электронная
100
печатная A5
332
16+
Волшебная дверь

Бесплатный фрагмент - Волшебная дверь

Книга четвертая

Объем:
112 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4483-3921-9
электронная
от 100
печатная A5
от 332

Вместо предисловия — теория написания

Записки на компьютере

Нет ничего проще, чем написать статью или книгу — длинную, многостраничную и многословную. Сиди себе и пиши. Слова легко сложатся в предложения. Но уже на второй странице чтения возникнут вопросы: о чем написано? что сказал автор? Так что первое правило: прежде, чем что-либо написать, ответьте сами себе на простой вопрос: о чем вы написали или собираетесь? что хотели сказать или сказали?

Сформулируйте коротко, всего в одну строчку, лишь один тезис: что, как и почему? Вот лично я считаю, что учился у Бабеля1. Конечно, не только у него. Но только его опыт и практика литературной деятельности могут лежать в основе любого произведения, которое вы

1 Исаак (Эммануилович) Бабель — Одесса, 30 (12) июня 1894 года — Москва, 1940 год (расстрелян). Русский, советский писатель, драматург и журналист.

пишете для других. Для себя вы можете писать что угодно и как угодно.

Когда я обнаружил, что любую статью, раздел или главу книги переписываю в среднем 17 раз, то было от чего отталкиваться. Однако только потом, уже написав пару-другую книг и сотен статей, вдруг узнал о том, что Исаак Бабель переписывал одну статью 21 раз! Узнав — понял: недорабатываю. И насколько недорабатываю!

Именно эта разница в четыре переписывания и отделяет меня от классика. Зато есть к чему стремиться. Потому и стал после 17 переписываний специально возвращаться к написанному еще и еще раз, чтобы хотя бы при полировке текста превзойти усилия знаменитого писателя.

Не знаю, не уверен на сто процентов, что есть такие уникальные люди, которые могут все сказать и написать сразу, набело, без помарок. Редкое, наверное, это явление. Но имеет право на существование. Хотя вряд ли такое существует в природе. Если, конечно, работа действительно авторская, а не вольный пересказ чужих мыслей и переработка чужих текстов. Столкнулся недавно и с другим феноменом, иной проблемой.

Вот отложите любой свой текст на время на полку. Пусть полежит. А по прошествии времени вернитесь к нему. Вы поразитесь: столько заусениц и корявостей увидите. Причем вы увидите. Другие не увидят. Даже не заметят. Они с первого раза сделают выводы и умозаключения, вынесут приговор и выскажут, если получится, свои суждения.

Про еще одну составляющую любой литературной работы даже говорить неудобно. Про то, что писать нужно каждый день. Ведь о том, как писать, знает практически любой. Умеет писать каждый второй. А вот навык передачи мысли в письменном виде закрепляется только тогда, когда каждый день шлифуется. И именно навык — первое, что уходит. Вот перестанете работать каждый день, совершенствовать свой навык, меняться от текста к тексту, от предложения к предложению, от слова к слову — и все, ушел навык. Потом сомнения одолевают в результатах работы своих коллег.

Вот недавно беседовал с одним писателем. Зашел он в гости. Я подарил ему свою новую книгу. Он тут же перевел разговор на себя. Держит в руках мою пахнущую свежей бумагой и буквами книгу и молвит: мол, нужно будет найти время. Сяду вот скоро, когда силы наберусь, за новую книгу. Каждую неделю буду по часику выделять, чтобы написать. А мне стыдно стало: я даже не помню, какую такую книгу он написал.

Почему удивился, что забыл об этом? Да потому, что вроде сам же и помогал ему с рукописью1

1 Понятие рукописи вчера и сегодня — это разные понятия. Раньше рукописью считалось то, что было написано пером и чернилами на листе бумаги от руки. Сегодня рукопись — это чаще всего первый, сырой вариант текста из-под компьютера и на принтере. Хотя в понятии рукописи был и промежуточный вариант. Это когда на машинке и через копирку, когда ленты нет. Зачастую на четвертинке залежалой, желтой от времени бумаги, неровными, битыми буквами, без переносов, полей, отступов и красных строк.

от руки. В общем, держит он, писатель, в руках мою новую книгу. Но завидую я ему, а не он мне. Ибо талант. Может так, нехотя и талантливо, по-быстренькому, шедевр набросать. Естественно, любой талант вызывает должное уважение.

Правда, есть и другие стороны литературного таланта. Знаю парочку потенциальных писателей, которые годами рассказывают, что пишут шедевр. Но пока все некогда. Вот появится много свободного времени — и завершат. Принесут для оценки и предоставления возможности высказать свое восхищение. Но спешить здесь не следует: чем черт не шутит?

Для начала, думаю, по этой теме хватит.

А в завершение скажу. Вот вы сказали и написали одно. Тот, кто прочтет, поймет совсем другое. Ведь у каждого свой личный опыт. Это, наверное, и хорошо, что жизнь многогранна. А некоторые и думать не будут. Понесут такое, что весьма удивитесь. Причем исключительно свое. И не по теме. Зато сермяжное и посконное, оригинальное. И к вашему тексту отношения не имеющее. Им бы лишь повод был высказаться. Но право имеют: читатели!

5 марта 2016 года

Александр Травников

Глава I. Волшебная дверь

Волшебная дверь

На свете много есть чудес. Даже совсем не познанного. И если Вы не верите в чудеса, то это вовсе не означает, что их нет. Вот и мне довелось однажды повстречаться с таинственным и неизведанным. Убедиться лично в том, что и домовые, и барабашки точно существуют.

Дом строили долго и медленно. Даже когда построили, то все одно, документы на него отсутствовали. Когда прошло двенадцать лет, только благодаря мудрости и справедливости суда, были выданы на руки документы на огромный офис в центре города.

Все комнаты были завалены строительными материалами. Элитная недвижимость предстала в виде непроходимых развалин. Плитка, которая должна была лежать на полу, почти вся была побита и свалена по углам. Мешки с цементом, гипсовой штукатуркой давно превратились в камень. Со стен и потолка свисали медные и алюминиевые провода. В общем, помещение представляло собой голые стены из кирпича и бетона. Полы завалены строительным мусором. Который когда-то был дефицитными строительными материалами, а теперь однозначно были мусором.

Но так было у всех. И потому все радовались и этому. Некоторые, как известно из газет, в других местах, вообще ничего не получили. Но это в другом случае, при не честном застройщике. А про мертвых — как известно, либо ничего, либо только хорошее. Хорошего не было, значит и ничего про строителей, чья профессия скорее диагноз, чем профессия, здесь говорить не будем. Не та тема.

Среди всего этого хлама отыскалась и одна ценная вещь. Огромная деревянная дверь. Она были сделана из дерева. Была очень крепкой и однозначно единственной вещью, которая чего-то стоила. Даже для офиса в центре города она была явно не формат. И на несколько порядков превосходила по своей ценности любой евро ремонт в его законченной стадии. В общем именно эта дверь и была достойна того, чтобы ее не выбросили, а оставили, и установили в качестве украшения всего помещения.

И вот наступило время ремонта. Пришли рабочие. Потом другие. Потом еще другие. И каждая новая смена трудящихся рассказывала, сколько сил и средств следует потратить на то, чтобы ликвидировать сотворенное до них. Как обычно, у рабочих чего-то не было. То нужного сверла, то отвертки, то срочно требовалось особенное ведро или специальный плиточный клей, который можно было приобрести только в им ведомом месте по специальной цене с учетом скидки, в лавке у дяди Ашота.

Однажды, прихожу я в офис справиться о темпах ремонта и перспективах его завершения, и понимаю, что чего-то не хватает. Вот есть такое внутреннее ощущение того, что чего-то нет. Ну нет, и нет. Потом вспомню.

И точно. То, что гложет вас весь день, рано или поздно несомненно оформится в ясное представление о том, что вас так беспокоит. И действительно так. Ближе к полуночи, пришло явное понимание того, в чем вопрос. Вопрос был совершенно прост:

— А где дверь?

Теперь, когда стало ясно, что меня беспокоило, следовало внимательно порыться в памяти и вспомнить, почему я не увидел двери и что я упустил.

Спать теперь не хотелось вовсе. И потому хотелось прояснить ситуацию.

Пришлось ехать и с фонариком бродить по комнатам помещений с пустыми проемами для будущих дверей. Тщательный обход ничего не дал. Особо ценной и дорогой сердцу двери не было. Нигде. Значит меня память не подвела. Будем ждать утра и разбираться.

Утром звоню на офис прорабу и спрашиваю.

— Где дверь?

— Не знаю, — отвечает. — Наверное переставили куда-нибудь. Позвоню, узнаю. К вечеру доложу.

Пришел вечер. Двери не было. Ее не нашли. Но никто ее не брал. Куда подевалась, никто не знает. Все помнят, что была, а куда делась, никто не знает. Хотя дверь в помещение открыта весь день настежь. Заходи, кто хочет!

— Может кто утащил? — Спрашиваю.

— Может и утащил.

— А может домовой завелся. Привык за 12 лет к одиночеству в пустых стенах. Но так или иначе ищите. А я завтра утром приеду.

Приехал я на следующий день в офис. Рабочие работают. Здороваюсь. Спрашиваю:

— Дверь нашли?

— А что ее искать? Вон она стоит. Фанерой и досками закрытая. Вы может ее просто не увидели?

И точно, в дальней комнате, в углу, заваленная досками, фанерой и трубами лежит деревянная резная дверь. Вся чистенькая такая, и пленочкой обернута, чтобы не дай Бог не поцарапалась и не заляпалась.

В версии с исчезновением двери и не менее таинственным ее возвращением порешили остановиться на проделках домового или барабашки. Работяги тут же перешли к обсуждению и изложению таинственных случаев из их личной жизни и свидетельств очевидцев из телевизора. С этой версией поспешил согласиться и припоздавший прораб.

Пришлось и мне поверить в таинственное и не познанное. И в благородство домового. Который все норовит в дом принести, а не из дома вынести.

Правда в возвращении части пропавшего инструмента никакие уговоры домового не помогли. И только эта мелочь портила всю веру в существовании домовых и чудес из сказок.

Правда было еще одно НО. Был я вечером на офисе. Только зашел, а вслед мне жилец из соседнего дома.

— Здравствуйте!

— Здравствуйте, — отвечаю. — Чем обязан?

— Да мне говорили, у вас тут дверь есть ненужная. В концепцию дизайна не вписывается. Не продадите?

— А сколько?

— Три тысячи дам.

— Да на рынке такая дверь все сто тысяч стоить будет!

— Так-то на рынке. А мне ее за две с половиной предлагали. Потом вдруг прибежали. Дверь забрали. Две тысячи отдали. И унесли.

— А кто прибегал то?

— А я не знаю. Но если надумаете продавать, скажите. Я тут напротив живу. Может еще что есть интересного есть у Вас. Могу купить. Но только не дорого. Б/ушное все-таки.

Вот так вот. Из-за таких людей и сомнения появляются в том, что на свете и в самом деле существуют домовые и другая всякая и всяческая нечисть. А может все таки нечисть и вправду существует? Мы только пока недостаточно об этом непознанном явлении еще знаем? Мало ли чего еще неизведанного и таинственного есть на свете?

11 сентября 2015 года

Четырнадцать дней

Естественно, что эти четырнадцать дней не потрясли мир. Однако если бы такое событие произошло в жизни конкретного человека, то, безусловно, эти дни потрясли бы его до глубины души. Эти четырнадцать дней начинались с события, закончились событием, и ровно посередине этих знаменательных дат тоже было событие. Событие, которое было посередине, оказалось днем выборов. По мне, так все и крутилось вокруг этого события. Но такого мнения придерживался только я один. Другие думали по-разному. И потому были разногласия в оценке и понимании произошедшего.

Но обо всем по порядку. Среди опытнейших депутатов местной Думы был человек с бородой. Умный такой. В душе безобидный. Но депутат. Причем такой, которого избирали четыре раза подряд. Собрался он избраться и в пятый раз. Но, как говорится, мы предполагаем, а избиратель располагает. В общем, не избрали его в пятый раз. А за семь дней до выборов случилось в его жизни событие. За семь дней до выборов он женился. Зачем женился? Он и сам не знает. Я спрашивал.

Говорит, давно собирался. Но все времени не было. Жили-то пять лет нормально. Без всяких там штампов в паспорте.

А тут решили перед выборами расписаться. Свадьба за семь дней до выборов и была первым важным событием в череде событий этих четырнадцати дней в его жизни. В общем, определились. Вначале была свадьба. Потом, через семь дней, день выборов. А потом? Думаю, вы догадались. А может быть, и нет.

Чтобы легче было угадывать, дам маленькую подсказку. День выборов настал. И его не выбрали. В пятый раз не выбрали. Выиграл какой-то коммерс. Друг главы и товарищ главного по партийным спискам. Ну, не выбрали — и ладно. Все одно, есть чем человеку заняться с молодой женой. Медовый месяц все-таки. Вот закончится он, тогда и будем разбираться. Это если по традициям и обычаям. Но в жизни все наперекосяк. Но, как, безусловно, угадал умудренный жизненными ситуациями и закаленный бытовыми проблемами читатель, ровно через семь дней после выборов произошло еще одно событие.

Событие, которое поставило точку в событиях этих четырнадцати дней. Но теперь уже подробнее. Читатель ведь любит детали.

А детали череды событий таковы. Приходит бывший, не избранный в пятый раз депутат домой. Вернее, подъезжает к элитному небоскребу. Паркует машину. В лифте поднимается на четырнадцатый этаж. Открывает дверь. И тишина.

Нет! Вы не подумайте, что жена все вывезла и убежала из дома с сокровищами постдепутатской деятельности. Вовсе нет. Его подруга, когда еще не была его женой, притащила с собой к нему в квартиру мерзопакостную, гавкучую собачонку. Ну, знаете таких. Модные они нынче у тех, кто первым лабутены стал носить и губы силиконом накачивать. Гавкала она на все подряд. Вреда не приносила, не кусалась. Но все время лаяла. Причем на всех. Без повода. Хотя хозяйка ее обычно молчала. И то хорошо. Не мое дело. А тут тишина.

Он удивился. Включил свет. Разулся. Прошелся по комнатам. Заглянул два раза в ванную. Никого. «Может, в магазин пошла?» — подумал он. Стал набирать номер. Молчание. Никто не отвечает. «Странно», — подумал он и пошел в кухню решать не понятную для него, молодожена, головоломку.

Собрался включить электрический чайник, а чайником придавлена записка. Достал. Прочитал. Томить не буду. Ровно через четырнадцать дней, как сообщалось в записке, его молодая жена подала на развод. Свадьба. Выборы. Развод. И все за четырнадцать дней. И что думать — не понятно. Совсем не понятно.

Почти пять лет жили вместе — и ничего. Все нормально. А тут — бах! — и все. Конец выращиванию овощей и фруктов, или, если короче, завяли помидоры. Все. Никто ничего не понял. Оно, конечно же, со стороны никому и дела не должно быть до этих событий. Однако согласитесь, загадка какая-то в этом есть. Естественно, есть. Не может не быть. Но в чем разгадка?

Прошло какое-то время, и случилось еще одно событие. Вряд ли оно имеет отношение к происходившему. Тем более что это событие произошло уже далеко после этих знаменательных четырнадцати дней. Но сказал «а» — говори и «б».

Оказалось, что ровно в понедельник, то есть буквально на следующий после выходных день, нашему бывшему депутату стали делать операцию. И, надо же такому случиться, операция прошла сложно. Врачам, как их ни ругают, она удалась. Хотя три раза откачивали, из комы выводили.

Они, врачи, когда стараются, то настырные. Хотя у него со времен Афгана со здоровьем такого не случалось. Но выжил. Ветераны — они, сами знаете, какие живучие.

В общем, через три месяца после операции он наконец-то оформил развод. Получил свидетельство и штамп в паспорте о том, что опять свободен. Ходит в фитнес. Здоровье поправляет. С девчонками знакомится. Человек он теперь совершенно свободный. Бывший депутат. Ветеран. Причем молодой. Но в корыстные заговоры не верит. И про то, что говорят, тоже не верит.

Правда, знакомый врач ругался. Рассказывал:

— Я же ему говорил, что перед операцией волноваться совсем нельзя. А он такое устроил за пару дней до операции! Мы с ним как с человеком. А он чуть не подвел нас. Еле откачали. Столько нервных клеток угробил, что в жисть теперь не рассчитается.

Зато другой знакомый, адвокат, тоже рассказывал:

— Я его спрашивал про завещание. Все же и дом, и квартира, и машина, и дети, и мама. А тут такая операция. Он все обещал. Да замотался. Зато жена его будущая все интересовалась, есть ли у него какое завещание. Очень ее этот вопрос интересовал.

Но я никаких выводов из этих разговоров не делаю. Мало ли какой разговор и мысли у людей? Ну, не избрали — и не избрали. Какая трагедия? В общем, подводя итоги, признаю. Эти четырнадцать дней, конечно, не те десять дней, которые потрясли мир, американского журналиста Джона Рида и вечного гостя Кремлевской стены, который писал про Октябрьскую революцию 1917 года. Но что нам, обычным людям, революция? У нас у самих каждый день то событие, то революция. Это все нам ближе, понятней, родней. Быт, одним словом.

17 февраля 2016 года

Андрей и биткоины

Андрей Краснопояс, конечно, персонаж выдуманный. Имя и фамилия ненастоящие. Есть, правда, некоторое сходство с прототипом, но не более чем весьма отдаленное.

Зато слово «биткоин» однозначно самое что ни на есть настоящее. Верное слово. Слово, которое обещает невиданное обогащение. Но и его, и Андрея сближает только то, что они оба только обещают процветание и благополучие. Пока обещают.

Причем биткоин и Андрей чем-то сильно похожи друг на друга. Оба существа виртуальные. Выдуманные человеческим разумом.

Правда, Андрюха здесь пошел намного дальше. Он еще и на Форексе играет. Форекс, для любопытных, тех, кто не в курсе, — это такая валютная биржа, валютный рынок, где тот, кто в теме, может обменивать разные валюты на другие разные валюты. Валюты скачут туда-сюда. Игроки пытаются снять пенку с волны. Игра увлекательная. Для тех, кто в теме, прибыльная. Кто не в теме, они и есть сторона проигравшая. Источник дохода для посвященных.

Андрюха в число посвященных не входил. Денег у него было мало. А те, что были, все виртуальные. Как у того дурака, который думкой богатеет. Вот и порешил Андрюха силу мысли своей и думки донести до окружающих через различные социальные сети. Расширить, так сказать, круг своих вероятных клиентов и доверителей из числа тех, у кого еще были деньги. «Были» — слово верное, потому, наверное, что еще под влияние Андрюхи не подпали.

Но под обаяние силы Андрюхиной думки мало кто подпадал. Вернее сказать, вообще никто не подпадал. Ибо выбрал Андрюха тактику заманивания клиентов и соратников совершенно негодную. Понаберет себе в сети друзей, понакликает — и давай им всякие гадости писать.

Поругается с кем, привлечет к себе внимание виртуального собеседника, так сразу и начинает про себя рассказывать, писать заманухи. Мол, крупный я специалист в области биткоинов и биржевых валютных игр на Форексе. Могу помочь обогатиться. Знаю, где поле дураков есть. Мол, вместе денюжки закопаем, а потом вместе, оптом, плоды снимем.

И ведь был бы ему самому, Андрюхе этому, хоть какой-то толк от этого. Так нет же. Ему важно другое: втянуть, убедить. И, словно игроку на тараканьих бегах в Стамбуле, подобно булгаковскому генералу Черноте, верить в то, что таракан по прозвищу Янычар не побежит в обратную сторону. Выигрыш не за горами. Новичку повезет. А с ним, с новичком, повезет и Андрюхе.

И вот нахамит Андрюха кому-то в Сети — и тут же предложит ему сыграть на Форексе и в биткоины. Его, Андрюху, обычно посылают куда-то далеко. И невдомек им, недалеким, что он оттуда, куда его посылают, еще и не возвращался. Там он еще, бедолага, барахтается, выбраться никак не может. И помочь никто не пытается. Посылают, обижают его, горемычного.

Правда, и здесь есть у Андрюхи одна умная мысль о причинах его неудач. Во всем виновато КГБ. Неоригинально, конечно. Но он точно знает. Уверен. Виновато во всех его неудачах. «Однозначно КГБ во всем виновато, — думал Андрюха. — Это все оно, КГБ проклятое».

Когда он еще только заканчивал военноморское училище, только собирался осуществить добиткоинную и дофорексовскую мечту попасть на атомную подводную лодку с ядерными ракетами большой дальности, это самое подлое КГБ и направило его к психиатру. Всю его мечту КГБ и психиатры загубили. Уж он-то точно знал, что и как на атомной подводной лодке делать. Уверен был, что знает, для чего могла ему ракета баллистическая с ядерными боеголовками пригодиться.

Вот из-за них, КГБ и психиатров, и тянется за Андрюхой шлейф неудач. Но он верит, что рано или поздно найдет среди этого человеческого мусора родственную душу. Как найдет, так и обогатится сразу. Уж он-то точно знает. А то психиатры — они, вишь, какие оказались обманщики. Обещали помочь — и обманули. Первую мечту на корню загубили. Но теперь он их сам обдурит.

Точно знает, что обдурит.

А Форекс и биткоины ему в этом будут в помощь. Когда я заканчивал работу над этим рассказом, пришла новость: Андрюху опять в стационар забрали. То ли полнолуние повлияло, то ли приближение весны. Кто их, психиатров, знает? В общем, как подлечат Андрюху, он вас своими стараниями не оставит. Ждите. Медицина обычно творит чудеса. Современная медицина не то, что раньше, когда по указке КГБ действовала. Скоро выпустят.

Два А. Антимония и апория

Антиномия — неразрешимое логическое противоречие. Ну, вы в курсе. Это по типу загадки древнегреческого философа Зенона про Ахилла и черепаху, когда быстрый Ахилл не сможет догнать черепаху. Причем если рассуждать логически и по правилам банальной эрудиции, то теоретически точно никогда. Апория — такие случаи еще так называются.

Но не суть важно. Важно, что дети уже в малом возрасте сталкиваются с такими парадоксами. Самое главное — вполне спокойно с этим уживаются. Причем, как мне кажется, остаются при своем мнении по-любому, в любой ситуации и при любых аргументах взрослых.

Стою на перекрестке. Светофор. Жду. Рядом женщина. Держит за руку девочку.

— Мама! Лене семь лет?

— Семь! — А мне пять?

— Пять.

— А когда мне будет семь?

— Через два года.

— Тогда мне будет столько же, сколько Лене?

— Нет. Тогда Лене будет девять лет.

— А почему?

Ответа я не узнал. Загорелся зеленый. Но кажется мне, что ребенок остался при своем мнении. Девочка — это быстроногий Ахилл. Она догоняет. Не известная мне Лена — это черепаха, которую догоняет девочка. Понятно, что Лену ей не догнать никогда. Но, думаю, девочка верит, что через два года она ее догонит.

18 июня 2016 года

Брахманам это не нужно

Пережитки прошлого есть везде. В Индии тоже. Сохранились до наших дней. Одним из таких пережитков, по мнению современного и просвещенного общества, является разделение людей на различные социальные группы, высшую ступень в которых занимают брахманы.

Мой друг Серега, небезызвестный доктор Ко, всю сознательную жизнь занимался йогой, постоянно ездил в Индию, просветлялся, совершенствовался и наконец добился своего. Серегины индийские друзья тоже постарались поддержать его стремление к просветлению. За сто долларов с помощью астролога открыли ему глаза на то, что на самом деле он настоящий брахман. И не просто открыли глаза, но и выдали соответствующий документ о наступившем просветлении. Серега обрадовался. На радостях даже прикупил себе желтые одежды. Написал новую книгу с другим, уже индийским брахманом в соавторстве и даже издал ее в Индии.

Все его поздравляли. И с брахманом. И с открытием астролога. И с новой книгой. И вот уже в новом статусе признанного просветления Серега вновь отправился с группой учеников в Индию. Не прошло и трех дней по приезде в страну, как у Сереги украли телефон.

В чужой стране это если не трагедия, то уж точно головняк и проблемы. Серега в данном случае не исключение. Делать нечего. Пришлось по русской традиции обратиться в полицию. Пришел он в полицию. Так, мол, и так. Телефон украли. Полицейский внимательно выслушал. Посмотрел российский паспорт. Заинтересовала его и индийская справка из Варанаси о том, что Серега хоть и из России, но настоящий брахман. Полицейский улыбнулся. Наверное, он либо всем улыбался, либо только русским. С улыбкой вернул Сереге все его документы. Задумался и сказал:

— Ничего сделать нельзя. Брахманам телефоны не нужны. Заходите еще.

Наверное, все это было к лучшему. Серега вернулся из Индии только через два месяца. И был очень доволен. Ничто не отрывало его в путешествии от размышлений.

Карма, одним словом. И вывод, с которым сложно не согласиться: зачем брахманам телефоны?

24 мая 2016 года

Политика и ее сложности

Параллели успеха

Дело было так. Один мой знакомый собрался сделать политическую карьеру. Всех растолкал. И однажды сбылась его мечта. Возглавил он вожделенный пост регионального представителя одной совершенно мало знакомой гражданам России партии. С не менее мало знакомым всем и каждому лидером партии, название которой из четырех букв и начинается на букву «Л». А имя лидера тоже Владимир, как у президента, но отчество другое.

Как известно, политическая деятельность требует крупных расходов. Поэтому мой знакомый, получив должность, назначил заведовать казной самого честного и принципиального сторонника партии из числа пенсионеров. Бывшего кассира, который когда-то даже заведовал сбором комсомольских и партийных взносов. Тут же отправил его в Москву. За получением партийного вспомоществования на ближайший месяц политической деятельности.

Поехал наш кассир в Москву. Пообщался с коллегами из регионов. Послушал лидера. Пришел получать деньги. Давали всем по двадцать тысяч долларов на месяц. Зашел в комнату. В ней стол, стул, сейф, кассир. Кассир пригласил подойти к столу. Достал из сейфа ведомость, две пачки зеленых денег. Пачки, не считая, протянул получателю. Ведомость пододвинул с лежащей на ней заранее ручкой.

— Расписывайся и зови следующего, — говорит.

Наш посланец из провинции привык считать деньги, не отходя от кассы. Потому пересчитал обе пачки. Говорит:

— Здесь не хватает пятисот долларов.

— Как не хватает?! — возмутился кассир. — Я все заранее пересчитал.

Тут же пересчитал и опять говорит:

— Бери деньги, расписывайся и зови следующего!

— Не буду расписываться. Гони пятьсот долларов — и все тут.

В общем, получился форменный скандал. Набежало народу. Дошло до лидера. Прибежала охрана. Нашего провинциального эмиссара даже до трусов раздели. Но пятисот долларов не нашли. Кассир из центра молча достал из сейфа еще пятьсот долларов, демонстративно пересчитал, доложил.

Теперь еще раз раза три все всё пересчитали. Теперь хватало. Теперь было ровно двадцать тысяч долларов. Наш честный провинциал с гордостью расписался в получении всей суммы и, торжествуя свою победу, вышел из комнаты.

Инцидент был исчерпан. Раздача, отложенная на пару часов скандала, продолжилась в прежнем режиме. В комнату зашел следующий представитель другого, соседнего региона за своей долей финансовой помощи и партийной поддержки. Как он, представитель другого, соседнего региона, потом с гордостью рассказывал на дружеском ужине в ограниченном кругу близких соратников, у него все было несколько не так.

— Дают мне две пачки зеленых, — рассказывает после третьей рюмки, — и ведомость. Расписываюсь за двадцать тысяч долларов. Отсчитываю из пачки пятьсот долларов и прошу кассира принять. Так сказать, за будущие консультации, дружеские советы и помощь в правильном ведении дел и подготовке отчетов.

— И что? Даже не считал?

— Почему? Потом посчитал. Было девятнадцать тысяч долларов. Я же дал человеку пятьсот. За работу. Правильно? И никаких скандалов.

А дальше история развивалась так. Торжествующий победу кассир-провинциал вернулся домой. Отдал все до цента руководителю. Деньги потратили на активную политическую деятельность: флаги, листовки, газеты. Но не прошло и месяца, как приехала проверка. Все отчеты неправильными оказались. Деньги потрачены неверно. Не так и не туда. И не через тех людей и структуры.

Как итог — моего знакомого «карьериста» с шумом и скандалом сняли с должности. Не проработал он лидером партии и месяца. А вот представитель шустрого регионального отделения и сейчас процветает. Каждый месяц года четыре в Москву ездил, пока вообще туда не переехал. Его депутатом избрали.

Это я к чему рассказал? Думаете, чтобы покритиковать кого? Осудить? Ан нет. Просто рассказ мой из будней реальной политики. Политика, как всем известно, требует компромиссов и гибкости.

21 сентября 2015 года

Законы диалектики

Логика принятия властных решений никому не ведома. Как и конечные конкретные цели, к достижению которых эти решения ведут. Однако диалектику и ее законы еще никто не отменял. Игнорировать? Да, пробовали. А вот отменить еще никому не удавалось. И, наверное, не удастся. И потому расскажу я вам о том, как эти законы работают.

Например, в Думе. Простой городской Думе, в которой заседают три десятка разнообразных депутатов, каждый из которых сам по себе вроде политическая единица, но решение следует все одно принимать большинством голосов. Да и то, если есть кворум. То есть когда присутствует нужное количество депутатов. И потому одного депутата или даже если их меньше, чем большинство, по тому или иному вопросу голосующих, вроде бы как и не существует. Все, как бы, не страшно, когда есть дискуссия. Когда вроде есть тезис, высказывается антитезис, а после длительного обсуждения и изучения появляется синтез. Принимается правильное, верное, реализуемое и полезное решение. То есть действует фундаментальный закон диалектики: закон отрицания отрицания.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 100
печатная A5
от 332