электронная
108
печатная A5
273
12+
Волшебный шар, или Ключ от будущего

Бесплатный фрагмент - Волшебный шар, или Ключ от будущего

Объем:
60 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-0050-5542-2
электронная
от 108
печатная A5
от 273

Об авторе

Я родилась в 1970 году в г. Черногорске Хакасской автономной области Красноярского края (ныне Республика Хакасия). Закончила школу, педагогический институт в г. Абакане (факультет иностранных языков). Ещё студенткой вышла замуж и родила своего старшего сына. Затем короткое время работала учителем в сельской школе и воспитателем в родном городе. С появлением второго сына моя жизнь, как и события в стране, повернулась в другую сторону. Пока подрастали дети, пришлось побыть просто домохозяйкой, а затем судьба бросила меня в торговлю, в то, что сейчас принято называть «малым бизнесом». Надо было тогда как-то жить. Сейчас я проживаю в 100 км от Абакана. У меня появилось много новых забот и интересов: сад-огород, блоги в интернете (наверное, потому что писать я всегда любила).

Моё детство и юность пришлись на эпоху Советского Союза. Для жителей западной части нашей огромной страны Хакасия всегда казалась далеким и глухим местом, а Черногорск — маленьким провинциальным городком. Наверное, так оно и было. Только для нас, простых советских школьников, в этом городе шла обычная, насыщенная событиями, жизнь. Детство в СССР, юность в переломную эпоху и наша современная реальность наводят на размышления. Иногда я спрашиваю себя: «А что было бы сейчас, если бы раньше, в определенный момент времени, я поступила бы иначе?» Думаю, что многие из вас, дорогие читатели, задавали себе такой вопрос. И тема прошлого, настоящего и будущего, а также связь между ними интересна многим людям. Именно об этом моя книга.

Читателям

Дорогие читатели! Рассказанная моей героиней история — художественный вымысел, основанный на впечатлениях моей юности и реалиях сегодняшнего дня. Добавлено немного волшебства! Все имена и герои вымышленные, совпадения случайны.

15 июня 1986

Я в шоке! Он пропал! Был — и вдруг куда-то исчез! Мой волшебный спасительный шар! Уж этого я совсем не ожидала… Я настолько привыкла к нему… А теперь я в растерянности и смятении! Что же делать?


Сегодня мы ездили на экскурсию всем нашим 8 б классом. Это была наша последняя совместная поездка. Завтра выпускной, а потом все разбегутся, кто куда. Многие уйдут из школы. У некоторых из наших всё уже четко распланировано, как, например, у Мальцева: сначала он идёт в техникум, потом в институт… Толково так… Другие вроде тоже определились, хотя бы примерно: и Ерёменко, и Вадим… Это, конечно, прекрасно, но они ведь не знают, что ждёт нас впереди! Они не знают, а я знаю… И то, о чем я знаю, мне совсем не нравится! Я думала, что смогла бы как-то повлиять на будущее и изменить его. Надо было ещё немного пообщаться с шаром и что-то решить: что делать, а что не делать. «Приеду домой, достану его — и приму решение!» — вертелось у меня в голове. И вот его нет!


Я уже выгребла всё из своего письменного стола. Прямо на пол… Всё на месте, все мои тетрадки и заколки, и даже коробка от леденцов, куда я его прятала. Но открыла её — а там пусто! Он пропал! Словно шарика там и не было. Словно это был просто плод моего воображения. Как без него теперь идти в своё, а может быть, в наше будущее?! А, может быть, даже будущее всей страны, или даже всей планеты! Посмотрела на полу, под батареей, под кроватью — нет нигде! Родители не могли его взять, письменный стол был заперт на ключик, который я надёжно прятала. Да и не было у них привычки хозяйничать в моей комнате… Катастрофа! Что делать?

Но, пожалуй, расскажу я вам всё по порядку…

7 класс: начало

Эта история началась со мной около года назад, когда я, обычная девчонка Маша Королёва, заканчивала 7 класс в нашей обычной школе номер пятнадцать в родном городке Угольске, где и сейчас проживаю. Свой возраст (а мне тогда было четырнадцать) я считала самым препротивным возрастом жизни. Ну никак я не могла справиться со всеми своими чувствами и эмоциями, постоянно орала, ревела, психовала и спорила с родителями, сама не зная почему. И совсем мне не хотелось такою быть, а хотелось всего лишь радоваться жизни, получать хорошие оценки, ведь я человек ответственный! Но почему-то выходило иначе, и я почти всегда была всем недовольна. Например, учителями, которые заслуженно поставили мне «три». Но даже если учитель завысил мне оценку, мне тоже было неприятно, словно я какой-нибудь любимчик…


Да ещё Вадим, мой одноклассник, в которого я была безнадёжно влюблена в пятом классе, в седьмом так и остался для меня загадкой. Иногда, сама этого не замечая, я забывала про него в череде всех событий, а иногда заставляла себя умилиться, глядя на него. «Вот мой милый… Он такой хороший!» — убеждала я себя. Но как-то чувств особых не просыпалось… И в такие моменты я начинала думать, что остыла к нему. Бывало, что он находился рядом с нашей девчоночьей компанией: я, Танька и Валька (мы учились в одном классе и дружили). «Привет, Королёва!» — обращался он ко мне. И я начинала гадать, кто же из нас ему нужен. А вдруг всё-таки я? Но это было всё не то, не то, о чем мне мечталось и чего хочется в юности…

Комсомол и взросление

Я как обычно была загружена общественной работой в школе: рисовала стенгазеты, ходила на учком, вытягивала из двоек нашу ленивую Фёдорову. Да ещё комсомольский устав надо было учить, потому что мы с моей одноклассницей Ленкой Пановой готовились вступать в комсомол.

— Всё выучила? — спрашивала я Ленку.

— Вроде бы, — неуверенно отвечала она.


Чтобы вступить в комсомол, нам нужно было пройти пионерскую организацию, комсомольское собрание и горком, отвечать там на вопросы из Устава. Как ни странно, самые страшные, вернее самые трудные, вопросы нам задавали на комсомольском собрании, а в горкоме — самые легкие. Само событие было приурочено к 22 апреля. Нам поручили отнести гирлянду из еловых веток к памятнику Ленина у кинотеатра «Родина». А потом мы купили себе комсомольские значки, и нам торжественно вручили комсомольские билеты, в которые были вклеены наши фотографии. Вообще-то, мне понравилось, как я вышла на этом фото: казалось, я выгляжу на нем взрослее…


Ох уж это взросление… В нашем классе тогда все за короткое время очень уж повзрослели! Все девчонки, которые совсем недавно были обычными и простыми. Даже тихая маленькая Филипова влезла в импортные брюки, сапоги-дутыши, новую курточку, распустила волосы, надула губки и стала вести себя с мальчиками очень многозначительно! А по вечерам на улице все повально начали дружить… Девчонки из нашего дома, из школы, знакомые и незнакомые — все ходили в компаниях с парнями, которые старше их на несколько лет. Только не всегда мне нравилась такая дружба, когда девчонки гуляют в подозрительных пошлых компаниях. И как бы мне ни хотелось чего-то нового, необъяснимого, взрослого, дружбы и счастья, глядя на все эти вечерние гуляния, страшновато было выпускать свои чувства на волю, давать им простор, а то ещё докатишься до чего-нибудь…

Странная находка

Учебный год неумолимо приближался к концу. Оставалось только сдать домашние сочинения по русскому, чтобы нам вывели окончательные оценки за четверть и за год. А в июле нам надо было ехать в трудовой лагерь, чтобы работать на полях… Тема сочинения звучала так: «Кем я хочу стать в будущем». «Это чтобы вы маленько начинали строить планы на жизнь!» — объяснила задание Галина Петровна.


Один из последних учебных дней, 26 мая, был наполнен обычной школьной суетой, да ещё по классу пришлось дежурить. А вечером подруга Валька потащила меня гулять — ведь на дворе стояла весна! Поэтому за сочинение я уселась только на ночь глядя. Открыла тетрадь и задумалась, о чем же мне писать? Легко сказать — «кем хочешь стать»! Мои мысли в этот тёплый вечерок витали где-то в другом, летнем, направлении. Я попыталась представить себя взрослой, закончившей институт… В том, что я обязательно буду учиться в институте, у меня сомнений не было. Но вот в каком? Тяжёлая голова отказывалась думать о будущем… Помню, я подперла рукой подбородок и, кажется, задремала прямо за письменным столом… Резкий звук за стенкой, и я открыла глаза. Из кухни был слышен шум воды. Мама, выспавшись после смены на фабрике, наполняла чайник. Я протёрла глаза: сочинение так и не написано! «Пойти, что-ли, тоже чайку попить…» И тут мой взгляд остановился на странном предмете: прямо передо мной на столе, рядом с большой точилкой для карандашей, неподвижно замер прозрачный зеленоватый шарик…


«Что это? — подумала я. — Откуда он взялся?» Я хорошо помнила, что когда села за сочинение, этого предмета на столе не было! Не в форточку же он залетел! Я протянула за ним руку: шарик легко поместился на ладони, он оказался холодным и гладким. «Красивый!» — подумала я и уже собралась было спросить про него у мамы, но что-то остановило меня! Я быстро положила шар в жестяную круглую коробку от леденцов, в которой у меня хранились заколки, на всякий случай засунула её в самые глубины моего письменного стола и только тогда отправилась на кухню.

Письмо

Утром мне пришлось писать сочинение быстрыми темпами. Я написала, что хотела бы стать переводчиком и ездить по странам, помогая людям понимать друг друга. За работу получила оценки 5/5. Но мысли мои тогда были заняты переживаниями о нём, о моём Вадике. Впереди предстояли каникулы, а значит, я не могла видеть его целое лето! Наша классная сказала, что летом он будет работать в ремонтной бригаде, а не поедет в трудовой лагерь! Лето предстояло провести без него, поэтому мне было очень-очень обидно!


На следующий день, когда нам объявляли годовые оценки, я пришла в школу нарядной, и мне показалось, что Вадик несколько раз бросал в мою сторону грустные взгляды. Я и запомнила одни глаза, голубые, выразительные… А потом я совершила и вовсе необдуманный поступок: с отчаяния написала письмо, письмо ему (незадолго до этого в классном журнале я вычитала его адрес). Писем с признаниями я ещё никогда и никому не писала! На конверте я не поставила обратного адреса. Я ни в чём его не упрекала и не указала своего имени. Ведь, как это ни странно, он не обязан любить меня… Долго раздумывала, писать ли мне три заветных слова. И в конце концов не выдержала, написала: «Я люблю тебя». А когда я опустила письмо в ящик, мне стало не по себе… Теперь не было обратного пути, письмо нельзя вернуть, а в нём такие слова…

«Кино»

Вечером того дня я вспомнила про свою странную находку. Закрывшись в комнате, достала из стола коробочку от леденцов. Открыла — красивый полупрозрачный шарик был на месте… Положила его на ладошку и невольно залюбовалась его таинственным зеленоватым оттенком. Сказочный! Он как будто переливается, искрится… Это напоминает озорные искорки в глазах у Вадима, когда он в хорошем настроении.. Я опять вспомнила про Вадима и про письмо, которое ему написала. Но как Вадим? Может он уже прочитал моё наивное послание? Чувство досады от предстоящего расставания на целое лето вспыхнуло с новой силой…


Внезапно что-то произошло, шарик на ладошке словно ожил и начал светиться изнутри мягким белым светом. Я замерла, продолжая в упор смотреть на него. Вдруг на шаре образовалось подобие экрана. Невероятно, но на этом экране появилось изображение, словно шло какое-то кино! Я всмотрелась…


Большой белый зал, ярко освещённый светильниками на потолке, вдоль стен в четыре этажа такие же белые полки, уставленные какими-то бесчисленными экранами. По залу ходят люди, останавливаясь время от времени рядом с тем или иным экраном, внимательно рассматривают приклеенные к полкам бумажные бирочки, вероятно ценники. У стены, за белой, как и вся комната, стойкой — мужчина лет тридцати пяти в чёрных брюках и синей рубашке… Тёмно-русые, коротко стриженные волосы щетинятся непокорным ёжиком на макушке, виски слегка припорошила ранняя седина. На рубашке мужчины с левой стороны видна маленькая бирочка с какой-то надписью. Мужчина пристально наблюдает за толстой тёткой в красной кофте, остановившейся у одной полки. Пацан лет двенадцати с такими же пухлыми как у неё щеками радостно тычет тётку в бок, кивая на большой плоский экран.

«Тёма, зачем тебе такой? Ты посмотри на цену!» — восклицает красная кофта, а пацан обиженно надувает губы.


Мужчина быстрыми шагами направляется к ним:

— Отличный выбор! Вам оформить кредит? — старается учтиво улыбаться он, но в его натужной улыбке прослеживается плохая игра.

Внезапно откуда-то из кармана его брюк раздаётся мелодия.

— Извините! — обращается он к женщине, тянет руку в брючный карман и достаёт оттуда небольшой прямоугольный предмет.

— Алё! — подносит он прибор к уху и отворачивается от покупательницы. Теперь его лицо направлено прямо в мою сторону. — Зарплату? Нет, не дали, — он старается говорить приглушенно. — Я знаю, что нужно собирать её в школу… Что-нибудь придумаю… — мужчина поднимает голову и тоскливо, невидящими глазами, смотрит вдаль. Глаза у него голубые, на лице слегка видны веснушки…

Тут в моём сердце что-то дрогнуло… Я внимательно всмотрелась в маленькую табличку-бирочку, прикреплённую к его рубашке: мелкий шрифт совсем не разобрать, но одно слово написано крупнее, кажется.. Да, ужасно знакомое сочетание букв… Написано имя «Вадим».


— Маша! — мама зовет меня из кухни, и я возвращаюсь в реальность. Шарик на ладошке словно выдыхается, медленно угасает и совсем перестает светиться, становясь снова прозрачным и зеленоватым. Потрясённая, я опять кладу его в коробочку и прячу в стол. Дверцу стола закрываю на ключик, а ключик сую за книжки на полочку.


— Маш, что это с тобой? — говорит мне мама. -Ты уже пять минут размешиваешь сахар в своём чае!

— А? Что? Да я просто задумалась, — бормочу я, а сама лихорадочно соображаю, что же я только что видела.

Шарик какой-то непростой! Как в сказке! Кино показывает! Рассказать маме? Да, нет! Не поверит! Лучше помолчу. Что я видела? Не очень понятно. Похоже на магазин какой-то, где телевизоры продают… А что за штуку мужчина доставал из кармана? Он говорил «Алё». Как по телефону? А где же шнур? И самое главное — мужчина мне очень напоминает… Вадима! Может быть, это его отец? «Вадим» — написано у него на рубашке. Значит, тоже Вадим…

В свою комнату я вхожу осторожно, мало ли какой сюрприз ждёт меня там. Потихоньку вытаскиваю коробочку, открываю — лежит на месте, больше не светится! Показалось всё, что ли?

Каникулы начинаются

А жизнь скучать совсем не давала! Перед летними каникулами нас отправили готовить к предстоящему сезону трудовой лагерь, где мы попросту отдраивали столовую. Работа была совсем не лёгкая, так что на всякие фантазии и любезничанье с мальчиками и времени не было. Рассказывать про светящийся шарик я никому не стала, девчонки поднимут на смех, скажут: «Переучилась Машка». Июнь тоже пролетел незаметно. На недельку я съездила в деревню к бабушке, а когда была в городе, мы с Валькой прогуливались вечерами по аллее на нашей улице или по городскому парку. На какое-то время я даже забыла про шар…

В трудовом лагере

В июле наш и другие старшие классы вкалывали в трудовом лагере, недалеко от города. Днём — работа на полях, где выращивались капуста, морковка и огурцы, а вечерами — всякие мероприятия, музыка и танцы. В общем-то ничего, весело было, я даже про Вадика почти не вспоминала. Из пацанов в лагере мне никто не нравился. Один только парень из параллельного класса привлек моё внимание, как хороший отзывчивый человек. Это был Сашка Светлов, высокий, русоволосый, но тихий, и поэтому почти незаметный в школе. У Сашки была интересная особенность: когда он волновался, его щёки заливал яркий румянец. За это его иногда поддразнивали некоторые особо ехидные ученики, после чего он смущался ещё больше. В лагере Сашка обычно держался в стороне от других мальчишек, которые так и норовили пораньше удрать с поля, не выполнив до конца работу, и прозаниматься в тенёчке под деревьями какой-нибудь ерундой, пока не настанет время обеда.

А дни в июле стояли особенно жаркие. В 11 утра солнце палило уже очень сильно. И в тот день, когда нам, девчонкам, поручили выполоть длиннющие огуречные гряды, стояла такая же несносная жара. Грядка казалась бесконечной, и мы уже совершенно вымотались на этом фронте работ, даже желание загорать отпало.

— Тут не загоришь, а сгоришь», — изрекла наша Ленка Краснова, накидывая на плечи полотенце. — Девки! Бросайте! Норму потом доделаем! Мальчишки вон, опять филонят!

— Ага! — подтвердила Танька Лапина! — Только Светлов один и работает! Трудяга-парень!

— Эй, Сан-я- я! Помоги нам огурчики дополоть! — вдруг со смехом прокричала она в Сашкину сторону. — Мы тут падаем уже! Девки, смотрите, он и правда идёт!

Сашка молча присоединился к нам и начал спокойно выдирать щирицу из огуречной грядки.

— Ну ты, Сашка, молодец! — констатировала Ленка. Не оставил девушек в беде! Пожалуй, мы и норму сейчас доделаем! С таким богатырём!

Сашка только заулыбался на её шуточки и густо покраснел.

Остальные пацаны, увидев, что Светлов нам помогает, потом задолбали Сашку своими подковырками.

Новое «кино»

На выходные нас отпускали из лагеря по домам. В одну такую субботу, вечером, я полезла в свой стол, проверить на месте ли мой необычный шарик. Достала и открыла коробочку от леденцов. Да, он был там, такой же, каким я увидела его в первый раз: прозрачный, зеленоватый и красивый… Свежие впечатления из трудового лагеря не давали покоя, вспомнился Сашка Светлов. Ведь хороший парень, добрый и спокойный, всегда поможет, а эти противные мальчишки не дают ему жить, всё дразнят, издеваются. Зла на них не хватает!


Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 108
печатная A5
от 273