электронная
27
печатная A5
449
18+
Война галактик

Бесплатный фрагмент - Война галактик

Николай Чудотворец

Объем:
352 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4474-5733-4
электронная
от 27
печатная A5
от 449

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Дорогие любители фантастики, я решил написать эту книгу, по двум причинам. Во-первых, я сам любитель фантастики, которой раньше было очень мало, во-вторых, мне давно хотелось сочинить что-то самому. И что бы было не хуже «Звездных войн». Я думаю все видели этот фильм, и не кто спорить не будет, что это интересный фильм. Но если вдуматься, то лазерными мечами драться нельзя, они будут проходить сквозь друг друга. Да красиво ни кто не спорит, и танки ходячие, большие и маленькие, тоже эффектно. Но ходячие танки тихоходные и в них легко попасть и подбить. Я не думаю, что в будущем будут такие танки. Вот я и решил написать что-то вроде «Звездных войн» но реальнее, и что бы в книге главными героями были россияне. Там также много юмора, есть и страшные места. Приятного Вам чтения!

Глава первая

Вторжение

Уже два года идет война. Наша галактика, объединенная в 3648 году по земному летоисчислению, подверглась нападению сразу двух галактик. Первая под названием «Хазу», и конечно как водится у россиян, её переименовали в «Козу» что более привычно нашему уху. А обитателей этой галактики, вы, наверное, поняли, как стали называть. Такая уж у россиян привычка, переделывать все под свой лад, особенно если слово непонятно. А вторая галактика «Тик-так», и как вы уже догадались, её прозвали «часики».

Нападение на нас, было внезапным, и неожиданным. До них ранее долетали «Викинги», так мы называем первопроходцев, и когда они пытались вступить в контакт с представителями этих галактик, Викингов атаковали, и им пришлось улететь. Было ясно они агрессивны, и ни каких контактов не хотят. Тогда объединенный совет решил, раз они не хотят контактов, мы туда летать не будем. А вот «Хазу» прилетели, и сразу же атаковали ближайшие к ним три наши звездные системы. Вот я вам и расскажу про эту войну.

Я Иванов Николай Алексеевич начал эту войну капитаном третьего ранга. Командовал дивизионом, и служил на космическом крейсере. На флоте меня ценят, так как я уже участвовал в двадцати боевых операциях, еще до этой войны, и лишь одну проиграл. И проиграл лишь по тому, что меня перекинули к планете Буцекал, не ознакомив с особенностями обитателей этой планеты. Все что я знал о них, это только то что Буцекалы могут менять свой облик, и еще их называют зеркальными людьми. Уже потом я узнал, что они могут принимать облик любого человека, которого увидят. И меня молодого не обстрелянного лейтенанта отправили командовать десантом, и воевать с таким хитрым и коварным противником.

Планета Буцекал была одной из последних технически развитых планет, не примкнувших к галактическому союзу. Планета вела себя агрессивно, и была пиратским притоном. Буцекалы принимали облик того, кого видели, что часто приводило к гибели наших солдат, принимавших их за своих. Но со временем появились приборы, которые могли распознать их среди своих, и только это помогло нам их победить.

Но не буду отвлекаться, и начну рассказывать с самого начала межгалактической войны. Она началась в 03 году общегалактической эры. А почему именно такой, я вам объясню. В нашей галактике множество планет, и на каждой планете год длится по-разному. Если счет вести по земным меркам, то на земле прошел год, а на другой планете больше года или меньше, в общем по-разному. Вот и решили вывести общегалактическое время. Как его вычисляли, я не знаю, но у людей, которые вычисляли, получилась именно эта цифра. Так вот в этом году, когда на сектор Б415, напали военные крейсера из галактики «Хазу», две третьих состава нашего флота охранявшего этот сектор, находились в отпусках, и отдыхали на планетах высшей комфортности. Хазувы, нет Хазусы, или Хазы, в общем «козлы», не знаю, как их еще назвать, атаковали три звездные системы. Планеты, которые только что начали осваиваться. Населения там было минимум, техники и рабочие, обслуживающие робототехнику, добывающую полезные ископаемые. У этих трех звездных систем было всего восемь планет. У двух звезд по три планеты а у третьей две. Противокосмическая оборона, а коротко ПКО, была только на одной планете, на остальных строились. Поэтому защитить себя могла только одна планета, и естественно семь планет они захватили за пару суток, что соответствует шестидесяти часам общегалактического времени.

Восьмая планета была с ПКО, и там же находился мой боевой крейсер, на борту которого было сто сорок истребителей. Крейсер имел ультразвуковые пушки, лучеметы, а так же новое оружие, которое находилось в стадии испытания. Это была энергетическая пушка, которая выстреливала сгустком энергии. При этом она ни кого не убивала, и ничего не разрушала, но она проникала через всё, у неё не было преград. Эта энергия входила во все электроцепи, повышая в них напряжение, и выводя из строя все электрооборудование. Перегорали предохранители, провода, даже случались пожары. Но это оружие было испытано только на заводских стендах, и ни кто не представлял, как оно себя поведет в боевой обстановке, да еще в вакууме. Само по себе оружие было очень хорошим, но был один недостаток, для повторного выстрела требовалось от двадцати до тридцати минут, чтобы сгенерировать энергию для выстрела.

Пока их флот захватывал семь планет, высаживая на них десант, один их крейсер приближался к восьмой планете. Где мы их и поджидали, так как получили сообщение о нападении с Лиды. Лида это планета, которая находится на одной из звездных систем захваченных козлами. Запеленговать их флот мы не могли, так как мы находились на краю нашей галактики, и радары раннего оповещения еще не были поставлены. Этот район только начал осваиваться. Наша планета, у которой мы стояли, была второй планетой, и последней, у звезды под названием «Лои». А планеты назывались Лои-1 и Лои 2. У Лои 1 было два крейсера козлов, а к нам летел третий.

Мой крейсер под названием «Николай Чудотворец» спрятался за спутником планеты Лои-2 и ждал момента для внезапной атаки. Мы знали что сейчас их крейсер прощупывает радарами ближний космос, что бы не попасть в ловушку. А в это время с планеты по ним открыли огонь ПКО. Но их крейсер почти не реагировал на выстрелы ПКО. Он выставил напротив планеты силовой экран защиты, и как бы с ленцой вёл ответный огонь. Мы с тревогой ожидали его дальнейших действий, ведь если он что-либо заподозрит, то обязательно выпустит истребителей-разведчиков, которые нас обязательно обнаружат. А это не входило в наши планы. А план был такой. Как только их крейсер сосредоточит весь огонь на подавление ПКО, вот в этот момент мы и вылетим из-за спутника, и нанесем сокрушительный удар, в том числе и из энерго пушки. Конечно, был риск, оружие новое, и могло выйти не так как нам хотелось. Но если все пройдет гладко, мы легко высадим на их крейсер десант.

Что собой представляют козлы, ни кто не знал. Может они и правда похожи на козлов, но их ни кто, ни разу не видел. Но скажу вам, что большинство разумных существ в нашей галактике, были похожи на нас, но с небольшими различиями. Конечно, были и такие типы что без отвращения на них нельзя было смотреть. Хотя мы им, наверное, казались такими же отвратительными, как и они нам. Но общее было одно, у всех были руки, то есть такие конечности, которыми можно было что-то делать, или скажем так, выполнять работу. Ведь ластами, крылом или щупальцем, ни чего сделать невозможно, значит, интеллект низкий. Если «особь» ни чего не производит, то её интерес заключается только в том, чего бы поесть и как бы её не съели. Это значит что мозг работает только в этих направлениях, и интеллект не развивается.

Впрочем, я кажется, отвлекся. Как я вам уже говорил, я командую дивизионом, и всем что к нему причитается. А что еще причитается, вы узнаете по ходу моего повествования, так как перечисление займет много время. А теперь немного о себе. Мне двадцать семь лет, я тёзка нашего крейсера, и прозвали меня «чудотворцем». Потому что выигрывал такие сражения, которые по всем тактическим и стратегическим параметрам не могли быть выиграны. Сейчас мой дивизион состоял из одного крейсера, а весь остальной состав отдыхал. Думаю, что через пару дней их соберут, и они примкнут к нам. К этому времени я думаю, что еще три дивизиона прилетят к нам на помощь. Вот тогда мы и покажем этим «козлам» где раки зимуют. Но смогу ли я продержаться шестьдесят часов? Ведь я в этом секторе один. И если я не смогу быстро захватить их крейсер, тогда весь сектор этого района космоса будет под их контролем.

Прошло больше суток, как я сообщил в штаб флота о нападении, и сейчас сюда мчится на предельной скорости МС16 — «малый сторожевой охотник». Не ахти что, но все, же помощь. Этот тип кораблей предназначен скорей всего для войны с пиратами, и для погони отступающего противника. Да у него скорость, маневренность, но огневая мощь желает быть лучше.

— Вражеский крейсер начал обстрел планеты, и подавления огневых точек ПКО. — Получил я сообщение, от командира ПКО, Степанова Сергея. — Вот! Наконец! — сказал я, и отдал приказ. Выходить из прикрытия спутника. Включив общую связь, чтобы не терять время на переключение по боевым постам корабля, я приказал истребителям покинуть крейсер, но ни чего не предпринимать. А так же приказал. Покинуть крейсер «прилипалам», и быть готовыми к десанту. Прилипалами мы прозвали стыковочные, десантные модули, предназначенные для стыковки и проникновения на вражеские корабли. Они прикрепляются к обшивке корабля и проделав отверстие, проникают во внутрь. В одном таком модуле сто двадцать десантников, плюс отсек для принятия четырех истребителей, экипажи которых могут участвовать в захвате корабля. А это еще шестнадцать человек. Истребители у меня нового поколения, сравнительно недавно принятые на вооружение, но уже хорошо зарекомендовавшие себя в боях. По старинке мы их до сих пор называем «стрижами». Они вооружены импульсными излучателями, а у экипажа из четырех человек, собственная кабина, которая отстреливается при аварии, или повреждении истребителя. А если человек не в состоянии это сделать, то она отстреливается автоматически. Излучатели могут работать на автоматическом режиме, то есть включил на автономный режим, и он сам найдет цель и уничтожит её. Конечно, этим пользуются редко, и только тогда когда бой идет один на один. А в групповом бою пилоты сами выбирают цель, та которая для него опаснее. Маневренность у «стрижей», какая вам и не снилась, истребитель может менять траекторию полета, не снижая скорости, до девяноста градусов, в любом направлении. А изменение полета на сто восемьдесят градусов, занимает полторы секунды. Столько требуется времени на торможение, и обратный ход с набором максимальной скорости.

А между тем пришельцы как-то вяло обстреливали ПКО на Лои-2. То ли они не спешили быстро захватывать планету, толи ждали подкрепление, или что-то заподозрили. Но приказ был отдан, и я его отменять не собирался. Время работает на них, и если к ним придет подкрепление, то мне придется отступать.

— Володя, как только поймаешь их крейсер на прицел, сразу же стреляй. — Приказал я. Хотя мог и не отдавать приказа, Володя своё дело знал хорошо, он был лучшим на флоте нашего сектора.

— Есть. — услышал я ответ командира крейсерских стрелков, Володи Самойлова.

Володя был лейтенантом, среднего роста, не скажешь что здоровяк, но как говорят жилистый, и на соревнованиях по боевому самбо, входил в десятку сильнейших. Как-то я у него спросил.

— Где ты так научился метко стрелять. — И он мне ответил.

— Начинал с рогатки, в пять лет.

А тем временем, мы вышли из-за прикрытия спутника, и на обзорном экране показался вражеский крейсер. Я не успел его еще рассмотреть, а он уже всадил в нас залп почти из всех своих орудий. Как оказалось потом, он выстрелил по нам из двух третьих своих орудий. Остальные орудия стреляли по ПКО. Залп был такой мощный, что наш защитный экран, лопнул как мыльный пузырь, а носовая часть корабля разлетелась как будто она была сделана из фанеры, а не из прочнейшей брони. Осколки брони, от очень мелких до очень больших, летели в разные стороны, ударяясь о корпус корабля, грохот от которых был слышен только тем кто был внутри крейсера. Сосульки раскаленного и оплавленного метала, свисая с краев пробоин, от большой температуры, были красными, и казалось, что сам крейсер истекает кровью.

Если бы я не был пристегнут к антигравитационному креслу, то сейчас летал бы от переборки, к переборки. Наш крейсер так мотало, как будто это лодочка, попавшая в шторм. Залп был таким мощным и оглушительным, что я как бы на несколько секунд потерял ориентацию, а когда пришел в себя, то чуть не отдал команду «огонь». Но подумал.

— Раз прошло столько время, а мы еще целы, значит, Володя успел выстрелить, и наше новое оружие сработало.

Я уже хотел отдать прилипалам команду «фас», но заметил, что с Лои-2 продолжает стрелять одно орудие. Я тут же связался с Сергеем.

— Степанов, в чем дело? Почему стреляете?

— Все нормально. — Услышал я голос командира ПКО. — Сейчас прекратим.

Оказалось что орудие которое долго стреляло по пришельцам, стояло на авто режиме, а техник и стрелки обслуживающие это орудие погибли.

Через несколько секунд обстрел прекратился, и я отдал прилипалам команду «фас». Десантные модули пошли на абордаж, а истребители вышли на позицию прикрытия. Я стал внимательно разглядывать вражеский крейсер, который представлял собой шар, но с двух боков вытягиваясь и постепенно сужаясь и загибаясь на встречу, друг другу, по горизонтали, как будто рога, на концах которых были видны сопла дюз.

— Да! — Подумал я. — Точно голова с рогами, если поднять их к верху. В этот момент я услышал голос «Му-Му», так за глаза десантники прозвали своего командира, майора Герасимова. Случилось это полгода назад, когда кто-то принес старый галографический фильм, снятый по рассказу какого-то древнего писателя толи Тугеева, толи Тургенева, точно фамилию не помню. Фильм назывался «МУ-Му», а героя этого фильма Герасим. вот после этого фильма к нему и пристала кличка «Му-Му», а чаще его звали просто Герасим. Хотя настоящее его имя Михаил Герасимов.

Михаил сообщил мне.

— Командир, трудностей с проходом десанта во внутрь крейсера не будет, здесь столько пробоин что хватит на каждого десантника по одной.

— Это постарались с Лои-2. — Ответил я. — У них лучемет на автомате стоял, а выключить было некому, да и остальные не сразу прекратили огонь, на ПКО. Хотя знали, как только на крейсере «козлов» исчезнет силовой экран и они перестанут стрелять, то и орудиям ПКО тоже прекратить огонь. Обленились совсем, наверное, многие поставили свои орудия на автоматический режим. Руками уже ни кто, ни чего делать не хочет, а мне весь крейсер в решето превратили. Ну и с Богом Михаил, штурмуй, а я пойду, посмотрю, что там у меня с носовым отсеком.

Надевая скафандр, я думал. — Что хорошо, что я все истребители из носового отсека вывел в космос. Столько сохранил жизней?! — В этот момент раздался женский мелодичный и нежный голос. — Командир, к нам приближается МС16. — Наконец прибыл сторожевик.- Подумал я. — А мелодичный голос продолжал. — МС16 снижает скорость и через пять минут будет здесь.

Мелодичный голос принадлежал корабельному мозгу, главному компьютеру корабля. Я его называл извилиной. Еще год назад я приказал техникам настроить компьютер так, что бы он хорошие новости сообщал приятным голосом, а плохие грубым. Поэтому я сразу знаю по голосу, какая меня ждет новость, хорошая или плохая.

Когда прибыл МС16,я попросил Юру Малышева, командира малого сторожевого охотника, прилететь ко мне. Раньше Юра служил у меня на крейсере штурманом, и вот уже полтора года он командир МС16. Весельчак и балагур, сыпал анекдоты как из рога изобилия, а сейчас без него немного скучно. Я стал ждать его прилета, и снял скафандр, уже на половину одетый.

Когда десантные модули подлетели к кораблю пришельцев, то стало видно, что вокруг летают какие-то предметы.

— Может они успели поставить мины. — Ни к кому, не обращаясь, сказал Герасимов. И приказал прилипалам остановиться. А связавшись с истребителями, приказал им проверить эти объекты.

Два истребителя не спеша полетели к крейсеру. А Михаил наблюдал как «стрижи» открыли огонь. А через пару секунд послышался смех и голос сержанта Васькина. Он был командиром одного из истребителей.

— Это дохлые «козлы» летают, пробоин много, воздух вырвался, а вместе с воздухом их вынесло. Эти придурки все без скафандров, наверное, надеялись на легкую и быструю победу.

— Это радует, теперь их там на несколько сотен меньше.- Заметил Герасимов.

В это время я связался с Герасимовым и спросил у него. — Что тянем? Почему стоим?

— Да здесь козлы летают. — Ответил он.

— Какие еще козлы? — Не сразу поняв, кого он имеет в виду.

— Как какие Дохлые? Их сквознячком из пробоин вынесло. Вот мы и проверяли, думали мины, а оказалось козлы. — И отключившись Герасимов дал команду прилипалам. — Фас!!! —

Все десять прилипал ринулись к крейсеру пришельцев. А когда модуль Герасимова присосался к пробоине, послышался доклад Сивухи, командира седьмого модуля.

— Седьмой готов. — И сразу голос Реймана. — Второй готов.

…И посыпались команды о готовности со всех модулей. А потом тишина, все ждали приказа Герасимова. Прошло не больше пяти секунд, которые тянулись как минуты, прежде чем услышали его голос.

— Я знаю, что все присосались к пробоинам, но все равно отверстия расширить до стандарта, и первыми пустить сканеры.

— Командир, и так пробоины большие, пролезем.- С ноткой недовольства спросил Сивуха.

— Сивуха, я два раза не повторяю, возьмешь ЗПУ, и лично расширишь пробоину.

Герасимов хорошо всех понимал. Ультразвуковую установку к пробоине не прикрепишь, а при искусственной гравитации на модуле хоть ЗПУ и считается портативной, все же тяжело держать в руках. Крейсер был обесточен, но его гравитационные генераторы продолжали крутиться по инерции, и надеется, что будет невесомость, в скором времени не приходилось. Майор знал, что рваными краями пробоин можно порвать скафандры, а при штурме и стрельбе это иногда случается. Своих десантников он любил, поэтому не хотел лишних жертв. Приказав пустить сканер на разведку, Герасимов включил монитор, и сев за пульт управления, стал внимательно смотреть, что показывал ему сканер.

Лейтенант Сивуха, проклиная тяжесть ЗПУ, обрабатывал края пробоины, и через стекло скафандра было видно, как по его лицу стекают капельки пота.Ругаясь, он бубнил.

— Все Герасимы одинаковы, один утопил Му-Му, другой хочет меня утопить в собственном поту. Рядом стояли два десантника, прикрывая его и вход в модуль. На левых руках у них были включены «ИЗы». ИЗ:- это индивидуальный экран защиты. Одетый на руку он представлял собой прямоугольник, длинной триста пятьдесят миллиметров, семьдесят миллиметров шириной, и пятьдесят миллиметров толщиной. При его включении, возникал, а вернее сказать выстреливался, прямоугольный энергетический экран, шестьсот на пятьсот миллиметров, прозрачного голубова цвета. Защищал он конечно хорошо, но были и недостатки. Весил он пять килограмм, а энергии хватало на полчаса, после чего менялся энергонакопитель. И второе при включении его, надо быть осторожным, при выстреливании энерго-экран разрушал все на своем пути, из-за большой скорости энергетических лучей. Новичкам запрещалось его снимать даже по ночам, до полугода, что бы рука привыкала к тяжести и не сковывала движений.

— Сержант, что показывает сканер? — Спросил Сивуха, отставляя ЗПУ в сторону.

— Пока все чисто. — Не отрывая взгляда от монитора, ответил тот.

— Ну а как там с дислокацией?

Сержант наморщил лоб, вспоминая, начал докладывать.

— Прямо перед нами коридор, на право метров сто, или тупик или поворот, на лево коридор длинный конец его не просматривается. Налево по коридору, в метрах десяти от нас еще коридор, перпендикулярно этому, я его сейчас сканирую.

— А шлюзы, створки, двери в коридорах имеются.

— Не пойму, коридоры состоят из панелей, и возможно некоторые из них могут быть дверями, раздвижными, наверное. В двух местах сканер показал, что есть живые существа, за панельными переборками, но, ни какого входа или дверей не наблюдалось.

Сканер продвигался дальше по коридору, и сержант внимательно следил за тем, что он ему показывал, и докладывал лейтенанту Сивухи. Вдруг сержант вскрикнул.

— Вон! Лейтенант! Я вижу одного из них!

И сразу же у монитора стало тесно, всем хотелось увидеть, как выглядят пришельцы из другой галактики. Когда сканер приблизился к объекту, раздался дружный возглас разочарования. Он был мертв, и лежал лицом вниз, и к стене. Хотя можно было понять, что у него две руки и две ноги. В одной руке зажато какое-то оружие, неизвестной системы, другая крепко сжимала панель, которая как было видно задвигалась в соседнюю.

— Ну вот, и первая открытая дверь. — Сказал лейтенант. — Теперь можно…

— Смотрите! — Перебил его кто-то. — У него два больших пальца на руке!

— Дааа, да. — Послышались удивленные голоса.

Было видно, что пальцев на руке шесть, вот только у нас один палец против четырех, а у пришельца, два пальца, против четырех, по одному с каждой стороны ладони. Кто-то сказал.

— Видно у них хватательный рефлекс очень развит. — И сразу посыпались всякие предположения.

— Ага, и стакан держать удобно.

— И Лысого гонять рука не соскочит.

Послышался дружный хохот. Только два десантника, охраняющие вход в модуль не проявляли ни какого интереса к происходящему, они знали, что от них зависит жизнь целой роты, поэтому внимательно следили за тем, что творится за выходом из модуля.

— Прекратить смех, шутить будем потом, а сейчас будем думать, как этим козлам рога обломать, и кое-куда засунуть.- Сказал сивуха, и оглядев свою роту добавил. — Володя и Шурик остаются здесь, один работает со сканером, и докладывает мне, что он показывает, другой охраняет модуль. Сержанты Семен и Федор со своими взводами, зачищают этот коридор, решайте сами, кто налево кто на право, остальные со мной, проверим коридор с открытой дверью. Да, вот еще что, Семену и Федору, быть предельно осторожными, ваш коридор не сканирован, могут быть засады и ловушки. Сивуха, еще раз посмотрел на своих десантников, поднял два пальца вверх, в виде латинской буквы «V», что уже несколько тысячелетий обозначает «Победа», сказал. — С богом! — И пошёл к выходу из модуля.

Герасимов вглядывался в монитор, на экране открылся большой зал, посреди которого стояло что-то в виде пирамиды. Эта пирамида занимала почти треть зала. По бокам ее стояло еще две пирамиды, но меньшего размера.

— Наверное, энергетический блок. — Думал, Герасимов.- А эти маленькие, аварийные, или вспомогательные.

Михаил подозвал капитана Смирнова.- Евгений Германович?

— Я здесь.

Из-за спины Герасимова появился Смирнов.

— Жень возьми два взвода, и проверь вот этот зал. Его надо, обязательно захватить, и удерживать чего бы тебе этого не стоило. Если они додумаются что у них за проблема, обязательно попробуют в первую очередь отремонтировать реактор, а потом и все остальное. В общем, победа зависит от тебя.

— Будет сделано Миш! Ты же меня знаешь!

Они были друзьями еще с академии, и знали друг друга хорошо.

— Поэтому и инструктирую, что знаю, тебе же все мало, ты захочешь весь крейсер захватить двумя взводами. И ни какой инициативы, твое дело удержать вот этот зал, который ты видишь на мониторе.

Герасимов повернулся опять к монитору, и услышал, как его недовольный друг буркнул себе под нос «есть» и повел взводы на выход из модуля. Штурм начался!

Глава вторая

Вениамина Семеновича Зарубина, разбудил зуммер. Было три часа ночи по местному времени планеты «Зея». На потолке горел красный огонёк, и зуммер продолжал жужжать. Он посмотрел на огонек и сказал.- Так красный значит из штаба. И чего в такую рань? Сколько время?

— Три часа две минуты дорогой. — Услышал он голос жены. А она была как раз сейчас на другой планете. Компьютер был настроен на её голос. Когда Зарубину было скучно, он всегда разговаривал с компьютером, представляя, что его жена здесь, только в другой комнате. В виде голограммы он жену не любил видеть, так как она была прозрачная, что сразу ему напоминало, что её здесь нет.

— Тааак, кто у нас сегодня дежурный по штабу? — Мысленно сам с собой размышлял Зарубин.- Вроде бы капитан Ганичев? И если он меня зря разбудил, то он еще долго майором не будет. — Форель. — Назвал он пароль. Включились динамики, и сразу услышал голос капитана Ганичева.

— Господин адмирал, вы меня слышите? Господин адмирал, вы меня слышите?

— Ну, слышу, слышу. В чем дело? Костя в такую рань!!

— Вас срочно в штаб.

— Сейчас, ночью, у нас что война что ли?

— Да! Война! На нас напали.

— У тебя, что ГКП заклинило? (ГКП- «главный командный пункт» на корабле. В данный момент имелось в виду голова.) У нас уже третий год нет войны, вся галактика под нашим контролем.

— Война с другой галактикой, я сам еще точно ни чего не знаю, вся информация у контр адмирала Ивашова.

— Хорошо сейчас буду. — И добавил. — Выключить связь.

Быстро вскочив с постели, умывшись, оделся и вышел на посадочный балкон. Подошел к гравитолету, отвалилась дверца-трап, и он вошел вовнутрь. Сев в кресло спокойно сказал. — В штаб флота.

Лететь было не долго, каких ни будь семьсот с лишком километров, а это пять минут в автоматическом режиме. Гравитолет плавно поднялся метра на три, четыре, и плавно набирая высоту и скорость, скрылся в темноте ночи.

Адмиралу было пятьдесят семь лет, но выглядел он на много моложе, а по силе и выносливости не уступал многим молодым офицерам. Он старался держать себя в форме, и поэтому не пропускал тренировок по самбо, которые проходили не только в спортзалах, но и в космосе в невесомости. Летя в штаб, он задумался.

Как быстро летит время, еще лет сорок назад, таких гравитолетов отталкивающихся от магнитного поля планеты и в помине не было. А лучеметы? Которые сейчас на кораблях и ПКО, тоже недавно модернизированы. Это надо же соединить высокотемпературный импульсный лазер, и шаровую молнию, или нет, это не лазер, а плазма. Хотя нет, я кажется, забыл, это какие-то частицы, колебания которых превышает скорость света. Нет, на этом, кажется, наши корабли летают. Да разве все упомнишь, если все время что-то новое придумывают, улучшают, модернизируют. Но точно помню, этот луч раскаляет и прожигает, а шаровая молния потом все это разносит к чертям собачьим.

Зарубина из задумчивости вывел голос бортового компьютера.- Гравитолет прибыл на место назначения.

Когда Зарубин вышел на посадочную площадку штаба, его уже встречал капитан Ганичев, который нервно топтался на месте.

— Рассказывай Костя, какая там еще война, и с кем, не бось, пираты?

— Сергей Владимирович вам все доложит, все офицеры уже здесь, ждут только вас.

Войдя в здание, они двинулись по коридору в зал заседаний, а капитан виновато затараторил, оправдываясь, что ни чего толком не знает.

— Я же сижу в дежурке, оповещаю офицеров, информация до меня почти не доходит, знаю только то, что еще задействованы «Рикши». —

— Ого! — Думал генерал. Значит дело серьезное, Рикши дорогое удовольствие, в прямом смысле этого слова. Они могут телепортироваться в любую точку галактики, и брать с собой пассажира. В армию они не вербуются, потому что хорошо зарабатывают на телепортации, а на службе им пришлось бы это делать, можно сказать только за зарплату. Да! Эти Рикши влетят нам в копеечку.

Рикши живут на четвертой планете под названием «Фару», а называют себя Мирийцами, по названию пятой планеты их звездной системы. Скорей всего они когда-то жили на планете под названием Мира, а потом по каким-то причинам переселились на Фару. но почему так произошло они не знают или скрывают. Выглядят они почти как люди только вот голова у них в полтора раза больше, скорей всего благодаря своему большому мозгу они и могут телепортироваться.

Проводив адмирала к залу заседаний, Ганичев отправился в дежурку, а адмирал назвал пароль, дверь отворилась, и он вошел в зал. Увидев адмирала, офицеры встали по стойке смирно. Обведя присутствующих взглядом, он тихо сказал. — Вольно. — И сел на место главнокомандующего.

— Я не вижу капитана второго ранга Шварцкопфа? — Спросил Зарубин.

— Он уже в пути к району боевых действий со своим дивизионом.- Доложил контр адмирал Ивашов.

— Хорошо. Ну, Сергей Владимирович, кто там на нас напал?

— Вениамин Семенович, точно не известно, но по сообщениям с Лои-2, нападение идет с галактики Фазу, она у нас на картах под этим названием. Они обстреливали в свое время наших Викингов.

— Хм, ну и названьеце! Помню, помню. Ну и что они успели захватить?

— Три звездные системы с планетами. Кроме планеты Лои-2. Эти звездные системы только начали осваивать и ПКО на планетах нет, есть только на Лои-2, поэтому она еще держится.

Но там только один наш крейсер, и на подходе МС16.

— Да! Не густо, а какие у них силы?

— По последним данным, У Лои-1 два их крейсера, а к Лои-2 движется один. А сколько их там еще пока достоверных сведений нет.

— Отлично. Пока ни чего страшного нет, очевидно они прощупывают обстановку. Если бы их было много, зона захвата была бы шире.

Адмирал немного успокоился, и еще раз оглядев присутствующих, спросил. — Что-то я не вижу нашего «Чудотворца», и почему до сих пор не на совещании?

— Он как раз сейчас там у Лои-2.

— А вот это меня уже радует.- Чуть улыбнулся Зарубин.- А как наш остальной флот?

— Собираем личный состав. Через несколько часов все будут на месте. — ответил Ивашов.- Вы же знаете, отпуска, да и ни кто не ожидал.

— А почему Шварцкопф ожидал? — Повысил голос Зарубин.- Вот немцы ожидали и уже воюют, а русские только еще раскачиваются. Кто ответственный за доставку личного состава?

— Я Вениамин Семенович. — Ответил полковник Седов.

— Докладывайте, я вас слушаю. — Нахмурился адмирал.

Седов потер лоб, начал докладывать.

— Немцев мы стали первыми оповещать, а на Зее только пятьдесят Мирийцев, все рикши задействованы, А те кто находится ближе ста световых лет мы доставляем, на простых звездолетах.

— Хорошо это меняет дело. Всем по боевым кораблям, о готовности доложить.- Зарубин обратился к Ивашову. — Сергей Владимирович, вы план боевых действий составили?

— Да конечно.

— Принесите мне, я просмотрю и подкорректирую, потом размножьте и раздайте командирам кораблей.

— Да конечно Вениамин Семенович.

Офицеры встали и двинулись к выходу, обсуждая сложившуюся ситуацию. А когда все вышли к Зарубину, подошел Ивашов.

— Вы что-то еще хотели, Сергей Владимирович?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 27
печатная A5
от 449