электронная
108
печатная A5
402
16+
Волшебство стучится в двери

Бесплатный фрагмент - Волшебство стучится в двери

Книга 1


Объем:
258 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-2710-8
электронная
от 108
печатная A5
от 402

Глава I
Контрольная по химии

Дверь резко распахнулась, и в кабинет химии быстрым шагом вошла учительница. Класс мигом угомонился: во-первых, Надежда Васильевна была на редкость строгим преподавателем и за любое незначительное нарушение установленных ею правил выгоняла с урока, а, во-вторых, сегодня она должна объявить результаты контрольной.

— Ну вот, сейчас головомойка начнется, — тихо шепнула сидящая на первой парте девочка своей соседке, — мне от одного ее взгляда не по себе становится.

— Рита, перестань. Тебе ли волноваться! Сейчас она скажет, что отличница Калинина получила свою законную пятерку, причем, единственная из класса.

— Ты что, издеваешься?! Я тебе тысячу раз говорила, что точно неправильно решила последнее задание, — Рита нервно теребила в руках ручку, — вот мне сегодня родители устроят.

— Тихо! Если бы вы меньше болтали на уроках, то, несомненно, лучше написали контрольную, — Надежда Васильевна с размаху швырнула на стол толстую стопку тетрадей, — а результаты, надо сказать, неутешительны.

Преподавательница химии вперила тяжелый взгляд в сидящую на первой парте Риту.

— Начнем с того, что «наше все» госпожа Калинина меня разочаровала. Я, конечно, очень благодарна твоему отцу за помощь в ремонте кабинета…

Ну неужели постоянно нужно об этом напоминать, пронеслось в мозгу девочки.

— Но, — продолжала тем временем химичка, — мне придется сказать ему, что, к сожалению, ты не справилась с последней контрольной. Вот уж от кого-кого, но от тебя я этого не ожидала.

О Боже! Она получила двойку! Нет, такого просто не может быть. Рита дрожащей рукой взяла свою тетрадь с контрольной.

Как же это получилось, что она, лучшая ученица класса, претендентка на медаль, призер городских соревнований по фигурному катанию среди юниоров, докатилась до такого?

Рита вспомнила два последние месяца. Чем же она занималась? Да все как обычно. С утра до двух часов в школе, к половине четвертого четыре раза в неделю мама отвозила ее на спортивные тренировки. В шесть вечера, наспех перехватив бутерброд, она садилась за уроки. Если нужно было делать задания по химии, то звонила Стасу, своему лучшему другу, который каким-то непостижимым образом разбирался в этом ужасном предмете.

Правда, последнее время он не приходил, так как родители прозрачно намекнули, что он не ее круга и лучше с ним не общаться.

— Ну что может быть интересного в общении с этим занудой? — всплескивала руками мама, — он тебя даже в кафе ни разу не сводил. Вот Борис Фридмен — совсем другое дело, сколько раз приглашал в кино, и даже на концерт Таркана его папа смог достать пригласительные билеты.

Ну да, его папа! Он работает в крупной фирме и является непосредственным начальником отца Риты. Поэтому мама спит и видит, чтобы она, Рита, встречалась с этим Борисом, а ей от одного вида тошно становится. Тупее младшего Фридмена она еще никого не встречала, тем не менее, золотая медаль ему обеспечена. Папа постарался! Тьфу, противно! А ее родители так надеялись, что их единственная дочка получит хотя бы серебряную. Да что надеялись — были уверены! А тут — двойка по химии.

И в субботу на родительском собрании Надежда Васильевна непременно расскажет об этом. Да, мама с папой такого удара не перенесут.

В это время химичка огласила результаты контрольной, от которых класс притих и погрузился в глубокий транс.

От невеселых мыслей Риту отвлек звонок, и она с тяжелым сердцем покинула кабинет. В коридоре ее догнала Галя.

— А тебе что? — глянула на подругу Рита.

— Трояк, — бодро заявила она, — да ты не расстраивайся. Ничего страшного, пересдашь.

— Меня родители убьют, — Рита упорно рассматривала пол под ногами, — и все из-за этой чертовой медали.

— Перестань. Если уж тебе не дадут, то больше некому.

— Ага, некому. У Фридмена медаль точно будет.

— Фридмен! — презрительно хмыкнула Галя, — да всем известно, что медаль ему обеспечена исключительно стараниями папочки. Да что я тебе рассказываю, а то ты сама не знаешь.

— Ладно, — махнула рукой Рита, — позвоню Стасу. Теперь уж маме не удастся его выпроводить. Есть благовидный предлог — химия!

Девочка покопалась в сумке и вытащила сотовый телефон.

— Да, Рит, — раздался в трубке спокойный голос Стаса.

— Привет, — деловито начала она, — слушай, у меня проблема…

— Химия, — не раздумывая, выдал друг.

— Вот именно. Я завалила контрольную, и теперь родители с меня голову снимут. Ты в ближайшее время не очень занят?

— Могу зайти сегодня вечером, только приготовь все учебники.

— Чудно! Ты просто лапочка! — Рита скосила на Галю хитрый взгляд, — понимаешь с полуслова.

— Да как же тут не понять, — хмыкнула трубка, — ладно, бывай.

— Эх, — с притворным сожалением в голосе вздохнула подруга, — где бы мне такого репетитора найти?! А он как, много берет?

— Страсть, как много, — фыркнула Рита, — в прошлый раз пришлось продать папину машину, и то должны остались.

Ровно в шесть часов вечера на первом этаже двухэтажного особняка, в котором жила семья Назаровых, раздался звонок, и Рита бросилась открывать.

— Как хорошо, что еще нет родителей, — радовалась она.

Мама была на приеме у своего косметолога, а отец как обычно задерживался на работе. Так что девочка была в доме полной хозяйкой, не считая кота. Однако считаться с ним все же приходилось. Этот кот, слабость мамы, был очень модной породы — сфинкс — и с отличной родословной. Каким-то непостижимым образом это, по мнению Риты, страшилище умудрилось победить на нескольких кошачьих выставках, благодаря чему мама не могла на него надышаться и ужасно баловала.

И вот сейчас эта киса самым наглым образом разлеглась прямо посередине лестницы.

— Брысь с дороги, Рамзес, — крикнула Рита, резко затормозив перед самым его носом. Но тот даже ухом не повел, продолжая, как ни в чем не бывало возлежать на ступеньке.

— Ах ты, облезлое величество, — рассердилась девочка и, схватив кота за шкирку, отшвырнула прочь. Раздалось обиженное «Мяу!», и, демонстративно подняв хвост, Рамзес не спеша удалился.

В дверь снова позвонили, и перепрыгивая через две ступеньки, девочка понеслась по лестнице. Подбежав к двери, Рита резко ее распахнула: прислоняясь к дверному косяку, на пороге стоял Стас.

— Чем это ты занимаешься, — хитро поинтересовался он, — никак от изучения химии тебя оторвал?

— Хватит издеваться, с котом воевала. Заходи!

Ребята поднялись на второй этаж в комнату Риты.

— Располагайся. Ну что, приступим?

— Для начала давай я посмотрю твою контрольную. Что же ты там нарешала, если Надежда Васильевна влепила тебе неуд?

— Да ну ее, — махнула рукой Рита, — она постоянно ко мне придирается. Согласна, третье задание решила неправильно, но два других-то…

Девочка сунула под нос другу тетрадку с контрольной и плюхнулась в кресло. Раздался приглушенный вопль, и оттуда с дикими глазами выскочил Рамзес.

— Опять ты тут! — воскликнула Рита. — Есть же своя атласная подушка с кружевами — вот и сиди там!

— Как же ты его любишь!

— Не то слово. У нас взаимная непереносимость. А это животное хочет еще больше меня позлить, раз постоянно попадается на глаза. Мало того, что мама с ним носится, так еще и диетолог какую-то специальную диету придумал! Только личной массажистки не хватает.

Тем временем Рамзес вновь взобрался на кресло, прыгнул на стол и разлегся прямо на системном блоке компьютера.

Рита стояла спиной к компьютеру и не видела происходящего, зато Стас давился от смеха.

— Ты что? — не поняла она, наконец, заметив выражение лица приятеля.

— А Рамзес так просто не сдается, — выдавил тот.

Рита резко обернулась, охнула и, не находя слов, занесла руку над котом. Но Рамзес тут же понял, что ему грозит опасность, мгновенно ретировался и забился под шкаф, откуда хозяйка уже никакими силами не могла его вытащить.

— Ну тебя, — сдалась она после нескольких бесплодных попыток.

Девочка подошла к компьютеру и включила его.

— Полезу лучше в Интернет, — буркнула она, — в учебниках все равно ничего путного нет.

Она открыла яндекс и в строке поиска ввела: «шпаргалки по химии». Мгновение, и на экране монитора появился целый список с самыми, что ни на есть многообещающими заголовками.

«Химия — это просто», — гласила одна, «Сделай химию своим любимым предметом», — требовала другая.

У Риты глаза разбежались: «Лучшие шпаргалки», «Учебники — прошлый век. Учи уроки с нами», «Минимальные усилия — максимальный результат».

— Ну и как тут выбрать? — вздохнула она и наугад выделила несколько ссылок на сайты. Список моментально исчез, и на экране появились песочные часы.

— Что-то последнее время Интернет стал долго загружаться, — посетовала Рита, — ну, как у тебя дела? — поинтересовалась она у корпевшего над многочисленными учебниками Стаса.

— Да вот хочу понять, откуда ты взяла эту формулу для расщепления белка. Я такую первый раз вижу.

— Я тоже, — радостным голосом объявила Рита, — в смысле, — уточнила она, — ее нет в учебниках, я ее в Интернете нашла. Кстати, рекомендую, очень удобная. Даже сама Надежда Васильевна о ней не знает. Она давала какую-то жуткую, по которой приходилось по полдня считать. А тут: раз, два и готово. Очень быстро.

— Ага, быстро, — согласился Стас, — только неправильно.

— То есть как неправильно? Не может быть!

— Может. Из-за этой твоей формулы вся первая задача неверно посчитана. Вот если бы ты пользовалась другой формулой…

Продолжать не было необходимости.

— Ясно, — упавшим голосом заключила Рита, — значит, вторая задача тоже решена неверно.

Пока ребята с жаром обсуждали последствия применения химической формулы, из-под шкафа высунулась сначала одна лапа, потом другая, и вскоре, оглядываясь и насторожено поводя ушами, показался Рамзес.

Рита и Стас склонили головы над тетрадью и увлеченно спорили, не замечая ничего вокруг. Рамзес же, сжавшись, на брюхе неслышно пополз к компьютеру. Вспрыгнул на стол и внимательно уставился на монитор. В это время выбранный Ритой сайт «Лучшие шпаргалки» загрузился и появился на экране. Рамзес воровато оглянулся на ребят и быстро нажал лапой на какую-то кнопку на клавиатуре. Экран моргнул, «Лучшие шпаргалки» исчезли, и вместо них возникла совершенно другая информация.

Тем временем Рита оторвалась от своей тетради, подошла к столу и взглянула на монитор.

— Не упусти свой шанс, — гласила первая надпись.

А чуть ниже: Всего несколько дней — небывалая акция! Новый развлекательный комплекс «Волшебный мир» исполнит твои желания!

От удивления и неожиданности у Риты полезли глаза на лоб. Девочка осторожно скосила взгляд на пыхтевшего над ее контрольной Стаса и мигом уселась перед компьютером.

— Приходи к нам и не пожалеешь! Любое желание — совершенно бесплатно!

— Стас, — негромко позвала Рита, — посмотри, какая прелесть!

Мальчик оторвался от своих учебников и с удивлением воззрился на подругу.

— Мне, наверно, послышалось? С каких это пор химия стала для тебя прелестью?!

— Да какая химия, — отмахнулась Рита, — смотри, что я нашла!

Стас глянул на монитор и обомлел: всю эту ерунду типа волшебства, колдовства, магии и тому подобного он просто на дух не переносил.

— Так вот чем ты тут занимаешься, — напустился он на Риту, — а я-то радовался: хоть шпоры себе ищет!

— Я и искала, — оправдывалась та, — честно, не знаю, откуда взялся этот сайт. Я открывала «Лучшие шпаргалки», «Химия — это просто» и все в таком духе. А загрузилось почему-то это….

— Ага, само прилетело, — съязвил Стас, — уж в этом я кое-что понимаю!

— Стасик, не будь занудой. Ты понимаешь, все и вся: и компьютер, и Интернет и даже чертову химию, но это ничего не меняет: завтра мы будем там!

— Ты в своем уме, — в сердцах крикнул Стас, — а как же контрольная?!

Рита ухмыльнулась.

— Сегодня вторник, — невинно начала она, — завтра сходим, посмотрим, что это за развлекательный комплекс, а до пятницы остается целый день, который, я обещаю, посвящу химии.

В это время в сумке запищал мобильный телефон.

— Кто бы это мог быть? — удивилась девочка, — ага, sms-ка пришла… ну-ка, посмотрим…

Стас увидел, как удивление на лице Риты сменилось непониманием, а затем и вовсе негодованием.

— Вот умник нашелся, — завопила она, — как же, его мнения не спросили!!! Вечно сует свой нос, куда не просят.

— Кого это ты так? — поинтересовался Стас.

Рита на секунду задумалась, а затем протянула сотовый другу.

— На, читай, — буркнула она, — ох, я и устрою…

Пока обдумывался план мести, Стас прочитал:

— Твое имя займет достойное место в списке великих химиков всех времен. Когда получишь Нобелевку, не забудь сообщить. С преклонением перед химическим гением, Борис.

— Ну, надо же, — искренне удивился мальчик, — а Фридмен, оказывается, еще не безнадежен.

— Стас, — возмутилась Рита, — и ты туда же! Ты что, не видишь, он уже совсем обнаглел. А еще в кино приглашал…

Она остановилась на полуслове, и внезапно в ее глазах заплясали мстительные огоньки.

— Ну, Фридмен, погоди же, — девочка выхватила из рук друга сотовый и принялась что-то лихорадочно набирать, — что ж, Борюсик, завтра ты у меня попляшешь!

Стас заглянул за ее плечо и увидел:

— Завтра в 11.00 у входа в «Волшебный мир». Не придешь — пеняй на себя! Чао!

— Ты что это, на свидание собралась?

— Вот именно, — торжествующе заявила Рита, воинственно размахивая телефоном, — война Фридмену!

— Война Фридмену, — подхватил Стас, раскусив ее план.

На следующее утро Рита потихоньку собиралась, чтобы незаметно покинуть дом. К маме должны были прийти ее подруги из фитнес-клуба, поэтому она была занята приготовлениями к встрече, и дочка надеялась улизнуть до того, как маман вспомнит о ее существовании.

Девочка сложила в рюкзачок цифровой фотоаппарат, косметичку, темные очки и стала ждать условного сигнала от Стаса. Ребята договорились, что тот приедет на мотоцикле, посигналит ей и будет ждать за углом, чтобы мама не заподозрила ничего странного.

Половина одиннадцатого, а Стаса все нет. Рита нетерпеливо ерзала на стуле и поглядывала на часы.

А что, если мама закрыла черный ход, пронеслась в голове очередная догадка, и Рита решила проверить обстановку.

Как только за девочкой закрылась дверь, нижняя дверца шкафа приоткрылась, и в проеме показались длинные уши Рамзеса. Кот метнулся к рюкзаку хозяйки и мгновенно скрылся в нем. Либо Рамзес оказался очень худым, либо была какая-то другая непонятная причина, но на внешнем виде рюкзака это нисколько не отразилось.

Через несколько минут в комнату вернулась Рита, ничего не заметив, вскинула рюкзак на спину и в полной готовности замерла у окна. Часы показывали без четверти одиннадцать, когда на улице раздался резкий гудок проехавшего мимо мотоцикла.

Рита сорвалась с места и выскочила в коридор. Благополучно миновав самый опасный участок, она свернула к черному ходу, стараясь не шуметь, быстро сбежала по лестнице и оказалась на улице.

Облегченно вздохнув, девочка бегом понеслась к стоящему невдалеке мотоциклу.

— Ты что задержался? — запыхавшись, бросила она.

— Да замок на гараже заело, думал, вообще не открою.

— Ладно, поехали. Мы должны быть на месте раньше Фридмена.

Рита натянула на голову шлем и поудобнее устроилась позади Стаса.

— Давай, двигай, — скомандовала она.

— Есть, двигать, — крякнул Стас и резко дал по газам.

Мотоцикл сорвался с места и скрылся за поворотом.

Глава 2
Волшебство начинается

Лениво разлегшись на диване, Борис неохотно докуривал сигарету и от нечего делать разглядывал потолок. Уже битый час он пытался придумать, как скоротать время до 11 часов, на которое Рита неожиданно назначила ему встречу в недавно открывшемся развлекательном комплексе, но на ум ничего не шло. Он швырнул недокуренную сигарету на пол, и в том месте, где она упала, от ковра заструился подозрительный дымок. Боря потянулся и вышел из комнаты.

В коридоре было пустынно. Комфортабельный двухэтажный особняк, в котором проживало семейство Фридменов, насчитывал 8 или 9 комнат, большинство из которых пустовало, поскольку кроме Бориса здесь жили только его отец и мачеха. Были, правда, еще несколько слуг, но для них предназначался отдельный флигель. Мальчик оглядел унылый мрачноватый коридор второго этажа и вздохнул.

Да, при матери все было по-другому. Тогда в доме царило нескончаемое веселье, а многочисленные мамины друзья неизменно превращали любой воскресный обед в незабываемый праздник. Как же давно это было! Борис не знал имен этих людей, смутно представлял их лица, но воспоминания о том времени прочно засели в его памяти как лучшие мгновения детства. Мамины друзья умилялись, стоило им увидеть такую кроху, задаривали его игрушками, конфетами, разноцветными красочными книжками, и он счастливо улыбался, сжимая в руках очередного необъятного розового слона или голосящую на все лады музыкальную собаку. А мама такая молоденькая, ветреная, сама еще почти девчонка и относилась к Боре как к такой же большой игрушке, стискивала его в объятьях, покрывала поцелуями, но через мгновение убегала с друзьями на вечеринки, оставляя сына на попечение многочисленных нянек и воспитательниц. Но Боря даже при малейшем проявлении нежности с ее стороны таял от блаженства и считал, что лучше мамы не найти на всем свете. Поначалу так считал и папа, не обращая внимания на постоянные шумные компании, полагая, что молодой жене скучно сидеть целыми днями в огромном доме. Но вскоре излишняя рассеянность, ветреность и любовь к ночным гулянкам стали раздражать. Папа сетовал, что его вторая половина мало уделяет внимания семье, совсем забросила дом, на что мама, обливаясь слезами, отвечала, что здесь она задыхается и увядает. Подобные ссоры стали не редкостью в их еще недавно счастливой и безоблачной семейной жизни и постепенно привели брак к своему логическому концу.

В один прекрасный день Боря на вопрос, где мама, услышал, что больше она здесь жить не будет, но по выходным он сможет ездить с ней в зоопарк, ходить в кино, кафе и есть мороженое. Но увы, судьба распорядилась иначе. Мальчик еле дождался субботы, с раннего утра все выглядывал на дорогу, но мама не пришла, как, впрочем, и через неделю, и через две….

Много позже он узнает, что госпожа Фридмен, бросив мужа и трехлетнего сына, укатила в Штаты, чтобы начать там новую жизнь, не омраченную упреками супруга, хозяйственными заботами в огромном доме и капризами маленького разбалованного ребенка. А папа, который пропадал на работе и практически никогда не бывал дома, поручил заботы о воспитании сына няням. Эти женщины так боялись потерять работу и прогневать хозяина, не выносившего слез и детских криков, что выполняли любые прихоти своего подопечного, лишь бы тот был доволен.

В результате такого воспитания к своим неполным 17 годам младший Фридмен вырос своевольным и практически неуправляемым юнцом, непривыкшим к каким-либо запретам и ограничениям.

Борис спустился на первый этаж и заглянул в столовую. Там их служанка Маша занималась последними приготовлениями к завтраку.

— Доброе утро, Боря.

— Отец уже уехал? — проигнорировав приветствие, хмуро поинтересовался юноша.

— Да, — коротко отчеканила Маша.

Эту молодую жизнерадостную девушку всегда удивляла угрюмость и замкнутость обитателей этого дома. От Бориса никогда доброго слова не дождешься, глава семьи приходит домой только ночевать и практически не общается со своими домочадцами, ну а госпожа Фридмен — это вообще отдельный разговор.

— А она? — у Бориса были весьма натянутые отношения с мачехой, которую за глаза мальчик именовал исключительно местоимением «она».

Когда отец женился второй раз, сын долго не мог с этим смириться, в душе надеясь, что мама рано или поздно вернется. Но время шло, мама не возвращалась, а эта женщина умудрилась обеспечить отцу именно такую жизнь, какую он хотел: спокойную, размеренную и однообразную. Жена не надоедала ему разговорами, исправно гоняла слуг, наказывая их за малейшую провинность, не устраивала шумных вечеринок, держалась обособленно, ни с кем не заводя приятельских отношений. Разве что с Кирой Калининой, матерью Риты, сблизилась с недавнего времени. Да и то это сближение было вызвано, как полагал Борис, тем, что обе женщины ходили в одни и те же магазины, посещали одинаковые массажные кабинеты и салоны красоты. И глядя на довольное лицо отца за чашкой утреннего кофе, Боря понимал, что мачеха задержится в их доме надолго. Несмотря на свою явную неприязнь, юноша с интересом наблюдал за ее жизнью, поскольку она во многом отличалась от обычных представлений о занятиях жен богатых мужей.

Во-первых, Миранда Фридмен не была бездельницей. Она постоянно чем-то занималась, ездила на какие-то встречи, только Борис никак не мог понять, на какие. Во-вторых, новая жена отца оказалась весьма неглупой женщиной, и интересовали ее совсем неженские занятия. Она с неподдельным увлечением училась ездить на машине, разбиралась в шинах, покрышках и аккумуляторах, ее занимала политика, и притом, что Миранда была весьма немногословна, всегда могла отстоять свою точку зрения.

— У нее мертвая хватка, — говорила о своей хозяйке прислуга, и Борис был полностью с этим согласен.

При всей своей отстраненности от дел мужа, в решении любых важных вопросов, касающихся функционирования фирмы, она принимала активное участие. И отец, всегда считавший, что место женщины на кухне, нередко прислушивался к ее советам. Но при этом такое поведение госпожи Фридмен было продиктовано отнюдь не любовью к мужу. Это был типичный брак по расчету, возможно, именно поэтому и более прочный.

Однако в последнее время Борис стал замечать нервозность и тревогу в поведении своей мачехи. В глубине черных глаз то и дело проблескивали загадочные огоньки, а присущая ей меланхолия прерывалась взрывами буйного веселья. Правда, отец этого не видел, поэтому все оставалось как прежде. Вот и сегодня беспокойный цокот ее каблуков послышался на лестнице задолго до того, как Миранда спустилась в столовую. Обычно она передвигалась бесшумно, но теперь ее поведение не переставало удивлять Бориса.

— Мария, — раздался ее низкий бархатистый голос, — господин Фридмен уже ушел?

— Да, позавтракал и просил передать, чтобы к обеду его не ждали.

— Даже так, — Миранда довольно прищурилась, и на ее губах мелькнула еле заметная улыбка, — прекрасно. Я буду в кабинете, так что прошу меня не беспокоить.

И круто развернувшись на каблуках, женщина покинула столовую.

— А как же завтрак? — растерянно пробормотала девушка, уставившись на полностью сервированный стол.

Борис дожевывал бутерброд, прислушиваясь к звукам на втором этаже. Уже долгое время этот кабинет Миранды не давал ему покоя. Как только мачеха появилась в их доме, она тут же заняла небольшую нежилую комнату в самом конце коридора на верхнем этаже, объявив ее своим кабинетом, вход в который был категорически запрещен всем жителям особняка. Бориса же просто раздирало любопытство, когда он видел направляющуюся в «кабинет» мачеху.

— И что же она там делает? — мучился он одним-единственным вопросом, не теряя надежды рано или поздно разгадать секрет госпожи Фридмен.

И вот случай представился. Вероятнее всего, этого никогда бы не случилось, раз Миранде вот уже несколько лет удавалось охранять свой кабинет от любопытных глаз, но сегодня она ослабила бдительность, за что тут же поплатилась.

Пробило 10 часов, Борис, натянув свои самые модные джинсы и новую рубашку, тщательно причесался, что для него было несвойственно, и двинулся к гаражу. Сегодня он решил произвести на Риту неизгладимое впечатление, явившись на встречу на новой иномарке отца. Он уже рисовал в своем воображении восторженные глаза девочки, когда она увидит его, подъезжающего к развлекательному комплексу. В таком радужном расположении духа парень подошел к гаражу и сунул руку в карман за ключами. Но тут его постигло жестокое разочарование. Ключей от гаража и от машины в общей связке не было.

— Черт, — от злости Борис заскрежетал зубами и пнул дверь ногой. Ну надо же, и именно сегодня!

В одночасье мечты рассыпались как карточный домик, а перед глазами вместо шикарной иномарки возник обычный автобус. Да, этим Риту точно не удивишь. Но Фридмен сдаваться не привык. Он прислонился к гаражу и принялся вспоминать, у кого в последний раз он видел ключи.

— Так… за отцом приезжает служебная машина… сам я недели две никуда не ездил… тогда. … Ну конечно — она! Вечно таскается по магазинам, несомненно, ключи у нее.

Борис рысью понесся к дому, пулей взлетел на второй этаж и резко затормозил перед кабинетом мачехи.

— Мне нужны ключи от машины, — забарабанил он в дверь.

Тишина.

Юноша удивленно прислушался:

— Ты что, не слышишь?! — завопил он, — мне нужны ключи!

В ответ ни звука.

— Я отсюда не уйду, — пригрозил Борис, — по-хорошему не отдаешь, так сам найду.

И он направился к соседней комнате, которая служила спальней госпоже Фридмен.

— Может, мне повезет, и она забыла ее запереть, — подумал Боря и толкнул дверь. Неожиданно она отворилась.

На лице юноши мелькнула довольная улыбка.

— Сегодня мне везет, — решил он, просовывая голову в приоткрывшуюся дверь.

Борис осторожно огляделся — спальня была пуста.

— Куда же она делась? — подумал мальчик, но сейчас это его особо не интересовало, главное — найти ключи. Скорее всего, мачеха оставила их либо на тумбочке, либо в своей сумке.

На цыпочках подкравшись к прикроватной тумбочке, он молниеносно просмотрел все ящики, но среди многочисленных бумаг, газетных вырезок и прочей обычной ненужной мелочи ключей не было. Борис повел плечами. Ну что ж — приступаем к плану Б.

Фридмен огляделся, осторожно приоткрыл дверцы платяного шкафа и заглянул внутрь. Ага! Вот и сумка! У самой стенки среди длинных платьев. Парень мигом вытащил ее и без всякого стеснения принялся рыться в содержимом.

— Обычный бабий набор, — бурчал он, вытряхивая из сумки тюбик губной помады, кошелек, расческу и прочие женские мелочи.

Но ключей нигде не было.

— Да куда же она их дела? — в отчаянье просопел Борис и нечаянно задел рукой массивную пудреницу, только что извлеченную из недр сумки мачехи.

Пудреница завертелась и, к ужасу мальчика, соскользнула на пол, разлетевшись на мелкие кусочки.

Проклятье! Мало того, что ключей нигде нет, так еще и это! Но вдруг среди осколков что-то блеснуло. Борис присел на корточки, аккуратно разгреб разбитое стекло, и его взгляд уперся в небольшой ключик.

— Тааак, а это у нас что такое? — юноша повертел его в руках, прикидывая, от чего могла быть его находка.

Осторожно запихнув все вещи обратно в сумку, Борис внимательно огляделся. Несмотря на солнечное утро, гардины на окнах были плотно задернуты, не пропуская ни лучик дневного света.

— И почему она так любит полумрак, — поежился Фридмен, — в темноте же неуютно.

Вдруг его озарило.

Окна! Какие окна, если в спальне Миранды может быть только одно окно, поскольку рядом располагалась соседняя комната. Борис поднялся, подошел к гардинам, резким движением отдернул их и застыл в изумлении. За занавесями, якобы закрывавшими окно, находилась дверь. На лбу мальчика выступил холодный пот — внезапно так долго мучавшая его загадка оказалась близка к своему разрешению.

— Уж не отсюда ли ключик? — предположил он и наклонился к замочной скважине. Один щелчок, и дверь приоткрылась.

С гулко бьющимся сердцем Фридмен заглянул в комнату и оказался там, где столько времени мечтал побывать — в кабинете Миранды, в который вели два входа: один со стороны коридора, а другой, тайный, из спальни. Но где же сама хозяйка?

Несмотря на полумрак, парню хватило одного беглого взгляда, чтобы убедиться, что комната пуста. Привычного выключателя не было, и Боря достал зажигалку, чтобы хоть как-то ориентироваться в темноте. В тусклом свете он заметил подсвечник и ринулся к нему.

— Ну вот так-то лучше, — удовлетворенно произнес юноша и осмотрелся.

Он был готов ко всему, но то, что предстало перед его взором, поразило до глубины души.

— Это не кабинет, — простонал Борис, с ужасом взирая на обстановку комнаты, — это логово ведьмы! Она колдунья!

И у него были все основания сделать такой вывод.

Массивный стол, на котором стояло чучело ястреба, огромное старинное кресло с высоченной спинкой, на полу перед небольшим диванчиком с горой подушек распласталась шкура медведя. То ли у Бориса разыгралось воображение, то ли по какой другой причине, но, когда он попытался приблизиться к дивану, явственно услышал тихий рык.

Фридмен как ошпаренный отскочил в сторону и с размаху стукнулся о стеклянную витрину шкафа. От удара еле державшиеся стекла выскочили и разлетелись вдребезги, а из шкафа посыпались разнообразные парики. Длинные, короткие, светлые, рыжие, с мелированием, темные — всего Борис насчитал не менее дюжины. В ящиках хранилось множество всяческих амулетов, ожерелий из непонятного материала, странной посуды. Все книги, находившиеся на полках, были сугубо магической направленности. Парень взял одну из них и полистал. Она была порядком потрепанная, вся исчеркнутая карандашом и с закладками. «Практическая черная магия» — гласила надпись на обложке.

— Видимо, она преуспела в этом деле, — Борис поставил книгу на место и продолжил обследование кабинета.

На против диванчика, который неусыпно охраняла медвежья шкура, на тумбочке стоял странный агрегат. Он отдаленно напоминал телевизор: большой экран, множество мелких кнопочек. Ткнув наугад в одну из них, Борис сначала услышал шипение, но через мгновение на экране появилось черно-белое изображение. Какой-то мужчина в темном костюме активно жестикулировал и что-то доказывал.

— Ах, да, звук, — вспомнил Боря и наклонился к телевизору.

Над кнопочками располагались какие-то рычажки и, по очереди подергав за них, мальчику удалось настроить звук. Треск стал тише, и послышались отчетливые фразы:

«В эфире аналитическая программа «Постфактум» и я ее ведущий Карл Нейвер. Итак, о главных событиях прошедшей недели: разгорелся конфликт между людьми Серого Кардинала и недавно пришедшим к власти Бароном-младшим.

Как полагают эксперты, со смертью его отца Барона-старшего, Братство Дракона много потеряло. Новый руководитель слишком молод и уже допустил несколько ошибок в стратегически важных для братства вопросах. Одной из таких является обострение отношений с Кардиналом, который становится весьма значимой фигурой на политической арене и с чьим мнением приходится считаться».

— Ничего себе, что он такое мелет?! Серый кардинал, Братство Дракона… Прямое включение из психушки? — почесал затылок Борис.

Он нажал другую кнопку, и на экране возникла студия, в которой несколько людей о чем-то горячо спорили.

— …первостепенным для любой женщины является семья. Сейчас у нас наблюдается явный демографический спад. Среднестатистическая женщина должна иметь не менее двух детей, чтобы обстановка с рождаемостью не стала катастрофической…

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 108
печатная A5
от 402