электронная
72
печатная A4
661
6+
Волшебное кролиководство

Бесплатный фрагмент - Волшебное кролиководство

Объем:
168 стр.
Возрастное ограничение:
6+
ISBN:
978-5-4496-7974-1
электронная
от 72
печатная A4
от 661

ГЛАВА 1. Необычное завершение обычного дня

Этот зимний день начинался для третьеклассницы Зои обыкновенно. Поначалу он походил на череду других таких же будних дней и не предвещал ничего необычного. После школы Зоя пообедала и быстро сделала уроки: задали им на завтра совсем немного, поэтому появилась возможность погулять с ребятами. Девочка видела в окно, что друзья вовсю уже катаются со снежной горки и заспешила к ним.

Время, когда его проводишь с удовольствием, летит быстро, и в один прекрасный момент Зоя с удивлением обнаружила, что начинают сгущаться ранние зимние сумерки. Ее друзья с неохотой разбрелись по домам, ведь им, в отличие от Зои, еще предстояло домашнее задание.

Зоя осталась на детской площадке одна и заскучала. Домой идти не хотелось, а играть было не с кем. В нерешительности она присела на скамейку и прислонила к ней санки-ледянки.

Вдруг откуда-то снизу, из сугроба, раздался ворчливый голос: «Осторожней. Не задави!» Девочка от неожиданности вздрогнула и осторожно заглянула под скамейку. Там, в небольшом углублении в снегу, сидел какой-то зверь: кто именно, в темноте трудно было разобрать. Он слегка дрожал и пыхтел. Зоя смогла разглядеть только его необычный ярко-рыжий окрас и длинные уши, которыми он пытался укрыться от холода.

— Кто вы? Кролик, заяц? Как вы здесь очутились? — засыпала его вопросами потрясенная Зоя.

— Ш-ш-ш! — зашептал длинноухий. — За мной может быть погоня.

Зоя оглянулась по сторонам:

— Никого вокруг нет, вылезайте.

Зверь осторожно высунул мордочку из-под скамейки, а потом, все еще продолжая дрожать, вылез весь и встал на задние лапы. Он оказался довольно крупным и не полностью рыжим, как поначалу показалось Зое. Грудка, часть живота и задние лапы его имели белый окрас. Длинноух исподлобья с недоверием смотрел на Зою:

— Я — кролик Рудольфф, произносить надо с двумя «ф», — важно представился он, слегка раздувая щеки, и добавил: — самый красивый кролик на свете.

Зоя улыбнулась, он ей очень понравился.

— А меня зовут Зоя.

Кролик Рудольфф присел на скамейку и подобрался. Он сильно дрожал — то ли от холода, то ли от страха, а может, и от того, и от другого сразу. Девочка подсела поближе к кролику. Он покосился на нее:

— У тебя шапка из какого зверя?

Зоя покачала головой:

— Она вязаная, не меховая.

Кролик не унимался:

— А почему пушистая?

— Это мохер — пушистые такие нитки.

Он отвернулся, угрюмо глядя перед собой.

Зоя придвинулась еще ближе к кролику:

— Откуда вы, как вы очутились на улице под скамейкой?

Кролик вздохнул:

— Я только что сбежал из контактного зоопарка.

От удивления Зоя приоткрыла рот, но туда сразу попали несколько снежинок: начинался снегопад:

— Как же вы теперь? Куда пойдете?

Кролик Рудольфф продолжал хмуро смотреть перед собой:

— Не знаю пока. Я об этом еще не успел подумать. Когда бежал, на это времени не было. Главное было вырваться оттуда.

Зоя от ужаса всплеснула руками. От ее резкого движения кролик вздрогнул и хотел забраться обратно под скамейку, но девочка быстро-быстро заговорила:

— А пойдемте со мной! У нас хорошо. Вас никто не обидит. И вы сможете остаться столько, сколько пожелаете. Ну, пожалуйста! Соглашайтесь…

Кролик Рудольфф несколько секунд не отрываясь смотрел на Зою. Она заметила, что левый глаз у него слегка косит. Наконец, он слегка кивнул и всхлипнул.

Зоя в спешке расстегивала свою куртку:

— Полезайте, я вас согрею.

Она подхватила кролика на руки, сунула его себе за пазуху и заспешила домой, даже не вспомнив про санки. Они так и остались стоять, сиротливо прислоненные к занесенной снегом скамейке…

Рассказ кролика Рудольффа

Дома Зоя кинулась на кухню и принялась искать в холодильнике, чем бы накормить кролика. Он стоял в коридоре и осторожно озирался вокруг:

— Хорошо у вас. Света много, тепло…

Зоя кричала ему из кухни:

— Вы овощи едите, наверное? Что будете кушать? Морковь есть, листья салата…

Но кролик от всего отказался:

— Мне бы попить… водички… тепленькой…

Он взобрался на кухонный табурет и щурился от яркого света. Зоя заметила, что нос и внутренняя поверхность ушей у кролика побелели от холода. Она поставила перед ним красную в горошек чашку с кипяченой водой, блюдце с зерновыми хлебцами и села рядом. Ей не терпелось рассмотреть кролика и расспросить его обо всем.

Рудольфф стал осторожно растирать замерзшие уши, а потом, отхлебывая из чашки, начал свой рассказ. Его даже не надо было ни о чем просить.

— Ох, Зоя, и натерпелся же я… Нас ведь родилось два братца-кролика: я и мой брат Ричард. Он появился на свет всего на несколько минут позже меня. Я родился прехорошенький, и меня сразу забрали в лучший контактный зоопарк в городе «Зоо-контакт». А Ричард — самый обыкновенный серо-белый кролик. Он попал в живой уголок обычной средней школы. Больше я о нем ничего не слышал…

Жилось мне в «Зоо-контакте» этом тяжело. Хотя вроде и кормили нас, и помещение убирали… Я жил в загончике с курами, цыплятами и другими кроликами. Были в зоопарке ещё и лисы, и выдры, и змеи, и даже орлы. Но к ним маленьких посетителей без сопровождения служителей не пускали, а вот к нам вход был постоянно открыт. И целый день нас хватали и тискали. Только успевай уворачиваться, чтобы на тебя не наступили! Даже в те короткие периоды, когда посетителей не было, приходилось не лучше. Куры из моей миски клевали, цыплята норовили на мне, мягоньком, поспать. И вообще, как так можно, чтобы и есть, и спать, и в туалет ходить — все на пол! Я кролик культурный, не понимаю этого! Очень я мучился… Даже выспаться — и то была проблема: с самого утра до позднего вечера приходили дети. А они разные бывают. Многие воспринимали нас как живые игрушки! Могли кроликов за уши схватить, или за шкирку. А кролик — животное хрупкое, уязвимое. Его и покалечить недолго…

Нос кролика Рудольффа постепенно приобретал розовый оттенок. Рыжая шерстка в теплых лучах кухонного торшера распушилась, и Зое даже показалось, что она излучает свечение.

Кролик Рудольфф потянулся к хлебцу и аккуратно отгрыз кусочек.

— Но самые страшные испытания нам, обитателям зоопарка, выпадали, когда у кого-нибудь из детей случался день рождения. Приходили целой кучей. Служители выключали радио — а я его любил послушать: часто передачи разные интересные шли — и вместо этого ставили веселую, но однообразную музыку. Дети ели какие-то сладости и нам совали, хотя нельзя этого категорически делать! И взрослые, их родители то есть, не лучше: всех зверей перетискают. Вот и сегодня день рождения был у какого-то толстого мальчика. Он, конечно, сразу ко мне. Ведь я такой красивый! И, представляешь, Зоя, уронил меня! Ух, больно! Я ушибся, конечно. Но вроде все кости целы, и больших синяков нет. Я в угол отполз и затаился. Все, думаю, больше я тут не могу находиться. Сегодня повезло, что ничего себе не повредил, а кто знает, сколько это везение продлится?… Смотрю: женская хозяйственная сумка на полу рядом со мной стоит, из нее батоны какие-то торчат. Чья-то мама ее на пол поставила, а сама, гляжу, цыпленка ловит, чтобы на руках подержать. Ну, я и прыгнул в эту сумку, и замер от страха. Так и сидел. Сколько времени прошло, не знаю. Опомнился уже на улице, выскочил. А на земле — снег. Зима стоит! Я же не знал, какое сейчас время года. Ну вот, я выпрыгнул и побежал, что было сил. Слышу, какая-то старушка на всю улицу кричит: «Ой, родные, крыса! Да какая большая! Караул!» Женщина, у которой я в сумке прятался, визг подняла. Дети тоже закричали, но от радости.

Зоя не смогла сдержать смех: кролик Рудольфф уж очень забавно изображал, как кричала старушка и визжала женщина с сумкой.

— Пока переполох не улегся, я успел скрыться. На улице уже темнело. Забежал в какой-то двор, под скамейку забился. Думал, сердце от бега и страха выскочит! Так с тобой и познакомился…

Зоя давно перестала смеяться и теперь, застыв от ужаса, с сочувствием слушала рассказ Рудольффа. Ее чай давно остыл: она к нему даже не притронулась.

Кролика устроили на ночь на мягкой подстилке возле батареи. Глаза его слипались от усталости, но Зоя не смогла удержаться, чтобы не спросить его:

— Вы меня, конечно, извините, Рудольфф, но вот у вас один глаз немного косит. Как же вы считаете себя самым красивым кроликом на свете?

Кролик Рудольфф блаженно вздохнул и вытянулся на подстилке:

— Когда я родился, моя мама подошла к колыбели и воскликнула: «О, Рудольфф, какой же он красивый! Самый красивый кролик на свете…» Я и запомнил. Разве можно не верить маме?..

— А почему вы все-таки Рудольфф, а не просто Рудольф?

Кролик слегка улыбнулся.

— Маленьким я очень забавно фырчал. Была у меня в детстве такая особенность. И моя мама решила дать мне необычное имя в память об этой моей смешной привычке…

Он закрыл глаза и сладко засопел во сне.

А Зоя сидела возле него, и все гладила, гладила кролика по рыжей шерстке…

ГЛАВА 2. Домик под ярко-розовой крышей

Кролик Рудольфф проснулся поздно. Он это понял по окну: уже совсем рассвело, а зимой поздно светает. Он с удивлением обнаружил, что лежит на мягкой полосатой подстилке у батареи, и не сразу сообразил, как сюда попал. «Да-да, — с облегчением вспомнил он. — Девочка! Я познакомился с девочкой Зоей, и она принесла меня к себе домой. А до этого я бежал по снегу от погони. Жуть какая!..»

Кролик Рудольфф приподнялся, посмотрел вверх и вдруг увидел на подоконнике большой игрушечный дом с высокой крышей и балкончиком. Его уши уловили звуки музыки, доносившейся из окон домика.

Кролик Рудольфф растопырил уши: «Шуберт! Ну, конечно, я его музыку ни с какой другой не спутаю». Он засуетился и принялся торопливо карабкаться по батарее вверх. Это ему удавалось с трудом. Он ворчал и пыхтел себе под нос: «Вот что значит целыми днями сидеть в загоне без движения!»

Он неловко перевалился на подоконник и, тяжело дыша, подошел к домику. Дверь была приоткрыта. Кролик Рудольфф просунул морду внутрь и огляделся. Слева он увидел небольшую комнату с зеленым диванчиком посередине. Из коридора наверх вела узкая деревянная лестница. А справа, скорее всего, находилась кухня. Оттуда приятно пахло чем-то съестным и раздавался смех.

Кролик Рудольфф не раздумывая направился туда. Он остановился на пороге комнаты и увидел, что за круглым столом на высоких табуретах сидят две девочки, едят что-то из разноцветных тарелочек, болтают и смеются. В углу на холодильнике стояло радио: из него-то и доносилась музыка.

Кролик Рудольфф не смог сдержать своего восторга и воскликнул: «Ух ты!»

Девочки вздрогнули и испуганно оглянулись в его сторону. Одна из них от неожиданности даже уронила на пол печенье, которое держала в руке.

Теперь кролик смог их получше рассмотреть. Девочки были очень похожи друг на друга: у обеих были большие, слегка продолговатые глаза, очень светлая кожа и длинные волосы. Только у одной глаза и волосы были темные, а в челке он заметил фиолетовую прядку, у другой — глаза голубые, а волосы светлые, пшеничного оттенка. На блондинке была легкая маечка и воздушная юбка из фатина, тонкие ножки обуты в тапочки-шлепанцы из бархата с пушистыми помпонами, а брюнетка была одета в спортивный костюм с металлическим блеском.

Кролик Рудольфф с интересом рассматривал их, слегка наклонив голову. Потом улыбнулся и взмахнул лапой:

— Привет! Вы кто такие?

— Мы — сестры Каблуковы, — отозвалась светленькая девочка.

Темненькая с подозрением уставилась на кролика:

— А вы кто? Как вы здесь очутились?

Кролик важно представился:

— Я — кролик Рудольфф. Произносится с двумя «ф», — он слегка раздул щеки и добавил: — Самый красивый кролик на свете.

Он подошел поближе и продолжал:

— Я теперь живу у Зои.

Девочки переглянулись. Темненькая укоризненно сказала кролику:

— Вы нас напугали.

Кролик ничего на это не ответил и взобрался на свободный табурет рядом с ней:

— Вы кушаете, мои хорошие?

Светленькая девочка встала, принесла из шкафчика чайную чашку и поставила перед Рудольффом:

— Присоединяйтесь.

Кролик Рудольфф радостно закивал:

— Хорошо как! Я еще не завтракал.

Тут он заметил на чашках девочек какие-то буквы.

— А что тут написано? — потыкал он лапкой.

Темненькая удивленно посмотрела на кролика:

— Вы не умеете читать?

Кролик Рудольфф обиженно насупился и промолчал.

Светленькая объяснила:

— Здесь написаны наши имена. На моей чашке — Алиска, а у сестры — Дашка. Это нам Зоя в подарок расписала.

Кролик Рудольфф пробурчал:

— Стало быть, Дашка и Алиска Каблуковы.

Девочки кивнули, продолжая с любопытством рассматривать необычного гостя.

Он прихлебывал из чашки:

— А я на музыку шел. Из ваших окон Шуберт звучал. Я поначалу решил, что кто-то на пианино играет.

Алиска покачала головой:

— На пианино мы не умеем играть. Это Зоя играет хорошо.

Дашка уже в который раз изумленно воззрилась на кролика:

— Откуда вы знаете, что звучал Шуберт? Вы такой образованный? Странно, и при этом не умеете читать…

Кролик Рудольфф на этот раз не обиделся.

— Я почти всю свою жизнь — до вчерашнего дня — жил в контактном зоопарке. У нас там постоянно радио работало. Я все программы подряд слушал. По нему самые разные передавали: и политические, и музыкальные, и про то, как помидоры выращивать. Я больше всего музыкальные любил, или когда какой-нибудь радио-спектакль. А политические дебаты мне не нравились: там вечно какие-то дяденьки громко кричат и перебивают друг друга.

Кролик Рудольфф насыпал себе в чашку с чаем горсть печенья, и, глядя, как оно разбухает, закончил свой рассказ:

— Я почти всех композиторов знаю. И даже некоторые сказки и повести. Все благодаря радио! Хотя читать и не умею…

Девочки внимательно слушали кролика. Вдруг Дашка спросила:

— А телевизор у вас там был?

Кролик Рудольфф застыл от удивления:

— Те-ле-ви-зор? А что это такое, как он выглядит? Я что-то про него слышал, но никогда не видел.

Алиска охотно объяснила:

— Это как радио, только там есть экран и можно не только слушать, например, спектакль, но и посмотреть его.

Настал черед кролика Рудольффа удивляться. Печенье в его чашке развалилось, но он про него и забыл. Несколько минут, потрясенный, он молча раздумывал над услышанным.

Дашка вдруг встала и сказала решительно:

— Пойдемте! Тут лучше один раз увидеть…

Девочки повели ошеломленного кролика в гостиную — ту комнату с зеленым диванчиком, которую он уже видел, когда вошел в домик. Перед диваном на маленькой тумбочке стоял ящичек со стеклом спереди. Дашка что-то нажала сбоку ящичка, и стекло засветилось изнутри. А потом раздались голоса, и по ту стороне экрана задвигались яркие картинки. Шел мультфильм. Зазвучала музыка. Персонажи мультика запели.

Кролик Рудольфф сидел на диване и как завороженный смотрел на экран. Девочки пытались ему что-то объяснять, но он никак не реагировал. Они немного посидели вместе с ним, но мультфильм закончился, и началась передача «В мире животных».

— Мы не можем больше с вами сидеть. У нас много дел. Вот, держите пульт. Вы сможете сами переключать каналы. Тут кнопочки для этого есть.

Алиска и Дашка всунули ему в лапы пульт, а сами пошли на кухню и принялись за уборку. Через некоторое время они услышали, как кролик Рудольфф смеется.

Он смотрел телевизор целый день, до самого вечера. Уже стемнело. Зоя вернулась из музыкальной школы и искала его. Девочки успели и уборку сделать, и в магазин сходить, и приготовить обед, и почитать книгу. Дашка даже стала сердиться и шептать Алиске:

— Он что, так и будет здесь сидеть? Уже скоро пора спать ложиться! А он все сидит и смотрит этот дурацкий телевизор!

Алиска пожала плечами:

— Ты его сама пригласила. Не выгонять же теперь.

Они посовещались и пошли за помощью к Зое. Зоя в то время искала кролика по всей квартире: заглядывала в шкаф, за занавески, под стол в кухне и даже в духовку и холодильник. Она уже стала волноваться, что кролик убежал.

Девочки подошли к ней и затараторили, перебивая друг друга: «Он у нас! Съел все печенье, смотрит телевизор с самого утра! Не уходит». Зоя пошла с девочками и окликнула кролика по имени.

Через несколько секунд он появился на пороге домика — взъерошенный и очень довольный:

— Вот это, я вам скажу, вещь — телевизор этот! Целый мир внутри него — я имею в виду, по ту сторону экрана. Я теперь понимаю смысл выражения «потусторонний мир». Чего там в нем только нет! Правда, сейчас уже все детские программы закончились. Там так и сказали: «Спокойной ночи, мальчики и девочки!» Спать, значит, пора. Это верно — телевизору тоже надо передохнуть.

Зоя уводила кролика, а он все оборачивался, махал лапой Каблуковым и кричал им:

— Спокойной ночи, Дашка, Алиска! До встречи! Я к вам снова завтра приду!

ГЛАВА 3. Удя

«Колики» и морковный пирог

Ранним утром в домике сестер Каблуковых раздался звон дверного колокольчика- Алиска с Дашкой убирали на кухне после завтрака посуду и удивленно переглянулись: кто это может быть так рано?

Дашка сморщила нос:

— Наверняка Рудольфф. Ну его! Давай не будем открывать и затаимся.

Алиска вздохнула:

— Я тебя, конечно, понимаю, он действительно… как это сказать… Его слишком много! Но мы же не будем сидеть дома весь день!

Дашка шептала ей:

— Мы спрячемся, переждем, а потом выйдем.

Алиска покачала головой:

— Да что ты! Он не уйдет. Так и будет звонить под дверью.

И действительно: снова раздался звон колокольчика, а потом у кухонного окна мелькнул кончик рыжего уха — это кролик Рудольфф пытался заглянуть внутрь.

Дашка нахмурилась:

— Похоже, он нас заметил.

И поплелась открывать:

— Сейчас еще станет ворчать и допытываться, почему сразу не шли…

Но кролик Рудольфф не стал ни о чем спрашивать. Он стоял на пороге с каким-то таинственно-сияющим видом и хитро поглядывал на девочек.

— Привет! А я не один. Принимайте гостей!

Тут девочки увидели, что внизу, прижавшись к задней лапе Рудольффа, сидит кто-то… просто крошечный белый комочек. Комочек пошевелился и чихнул.

Алиска наклонилась и всплеснула руками:

— Ой, крольчонок! Какой прелестный!

Кролик Рудольфф раздувался от гордости:

— Смотрите, какого милована привел! Братец мой. Недавно народился.

Алиска протянула к крольчонку руки. Из густой белоснежной шерсти на нее смотрели два маленьких круглых глаза.

— Как тебя зовут?

Рудольфф ответил за брата:

— Назвали в мою честь.

Девочки теперь удивленно перевели взгляд на Рудольффа:

— Это как же?

— Ну, почти как меня. Удольфф!

— Как?! — Алиска и Дашка пытались осмыслить необычное имя.

Кролик Рудольфф кратко пояснил:

— Можно просто Удя…

Удя доверчиво пошел к Алиске на руки. Она гладила и рассматривала крольчонка. Шерсть его, хоть и чистая, белоснежная, росла клоками.

Кролик Рудольфф тем временем в нетерпении шагнул в домик.

— Что мы тут встали? Пойдемте. Я ему телевизор хотел показать.

Он попытался протиснуться мимо девочек в гостиную, но они толклись в прихожей, рассматривая Удю и засыпая Рудольффа вопросами:

— А откуда малыш взялся? А отчего он такой клокастый? А он точно ваш брат? Что-то вы мало похожи.

Кролик Рудольфф ласково поглядел на крольчонка:

— Зоя с родителями ходила на выставку породистых кроликов несколько дней назад. Оттуда и принесли. Вообще-то они шли туда просто посмотреть. Ну, как в зоопарк ходят. А им предложили этого задаром забрать. Он, Удька-то, из породистых — венский белый порода называется. Но в своем выводке родился самым слабым и, как это сказать, бракованным, что ли… Лапы у него кривые. Косолапит сильно. Вот его и хотели с рук сбыть, чтобы породу не портил, от греха подальше… Зоя пожалела, взяла. А у меня теперь брат есть. Ведь какой счастливый случай!

— Теперь понятно, отчего он на вас так мало похож, — подытожила Дашка.

Кролик Рудольфф начал сердиться:

— А почему он должен быть похож?! Я — кролик уникальный по своим внешним данным! Не всем так везет, поэтому на меня мало кто похож. А если вас что интересует, то можете сами у него спросить. Он говорить, в общем-то, умеет, только «р» пока не выговаривает…

Алиска обняла Удю и прижалась к нему щекой. Кролик Рудольфф предостерег:

— Вы его не очень тискайте. Он после болезни. Хворал…

Девочки заволновались:

— А что с ним случилось?

Вместо ответа кролик Рудольфф, отводя взгляд, еще настойчивее предпринимал попытки протиснуться в комнату. Наконец ему это удалось. Мимоходом он бросил:

— Я его уронил…

Дашка возмущенно воскликнула:

— Как вы могли!

Кролик Рудольфф уже сидел на зеленом диване и щелкал кнопками на пульте от телевизора. Он скосил глаза в ее сторону:

— Так получилось… Что ж я, по-твоему, специально это сделал?

Алиска осторожно поглаживала жесткую шерстку Уди:

— Бедняга. А хорошенький какой! Зайчик ты мой…

Вдруг Удя распрямился и ткнул себя в живот лапкой:

— Колики, колики!

Дашка и Алиска переглянулись.

— Рудольфф! Он жалуется. У малыша колики.

Но Рудольфф, как завороженный, уставился в экран телевизора. Взволнованные девочки в тревоге начали его тормошить:

— Рудольфф! Вы слышите?..

— Слышу, — буркнул тот. — Он говорит, что он не зайчик. Мы — кролики. Он «р» не выговаривает, я же предупреждал. Пустите его. Сейчас мульты начнутся. Пусть поглядит. — И добавил, многозначительно поглядев на девочек: — А еще мы есть хотим.

Дашка процедила сквозь зубы:

— Начинается…

Удя снова подал голос:

— Колики голодные.

Алиска со вздохом пристроила Удю рядом с Рудольффом на диван и повернулась к Дашке:

— Пошли, морковный пирог им сделаем. Малыш голодный.

Алиска с Дашкой поплелись обратно на кухню.

Пока кролики смотрели мультики, девочки взялись за приготовление пирога. Когда все было готово, кроликов пригласили к столу. Оказалось, что Удя, сидя на диване, уснул, и пришлось его будить. Торт удался на славу: девочки украсили его целой сладкой морковкой, а по бокам — завитушками из крема.

Кролик Рудольфф при виде торта довольно причмокнул:

— Вот это да! Вкуснотища!

Маленькому кролику дали высокий крутящийся стул, чтобы он мог дотянуться до стола.

Дашка разделила торт на части и самый красивый кусочек протянула Уде. Но кролик Рудольфф с ужасом охнул:

— Что ты! Ему нельзя, он маленький еще!

С этими словами он забрал кусок себе, а потом снял запеченную морковку с торта и ложечкой собрал кремовые завитушки. И морковку, и крем он отдал Уде. А сам принялся за свой кусок торта и хвалил, облизываясь:

— Удачно получилось! Вкусно. Молодцы!

Удя кушал морковку, слизывал с ложки крем, улыбался девочкам и поддакивал брату:

— Молодцы!

Маленький кролик девочкам очень пришелся по душе, несмотря на то, что сделал кучку на полу. И все от того, что кролик Рудольфф привел его без памперса.

Рудольфф невозмутимо пояснил:

— В зверском магазине памперсов для таких маленьких крольчат просто нет. Поэтому их для него изготавливает Зоя. Она все умеет. У них в школе и предмет такой есть специальный, «технология» называется… Но сейчас Зоя на занятиях. Вернется — сделает свеженький.

Девочки хотели еще поиграть с Удей, но кролик Рудольфф уже поднимался из-за стола и тянул Удю к выходу:

— В следующий раз. Он устал.

Кролики учат волшебные слова

Как-то раз кролики Рудольфф и Удя подошли к Зое. Зоя читала учебник по окружающему миру. Кролик Рудольфф бесцеремонно подергал ее за руку:

— Зоя, почитай нам.

И протянул книгу, которую они с собой принесли.

— Вам нужно самому учиться читать, — ответила девочка.

— Я уже почти начал, — раздраженно буркнул рыжий кролик. — Но это же все сложно. А нам сейчас надо. Почитай.

Зоя отложила учебник, взяла у Рудольффа книгу и принялась читать вслух. Удя забрался к ней на колени.

Когда Зоя дочитала примерно до половины книжки, кролик Рудольфф куда-то засобирался:

— Хорошо, достаточно. Нам пора.

Зоя возмутилась:

— Вы, Рудольфф, невоспитанный! Хоть бы «спасибо» сказали! И ты, Удя, тоже учись волшебным словам. Надо говорить «спасибо».

Кролик Рудольфф при слове «волшебные» заинтересованно поднял уши:

— Он научится. Я этим лично займусь! — важно пообещал он.

С тех пор, когда кролики приходили в гости, и Рудольфф что-нибудь просил, Удя стоял рядом и старательно добавлял «пожалуйста» и «спасибо». Иногда он путал, что когда говорить, но Рудольфф его все равно хвалил:

— Волшебное слово — оно и есть волшебное, свою силу имеет. Выскажи желание, потом добавь слово волшебное — и сбудется желание!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A4
от 661