— Мы только часа два назад прибыли сюда и ничего и никого не знаем.

Парни переглянулись и перемигнулись:

— Можно вас пригласить в ресторанчик, тут недалеко и угостить местными блюдами… Мы расскажем вам о этой загадочной стране, обычаях и вообще, как подобает вести себя девушкам в мусульманской стране, — тщеславно «пел» новый знакомый.

— Уже поздно, да и деньги у нас в номере, — нерешительно и тихо ответила одна из девушек.

— Да разве это поздно — половина двенадцатого ночи? Посидим, пообщаемся. Мы вас проводим потом до отеля, хотя тут совсем близко. Мы вас пригласили, мы и оплатим наше застолье.

— Мы согласны, — резво согласились девицы.

Войдя в маленький ресторанчик восточного типа — полумрак и восточные запахи «били» в нос, — девушки повеселели. Алик позвал хозяина и на арабском языке сказал ему, чтобы их обслужили в отдельной комнатке, отгороженной ажурной деревянной решеткой, принесли «особых травок», и что они хотели бы снять комнату, тут у него на двое-трое суток с надежной обслугой. Сунув приличную сумму денег в руки хозяину, договорился.

По-арабски сказал другу, что договорился с хозяином и снял на двое суток комнату, купил «травки», и у него осталось еще снотворное. Но пусть друг не торопится… «Сначала девушек напоим… Побалуемся в кровати с ними, потом они уснут… а там видно будет, может, тоже поедут в путешествие в пустыню Сахару», — смеясь, произнес друг.

Девчата были красивые, черноокие, с темными волосами, грудастые, с тонкой талией и большой попой — настоящие украинки.

Парни узнали, что девчатам чуть больше двадцати лет, они накопили немного денег, которых хватило только на плохонький отельчик, прилетели сюда отдохнуть на семь дней, прибыли несколько часов назад и ни с кем не познакомились еще.

— Красавицы, попробуйте местную водку — раки.

— А что это такое?

— Это анисовая сорокаградусная водка. Очень приятная на вкус. Дома будете рассказывать о ней всем своим знакомым и друзьям.

— Такая приятная на вкус, — ответила одна из них, глотками поглощая водку из стограммового стакана. — Вкусная. Напоминает вкус детства, какого-то лекарства!

Девушки выпили крепкой раки, почти опустошили бутылку и стали разговорчивее и раскованнее в движениях.

Через минут сорок беседы девчат «разморило».

— Сейчас поднимемся на второй этаж… Там отдохнем, примем прохладный душ.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 425