электронная
30
печатная A5
219
0+
Волшебный детский сад

Бесплатный фрагмент - Волшебный детский сад

Сборник рассказов для детей

Объем:
30 стр.
Возрастное ограничение:
0+
ISBN:
978-5-4474-7067-8
электронная
от 30
печатная A5
от 219

Шоколад

В этот садик ходило совсем немного малышей. Марат ходил в старшую группу. В следующем году он должен был пойти в школу.

Сегодня в садике появился новенький. Звали его Вовой, был он рыжий и конопатый. И ни с кем ни о чем не говорил. Только на всех смотрел исподлобья и молчал.

Утро в садике начинается с завтрака. На завтрак была гречневая каша и какао.

И тут все в садике узнали, что Вова умеет говорить. Он отодвинул от себя тарелку с гречневой кашей и сказал, что есть не будет.

Громко так сказал, что все услышали.

Дарья Васильевна была очень доброй воспитательницей. Она всегда улыбалась и говорила ласково. Но иногда она становилась строгой. Даже очень строгой.

— Почему ты не хочешь, Вова, есть гречневую кашу? — спросила она.

— Не хочу, не буду! — буркнул Вова.

— А чего же ты хочешь? — спросила его Дарья Васильевна.

— Шоколаду! — сказал Вова.

— Но ведь нельзя есть только шоколад, иногда нужно есть и кашу, — стала уговаривать Вову Дарья Васильевна.

— А я буду есть только шоколад! — упрямо проговорил Вова.

— Ну что ж, будь по-твоему! — вздохнула Дарья Васильевна.

Она взмахнула своей волшебной палочкой и у всех на столе вместо гречневой каши на тарелке оказались огромные куски шоколада. Все обрадовались и стали есть шоколад.

Нужно сказать, что Дарья Васильевна была волшебницей. А для волшебницы превратить гречневую кашу в шоколад пару пустяков.

Все стали есть шоколад. Каждый думал, что может съесть его сколько угодно, но оказалось, что много съесть его нельзя. Кто-то съел половину плитки, кто чуть больше, но никто не сумел съесть целую плитку.

А ещё это какао. Оно было сладкое. И шоколад был сладкий. Всем захотелось пить. И все стали пить воду.

После завтрака были занятия. Дарья Васильевна сказала, что сегодня будем знакомится с гречневой кашей.

— Где рождается гречневая крупа? — спросила она ребят.

Все стали говорить разное. Кто сказал, что на заводе, кто в магазине. Только Алина, самая умная, сказала, что гречка рождается в поле.

Дарья Васильевна снова взмахнула своей палочкой и все превратились в пчел. И дружно полетели на гречишное поле. Гречишное поле было сплошным бело-розовым ковром. Это гречиха цвела. По цветкам ползали пчелы, видно из другого детского сада, и пили нектар. Нектар — это такой сладкий сок у цветов.

Нам не хотелось пить сок, так как мы и без того наелись шоколада.

Дарья Васильевна взмахнула палочкой и на месте цветков появились мелкие трехгранные орешки в коричневой кожуре.

— Теперь понятно откуда берется гречневая крупа? — спросила она.

— Понятно! — закричали мы все хором.

— Ну тогда до обеда поиграйте в догонялки, — сказала Дарья Васильевна.

И мы стали играть в догонялки, вернее, долеталки. А затем полетели на обед и вновь превратились в мальчиков и девочек. Помыли руки и сели за стол. Перед каждым поставили огромную-преогромную тарелку с шоколадом.

Все посмотрели на Вову. Вова опустил глаза и тихо-тихо сказал:

— Простите меня, ребята.

Прощение очень трудно просить. Это вам каждый мальчик или девочка скажет. Только Вова попросил прощения и шоколад в тарелках превратился во вкусный-превкусный ароматный борщ. Никогда мы не ели такого вкусного борща.

Переходящее деревянное корыто

Нина была самой красивой и самой капризной девочкой в садике. На конкурсе капризниц она завоевала бы первое место. Очень жаль, что такого конкурса не проводится. Дарья Васильевна сказала, что это упущение. Большое. И сказала, что с сегодняшнего дня все девочки будут готовиться к этому конкурсу.

— А как готовиться? — спросила Алина.

— Нужно дружить с Ух, — ответила Дарья Васильевна.

— А кто такой Ух? — спросила Алина, потому что никогда о нем не слышала. Да и никто не слышал.

— Это почти то же самое, что Ушк, но гораздо хуже, — продолжала говорить загадками Дарья Васильевна.

— И чем же они отличаются? — допытывалась Алина.

— Ух — он очень строгий, никогда не улыбается и всегда ворчит. Ушк — добрый, улыбается, готовит всегда что-нибудь вкусное. Когда тебе плохо, ласковое слово скажет.

— Никогда ни Уха ни Ушка не видел? — сказала Нина. До этого она молчала, потому что думала о том, стоит ли ей принимать участие в конкурсе.

— Они сами по себе не живут, — стала объяснять Дарья Васильевна. — Они живут только внутри девочек и растут с ними. Когда девочки станут самыми взрослыми из всех взрослых, то их будут называть старушками или старухами. Ведь старый плюс Ух получается старуха, а если Ушк прибавить, то старушка.

— А почему к одним Ух прибавляется, а к другим Ушк.

— От характера зависит. А характер с детства воспитывается. Если ты добр к людям, то Ушк к тебе прибавится. И тебя будут любить всегда, окружающие. Потому что люди любят добрых и улыбчивых. Но никогда ворчливых и строгих.

— Я знаю такую старуху, — крикнул Дима. — Мне мама сказку читала про золотую рыбку, старика и старуху. Золотая рыбка все желания старухи исполняла, а она всегда была недовольной. Вот и осталось у разбитого корыта.

— Молодец, Дима, — похвалила Дарья Васильевна. — Хороший пример привел. Самых капризных девочек будем награждать разбитым корытом. Это будет переходящий приз.

Дарья Васильевна взмахнула своей волшебной палочкой и в руках у нее оказалось старое разбитое деревянное корыто. Совсем небольшое, почти игрушечное.

— Девочки вам нравится ваша награда? — спросила Дарья Васильевна и улыбнулась.

Конечно же все поняли, что она шутит. И девочки поняли, но все они почему-то с опаской посмотрели на разбитое деревянное корыто и решили на всякий случай перестать капризничать.

Чувство юмора

Сегодня Дарья Васильевна нам сказала:

— Проверим, как у вас юмором дела обстоят.

И велела рисовать карикатуры.

Карикатура — это такой смешной рисунок или не очень. Он помогает бороться с недостатками. А они у всех есть. Карикатура — это язык художников. На обычном языке говорят: «Этот ребенок очень любопытный». А художник нарисует мальчика или девочку с длинным-предлинным носом, как у Буратино, и еще замочную скважину, в которую не в меру любопытный ребенок подглядывает. И всем понятно, что быть любопытным очень плохо.

Все стали рисовать. Очень и очень старались. А затем стали обсуждать. Это так принято. Каждый рисунок воспитатель показывал детям и все говорили, смешной он или не смешной.

Смешными оказались все рисунки.

Ну как было не посмеяться, когда на рисунке одно ухо у мальчика обычное, а другое — огромное-преогромное. И все кричали, что это Олег. Он любит подслушивать. Все смеялись, но только не Олег.

Маленькая девочка, которая вертелась, перед огромным зеркалом была, конечно, Зоечка. Все смеялись, но только не Зоечка.

Мальчик, который спрятал за своей спиной игрушки, конфеты, и даже большую булку. Был, конечно, Вася.

Все смеялись. Только воспитательница хмурилась. Хмурилась и хмурилась. Когда обсудили все рисунки, Дарья Васильевна каждому дала рисунок с его недостатком. Воспитательница сказала: «А теперь внимательно посмотрите на свой рисунок».

Все посмотрели, хотя никому не хотелось смотреть на рисунок со своим недостатком.

— Так чего же вы не смеетесь? — спросила воспитательница.

Мы молчали.

— Плохо у вас что-то с чувством юмора! — сказала Дарья Васильевна.

В мире исчезающих вещей

Мы собрались на прогулку, но Дима потерял левый сапог. Все стали искать левый сапог Димы, но он очень хорошо потерялся.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 30
печатная A5
от 219