электронная
144
печатная A5
549
16+
Восемь минут в НЛО

Бесплатный фрагмент - Восемь минут в НЛО

Книга 1 «На Земле». Книга 2 «В Космосе»


Объем:
354 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4483-1863-4
электронная
от 144
печатная A5
от 549

Книга 1. На Земле

Глава 1. На природе

Сумерки сгустились. В темном небе начали четко вырисовываться мерцающие звездочки. Окружающая природа отдыхала от летнего зноя. Наступали выходные дни.

Небо безмолвное и чистое притягивало своим спокойствием. Безграничность темноты и бесчисленное множество ярких и тусклых звезд заставляли поднимать голову и надолго задерживать взгляд. Манило неотвратимо всматриваться в черную небесную глубину, изучать межзвездные просторы, находить с удовольствием знакомые очертания созвездий, как хорошо известных, так и придуманных самим себе еще в детстве.

***

Эти выходные отец и его девятилетний сын решили посвятить рыбной ловле. Свое давнее обещание взять Сергея на рыбалку с ночевкой, надо было выполнять. К тому же школьные каникулы подходили к концу. Таких погожих деньков можно было уже и не дождаться.

Тщательно подготовив снасти, одежду и съестные припасы, заторопились. Загрузились в легковушку. Хотелось успеть на вечерний клев.

Задумали ехать на знакомое место. Дорога пролетала быстро. По асфальтированной трассе шли на неприлично большой скорости. Слушали старые, отобранные по вкусу и никогда не надоедающие записи на CD, давно и постоянно хранящиеся в «бардачке» на все случаи выездов за город. Почти не о чем не говорили. Не было расположения. Не терпелось прибыть к воде и заняться привычным для рыбалки делом.

Добрались благополучно до заветного места, остановились на берегу не большого, почти на половину покрытого плотной и зеленой массой, пруда.

От города до водоема «намотали» тридцать четыре километра.

Быстро подобрали удобное место для стоянки автомобиля и разведения костра. Все располагало к удачному отдыху.

Справа от бережка уходила полоса нестройного хвойного леса. Позади простиралось желтое поле созревшей ржи.

Не сегодня-завтра деревенская техника ринется на уборку. Тогда здесь будет стоять шум и грохот. А это было бы совсем некстати. Отдых может омрачиться. Но будем надеяться, что все обойдется.

Слева в гору до горизонта тянулось уже убранное и перепаханное поле. Готовились, по-видимому, к посеву озимых. Что же, у них свои заботы.

Бывал здесь Михаил Павлович Брасов раньше с друзьями-сослуживцами. Как правило, рыбалка удавалась. Водились в пруду караси, хищная рыба не попадалась. Ловили на удочку по пять-шесть килограммов, величиной чуть больше, чем ладонь. По местным понятиям совсем неплохо.

Расслаблялись от души. Разговоров и впечатлений хватало надолго. В мужской кампании, понятное дело, не обходилось без «крепеньких». Время

от времени прикладывались, слегка закусывали. Больше трепались о работе и быте, «травили» анекдоты и байки. Но все проходило культурно и пристойно.

На рассвете расходились по облюбованным местам. А кто приезжал с резиновой лодкой, то проблем с хорошим уловом никогда не было.

С сыном выехать довелось впервые. По сбившейся в кучу над землей мошкаре можно было понять, что ближайшие сутки будут погожими. Спокойно начали разворачивать снасти. Поблизости больше никого не было. Рассчитывали по времени вполне успеть наловить рыбки на поздний ужин.

Больше всего Сережка ждал ночного костра. Парня пока к воде не тянуло. Отец понял, что лучше поручить ему собирать дрова и хворост для разведения огня. Пусть похлопочет, полюбуется на вечерний закат с берега. Здесь ему будет полная свобода действий.

Ближе к ночи «сварганим» свежую ушицу, и поболтаем вдоволь о делах житейских. Когда еще такое сможет повториться. Теперь уже разве что в следующем году.

Михаил Павлович засуетился с удочками и резиновой лодкой, но вспомнил, что сын остался без внимания. Быстро разожгли сухие ветки. Серегу оставил за кострового и охранника.

Сам спешно надул лодку, закинул в нее всю амуницию: удочки, груз, садок, насадки и приманки, запасные снасти и принадлежности. Оттолкнувшись аккуратно от берега, поплыл к уже примеченной прогалине. Устроился так, чтобы было удобно забрасывать удочки прямо в центр этой прогалины. Размочил и набросал прикорма, размотал две удочки. Отрегулировал их глубину поплавками для ловли со дна. Насадил на крючки червей. И утихомирился.

Утомленное ожидание возбуждало. Первая поклевка состоялась буквально через пару минут. Брасов мастерски подсек и выудил из воды серебристого карася. Настроение поднялось. Пробуждался рыбацкий азарт. Ловить оставалось до наступления сумерек не больше полутора часов. Одна поклевка, вторая, третья… Карась за карасем. Стандарт. Широкие и горбатые, граммов по 250.

Очнулся, когда понял, что плохо различает поплавок на поверхности воды. Оглянулся на берег. Сережа возился у полыхающего костра. Окрикнул сына, дал понять, что возвращается. Снялся с насиженного места и зрительно приметил его расположение относительно ориентиров на берегу.

— Удачно подобрал местечко. Утром встану непременно здесь же — вслух убедительно сказал самому себе рыбак. — Здорово вы, ребята, сегодня меня порадовали. Разошлись не на шутку, шельмецы — мысленно разговаривал Брасов с карасями, вынимая садок из воды.

До утреннего рассвета оставалось не так уж много времени. Часа в четыре можно снова потаскать красавцев. Очень приятное занятие. Необыкновенное удовольствие. Утром Сережку надо будет забрать с собой. Пусть сам почувствует, как процесс ловли завораживает и неотвратимо

западает в сознание, после чего уже почти невозможно бывает отказаться от такого увлечения на природе.

Подплыл к берегу почти бесшумно. Но сын увидел и подскочил, вопросительно всматриваясь в садок. Отец приподнял его из воды. Караси затрепыхались. И видно было, как с озорными огоньками в глазах парень неподдельно ахнул. В металлической сетке инстинктивно бились более двух десятков блестящих карасей.

Сергей быстро поставил садок на землю, придавил крышку так, чтобы рыбешки не чертыхались. И пересчитал их.

— Двадцать четыре штуки! — обрадовано воскликнул и посмотрел в довольное лицо отца взбудораженный ребенок

— Да, для вечернего клева очень удачно! — с широкой улыбкой на лице произнес отец.

Договорились, что из четырех карасей сварят уху. Хотя известно, что из такой рыбы она далеко не самая лучшая. Но на природе все хорошо! Еще по две рыбки запекут на костре. Остальных забросили в воду и привязали к веткам прибрежных кустов ивы.

Наскоро, уже при ярком свете костра, начистили картошки, пару луковиц. Распотрошили всех приговоренных карасей. Поставили на огонь котелок с водой и стали дожидаться, пока закипит. Тем временем приготовили походную посуду. На плоские шампура нанизали уже приправленных специями карасей.

В горячую воду забросили нарезанный кубиками картофель, очищенные головки лука, добрую щепотку крупнозернистой соли. Выждали. От разомлевшего жара забурлила вода, выплескиваясь за края и шипя на раскаленных головешках. Немедленно добавили рыбу, несколько листков лаврушки и молотого черного перца. И тут же по воздуху разнеслись ароматы настоящей, свежей с дымком, аппетитной ухи. Сняли и отставили котелок в сторону.

Разворошили и загребли угли для запекания. Установили шпажки так, чтобы тушки рыбы на медленном огне не развалились и поджарились до румяной корочки.

Принялись разливать по тарелкам душистую ушицу. Клубы пара и густой аромат защекотали ноздри. Уже не терпелось запустить ложку в глубокую посудину и прихватить пусть еще очень горячую юшку. Приближался момент наслаждения. Кто пробовал варить уху на природе, тот знает, что в эти минуты испытывают проголодавшиеся рыбаки.

Несмотря на обжигающие ощущения, обе тарелки в мгновение ока опустели. Повторили еще раз. И снова ложки застучали по дну тарелок. Сытости не почувствовали, но удовольствие получили отменное. Такое можно испытать только на рыбалке, у ночного костра.

Вот и запеченные карасики созрели. Зашкварчали животики, зарумянились бочки. Пора доставать. Уложили не глядя. Вкуснота, пальчики оближешь!

Да что ни говори, а природа — источник наслаждения.

С трапезой покончили. Впечатления от позднего ужина еще долго будоражили мысли. Спокойно убрались, почистились. Уложили вещи на ночь подальше от костра, накрыли от утренней росы.

Спать не хотелось. Решили еще немного посидеть у полыхающего очага. Подбросили несколько толстых поленьев, чтобы хватило их тепла до наступления рассвета.

Отец предложил сыну понаблюдать за ночным небом. В середине августа в безоблачную погоду всегда можно увидеть, как в бесконечном звездном пространстве время от времени проносятся метеориты.

Вдруг ниоткуда вспыхивает яркая линия, пронизывающая черный небосвод. Через пару мгновений гаснет, оставляя смутно-загадочное впечатление. Голова немного устает от постоянного взгляда вверх. Но хочется еще и еще раз увидеть яркий всплеск в небе.

В такие минуты думается о том, что там, в космической глубине, в неопределенном месте космического пространства, тоже могут быть иная жизнь, иные формы существования, иные цивилизации. И каждый раз, когда заворожено вглядываешься в звездную бездну, ловишь себя на этой чертовски заманчивой мысли. По логике вещей и имеющимся научным фактам — мы все же не одни в этой бескрайней Вселенной.

Неожиданно мальчишка вздрогнул. Насторожился. Правая рука непроизвольно поднялась и указала направление, где им было замечено перемещение яркого шарика. Неохотно освобождаясь от прерванной мысли, но воспользовавшись паузой, Брасов взглянул на наручные часы. В бликах ярко тлеющих углей заметил высвечивающиеся на циферблате показания времени — 23:40.

— Смотри, смотри, папа, оно движется! — встревожено воскликнул Сережа.

Отец перевел взгляд от часов в сторону сына. Голова инстинктивно повернулась, и глаза устремили взор в направлении, указанном пальцем мальчика.

— Скорее всего, это летит искусственный спутник — подумал и сказал вслух отец, но продолжал наблюдать за движением обнаруженного светящегося шарика.

— Это легко определить, если даже несколько секунд понаблюдать за траекторией движения тела в небе — все также вслух рассуждал Брасов.

— Спутники летят по кажущейся прямой и с равномерной скоростью — вразумлял он сидящего рядом сына.

Но к их обоюдному удивлению этот шар вел себя достаточно странным образом. Отец и сын теперь уже одновременно и пристально принялись следить за происходящим явлением в ночном небе.

Шар выдерживал общее направление в движении, но постоянно и как-то уж очень резко и быстро откланялся от прямолинейного курса. Он метался

то влево, то вправо, то вырывался вперед, то мгновенно возвращался назад или круто в стороны, вычерчивая в воображаемой плоскости характерную ломаную линию. От увиденного захватывало дух.

Далее сознание начинало выделять другие подробности. Если окружающие звезды мерцали голубыми, желтыми, красными бликами, то шар светился равномерно и был ярко белым. Относительно неподвижных звезд круглое светящееся пятно, шарахаясь из стороны в сторону, уверенно продвигалось в глубине ночного небосвода.

Предположение о том, что это мог быть спутник, отпало само собой. Было очевидно, в темноте ночи происходит что-то неординарное, вызывающее неожиданный интерес и вовлекающее в азартную игру. Сознание захватывало мысль о том, что в ночной панораме было замечено и прослежено движение небесного тела, очень напоминающее своим поведением неопознанный летающий объект.

На этом отец и сын, в конце концов, и сошлись. Оба, довольные увиденным, еще недолго посидели и помечтали о разном у раскрасневшегося костра.

Брасову подумалось, что хорошо бы и в самом деле они «застукали» НЛО, пусть очень далеко и высоко. Они же видели его своими глазами, наяву, оказались непосредственными наблюдателями.

Стряхнув с себя потусторонние мысли и вернувшись из заоблачных далей на землю грешную, начали готовиться ко сну, постепенно забывая небесное видение. Ночная мгла надолго сковала и опутала окрестности.

Отец достал из багажника машины старую меховую шубу и постелил ее вблизи костра. Сынишка лег на одну половину, удобно устроившись на мягком меху. Другой отец накрыл его до головы. Уставший от долгих хлопот и беспорядочной беготни, мальчишка безмятежно погрузился в глубокий сон.

Брасов, бывалый рыбак, так и не научился спать на ночных рыбалках. Суета со снастями, хороший клев или его отсутствие, всегда возбуждали, казалось бы, спокойный организм. Он терял покой и всю ночь напролет мог бодрствовать, не думая о сне. В такие ночные часы голова отказывалась от привычного отдыха. Даже наоборот, жадно и интенсивно работала. То накатывались воспоминания о хорошем и плохом прошлом, то пытались разрешаться в свободной и спокойной обстановке какие-то служебные проблемы или семейные неурядицы. А то просто накатывали несбыточные мечты, рисующие заманчивые перспективы, которые в силу существующих жизненных обстоятельств не могли состояться. Иначе говоря, мозг пользовался дополнительно высвободившимся временем и беззастенчиво будоражил освободившееся сознание.

Михаил Павлович посмотрел на сынишку. Его чумазое личико было повернуто к пламени костра. Переливающиеся блики отражались на блестящей коже лица. Удовлетворенно подумал, что все-таки нашел время и выполнил свое обещание, данное Сережке.

Ему нравилось приобщать сына к таинству рыбалки. Из него подумывал готовить будущего достойного компаньона. По всему складывалось, что парень тянется к такому отдыху, увлекается и получает так же, как и он сам, приятное и глубокое удовлетворение. Общение с живой и естественной природой облагораживает, дает заряд бодрости, вселяет оптимизм.

Брасов подбросил в костер немного дров. На короткое время его сознание отключилось от раздумий. Неосознанно он приподнял голову и направил взор в пустоту неба.

Именно в этот неожиданный для него момент из глубины спокойной и прозрачной тьмы, неведомо как, вырвался стремительно несущийся к земле полыхающий и ослепляющий шар. Он приближался с неимоверной быстротой, парализуя сознание необычностью происходящего. Оторопев и оцепенев от неожиданности да еще в такое время и в таком месте, Брасов все же явственно почувствовал, как по телу прошла жгучая и резкая боль.

— Матерь божья! — пронеслось в голове, когда резко увеличивающийся

на глазах шар почти накрыл его тело. Единственное, что он успел запомнить перед тем, как сознание непроизвольно отключилось, это бесшумное приземление в нескольких десятках метров от места ночевки огромного, сияющего объекта. Ослепляющий шар аккуратно опустился на край ржаного поля. Брасов безвольно припал на колени, завалился на бок и канул в безмолвие.

Глава 2. Перед выбором

В действительности события начали развиваться намного раньше: с момента обнаружения летящего объекта. Сам факт непосредственного внимания человека был зафиксирован и мгновенно с точностью выверен, не смотря на значительное удаление от местонахождения на Земле. Телепатический контакт в одностороннем порядке состоялся и был принят как руководство к действию. Этого сигнала ждали как необходимого при возникновении инициативной связи с земли.

Полученная информация была моментально проанализирована и воспринята как неопределенно осознанное желание вступить в общение с движущимся небесным объектом. Первоначально обратная связь умышленно не устанавливалась до выяснения и уточнения характеристик субъекта, выразившего заинтересованность. Необходимости в немедленном и прямом

контакте пока не возникало. Но источник информации был зарегистрирован как объект наблюдения и подготовки к возможному сеансу связи.

После переработки предварительной информации с Земли определились предпосылки к тому, что земной субъект вполне способен войти в двухсторонний телепатический контакт. Интеллектуальный уровень достаточен для прямого общения, состояние здоровья соответствует требованиям поставленных задач. Серьезных непредвиденных последствий возникнуть не должно. Земной субъект был принят к разработке.

Продолжая движение еще примерно около четверти часа, летающий объект неожиданно и резко изменил курс полета. Он выбрал направление к району, где был принят сигнал с Земли. Но об этом никто не мог знать, догадываться или предполагать. Разумеется, кроме тех, кто управлял летающим объектом.

Корабль-исследователь совершал особый полет с целью установления прямого контакта с человеком и изучения его физического и биологического состояния. Среди многочисленных посещений землян это предусматривало приобретение опытных данных для осуществления глобального проекта в исследовании феномена человеческой цивилизации. Для проводивших научные эксперименты обнаруженная форма существования живой материи в одной из звездных систем Галактики оказалась необыкновенным открытием, уникальным явлением. Замеченные на планете признаки разумной деятельности привлекли естественный научно-познавательный интерес, свойственный, вероятно, любой другой разумной цивилизации. И это была совершенно иная, отличная от их понимания форма бытия.

Исследовательский объект приблизился к заданной точке околоземного пространства и завис в ночном небе. С Земли он виделся как обычная звезда. Более часа корабль находился без движения. Несомненно, проводилась

соответствующая подготовительная работа. Выверялось необходимое место для приземления. Прорабатывались всевозможные варианты вхождения в контакт с человеком.

В действительности там творилось и совершалось такое, что не могло быть подвластно нашему сознанию и воображению.

От начала движения и до полной посадки объекта прошло не более 5 секунд. Тому, кто бы мог наблюдать происходящее, представлялось ошеломляющее зрелище. Шарик в считанные секунды превратился в гигантский объект, озаренный неестественно ярким, неимоверно сияющим светом. Чувствовалась невероятно могучая сила, источающая перенасыщенную, чрезвычайно мощную энергию. Ослепительный ореол полностью покрыл место посадки. Из поля зрения исчезли все очертания окрестности. При этом никакого шума и вибрации не отмечалось.

Произошло только мягкое и плавное приземление. Тихо прошуршав, примялись колосья и стебли ржи. Посадка завершилась.

Пронизывающий бело-желтый свет неожиданно ослаб, но не исчез, а перешел в голубовато–зеленое свечение. В темноте через несколько секунд начали вырисовываться слабозаметные очертания необычной и грандиозной конструкции. А затем, как на проявляющейся фотографии, являлся взору все четче и четче силуэт твердо стоящего сооружения. Сначала оно было похоже на неизвестно вдруг откуда-то взявшийся гигантский обруч высотой с мачту высоковольтной линии электропередач. По его боковой поверхности беспорядочно носились играющие всеми цветами радуги разряды. В последующее мгновение они потухли, как бы замерли. От объекта теперь исходил слабый и ровный свет. Издалека это напоминало длинный высотный жилой дом на улице ночного города, часто усеянного тусклым светом окон.

Через некоторое время вновь началось уже неспешное движение светящихся «зайчиков» по всей поверхности сооружения. Сейчас оно представлялось во всей красе и в полную величину. Это был огромнейший, приплюснутый сверху и снизу, шаровидный и просто ни кем неведомый объект. Вся его боковая поверхность была покрыта черной, отполированной до зеркального блеска оболочкой без единого шва и стыка. В диаметре по горизонтали в нем было не менее 80 метров. Усеченный шар стоял на низкой платформе, напоминающей отдаленно очень массивную, просто гигантскую подставку под горячее блюдо.

Неожиданно быстро забегали световые сигналы, но в каком-то строго определенном порядке, явно заложенном и предусмотренном для функционирования в режиме долгого ожидания или временного покоя.

Мертвая тишина поглотила местность. Казалось, окружающая природа испугалась и притаилась в неизвестном ожидании. Наверное, так и было. То, что происходило сейчас наяву в этой точке Земли, ни в какие рамки обыденной ночной жизни российской глубинки никак не вписывалось. В атмосфере царила настороженность, предчувствовалось ощущение чего-то неестественного, невероятного, неизведанного.

Все живое в округе испытывало страх и опасность. Прилегающие окрестности замерли в полном оцепенении.

Только пламя костра никак не отреагировало на происходящие события. Костер продолжал безмятежно выпускать оранжевые и желтые языки, тут же растворявшиеся в поглощающей темноте.

Брасов постепенно приходил в сознание. Открыв глаза, он обнаружил себя лежащим на земле. Приподнятой головой увидел зеркало пруда и отражавшиеся в нем мелькающие огни. Ничего пока не понимая, обернулся назад и застыл в диком испуге. Примерно в пятидесяти метрах от него на краю ржаного поля стоял величавый исполин.

Мысли набегали одна на другую, но ничего вразумительного не подсказывали. Первая реакция была продиктована инстинктом самосохранения. Он ощупал себя руками, убедился, что живой и невредимый, хотя необъяснимым образом оказавшийся почему-то распластавшимся возле ночлега. С трудом начал подспудно догадываться, что же с ним происходит в действительности. В растерянности принялся искать глазами сына. Тот лежал в неизменной позе, лицом к костру. Часть напряжения спала.

Видимо, почувствовав глубокий и острый взгляд отца, парень зашевелился, попытался во сне сменить позу. Это опять порадовало Брасова — с сыном ничего не случилось.

Осторожно приняв сидячее положение, попытался взглянуть на часы. Левая рука инстинктивно и судорожно дернулась. Не без удивления он заметил, как ясно видны все цифры и даже прерывающийся сигнал, отделяющий часы от минут. В памяти четко отложились показания времени. Циферблат высвечивал ровно 02:30.

Психологическое состояние приходило в норму. Незаметно для себя Михаил Брасов начал осознавать одновременную необычайность и реальность происходящего. Значит, это случилось на самом деле и ему не показалось, что из глубины неба падал огненный шар. Мысли сами по себе стали переключаться и концентрироваться на играющий огнями объект. Состояние нервозности улетучивалось, возникало чувство любопытства. А вместе с ним и желания подойти к неведомому сооружению, войти в него и изведать все, что там можно увидеть, услышать, ощутить. Что-то непреодолимо важное диктовало ему о необходимости, сделать это во что бы то ни стало.

Мужественный и морально крепкий мужчина даже не заметил, как отступила его сила воли, и все дальнейшие действия были подчинены неведомым указаниям. Странность ситуации заключалась в том, что он полностью осознавал, что происходит вокруг. Но не понимает и не замечает, кто и почему заставляет его совершать те или иные действия и поступки.

Было очевидно, что человеком управляет неведомая сила извне, полностью контролируя и направляя события по заданной программе.

Михаил Павлович Брасов без тени сомнения направился в сторону светящегося сооружения, будто шел к подъезду собственного дома. Чем ближе подходил к громадному объекту, тем явственнее понимал, что попал в невероятную и зависимую ситуацию. Тем не менее, совершенно не пытался себя остановить, проявить элементарную осторожность. Стоило оглянуться назад, увидеть костер, берег, воду, спящего сына, темный силуэт машины и вполне должно было возникнуть желание немедленно вернуться. Но, ни каких попыток изменить ход развивающихся событий не последовало. Он оказался в непосредственной близости перед космическим «монстром». Протяни руки, и ты почувствуешь, что коснулся чего-то необычайного, волшебного, не земного.

Вот только теперь, приблизившись и остановившись как у ворот в другой мир, к нему пришло осознание того, что он совершает нечто немыслимое, необъяснимое, но в тоже время неотвратимо влекущее и великое.

На фоне космического корабля Брасов выглядел ничтожно малым. Попытки изменить ситуацию оказались бессмысленными. Его левая рука инстинктивно приподнялась и тут же опустилась в карман куртки. Ладонь ощутила там коробок спичек. Также незаметно для себя пальцы рук поиграли с коробком и беспричинно остановились. Небрежно прижатый спичечный коробок выскочил из пальцев, когда рука вдруг резко выпрыгнула из кармана. Отлетев в сторону, он уткнулся в стойку космического корабля.

Пустым взглядом Палыч проводил кувыркающуюся коробочку. Но остановку зафиксировал, потому что тот оказался в несвойственном для него положении. Встав на «попа», он слегка накренился и уперся под углом верхней кромкой в плоскость стойки. Попытки наклониться и поднять не последовало, ибо падение коробка для человека в такой ситуации ничего не значило, и было совершенно не важным при данных обстоятельствах.

Сейчас он заставлял себя огромным усилием воли сосредоточиться на том, почему оказался здесь. Идти к неизвестному, а потому опасному объекту, вовсе не собирался. На этом месте в голове Брасова произошел какой-то перелом. Все его мысли потеснились, отодвинулись. В мозгу появились посторонние, непривычные мысли. Они вошли в сознание и завладели процессом мышления. Человек почувствовал, что с ним обменивается мыслями кто-то другой, и происходит это не естественно, а от неведомого создания. Мысли вносятся мерно, ровно, устойчиво, как будто это делает техническое устройство, лишенное эмоциональных начал. Мозг возмутился и попытался воспротивиться непредвиденному проникновению.

— Что за чертовщина, бред какой-то!? — едва выдавил из себя Михаил Павлович. Но на этот раз получил в ответ довольно четкую установку.

— Успокойтесь и сосредоточьтесь. Вам все следует принимать как неотвратимые реальные события. Вы вошли в контакт с представителем инородной разумной цивилизации. Наши действия носят исключительно миролюбивый характер. Вам необходимо настроится на дружественное отношение.

Сознание как-то сразу смирилось, отреагировав на мирный вариант взаимоотношений.

— Слава богу, кажется, все должно обойтись — вырвалось в мыслях Брасова.

— Вот и хорошо. Будем считать, что договорились — тут же спокойно и непринужденно вошла мысль извне.

Ничего не оставалось делать, как соглашаться пока с ходом развивающихся событий, принять как должное предложенный вариант общения, выражавшийся таким необычным способом. И вновь до него дошло мысленное обращение, призывающее к дальнейшему контакту.

— Подготовьтесь, подумайте и решите. Мы просим вашего добровольного согласия на проведение экспериментальных исследований с вашим телом. Ваше здоровье не будет подвергнуто опасности. Вам не будет нанесен ни физический, ни моральный вред. Вы должны верить нам, иначе бы здесь все происходило помимо вашей воли. Процедура эксперимента и общее пребывание на борту корабля займут не более восьми минут.

Он задумался, вникая и перерабатывая полученную информацию. Ему не нравилось, что инициатива идет от неизвестной стороны. Это воспринималось как некий диктат. И в то же время внутреннее чутье подсказывало, что поскольку та сторона пока владеет положением дел, то не стоит показывать своего несогласия, тем более возмущения.

Почему-то в данный момент Брасов ощутил сильное раздражение в связи с таким фактом, что все проникающие и воспроизводящиеся извне мысли не имеют той чувственной основы, как это происходит в человеческом общении. Информация вносится как-то уж аккуратно, рассудительно, без всяких эмоций. Но с этим неудобством ему, по-видимому, придется смириться и считаться, сознавая, что по-другому и не получится. Это что-то не земное и вряд ли увяжется с нашими представлениями и правилами общения.

Мысли вернулись к последнему обращению. Он пока действительно не знал, что ответить. Медленно сознание пропитывалось тем, что с ним происходит переориентация в сторону доверия и правильного понимания ситуации. Мозг работал, казалось бы, обостренно, проницательно.

На самом деле он уже не ощущал враждебности, страха и опасности. Только назойливое раздражение, связанное с необычностью положения и невозможностью перехватить инициативу, еще заметно терзали его ум.

Без сомнений было понятно, что ему не удается это сделать. Но надо хотя бы точнее определиться с тем, чего от него хотят и насколько он свободен в своем выборе, в своих действиях. Их намерения были не до конца понятны и объяснимы. Внутренне, для себя он согласился с тем, что будет принимать их предложения, но серьезно обдумывать и постоянно ориентироваться в складывающихся обстоятельствах.

До него так и не доходило. Все, о чем бы он ни подумал, тут же становится известно другой стороне. Он наивно полагал, что в тайне сможет выработать свою линию поведения и попытаться влиять на существо происходящих дел в свою пользу.

В действительности же он был открыт «настежь», и его можно было понимать «насквозь». Все мысли считывались, обрабатывались, анализировались и обобщались. Все продолжало двигаться своим чередом. Такой ход мыслей и поведения человека вполне устраивали представителя другой цивилизации.

Постепенно, вникая в суть происходящего, Брасов начал оценивать обстановку как благоприятную. Никаких попыток насильственного ведения переговоров, принуждения в действиях или сколько-нибудь заметного нажима он не отмечал. О посягательстве или открытой угрозе на жизнь и думать не приходилось. Даже наоборот. Однозначно внедрялась установка на дружелюбие и взаимопонимание. Ему не в чем было упрекнуть тех, кто так умело, тактично и целеустремленно подводил его к необходимости принять «добровольное» решение осознанно и быстро. Все складывалось так, что не было никаких видимых причин сомневаться в благовидных намерениях и разумном исходе событий.

Естественно, предвидеть, чем могут закончиться происходящие события в целом, он не мог. Главным образом, сейчас принималась во внимание абсолютная неопределенность того, с кем или с чем ты имеешь дело. Может быть легче и проще соглашаться, чем противиться. Но до тех пор, пока не станет ясным, что тобой манипулируют самым беззастенчивым образом.

Так незаметно, путем простых умозаключений Михаил Брасов подвел себя к необходимости рискнуть. Убедил в легких терзаниях свое внутреннее я в том, что ему, судя по всему, ничего не грозит. И не верить в неискренность предлагающей стороны нет ни видимых, ни обоснованных причин.

С твердой уверенностью в своем, казалось бы, безрассудном решении он спокойно произнес вслух:

— Да, я согласен.

В тот же миг последовало удовлетворенное мысленное послание:

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 144
печатная A5
от 549