электронная
60
печатная A5
301
18+
Вопиющий случай

Бесплатный фрагмент - Вопиющий случай

Рассказы. Сборник №13

Объем:
86 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-9683-0
электронная
от 60
печатная A5
от 301

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

В парке

Как-то прогуливался я с сыном по парку.

…Сын в коляске дрыхнет, ему два месяца. Я — новоявленный папаша. Листьями клёна шуршу по аллее задумчиво. Девки навстречу идут. Я имею ввиду — дамы. Улыбаются нам, будто у меня козявка в носу торчит. Нам всё время улыбаются, я заметил. И вот засмотрелся я на девок, в смысле на женщин. И тут, на тебе!.. Получай. Наступаю на собакину какашку. Как я не заметил её, заразу?.. Остановился. Стою на одной ноге, держась за коляску. Соображаю, удивлённый. А девки ржут, оборачиваются, того гляди дули крутить начнут и языки показывать. В смысле девушки. Развеселил, твою нехай. Как же я так? Стою, соображаю…

Склонный к шизофрении с детства, подхожу я ко всему философски.

В голове моментально зажужжала пружина, звякнули звоночки и, тарахтя и вибрируя, рывками вылезла перфолента с вариантами решений.

Самое простое — пошоркать ногой по асфальту, як Майкл Джексон, мир его праху. Но, позвольте, — тут же второй вариант выдал ссылку, — размазав собакину какашку, я только увеличу её в размерах и усилю аромат, изменив трением консистенцию и температуру массы… Лучше аккуратно счистить её об острый край бордюра, и делу конец!..

Я машинально отыскал ближайший бордюр, навскидку прикинув, сколько прыжков на одной ноге нужно сделать, чтобы допрыгать?..

И тут же хмуро отверг этот вариант!.

Сами представьте — это я, значит, сейчас ботинок почищу, а моя какашка останется на бордюре грубым щедрым мазком. Я имею ввиду собакина. И все проходящие будут смотреть и негодовать. «Вот, мол, какая-то сука какашку с ноги соскребла!.. Полюбуйтесь, граждане. Не могла, тварь, о траву вытереть!..», — скажут справедливо. И, проскакав дальше, я чуть не грохнулся, перепрыгивая через бордюр на одной ноге. Это оказалось не просто — перепрыгивать на одной ноге. Нет, если вы просто так прыгаете — ни чего сложного, но если вы прыгаете, опасаясь вытереть о штанину собакину какашку — с непривычки это не просто. Попробуйте.

Выбирая место, я невольно залюбовался пейзажем.

Места тут заповедные. Сосны и дубы мирно соседствуют друг с другом. Везде на травке и хвоя, и жёлуди, и листочки лежат, как пластмассовые. Куда ни глянь — бери и фотографируй, ей-Богу!.. Местному жителю уже привычно, а нам, приезжим, всё в диковинку. Веточки, иголки сосновые, листья дуба цвета табака… Ах, до чего красиво!.. А пахнет так, хоть в чай воздух заваривай!.. Пышной душистой периной дышит земля благодатная!.. Негде ногу вытереть от говна, я имею ввиду. Да я бы и сам со стороны возмутился — тут красотища неземная, аж жить хочется, а тут какой-то хмырь на одной ноге прыгает, какашку прискакал размазать… Совершенно расстроенный, я очнулся от смеха сзади.

Одна девка, я имею ввиду барышня, коляску мою тихонько покачивает, наклонилась, улюлюкает, вторая, прикрывая от смеха рот, протягивает мне салфетку:

— Вот, возьмите!.. Чё вы скачете?..

И хихикают, заразы:

— Хи-хи-хи-хи-хи-хи…

Не теряя благородства, держась свободной рукой за ольху, я поблагодарил красавиц, оттёр собакину какашку и бросил салфетку в урну.

Сразу стало лучше.

Ох, до чего же красиво тут!.. И девки тут хорошие.

Я имею ввиду женщин.

****

Анечка Ананьева пишет вот…

…Муж сказал, что ума у меня, как у курицы…

(из комментария Анны Ананьевой из Новоалтайска.)

…И это совершенно справедливый и общепринятый факт, граждане.

Я вчера страшную клятву дал. Хотел даже землю поесть из фикуса, чтобы наверняка. Передумал. Вспомнил, как сынок однажды наелся во младенчестве — полчаса рожицу отмывали.

Дал клятву — никогда больше, даже под пистолетом, не буду я жене прокладки покупать.

…В магазине был. Жена звонит:

— Алик! Возьми мне прокладки «Драй-тич-ульта-нормал»!

Я рот не успел открыть, а она орёт:

— Только смотри, чтобы они с крылышками были!..

«С крылышками», тит её нехай!

Самолётики она из них запускать с балкона собралась, что-ли…

Пошёл за прокладками.

В голове тараторю «драй-тич-ульта-нормал, драй-тич-ульта-нормал»! Чтобы не забыть. Придумали, сволочи, чёрти-чё, фиг запомнишь…

Подхожу… Мама дорогая!.. А их там…

Перезваниваю:

— Марусь, — в трубку шепчу, продавщицы-заразы хихикают, — А как называются?

— «Либрэс!», — кричит.

— Угу…, — чешу репу, потрясённый гигантской витриной.

Это ж одуреть можно.

На кой, спрашивается, хрен, товарищи, думаю…

То есть, не «на хрен», а…

Полчаса я, как дурак, перебираю пакетики квадратные, а там, как на зло, то «драй» без «тича», то «тич» с «ультрой», но без «нормал». У меня чуть крыша не поехала. И, главное, они и по весу и по запаху по-моему одинаковые…

Перезваниваю:

— Марусь, — шепчу, трубку прикрывая, продавщицы ещё двоих позвали, из-за угла выглядывают на меня по очереди, рожи красные от смеха, — Как ты… Сказала?..

— «Драй-тич-ультра-нормал-с крылышками»!, — кричит, — Либрэс!.. Только бери три капли! Два миллиметра!..

Я охренел.

Они жидкие бывают, что ли? Да ещё и «два миллиметра»!!..

Перезваниваю:

— Марусь…, — отворачиваюсь от продавщиц, даже кассирша прибежала поржать, — Скока-скока?.. Миллиметров…

— Три капли! Два миллиметра!.. Драй-тич-ультра-нормал!.. С ромашкой!..

— С какой, на хрен, «ромашкой»?!, — выхожу я из себя, вызывая взрыв девчачьего хохота.

— «С ромашкой»! К продавщицам подойди! Объясни им — тебе нужны «драй-тич-нормал-ультра, с крылышками, ромашка!»…

— Мне — нужны?!.., — спрашиваю, закипая, а девки стали уже просто неприлично взвизгивать на моё бормотание, — На, сама объясни!, — зверею я, грозно надвигаясь на продавщиц, — Девушка, поговорите, пожалуйста…

Самая смела берёт трубку, слушает, улыбаясь во всю рожу, говорит весело «угу!». Берёт с полки пачку, суёт мне:

— Вот!..

Я сто процентов уверен — она взяла первую попавшуюся!

Издеваются, заразы!..

Иду домой, хмуро обдумывая месть.

Ни чего… Следующий раз я жену попрошу купить мне штангенциркуль и подводку на 17 мм… Паронитовую…

Посмотрим…

****

Аргумент

.. Раз уж назначен я тут Главзанудой, то уж потерпите, горемычные. Выдалось мне полчаса безделья и вот бегу, спешу, трепеща; чего-бы такого вам рассказать? Людочка-то вон меня в графоманы уже определила, так что увольте, не заткнуть уже мой фонтан вашим дружным «фи!»

По роду занятий я обременён свободным временем так, что аж тошно порой. И, казалось бы, чего не радоваться с того? Вот чего? Иногда хоть три часа валяйся — не хочу!

Порадуешься тут… Врождённая буйная наблюдательность и заносчивость брезгливая одновременно (шучу) всё тянут меня к различным соображениям и нравоучениям. Старею, брат!.. И всё чаще я уже с удовольствием подслушиваю за людьми. Как вертухай у кормушки, ей-Богу.

…Две тётки затеяли спор.

Сижу на лавочке, играю в задумчивость просветлённую. Отдыхаю в парке. А они напротив пристроились, через тротуар, возле детской площадки. Наблюдают за внучатами. Детей в парке много, шум-гам-тарарам. Молодые мамашки с колясками торжественно мимо проплавают лебёдушками. Солнышко. Ночью дождик был. Воскресение. Хорошо.

Одна тётка невольно повышает голос, даже отодвигаясь от собеседницы возмущённо:

— Да чего вы так на них взъелись-то, Господи?!

Всплескивает руками по коленкам, укоризненно качает головой:

— Вам-то лично чего они сделали? А? Чем они вам не нравятся-то? Не хотите — не смотрите… Чего вы?

Вторая (высокая смешная «брунетка») видит, что перестаралась в доводах, но не сдаётся, улыбается примирительно:

— Мне — ничего. Мне вообще наплевать на них…

— Ну вот и всё!, — мягко перебивает пухлая в очках, — Вот и не трогайте вы их! Что вы так зло реагируете-то? Они же никому не делают плохого!, — поворачивается к песочнице, — Артём! Брось, говорю!

Обе разворачиваются и дают короткие указания трём карапузам возле горки.

Я навострил уши и через пять минут с удивлением понял, что дамы обсуждают отношение общества к гомосексуалистам!

(Тфу!, — вместе с вами думаю сейчас, — больше поговорить не о чем?.. Задолбали вы с этим вопросом, ей-Богу!.., — вздыхаю с вами синхронно, — Уже даже как-то и не смешно. Надоело. Больше проблем нету, что ли?)

Нет, если бы всё ограничилось парочкой крепких высказываний, как обычно, я бы даже не заметил. Мне понравилось наблюдать противостояние двух оппонентов. Образованные порядочные женщины совершенно цивилизованно ведут диалог, аргументируя и ссылаясь на анализ как личного, так общепринятого мнения. Я замер, словно памятник Георгию Жукову в глубине парка, стараясь не упустить ни одного слова, вместе с тем не обращая на себя внимание.

Вкратце: «обвиняющая сторона» в сдержанных, но жёстких тонах привела несколько ярких вопиющих примеров недопустимой пропаганды данного явления в современном обществе и «сторона защиты», терпеливо дослушав, всё так же улыбаясь, прочистила горло:

— Да-да… Конечно. Но вам-то что? Вам — именно?

Выдержав приятную паузу, женщина продолжила, не забывая поглядывать на детей:

— Такое время сейчас. Всё меняется. Что же с ними делать-то? Если так уж природа распорядилась? Стрелять их, что ли? Они же абсолютно безобидные.

Высокая открыла рот, что бы перебить, но её мягко остановили:

— Доказано ведь уже, что «они» ведут себя и в быту так, как… кхм… девочки. И скромные, и порядочные, и… кхм… чистоплотные. Следят за собой!.. Чего ж плохого? Все разные ведь…

Женщина улыбается, показывая, что, мол, да, милая, и её это тоже не очень устраивает, но а что ж тут поделать? Жизнь…

— И учатся они хорошо, как правило, и вообще… только мирное у них поведение… Вам то чего, хорошая моя? Все мы разные… Оказывается.

Высокая поджимает губы, подыскивая аргумент и не находит, а подруга нежно похлопывает её по скрещенным на коленях ладоням, слегка посмеиваясь:

— Против природы, не пойдёшь, милочка! Так-то. Что ж теперь? Ну, создал Бог «его» таким, и что? Это же нормально.

Высокая хмурится, вздыхая, и не отвечает, и они сидят несколько минут, остывая. Я думаю, что всё закончилось, и порываюсь уйти.

Но высокая вдруг спрашивает потихоньку:

— Ну, хорошо, Лариса Андреевна… Бог их создал такими или черт… Не знаю. А вот вы мне ответьте сейчас: Вы бы оставили своего Артёмчика с таким вот… кхм… геем… наедине? В квартире? На пару часов?

Пухлая, торжествуя победу, всё ещё улыбается и поглядывает на внучка через плечо.

— Оставили бы?

— Чего?

— Наедине с таким вот… этим… созданным… оставили бы своего Артёмчика?

— Зачем?, — та ещё улыбается, но глаза уже встревожились.

Высокая придвинулась ближе, и не отстаёт, тихо чеканя слова, словно в горло вцепилась:

— Ответьте, пожалуйста — Вы бы оставили своего внука наедине с таким вот… мужчиной, который непонятно, мужчина или женщина, со своим внуком?… Наедине! Представьте, что вам нужно срочно уйти, а ваш знакомый — из.. «этих самых». Артёмку с ним оставили бы? На часик-другой?.. Одних!..

Вторая перестаёт улыбаться, всё чаще беспокойно посматривая на внука, облизывает губы, подбирая слова и не находя их. Высокая ждёт, глядя в упор и когда та не решается заговорить, громко отвечает за неё сама:

— Вот видите? Не оставили бы ни за что!..

И делает контрольный выстрел:

— А почему?

Та затравленно молчит, и эта фурия добивает её торжественным шёпотом:

— А потому, милая моя, что «он» — НЕ-НОР-МАЛЬ-НЫЙ! Понятно вам? Не-нор-маль-ный! А с ненормальным человеком вы бы ребёнка не оставили ни в жисть! Понятно?

Глубоко вздыхая, словно доказав теорему, высокая откидывается назад, крыльями раскидывая руки на спинку лавочки:

— То-то же! Сегодня ему мужчина нужен… Завтра ему… ещё чего приспичит… Ненормальный человек! Шизик. Псих!.. Понятно?

Словно ставя точку, она закидывает ногу на ногу и кричит через плечо мягко, но повелительно:

— Семён! Ну-ка отдай девочке! Отдай лопатку, говорю!.. Ты мужик или чего?

****

New-пророки

С некоторых пор болезненная моя впечатлительность порождает мысли, которые не дают мне покоя.

А всё дети. У меня их двое. Мальчик, и наоборот.

И вот эти мои дети ежедневно входят в интернет, черпают информацию, находят источники, проверяют чего-то. И мало кто из нас задумается, что и в интернет это всё кто-то «выложил» ведь. Так же, как и я сижу и «выкладываю».

Мы машинально исправляем орфографию, которую нам подкидывает интернет, ни на секунду не сомневаясь, что он может ошибиться. Да, это удобно. Но с недавних пор я невольно ловлю себя на неприятной мысли, что часто я и не очень-то согласен с ним. С «тырнетом». Да-да, такой вот я. Несколько раз было, когда я «входил в википедию» и закатывал там безобразную сцену с разбирательством, так как моё мнение было совершенно другим по интересующему меня вопросу.

И опять же дети.

Уроки бывало учим, сынок влезет в «википедию», и «википедия» сухо выдаёт откровенную ересь, и у меня начинается сердцебиение.

А ещё интереснее, когда на наш с сыном суд выдаётся несколько вариантов ответа — выбирай, чё хошь. Откуда оно вообще берётся всё это? В «википедиях-то»? Какая-то огромная невидимая армия стенографисток с утра до вечера строчит на клавиатурах, переписывает книги, архивы, копируя фото?.. Так, что ли?.. Наш президент сказал недавно: «Интернет — это общее мусорное ведро. В его недрах можно найти всё, что угодно.» И я совершенно согласен. Все, кому не лень, туда вываливают всё, что им вздумается, и тут приходим такие мы с вами, и аккуратно ковыряемся палочкой. Вон огрызок в плесени, а вон кто-то букет цветов выбросил только-что… А особо рьяные из нас всё реже отходят уже от этой мусорки, и вот мы уже считаем их специалистами, потому что они знают лучше нас с вами о поступлении мусора в ведро. Мало того, они блестяще изучили и мастерски находят кратчайшие пути по интересующим нас вопросам. Где чё лежит, и в каком оно состоянии.

Мы создали нового бога. И имя ему — интернет.

Сеть, собирающая в свои бездонные объёмы всё, что движется и не движется. В этой огромной безразмерной сети мы накапливаем вселенский мусор, мешая его с нашими знанием, памятью, историей, литературой и откровенным дерьмом. И интернет порождает новых пророков, специалистов и умников, которые кормят, насыщают и охраняют своего нового бога.

Первые подозрения у меня зародились лет десять назад.

Такой вот new-пророк щедро накидал мне кучу ссылок о Зое Космодемьянской, где «аргументированно» и толково был развенчан миф о прекрасной девушке, отдавшей жизнь за свою Родину. Согласно «их» ссылок — наша Зоя была обыкновенной подзаборной девахой, которую пьяные фашисты «заиграли» во время очередной оргии с русским девками, и перестарались, заподозрив в связи с партизанами. Каково вам? Тоже мурашки по коже? Я тот раз взбеленился, и мне тут же подсунули «ссылочку на источник» (источник из мусорного ведра!) Такая же участь досталась и поэту Мусе Джалилю, и нашему Чапаеву (!) и многим другим нашим достойным соотечественникам. Не буду перечислять откровений, и представляю, как застучали сейчас клавишами new-пророки, и я вообще не собираюсь сейчас проводить историческое расследование. Я вот о чём — вам достаточно сейчас скопировать моё фото и, измазав его дерьмом, бросить в это ведро, и ваша «википедия» тут же его поглотит, и уже через минуту будет выдавать, как один из вариантов Истины. Мол был такой вот Гасанов, который жил там-то, и частенько появлялся, измазанный дерьмом.

Интернет именно «даёт варианты Истины».

Это очень удобно и надёжно. Невидимый пророк может строчить любую ересь, и выдавать её миру, не рискуя попасть нам на глаза. И тут достаточно одного лишь упоминания о якобы пятнышке, чтобы выросло пятно.

Некий товарищ из Томска (по крайней мере он подписывается, что он из Томска. Тут тоже свои плюсы, подписывайся как хочешь. Сейчас допишу, и подпишусь, что я «Вася из Гваделупы»! ), так вот «историк из Томска» проделал кропотливую работу, создав целый сайт, где мощно и разумно (ссылаясь на специалистов и «исследования») совершенно недвусмысленно доказывает, что Христос был гомосексуалистом… И вот закипел уже весь честной светло-синий мир!.. И вот уже подняли они на флаг эту хрень, и вот уж упоминают всуе, что мол «да! всем образованным людям это уже известно!»… И пошли гипотезы, версии и открытия (!) И даже на бессмертной «Тайной вечере» знатоки усмотрели явные признаки оного… И спутница Христа, смотрите, ни кто иная, как транссексуал…

И мы посмеялись тут же зло и потихоньку. И дружно сказали — во, загнул, скотина такая… А пятнышко осталось прочно и надёжно. И пятнышко растёт и расплывается. Ибо родился новый вариант истины.

«… А чего же вы хотите? Мне вам верить, а интернету не верить, что ли?», — пишет мне очередной пророк из Ямайки…

Родилась новая вера. Вера в интернет. И это грозная и мощная вера.

Я помню недоверчивый взгляд сына, когда я объяснял ему, что не всё тут правда.

Как отличить правду от вымысла? Кому верить?

Ведь ложь по своей сути — порождение дьявола. А он силён.

«Ищи, кому выгодно».

Ложью можно убить. Это очень серьёзное оружие.

Мы закрываем глаза на то, что дети наши не видят ни чего зазорного во лжи.

Изворотливость, притворство, лицемерие — основы любого комедийного сериала. Лживый смех за кадром питает иллюзию нормы такого поведения. И ложь прочно въедается в наше сознание. Становится нормой. Кто успел, тот и смел…

Настойчиво и терпеливо оболваненный народ разрушает свою собственную страну.

Потому что страна у него «не правильная».

Не веришь — пройди по ссылочке.

****

В тире

— Нет-нет, я не смогу-у!, — испуганно отмахивается Лариса, — нет-нет-нет, не смогу! Вы что?!.. Я боюсь!..

Женщина с ужасом на лице отмахивается от винтовки, готовая убежать, смотрит на оружие так, словно ей гадюку под нос суют:

— Нет, вы что?.. Боюсь я этого всего!.. Вы что?!!.. Коля-я!..

Уже пять минут она порывается вырваться из объятий Николая, который нежно удерживает её, тихо уговаривая:

— Ну я прошу вас!.. Ну, смотрите, тут нет ни чего страшного!.. Лариса, смотрите!..

Он ловко заряжает винтовку, молодецки прицеливается и в который раз промазывает. От сухого хлопка Лариса смешно зажмуривается, втягивая голову в шею:

— Ай!..

Потом поочерёдно открывает глаза, еле живая от страха:

— Всё?..

— Вот и всё! Ха-ха-ха!.., — Николай смотрит с обожанием, наслаждаясь близостью прекрасных душистых волос, преграждая красавице путь к выходу, опять ловко переламывает ружьё, мгновенно заряжая:

— Вот, посмотрите: вот тут пальчиком держите… Угу, вот тут!.. И смотрите вот в эту прорезь… Лариса! Ну, прошу вас!..

Женщина, мило морща капризные губки, смотрит умоляюще испуганно:

— Николай! Я не смогу-у!.. Ну, пожалуйста!.. Ну…

Красиво покачивая бёдрами, она потешно пытается выскользнуть из нежных лап ухажёра:

— Вот ведь, прицепился… Коля-я!.., — делает она милую рожицу, но не вырывается.

Николай смеётся, не сводя с Ларисы глаз:

— Вот, попробуйте! Вот.., — и привлекает Ларису к барьеру, нежно, но требовательно обнимая со спины, помогая целиться. Лариса обречённо подчиняется, всё слабее вырываясь, испуганно попискивая:

— Ой… Ой!.. Мамочки!… Умру сейчас…

— Во-о-от… Во-о-от… И смотрим сюда-а…, — Николай старательно прицеливается, вдыхая запах прелестного затылка, — И аккура-атно… Па-а-альчиком… Молоде-ец…

Бледная от страха Лариса, покорно замерев в объятиях мужчины, зажмуривается и перед самым выстрелом придушенно вскрикивает «мама!» и они промазывают.

— Всё!, — смешно кричит Лариса, решительно отодвигая ружьё, — Всё!… Кошмар какой-то!, — высоко вздымая грудь, дышит так, словно поборола слона:

— Всё! Больше никогда!… Зачем вы меня заставляете? Противный какой вы!.. Я боюсь!…

— Ну, Лари-иса!.., — Николай смеётся, любовно оглядывая красивые губки, — Ну, я прошу вас! Ещё один выстрел!.. Лари-иса!..

— Нет-нет-нет!.. Вы что?!.. Нет-нет-нет!…

И всё повторяется снова и снова, и длится бесконечно. Лариса боится и грозится умереть от страха, а Николай хохочет и умоляет её, обнимая роскошные плечи, и не подозревая, что Лариса уже четвёртый год мастер спорта по пулевой стрельбе…

****

Американское кино

В одном из комментариев к моим бредовым россказням женщина попросила озвучить мнение в отношении современного американского кино.

Меня это несколько насторожило, потому как в этом плане я давно уже занял твёрдую позицию занудного типчика, вечно ворчащего про всё «ненашенское». Вместе с тем, врождённая моя вежливость, граничащая с идиотизмом, не позволяет мне отказать даме в этом.

Вот мои изыскания в этом вопросе:

Американское современное кино я бы разделил на несколько групп:

Первая группа — фильмы высокого класса. Тут всё понятно для каждого более-менее разумного человека. Это прекрасные произведения с отличной режиссурой, сценаристикой и исполнением. Это и любимый мною «Титаник», и «Кин-Конг», и «Зелёная миля», и «Гладиатор». Список небольшой, но я не буду вас утомлять. Прекрасная игра актёров достойно украшается декорационными находками и эффектами. И текст и идея — всё гармонично и достойно похвал. Каждый фильм неповторимый шедевр, достойный восхищения и отдельного рассмотрения и критики.

Вторая группа — фильмы с подтекстом. Это бесконечный ряд фильмов, стоящих на службе поддержания «американской идеи», как правило за счёт очернения других. Казалось бы — простая комедия, или мелодрама, но внимательный зритель обязательно отметит небольшие (а иногда гигантские) штрихи, ради чего собственно фильм и был выпущен. Как правило, это яркие реплики или целые персонажи, говорящие то, что нужно донести до зрителя. Весёлый и отважный герой, расшвыривая негодяев, ловко запрыгивает на последнюю ступеньку, не забыв прихватить мешок золота, и вслед ему, с нежной улыбкой, шепчут восхищённо: «Ох, уж эти янки!.. Всё-то им позволено!..»

Третья группа — явно враждебная. Меня, сорокалетнего мальчика, удивляет до ступора, например, настойчивая трансляция таких фильмов. По всем российским каналам (за месяц ранее!) рекламируют и потом тщательно (по пяти дублей) показывают бессмертного «Рэмбо». Красочный, яркий и дорогой фильм в десятый раз рассказывает зрителю как одинокий грустный воин освобождает заложников во Вьетнаме, расшвыривая, как бешеных собак вьетконговцев и советских солдат. Фантазия автора ярко рисует сам образ наших солдат — это грязные, трусливые, подлые головорезы, не гнушающиеся самых низменных качеств. Они сладострастно пытают детей и насилуют женщин, не выплёвывая окурка из гнилых зубов. И тут, короче говоря, приходит такой Рэмбо с луком…

Причём в начале фильма Рэмбо полчаса уговаривают навести наконец-то порядок во Вьетнаме, а он наотрез отказывается, и его подло заставляют. Рэмбо вздыхает, достаёт из шифоньера миномёт, целует фото любимой… (Какой-то чудак подсчитал — в течении одной только серии Джонни Рэмбо убивает 512 людей в форме СА. Тут и выстрел в лоб, и взрыв целой шайки уродов, и бросок ножа в сердце, и ломание шеи. Всего около сорока способов, включая утопление, насаживание на кол и бросание с высоты.) Прекрасный фильм! В этой же группе часто применяется старинная проверенная схема — американцы в очередной раз спасают Вселенную от ненормальных террористов. И только совсем невнимательный дуралей не заметит, что террористы сплошь с русскими именами, либо бонбу нацелили, твари, прямо в Землю откуда-то из Киргизии или Казахстана. Sapienti sat, как ворчал в древности Диоген. (умному достаточно)

Четвёртая группа — (самая популярная) — современная-Европейская. Тут всё уже сокращено и сжато так, что фильм можно рассказать одним предложением. Все эмоции за кадром. Приехал парень в деревню и всех задолбал. Как правило, это комедии. Очень рентабельные фильмы. Их особенностью является обязательный перечень принятых в таком кино приёмов. Тут обязательно с кого-то упадут брюки в людном месте, кто-то упадёт лицом в дерьмо, и кто-то опять же в падении уткнётся носом девушке между ног. Ненасытный зритель требует новшеств, и вот уже наш герой обязательно громко испортит воздух, обязательно будет монолог на унитазе, и весь фильм он (герой) откуда-то падает, истошно вопя даже просто споткнувшись. Очень приветсвуется милый оттенок гомосексуальности. Фильм обречён на провал, если в нём здоровенный детина не выскочит на публику в колготках и платье, либо мужик с визгом не запрыгнет с испугу к другому «на ручки». Вообще, истошно кричать от испуга — основная база всех американских фильмов.

Следующая группа (самая обширная и болезненная для меня лично) — детское кино. Тут уже я сам несусь антилопой к экрану, если не дай Бог моему сыну вздумается самостоятельно посмотреть ТВ. Американские детские фильмы требуют перевода и пояснений. И я каждую минуту рассказываю ребёнку действие персонажей. Практически каждый американский детский фильм — испытание для нас. Возьмите знаменитую классику «Трудный ребёнок», к примеру. Милый карапуз, предприимчивый и изобретательный, устраивает сложные и остроумные неприятности гадкому дедушке-соседу. Мальчик владеет всеми приёмами диверсанта-самоучки. Дедушка обречён весь фильм орать от бессильной злобы. И вываляет его малыш в грязи, и на метровый гвоздь дедушка смешно сядет, и дерьма отведает вволю. И всё озорно и под музыку. Причём огрызается малыш в ответ так, что зыки из наших Крестов покраснеют. «Сержант Пейн» посмотрите… Тоже «шедевр»… Я (случайно!) по нашим каналам нарвался на него уже раз двадцать за год!.. В этих фильмах ваш ребёнок обязательно увидит, как вытягивают трусы сзади из штанов, и как нюхают пальцы, которыми поелозили в гениталиях. Это очень занимательно. Обязательно нужно посмотреть. Кино-то детское. И награды имеет.

Самое удивительное, что эти фильмы были ЗАПРЕЩЕНЫ к показу в Европах и Америках! Они делаются именно для нас с вами. Информация о запрете резко снижает смотрибельность.

Вот такой вот я.

****

Бактискотин

Помните эту рекламу? Там ещё «пузырьки газа СХЛОПЫВАЮТСЯ в кишечнике»!.. Прямо хлоп! и нет газа в кишечнике… И ещё этот «БактискОтин»!.. Шоб он сгорел… Весь день меня какая-то сволочь уговаривает купить «Бактискапин», или как его, пока я совсем ни сдох без него… (Бактискатин нужно говорить писклявым детским голосом, налегая на «с-скатИн»)

И вот я чё надумал:

Нужно радио канал нам выкупить и назвать «Голос правды», например.

Где чё набрехали — человек звонит, и правду-матку:

«Майонез „Оливия“ — дерьмо!», — сексуальным голосом, под «Рамштайн».

И тут же кучу «откликов»:

— Здравствуйте! Я Василий Петрович Зубов, из Воронежа!..

— Да-да!.. Вы дозвонились в редакцию радио-канала «Правда-матка»! Я слушаю вас, Василий Петрович!

— Да-да, здравствуйте!.. Я вот тут опять рекламу слышал, про «крабовые палочки Океан». Так вот я заявляю вам — эти палочки дрянь вонючая! Вообще есть не возможно!

— Спасибо!, — милый голосок и Антонов «Мо-оре, мо-оре… Мир безбрежный…», — Также к звонку присоединяется Лейла из Самары. «Сволочи!, — пишет нам Лейла, — Ох и сволочи эти производители крабовых палочек «Океан»!, — голос сексуальный, но чёткий, поставленный, — Передайте, пожалуйста, работникам компании «Океан», чтоб они сдохли, твари!»… А у нас в эфире новый гость. Здравствуйте! Представьтесь, пожалуйста!

— Здравствуйте! Я пришёл сказать, что эти суки…

— Ха-ха!, — мурлычет ведущая, — Представьтесь, что привело вас на радио «Правда-матка»?

… — Васильев я. Фёдор Васильев…

— Откуда вы, Фёдор?

— Из Питера я. Так вот, я хотел сказать, что производители конфет «Мишка с шишкой» — сволочи! Так и передайте, пожалуйста! Такого дерьма я давно не встречал, как их «Мишка»!

… — А у нас звучит песня Стаса Михайлова…

— Лишь для тебя-а-а, — завывает Стас, — моря и аки-аны… Для тебя-а…

Чуть приглушив звук, диктор мягко зачитывает, под музыку:

— «Твари бессовестные, — пишет нам Мария Егоровна из Перьми, — Ни хрена ваш „Арбидол“ не помогает.»

… — Лишь для тебя!…, — кричит Стас, и диктор продолжает дочитывать:

— «Чтоб вы сдохли, скоты, — пишет Мария Егоровна, и просит поставить песню Софии Ротару «Хуторянка». Уважаемая Мария Егоровна! Мы выполняем вашу просьбу и вот я вижу, пришло ещё одно СМС: «Уважаемое радио «Правда-матка», большая просьба к вам, передайте, пожалуйста Аптеке №-4 в г. Биробиджан, что они козлы. Цены задрали вверх, а пишут — «Самые низкие цены!» Сволочи! С уважением, Пётр.» Ну что ж!.. Дорогой Пётр! Ваша просьба тоже выполняется.

Мощный бас красиво выводит речитативом:

— Аптека-4 Биробиджан, тут каждый козёл, тут каждый баран!..

И тут же Витёк вступает:

— Я вчера… Очень грустный сидел… С самого утра ничего я не ел…

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 60
печатная A5
от 301