электронная
40
печатная A5
235
16+
Волчье Логово

Бесплатный фрагмент - Волчье Логово

Стихи

Объем:
30 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-7935-0
электронная
от 40
печатная A5
от 235

Валентина Иванова (Спирина)

Спирина Валентина Петровна, урождённая Иванова, отсюда и фамилия, под которой пишу. Родилась 17 мая 1972 года в маленьком провинциальном, но очень красивом старинном городе Касимов. Четвертая дочка в обычной рабочей советской семье. В 1978 году умерла мама.

Мне было 6 а ей всего лишь 40…

А за окном вовсю смеялось лето…

Но всё за нас давно решили где-то…

Не было ни страшно, ни больно. Было непонятно: «Почему вдруг тебя не стало?» Страх и боль пришли позже и не отпускают по сей день, и по прошествии многих лет, я с мамой, как с живой разговариваю…

Мама, мамочка, помнишь — платье из ситца?

Ты его на мое день рождения сшила…

А я помню. Оно до сих пор мне снится…

Рядом с домом находилась Станция Юных Натуралистов, где и пролетели семь лет моей жизни. Уход за животными и растениями, позже селекционные работы с ягодами и как итог — медаль участника ВДНХ СССР.

Потом была лёгкая атлетика. Но я не полюбила её, а она меня и я перешла в секцию гребли на байдарках. Чемпионка и призёр России и ЦС «Динамо»

А потом грянули 90-ые… Пришлось поставить весло в угол и пойти работать. В то время в нашем городе выбор работы был ещё большой, но я пошла на хлебозавод. Он был недалеко от дома и мне всегда нравилось, когда со стороны завода тянулся аромат свежего хлеба.

Вы знаете, какое это чувство,

Когда над полусонною землёй,

Плывёт и разливается так вкусно,

Дыханье хлеба, созданный тобой…

Там и пронеслись ещё 24 года моей жизни. Там же я вышла замуж, родила троих детей — двух дочек и сына.

В 2007 году попала в больницу и, казалось бы, простая операция, обернулась четырьмя годами больниц и чередой последующих операций. Там, в больнице, я и начала писать стихи, дабы хоть как-то оттолкнуться от невесёлой реальности.

Мне бы пару минут одиночества,

Чтобы громко, по-бабьи, завыть.

Я живая! И мне ещё хочется

Полноценною жизнью пожить…

Но всё проходит. Больницы, слава Богу, закончились. Я вернулась к теперь уже «почти» нормальной жизни. Дети выросли. Работу пришлось сменить на более лёгкую. А стихи остались.

Писать, так только от души,

Когда внутри дрожит и рвется.

Когда себя опустошив,

Ты ищешь взглядом сруб колодца —

Воды напиться ледяной,

Чтоб с новой мыслью, с новой силой,

Тебя неистовой волной

Поэзия опять накрыла!

Волчья Любовь

— А что ты знаешь про любовь?

Спросил волчонок у волчицы.

— Любооовь? Она волнует кровь.

И заставляет сердце биться.

— И у тебя всё это было?

Глаза волчонка заблестели.

— А ты любила, мама?

— Дааа… Любила.

Слова, как листья, шелестели:

— То был красивый, сильный волк,

В глазах огонь, а в лапах ярость.

Одним лишь взглядом только мог,

Испепелить врагов, казалось.

🐺

Нас гнали злые егеря.

Весь лес флажками был окружен,

Всего два волка — он и я.

Против собак и против ружей.

Мы мчались вместе, бок о бок,

Без слов друг друга понимали,

На что способен этот волк,

Не знали егеря… Не знали.

🐺

Кончался лес.

Овраг.

Обрыв.

На миг застыли волки, люди.

Над пропастью раздался рык:

— В неволе никогда мы жить не будем!

Зияла пропасть чернотой,

Свобода бездною манила.

— Ты как? Со мной?

— Да. Я с тобой!

И мне совсем не страшно было.

Рвались собаки.

Мы в прицеле.

Толчок.

Прыжок.

И полетели.

🐺

Сквозь темноту пробился солнца свет,

Болело тело, словно рвали жилы,

И тишина, охотников здесь нет.

— Мы живы, Боги!

— Да. Мы живы.

Лежали рядом — я и он,

Зализывая раны друг у друга,

Смогли, ушли, прошло, как страшный сон.

Нет больше страха, больше нет испуга.

С тех пор мы были неразлучны.

Везде мы вместе, как один.

А ночью зимней, ночью вьюжной.

На свет явился ты — наш сын.

🐺

Идиллию нарушил лай собак.

И голоса охотников уж слышно.

Ну почему судьба жестока так?

Мы в логове лежим, молчим, не дышим.

Металось сердце от отчаянья,

— Останься с сыном! — прошептал.

— Я не умру! Я обещаю. Я уведу их.

И пропал…

🐺

Дремал давно уж сын под боком,

Волчица кончила рассказ,

Никто не видел волка мертвым,

А значит, он живёт средь нас.

🐺

Глазами волка

Глазами волка на меня смотрела ночь,

И сердце на куски рвалось от боли,

Ты гордо уходил. Всё дальше. Прочь.

Известно всем, что не живут волки в неволе.

🐺

Глазами волка на меня глядит луна,

Во взгляде холод и насмешка в одночасье.

Ты одиночка, ну а я — просто одна.

Ты уходил, забрав с собою моё счастье.

🐺

Глазами волка на меня глядит туман,

Туман забвения или наваждения,

Глазами волка выглядит обман,

Но быть обманутой хочу без сожаления.

🐺

И разрывая воем тишину,

Как будто тело всё проколото иголками,

— Не уходи! Не оставляй меня одну!

Ночь ухмыляется в ответ…

Глазами волка.

🐺

Скажи… у волка есть душа?

Скажи, у волка есть душа?

Скажи, ему знакома жалость?

— Есть… — отвечала не дыша,

Добыча, жить которой миг осталось.

🐺

Она смотрела в эти жёлтые глаза,

В них отражалось всё — от гнева и до боли.

Он мог бы ей о многом рассказать,

О том как тяжело пришлось в неволе.

Как страшно лязгнул тот стальной капкан,

Как содрогнулся лес ночной от рева,

Как кровь ручьём лила из рваных ран,

О том, как он бежал, порвав оковы.

Он мог бы рассказать, что просто так

Ни разу, никого он не обидел.

Он даже знает, что такое доброта,

Он как и все любил и ненавидел.

🐺

Был ярок мир, как-будто акварель,

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 40
печатная A5
от 235