электронная
180
печатная A5
385
6+
Волшебное королевство

Бесплатный фрагмент - Волшебное королевство

Сказки и рассказы для семейного чтения

Объем:
160 стр.
Возрастное ограничение:
6+
ISBN:
978-5-4490-1714-7
электронная
от 180
печатная A5
от 385

Вступительное слово

                              Дорогие друзья!

Мы все помним, как нам читали сказки наши родители, как мы читали сказки своим детям, и надеемся, что и наши юные читатели также будут читать сказки своим будущим детям.

Однажды спросили Эйнштейна: «Как мы можем сделать наших детей умнее?» Его ответ был простым и мудрым: «Если вы хотите, чтобы ваши дети были умными, — читайте им сказки. Если вы хотите, чтобы они были ещё умнее, читайте им ещё больше сказок!»

Сегодня наш мир изменился, стал другим, но внутренние духовные ценности не меняются — они вечны, и ответы на вопросы «Что хорошо?» и «Что плохо?» остаются прежними, они не меняются.

В сказках мы разговариваем на волшебном, хорошо понятном языке. Мы сравниваем себя с главными героями, проживаем вместе с ними их жизнь, учимся на их ошибках. Поэтому сегодня, обращаясь к сказкам, родители учат ребёнка, как вести себя в разных жизненных ситуациях, учат малыша сочувствию и состраданию.

Сказка — это самый короткий путь к пониманию малышом, что такое доброта, щедрость, благородство, настоящая дружба и любовь, без которой нет радости в твоей жизни.

Сказки

Воин Света

В древнем ауле Хой, недалеко от озера Казеной-Ам, жил мальчик Тамерлан. Аул располагался на склоне горы, терраса, ещё терраса, как большие ступени, смотрел аул вдаль, где блестели на солнце альпийские луга. Что и говорить, жить на склоне горы нелегко, вот и уехали многие сельчане в город. Остались в посёлке шесть пастухов-старцев и дом Тамерлана, в котором он жил с бабушкой Асамой и дедушкой Хасаном. Всё бы ничего, но случилось как-то землетрясение, и мальчику камнем придавило ноги, теперь он ездил в коляске, но никогда не унывал. Как мог, помогал дедушке пасти овец и бабушке по хозяйству. Конечно, трудно было спускаться и подниматься по горным тропам, но Тамерлан говорил:

— Я живу в посёлке стражников (так когда-то называли аул) и должен быть сильным.

Мальчику было всего семь лет от роду. Каждое утро он с дедушкой гнал овец на заливные луга, а потом помогал бабушке: где дров наколоть, где воды принести. Затем брал древние книги, которые бабушка хранила как зеницу ока, и читал. Школы-то в ауле не было, вот и обучался Тамерлан сам, он даже познал грамоту старинных петроглифов, чем не мог похвастаться даже самый большой учёный из города.

В один из обычных дней, когда солнце скрылось за горами, Тамерлан вошёл в свою комнату, взял в руки старинную книгу и погрузился в чтение, очень уж ему хотелось понять значение петроглифов, которые были высечены на камнях у заброшенной, почти развалившейся мечети. Храм Бога находился недалеко, и Тамерлан очень любил приходить к старой мечети. Он подъезжал на коляске к камням, которые хранили вековую тайну, и подолгу смотрел на загадочные петроглифы. Но древние письмена не хотели открываться мальчику, тогда Тамерлан с улыбкой разворачивал коляску и подъезжал к большому сгоревшему дереву, которое погибло от удара молнии. На дереве он закрепил кольцо, напоминающее баскетбольное, вот только сделано оно было из прутьев ивы. Он бросал в кольцо кожаный мяч, который сшила ему бабушка Асама.

В комнату Тамерлана вошла бабушка и сказала:

— Молодец, учись, учись, придёт время, и ты станешь Воином Света.

— Как это? — удивился Тамерлан.

— Всё узнаешь, внучок, — ответила, улыбнувшись, бабушка и вышла из комнаты.

Тамерлан положил книгу, развернул коляску и подъехал к каменной стене своего дома. Бабушка говорила ему, что эти камни «видели» многое, и если приложить ладонь, можно услышать голоса предков.

«Что-то ничего я не слышу! — подумал Тамерлан. Вековые камни молчали. — Странное чувство, — рассуждал мальчик, — когда прикладываю ладонь к холодной поверхности, то тело наполняется силой, может, мне это кажется? Ладно, пора спать», — произнёс Тамерлан. Развернув коляску, он подъехал к кровати, забрался на пуховую перину и заснул. Сон опустился белым облаком, и мальчик заснул. Снились ему высокие горы, альпийские луга, на которых росли разноцветные цветы, дедушка Хасан, который пас овец, и бабушка Асама. Бабушка пекла хлеб, вдруг она повернулась и сказала:

— Сынок, пора вставать! Пришла беда, откуда не ждали!

Тамерлан открыл глаза, перед ним стояла его бабушка, самая лучшая на всём белом свете.

— Вставай, внучок, — сказала она, — сегодня ты не пойдёшь с дедушкой на луг, с гор спустилась армия саранчи и поедает наши посевы.

— Как же мы будем пасти овец? — спросил мальчик.

— Придётся просить помощи у эллов, — ответила бабушка.

— У эллов? — удивился внук. — Всё-таки они существуют?

— Да, сынок, — ответила бабушка, — ты пойдёшь к старой мечети, там стоят три камня.

— Да, да, я знаю! — воскликнул мальчик.

— Так вот, — продолжала бабушка Асама: — приложи левую ладонь к знаку, который высечен на левом камне, затем приложи правую ладонь к рисунку на правом камне. После чего встанешь с коляски и приложишь сердце к среднему камню.

— Бабушка! — воскликнул мальчик: — Я же не могу ходить!

— Беда не беда, уйдёт со двора! — сказала бабушка Асама. — Сделай так, как я сказала.

— Хорошо, бабуля, — согласился Тамерлан, слез с кровати и поехал умываться.

Мальчик умылся, позавтракал и выехал во двор. Около дома его ждала бабушка, она держала в руках маленькую шкатулку.

— Вот возьми, сынок, — сказала она, — здесь медальон твоих предков, оденешь его, когда встанешь на ноги.

— Хорошо, бабушка, — ответил мальчик, взял шкатулку и поехал по горной тропе.

Где-то внизу шумела река Ансалта, разбивая прозрачные капли о вековые камни, с гор спустился холодный туман, он вился кольцами, преграждая путь Тамерлану. Но мальчик, ничуть не страшась непогоды, спускался всё ниже и ниже к старой мечети, напевая:

Моя земля,

Моя Чечня,

Люблю тебя!

Моя река,

И озеро люблю, и горы,

Туман люблю,

Люблю просторы!

Люблю тебя, моя земля!

Люблю тебя, моя семья!

Тамерлан подъехал к мечети, туман расступился, словно помогая мальчику исполнить задуманное.

— Спасибо, гордый туман! — сказал Тамерлан и приложил левую ладонь к загадочному символу.

Ничего не произошло, только вот чудо: одинокий луч солнца, пробившись сквозь пелену тумана, осветил правый камень.

— Хорошо, — произнёс мальчик и, подъехав к правому камню, приложил правую ладонь.

Луч солнца, секунду «подумав», осветил средний камень. Тамерлан посмотрел на свои ноги, закрыл глаза и оттолкнул коляску назад. Коляска откатилась, остановившись у сгоревшего дерева.

— Я не упал? — приоткрыв один глаз, спросил сам себя мальчик.

Нет! Он крепко стоял на двух ногах.

— Спасибо, бабушка, — произнёс Тамерлан, подошёл к среднему камню и обнял его.

Секунда, вторая… он слышал только, как бьётся его чистое, смелое сердце. Вдруг камень зашевелился. Мальчик отпрянул назад. Холодный камень сместился в сторону, и Тамерлан увидел лестницу, уходящую вниз. Лестница была очень маленькой, как игрушечная.

— Ничего себе! — с удивлением произнёс путешественник вслух. Вспомнив слова бабушки, открыл шкатулку и надел на шею золотой медальон.

Маленькая девочка в серебряном платье появилась из подземелья, она была ростом с мизинец. Белоснежные волосы, заплетённые в десяток косичек, ниспадали на хрупкие плечи. Девочка взмахнула рукой: в ту же секунду Тамерлан стал одного роста с серебряной принцессой, от его одежды не осталось и следа — на нём блестели золотые латы, а на поясе висел меч, на ножнах которого сверкали знаки, что и на камнях у мечети.

— Меня зовут Нэл, — улыбнулась девочка, присев в лёгком реверансе. — Я единственная дочь короля эллов.

— Тамерлан, — рассматривая с удивлением доспехи, представился золотой воин.

— Я знаю, зачем ты пришёл к королю эллов, — сказала принцесса, — следуй за мной.

Нэл развернулась и пошла вниз по каменной лестнице. Тамерлан последовал за ней. Где-то за спиной он услышал, как тяжёлый камень, скрипнув, занял своё привычное положение, но темно не было. Каменная лестница, обрамлённая серебряными нитями, светилась, как клавиши фортепиано. Вот только не было никаких поручней, лестница висела в воздухе. Ступени закончились, Тамерлан с принцессой стояли у больших кованых ворот.

— Принцесса Нэл с Воином Света! — громко сказала девочка.

Кованые ворота открылись, и золотой мальчик с серебряной принцессой вышли на поляну. Тамерлан осмотрелся: вот чудо, они стояли у той же мечети, только неразрушенной, а сгоревшее дерево уходило вверх густой лиственной кроной, бросая на них тень.

— Я глазам своим не верю! — только и смог произнести мальчик. — Так это мой аул!

— Да, — согласилась Нэл, — только здесь живёт народ эллов, а правит ими король Эландер.

Принцесса повела Тамерлана по знакомой ему тропе, которая привела их к замку. Там, где располагалось село Хой, возвышался настоящий замок с крепостными стенами и башнями. Башни были такие же, как и в его ауле. Наверху нависали мишули, похожие на балконы, в них виднелись бойницы, около которых стояли стражники в серебряных латах. Тамерлан с девочкой вошли в город и направились во дворец короля. На улицах города царила суета, эллы подносили к стенам камни, глиняные горшки с какой-то жидкостью, город явно готовился к осаде.

— Кто на вас хочет напасть? — спросил Тамерлан.

— Сараны, — спокойно ответила девочка, — и ты, как Воин Света, должен нам помочь.

— Сараны? — удивился Тамерлан, — то есть, по-нашему, саранча?

— Да, — ответила Нэл, — только в нашем мире они не только поедают посевы, а веками стремятся завоевать трон короля. Если это произойдёт, наш и ваш миры превратятся в пустыню.

Принцесса в сопровождении золотого воина вошла во дворец. Стены дворца были выложены мозаичными картинами, на которых красовались горы, луга и реки.

— Как красиво! — воскликнул Тамерлан.

— Спасибо! — улыбнулась Нэл: — Эти картины создавались веками.

Разглядывая чудо картины, Тамерлан и не заметил, как оказался в тронном зале. Ряд колонн, слева и справа, был украшен драгоценными камнями, а посередине стояли трон и три камня, как и при входе в мечеть. На троне восседал старец в серебряном плаще, в правой руке он держал прозрачный жезл, в котором играла вода. Поднимаясь вверх, она тоненьким, искрящимся водопадом падала вниз и снова стремилась вверх. Принцесса подвела Тамерлана к королю и сказала:

— Настало время, Ваше Величество, Воин Света прибыл, чтобы возглавить наше войско.

— Мой мальчик! — отбросив в сторону напыщенность, произнёс король, поднялся с трона, подошёл к Тамерлану и обнял его. — Как мы тебя ждали! Я уже стар и не могу возглавить войско. Ты поведёшь эллов в бой!

Король вернулся на трон и дотронулся жезлом до среднего камня. Мозаичные картины на стенах замка растворились, а на их месте Тамерлан увидел, как тысячи саранов ползут к стенам замка по отвесным скалам. Тамерлан насупился.

— Нельзя медлить, Ваше Величество, — сказал он, — нужно составить план и разбить саранов.

Король улыбнулся и коснулся жезлом правого и левого камней. В ту же секунду возле Тамерлана возникли два элла в серебряных латах, в руках они держали луки из неизвестного ему дерева, они были голубого цвета с серебряной тетивой.

— Это мои сыновья, Эк и Эр, — произнёс король, — они помогут тебе.

Тамерлан посмотрел на братьев, отличить их друг от друга было невозможно. Вот только у одного из них в ухе висела серьга, по форме напоминающая сторожевую башню. Король заметил удивление Тамерлана и сказал:

— Да, у Эра серьга, так ты сможешь их отличать. Эр командует на стенах замка, а Эк возглавляет войско.

— Понятно, Ваше Величество, — произнёс Тамерлан, подошёл к одной из дворцовых колонн и приложил ладони. Так он простоял несколько секунд и вернулся к трону. — А как вы раньше отбивали атаки саранов? — спросил он.

— Раньше нам помогали другие кланы эллов, — ответил король. — Но в этом веке сараны всех завоевали, их стало так много, вдобавок у них есть крылья. Конечно, наши лучники метко стреляют, но на место сбитого сарана прилетают десятки других.

Тамерлан посмотрел на стену дворца, где как на экране было видно, как сараны, сложив крылья, ползли вверх. Туман рассеялся, и лучники эллов выпускали стрелу за стрелой. Но попасть в воинов саранов было трудно, те прижимались к камням, одев на спины щиты.

— Ваше Величество, — обратился Тамерлан к королю, — могут ли жители города связать эластичные канаты?

— Да, это возможно, — ответил Эландер. — Только зачем вам эти верёвки?

— Мы закрепим один конец каната на стене, другим обвяжем воина элла.

— Сотни стражников спрыгнут вниз, но не разобьются о землю, верёвка потянет их вверх. В полёте серебряные эллы очистят стену от ползущих саранов и вдобавок их сильно напугают.

Король недолго думал.

— Всем вязать верёвки из резинового дерева! — крикнул он.

Через пару часов сотни серебряных эллов приготовились к прыжку. Но Тамерлан не спешил, хоть и медлить было нельзя, сараны ползли всё быстрее и быстрее.

— Туман, туман! — крикнул Тамерлан: — Помоги защитить родную землю!

Облака седого тумана, лежавшего где-то далеко внизу, поднялись и укутали крепость.

— Вот спасибо, друг! — крикнул Тамерлан. — Пора! — Он махнул рукой, и сотни воинов полетели вниз.

Не долетая пару метров до земли, они птицами взмывали вверх, очищая стену от завоевателей. Сараны ничего не видели в тумане, а эллы, напротив, очень хорошо ориентировались в темноте и тумане. Не прошло и часа, как остатки войска саранов пустились в бегство в сторону своего лагеря, который располагался на заливном лугу, где-то далеко внизу.

— Ура! Мы победили! — закричал король Эландер, стоя на краю крепостной стены.

— Слава Воину Света! — кричали жители серебряного королевства.

Эр и Эк подошли к Тамерлану и, преклонив правые коленья, слегка наклонили головы.

— Ты великий воин, — сказали они одновременно, — наша жизнь и сила в вашем распоряжении.

— Что вы, что вы, — сказал Тамерлан, — за поддержку спасибо, ведь без вас и вашего народа не было бы никакой победы. Да и главная битва ещё впереди.

— Прикажите, и мы выступим на луг! — сказал Эк.

— Друзья мои, — ответил Тамерлан, — мы не сможем победить тысячи саранов: у нас слишком мало воинов. Я хочу попросить о помощи у гномов. Это возможно?

— Гномы просто так ничего не делают, — ответил Эр, — но они очень любят драгоценности.

— Отлично! — обрадовался Тамерлан, — соберите всё золото, все драгоценные камни, до единого, и я поеду к гномам.

— А что ты задумал? — спросил Эландер.

— Гномы построят плотину и прорубят в горе туннель, — ответил Тамерлан. — Одним концом проход в горе будет соединяться с рекой Ансалта, другим — с заливным лугом, на котором располагается войско саранов.

— Так просто? — удивился король. — Ты хочешь их смыть водой?

— С одной стороны, просто, — согласился Тамерлан. — С другой стороны, нам надо прорубить тоннель за ночь, опередив саранов. Поэтому не жалейте злата и драгоценных камней, отдайте всё, что у вас есть.

Так и сделали: не мешкая, был собран караван. Эландер отдал все драгоценности королевства, всё, до одной монеты. А люди города, узнав про золотой караван, принесли всё самое ценное, что у них было.

Караван, загруженный драгоценностями, спустился с горы и подошёл к пещере гномов, так в городе называли проход в горе, который вёл в царство гномов. Тамерлан не взял с собой стражников, только принцессу Нэл. Гномы её очень любили, восторгаясь умом и красотой девушки.

Нэл спрыгнула с коня, смело войдя в тёмную пещеру.

— Дары для короля гномов! — крикнула она.

Король Эландер со своими сыновьями не покидал крепостную стену, вглядываясь в горную тропу, по которой ушёл караван. Вот уже солнце скрылось за верхушками гор, а Тамерлан с принцессой всё не возвращались. Наконец, раздался стук копыт, по горной тропе скакали два всадника.

— Открыть ворота! — приказал Эландер и пошёл встречать дочь и Воина Света. — Договорились? — с нетерпением спросил Эландер.

Тамерлан спрыгнул с коня и подал руку принцессе.

— Спасибо, — произнесла Нэл и ловко спрыгнула с лошади.

— Вы прекрасная наездница, — сказал Тамерлан.

Король Эландер больше не мог ждать.

— Хватит разговаривать между собой, мы все с нетерпением ждали вашего возвращения! Что сказал король гномов? — с улыбкой и отеческой любовью произнёс король.

— Извините, Ваше Величество, — учтиво ответил Тамерлан, — гномы сделают туннель за одну ночь. Хорошо, что вы не пожалели драгоценных камней. Король гномов хоть и правит глубоко в горе, но он видел, как люди серебряного города несли свои украшения для каравана. Он призвал на помощь гномов из других гор и ущелий. Всем миром они должны успеть до утра, пока войско саранов не выступило. В пять утра гномы откроют плотину. Наши же воины должны располагаться в горах, близ луга, и не давать саранам выползать из воды: крылья их намокнут, и завоевателям не будет спасения.

— Да будет так! — воскликнул Эландер. — Всем воинам расположиться в горах!

Ночь была тёплая. На бескрайнем небе мерцали звёзды, словно наблюдая за войском эллов, спрятавшегося в горах вблизи заливного луга. Тамерлан смотрел на звёзды, он любил звёздное небо, но сейчас он хотел, чтобы поскорее показалась утренняя зорька. Войска саранов выстраивались боевыми порядками, готовясь к штурму. У воинов не было щитов, сараны планировали летучий штурм крепости.

— Где же зорька? — произнёс Тамерлан, вглядываясь в горизонт.

Солнце, словно услышав его слова, подсветило небо, звёзды потускнели и стали исчезать.

«Успели бы гномы!» — пронеслось в голове Тамерлана.

В ту же секунду из горы напротив огромный камень упал на луг, и из образовавшегося прохода хлынула холодная вода реки Ансалта. Прозрачной воде путь был преграждён, она закружилась на лугу, образовав гигантский водоворот. Тамерлан и сам не ожидал такого эффекта. Сараны пытались взлететь, но мокрые тяжёлые крылья тянули их вниз, в пучину древней реки. Буквально через полчаса вода остановилась, сравнявшись по уровню с проходом в скале. Перед Тамерланом раскинулось прекрасное озеро. Природа сама победила непобедимое войско.

— Это озеро будет называться Казеной-Ам, жестокое голубое, — произнёс Тамерлан и сделал жест рукой, который означал о возвращении в крепость.

Воин Света, принцесса Нэл и сыновья короля стояли перед троном.

— Это великая победа! — восторженно изрёк Эландер, поднявшись с трона. — Проси, Тамерлан, чего пожелаешь!

Тамерлан улыбнулся.

— Ваше Величество, — сказал он, — спасибо, мне ничего не надо, но очень хотелось бы восстановить древнюю мечеть.

— Да будет так! — согласился король и прикоснулся жезлом к среднему камню.

Тамерлану показалось, что он теряет сознание: высокие колонны, мозаичные картины — всё полетело куда-то в ущелье…

— Открой глаза, Воин Света! — услышал он голос Нэл.

Тамерлан очнулся. Он лежал на изумрудной траве, около него возвышалась древняя мечеть, как будто только что отстроенная. Мальчик поднялся, он был уже такого же роста, как и раньше, доспехи исчезли, только старинный медальон блестел на груди.

— Спасибо тебе, Тамерлан, — откуда-то снизу услышал он голос принцессы.

Мальчик опустился на колени, перед ним в зелёной траве стояла Нэл.

— Мы ещё увидимся? — спросил Тамерлан.

— Ты знаешь, как нас найти, — ответила девочка и взмахнула рукой.

В ту же секунду средний камень отъехал в сторону, и принцесса, сделав лёгкий реверанс, скрылась в подземелье. Камень скрипнул и занял своё вековое место. Тамерлан поднялся на ноги. Сгоревшее дерево теперь уходило куда-то далеко вверх, раскинув над мальчиком пышную крону. Но баскетбольное кольцо осталось, оно виднелось где-то высоко вверху.

— Чудеса! — произнёс мальчик и побежал домой, напевая:

Моя земля!

Моя Чечня!

Люблю тебя, моя река!

И озеро люблю, и горы!

Туман люблю!

Люблю просторы!

Люблю тебя, моя земля!

Люблю тебя, моя семья!

Много ли, мало ли лет прошло с тех времён, только жители стали возвращаться в аул стражников. А Тамерлан своими руками построил школу и учил детей разным наукам и древним письменам. Ученики спрашивали его:

— А правда ли, что был такой мальчик, Воин Света?

— Правда, — отвечал Тамерлан, — и вы все воины света: в ваших сердцах честь и добро земли нашей!

Русская душа

Ёдик, большой рыжий кот, килограммов пятнадцать, сидел на крыльце старой покосившейся избушки. Рядом, красуясь белыми лотосами, никуда не торопясь, несла свои воды речка Кашинка. Ёдик переловил всех мышей, и ему стало скучно, он грустно смотрел на прозрачную воду сторожевой реки. Все в городе Кашин знали, что река делает шесть поворотов, образуя сердце. Так же люд кашинский поговаривал, что душу русского народа спрятали в граде богатыри. Изменили они русло речки Кашинки, и приобрела она форму сердца, чтобы ни Кощей, ни другой лиходей не отыскали её.

Бабушка Шура, у которой жил Ёдик, пошла на базар выменивать ягоды на молоко да сметану: коровы-то у неё не было. Оставила она кота охранять дом и сказала:

— Смотри, котик, не за поворот, а на дом, чтобы чего не украли!

— Хорошо, — промурлыкал Ёдик и уселся на крыльцо.

Он подумал: «Что можно украсть у бабушки Шуры?» Кот не понимал. Вот и решил он, что пока бабушки нет, надо проплыть по реке и поискать эту русскую душу. Всё равно лодка приплывёт обратно к избушке, может, клад какой попадётся, будет хозяйке подмогой. Пушистой лапой кот Ёдик прикрыл дверь в дом и направился к реке. На берегу лежала небольшая ладья, в ней соседские мальчишки ловили рыбу и играли в мореплавателей.

«Подойдёт», — решил Ёдик, отвязал верёвку, оттолкнул ладью от берега, забрался в неё и медленно поплыл по течению реки.

Кот сидел на корме, как настоящий матрос, внимательно рассматривая берега: нельзя было пропустить ничего. Рядом с лодкой вынырнул окунь и с удивлением уставился на кота: то ли рыжие полоски на теле Ёдика заинтересовали рыбу, то ли кот-матрос, плывущий неведомо куда.

— Чего тебе? — важно спросил Ёдик.

— Да ничего, — ответил окунёк, — я подумал, может, мы родственники? У тебя полоски и у меня полоски, — окунёк повернулся другим боком. — Меня зовут окунь Яшка, давай дружить!

— Давай! — согласился Ёдик, оставив за бортом лодки свою важность. — Только дружба наша какая-то неправильная: ты — рыба, а я — кот.

— Не переживай! — махнул Яшка плавником. — Ты спроси меня о чём-нибудь, я тебе помогу.

— Точно! — согласился Ёдик: — Я плыву по реке не для прогулки, а узнать хочу, что же такое русская душа, и как богатырям удалось её спрятать так, что иноземцы носатые искали, искали, да ничего не нашли?

— Как интересно! — Яшка перевернулся в воде. — Мой дедушка говорил, что частица русской души живёт в музее «Каши и кашинских традиций». Поплывём туда? Местная смотрительница Анна всегда кидает в воду кашу, приговаривая: «Ох, добрая каша — для добрых рыб!»

— Поплывём! — согласился Ёдик.

Через несколько километров Яшка направил лодку к берегу. Недалеко от воды виднелось деревянное здание, на котором висела вывеска: «Музей каши».

— Ну, я пошёл! — мяукнул Ёдик, выпрыгнув из лодки.

Яшка помахал другу плавником и скрылся в воде сторожевой реки. Дверь в музей была приоткрыта, Ёдик вошёл внутрь здания. На стенах всюду висела старинная утварь: горшки, ухваты, какие-то старинные приспособления, а посередине стоял крепкий деревянный стол, на котором дымился чугунок с кашей.

— Тук-тук-тук! Кто есть в горнице? — спросил кот.

— Проходите, гости дорогие! — раздался голос смотрительницы со второго этажа.

По винтовой деревянной лестнице спускалась в горницу Анна, девушка лет двадцати пяти в длинном платье с васильковыми узорами. Ёдик от удивления раскрыл рот.

— Что-то не так? — спросила Анна, накладывая в две тарелки перловой каши. — Котик, подходи к столу, присаживайся, отведай перловой каши.

— Большое спасибо, хозяюшка! — ответил Ёдик, запрыгнув на табурет. — Я не ожидал встретить такую красивую смотрительницу музея!

— Ах, дипломат! Ах, дипломат! — смеясь, проворковала Анна нежным голоском, пододвигая коту кашу.

— Я, уважаемая Анна, путешественник, ищу русскую душу, — зачерпнув кашу деревянной ложкой, промяукал Ёдик.

— Интересно как! — улыбнулась Анна: — А ты поищи её на дне тарелки.

— На дне? — удивился кот и быстро съел всю кашу, что и вылизывать тарелку стало не обязательно. — Какая вкусная каша! — мурлыкнул он. — Вот только где русская душа?

— Ты сыт и доволен! — ответила Анна. — Вот это и есть частица русской души: «Что есть в печи — на стол мечи».

— Выходит, что я её съел? Я проглотил частичку русской души? — весело произнёс Ёдик. — Тогда, конечно, жадные завоеватели никогда её не найдут!

Анна улыбнулась и спросила:

— Куда дальше вы, путешественник, поплывёте?

— Окунь Яшка подскажет. Спасибо за кашу! — ответил кот, спрыгнул с табурета и вышел из музея.

Ярко светило тёплое июльское солнышко, около музея росли разноцветные хризантемы. Толстые шмели, не обращая никакого внимания на Ёдика, перелетали с цветка на цветок.

— Вот они-то точно знают, куда дальше плыть! — мурлыкнул кот, подойдя ближе к цветам.

— Уважаемый вертолёт, — обратился он к самому большому шмелю, по его мнению, такое современное обращение должно было произвести на насекомое впечатление. — Скажите, куда плыть дальше? Я — путешественник, и ищу русскую душу.

Шмель перестал опылять цветок, посмотрев на собратьев. Те наперебой зажужжали.

— Да понял, понял я! — недовольно буркнул большой шмель: — Плыви, кот, к женскому монастырю, река сама вынесет тебя к нему, там и найдёшь частичку русской души.

— Спасибо, уважаемые шмели! — поблагодарил Ёдик, прыгнул в лодку и поплыл дальше.

На берегу стояла Анна, кидая в воду остатки наивкуснейшей каши, вокруг неё гудели шмели:

— Как, Анна, скажи, мы всё правильно объяснили путешественнику? А почему он назвал нас вертолётами?

Присев к воде, Анна мыла посуду. Серебристые рыбы, играя с девушкой, заплывали в чугунок, она выпускала озорников обратно в реку. Подумав, смотрительница ответила:

— Конечно, правильно! Где, как не в монастыре, искать частицу русской души?! А вертолёты… — пояснила она шмелям, — это большие красивые птицы.

— Какой хороший путешественник! — прожужжали насекомые и полетели по своим делам.

Ладья медленно скользила по гладкой реке.

— Что тебе сказала смотрительница? — вынырнув из воды, спросил Яшка.

— Дорогу надо держать в женский монастырь, — ответил Ёдик.

— Я так и думал! — выпрыгнув на мгновение из воды, крикнул Яшка.

Через некоторое время ладья подплыла к высокой кирпичной стене, на берегу возле стены монахини в чёрных одеяниях ухаживали за огородом. Чего в этом огороде только не было: мраморные тыквы, румяная морковь, капуста, репа и другие овощи.

— Здравствуйте, уважаемые монахини! — обратился Ёдик к служительницам Господа: — Я — путешественник, и ищу русскую душу. Шмели говорят, что её частичка живёт у вас.

Одна из служительниц монастыря подошла к лодке. На её голове красовалась большая шляпа, защищающая от солнца.

— Да, кот-матрос, — промолвила смиренно она, — мы в нашей обители свято храним русский дух и молимся за каждого русского человека.

— Где же он, русский дух? — спросил Ёдик.

— В этих деревьях, которые растут вокруг нас, — ответила монахиня, — в этих стенах, которые веками охраняют нас, — она указала на старинные постройки. — В этой речке Кашинке, её воды принесли тебя сюда. Как придёт враг на землю русскую, распрямится речка и превратится из сердца в меч-кладенец, и вместе с полноводной рекой Волгой погонит жадных завоевателей со святых земель.

— Вот это да! — удивился кот. — Значит, и я — богатырь, раз плыву по этой реке?

— Значит, и ты — богатырь! — улыбнулась монахиня.

— Ура! Ура! Я понял! — закричал Ёдик, отчаливая от берега.

— Что ты понял? — вынырнув из речки, спросил Яшка.

— Я понял! — восторженно воскликнул кот. — Русский дух — это и ты, Яшка, и я, и бабушка Шура, и речка Кашинка, и смотрительница Анна, и монахини, и трава, и деревья. И никогда и никому не разгадать этой загадки, потому что пропитана она любовью к земле русской.

— Значит, и я — богатырь? — распрямив плавники в стороны, спросил Яшка.

— И ты! — махнул лапой Ёдик. — Поплыли домой, а то достанется нам «на орехи» от бабушки Шуры!

— Поплыли! — весело согласился окунёк и скрылся в прозрачной воде речки Кашинки.

Она и по сей день, протекая по городу, делает шесть изгибов, пряча в них русскую душу, в которой хранятся благоразумие, справедливость, умеренность, мужество, доброта и вера.

Эльфийская принцесса

Часть первая
Лунный бал

Тук-тук-тук! шёл поезд «Москва — Анапа». Алина ехала с мамой к морю. Девочка проснулась рано, в шесть часов утра. Все путешественники из других купе ещё спали. К путешественникам девочка относила всех людей, которые куда-либо ехали, а тем более к морю. И было Алине всего пять лет с хвостиком. Девочка порисовала, полазила с полки на полку, с целью так невзначай разбудить маму. Но мама Ира не просыпалась. Конечно, она приоткрывала один глаз, присматривая за дочкой, но только тогда, когда Алина отворачивалась.

— Ну, вот! Все спят, — разведя руки в стороны, произнесла девочка и стала играть в принцессу.

Она достала из маминой сумки маленькое зеркальце и расчёску. Белоснежные волосы Алины были коротко пострижены, мама специально так постригла дочку, чтобы на море было не жарко. Но Алина этого не понимала. Голубые, раскосые глаза и коротко постриженные волосы, девочка смотрела на себя в зеркало.

— Разве бывают такие принцессы, с такой причёской? — сказала она.

Алина отложила в сторону зеркальце, взяла в руки карандаши и стала рисовать принцессу. Принцесса получилась необычная, какая-то эльфийская, коротко стриженные белые волосы, небесно-голубое платье, а самое главное — прозрачные, как вода из ручья, крылья за спиной.

— Вау! — произнесла Алина и дорисовала розовую корону.

Поезд «Москва — Анапа» въехал в странный, очень тёмный туннель, только изредка в окнах поезда мелькали жёлтые фонари. Дождавшись отблеска туннельного фонаря, девочка посмотрела на столик в купе. На откидном столике по-прежнему лежали белый листок и карандаши, вот только изображение принцессы пропало. Белый лист был абсолютно пуст! Алина протянула руку к листку, но поняла, что поднимается вверх. Она повернула голову, за её спиной блестели прозрачные крылья.

— Как это? — удивилась Алина.

В этот момент девочка уменьшилась в десять раз, окно в купе открылось, и прозрачные крылья понесли девочку куда-то в темноту.

Туннель закончился, Алина летела над цветущим лугом.

— Ничего не понимаю, — произнесла она.

Вокруг неё, уходя за горизонт, тянулись луга с жёлтой травой и разноцветными цветами.

— Где же все? Где же поезд? — спросила Алина.

Словно услышав девочку, из жёлтой травы вспорхнули две жёлтые бабочки.

— Как вас зовут, принцесса? — спросила одна из бабочек.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 385