электронная
100
печатная A5
396
12+
Война Бессмертных. Предисловие: Черная Вишня

Бесплатный фрагмент - Война Бессмертных. Предисловие: Черная Вишня

Объем:
66 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-0051-1208-8
электронная
от 100
печатная A5
от 396

Война Бессмертных.

Предисловие.

Черная Вишня.

Глава 1

Берег… Сумерки… Стоит непогода. Черные воды бескрайнего моря неспокойны. Волны одна за другой в ярости нещадно бьются о прибрежные острые скалы, в надежде снести это непоколебимое препятствие, и каждый раз с ревом разлетаются на триллионы капелек воды. Серебристая луна смотрит на весь этот хаос своими «печальными глазами», так многим людям представляются ее кратеры, кажущиеся чьим — то навеки застывшим лицом. Небесный спутник не обращает никакого внимания, ни на лениво пролетающих мимо него перистых облаков, ни на сверкающие тут и там молнии.

Ничего, кроме воды, песка и огромного небосвода…

Неожиданно, вдалеке показался чей — то силуэт, медленно движущийся к воде. В темноте нельзя было разобрать, кому он принадлежит, мужчине или женщине. Факт только в том, что это был человек.

Облака постепенно рассеялись, луна засияла еще ярче, испуская на бушующую от непогоды воду, полосу холодного серебристого света. На берегу сразу стало гораздо светлее. Человек, идущий к воде — им оказалась молодая женщина. При свете луны стало лучше видно, что на ней надето белое свадебное платье. Но не выглядела она счастливой, даже в такой, якобы, торжественный момент. Женщина шла босиком, платье ее было заляпано какими-то темно-бурыми пятнами, а волос, цвета воронова крыла трепал в разные стороны дикий морской ветер. По ходу, ей было все равно, что происходит вокруг нее…

Кто она? Сбежавшая невеста или это несчастная любовь? Вопросы пока остаются вопросами…

Женщина подошла к воде и остановилась. Несколько минут она просто стояла и смотрела в даль. Тут из ее груди резко вырвался душераздирающий крик. Это был крик о потери чего-то или скорей всего кого-то, кого-то самого дорогого, что у нее было. Женщина упала на колени и заломила к небу руки. Она кричала, и плакала сквозь ветер, который как нарочно дул еще сильнее, пытаясь заглушить ее душевную боль.

— Я НЕ МОГУ, НЕ МОГУ ТАК БОЛЬШЕ! ВЕРНИ МНЕ ИХ, УМОЛЯЮ ТЕБЯ! ПРОСИ ЧЕГО ХОЧЕШЬ, Я ВСЕ ОТДАМ! МНЕ НЕЧЕГО ТЕПЕРЬ ТЕРЯТЬ! — трясясь всем телом от плача, продолжала кричать она, — ВЕРНИ! ВЕРНИ! ВЕРНИ!

Только ветер свистел, а волны с грохотом продолжали обрушиваться на скалы.

Женщина не смогла больше кричать, и в отчаянии бросилась в воду. Но волны отталкивали ее назад, будто специально препятствовали ее безумной затеи, не давая ей зайти глубже. Она пыталась идти вперед, била руками по воде, но море справедливо не давало свершиться этому греховному деянию.

— ПУСТИТЕ МЕНЯ! ВЫ ВСЕ РАВНО НЕ СЛУШАЕТЕ МЕНЯ, ЗАГЛУШАЕТЕ МОЙ КРИК! ПУСТИТЕ! ПУСТИТЕ МЕНЯ!

Женщина не могла больше бороться, вышла из воды, и с рыданием упала на песок, но голоса больше не хватало. Она не могла кричать, и лежа на песке, едва шептала ссохшимися губами:

— Помогите! Помогите! Помогите кто-нибудь! У меня нет сил!

Внезапно луна засияла так ярко, как не светит солнце в жаркий полдень. Полоска света на воде превратилась в длинный бесконечный серебряный мост, на который медленно опустился белый ореол, отделившийся от диска луны. Вспышка света… Ржание лошади, цокот копыт. Женщина подняла голову, и посмотрела в сторону океана. К берегу приближалась туча золотистой пыли, а сквозь нее было видно белую как снег лошадь. У нее был всадник, но так как он был еще далеко, то его лица еще видно не было.

Конь несся, разрезая плотный сумрак, окутавший все вокруг. Загадочные гости быстро преодолели, это, казалось бы, бесконечное расстояние. Подскакавший незнакомец, быстро сошел с коня, и вежливо протянул руку девушке.

Он выглядел немножко странно: одежда, хотя ее трудно назвать одеждой, скорей это были лохмотья, которыми он, как мумия, был обмотан. Лицо — старика, испещренное морщинами, седая бородка и длинные, густые седые волосы, ниспадающие на плечи из-под широкополой шляпы, сотворенной из чистого хрусталя. Единственно, что было по настоящему привлекательным в этом странном всаднике, неожиданно спустившимся с небес, так это его ясные зеленые глаза, сверкающие словно изумруды, не как у старого человека.

— Зачем ты пытаешься сделать то, чего никому нельзя делать? — спросил он девушку мягким приятным, и совсем не старческим голосом.

— Кто ты? — задала она ему встречный вопрос.

— Меня называют Аром, я Белый Оберег Старшего Разума — Повелителя Ночи и Сумрака Нигзольда, вашего защитника во тьме и мраке, — спокойно представился старик, — Тебя я знаю, Алексия, дочь Пурта и Энри Синковский…

— Их нет больше, никого нет больше! — перебила Арома Алексия.

Глаза ее тут же наполнились слезами, нахлынули недавно произошедшие воспоминания.

— Я знаю, — так же спокойно продолжал говорить Аром.

— Почему Нигзольд не спас их? Где был он этой ужасной ночью? Почему он тебя прислал именно сейчас? Для чего? Где был он, когда во мраке творилось зло? Где был наш защитник?

Аром молчал.

— Где был он, когда у меня отнимали все, что мне дорого и что я любила больше жизни? Где был он, когда мне рвали душу на части, и с корнем вырывала мои чувства, смеясь, как ни в чем не бывало?

Алексия высвободилась из рук Арома и с упреком смотрела на него.

— Он оставил нас? Но почему? Не молчи!

— Повелитель Нигзольд никого никогда не оставляет во мраке без своей защиты. Вы — люди, живые существа. Вы страдаете и радуетесь, миритесь и ругаетесь, любите и ненавидите, можно продолжать очень долго перечислять все ваши земные чувства. Невозможно предотвратить все плохое, и не сделать мир идеальным. Важно одно — надо верить и не забывать, что у вас есть защитники. Высшие Силы наблюдают, предостерегают, дают знаки вам. У каждого человека есть свой Оберег. Я из сословия Белых Оберегов Повелителя Нигзольда! Он прислал меня к тебе непосредственно, Алексия. Я помогу тебе вернуть, то, что у тебя отняли силой, но не смогу вернуть, то, что ты потеряла навечно, прости…

— Ты мне кого-то напоминаешь Аром, но я не могу понять, кого именно, что-то заслоняет мой разум, — пристально глядя ему в глаза, сказала Алексия, — Но я готова идти с тобой хоть на край света, я верю тебе, я верю, что ты мне поможешь…

Аром только кивнул ей головой в ответ, отошел к своему коню и обнял его за шею, потом воздал правую руку к небу и громко выкрикнул:

— Мой Повелитель Ночи Нигзольд, сделай ночь короче, я готов!

Алексия увидела только яркую белую вспышку, дальше все как в тумане.

Очнулась девушка на берегу. Утро было приятным. Ночная буря успокоилась, и легкий нежный морской ветерок ласково щекотал босые ножки Алексии.

Но, а как же события этой ночи? Все это был сон? Где Аром? Эти вопросы крутились в голове девушке, безуспешно пытаясь в ее мыслях найти на них ответы.

Алексия привстала и осмотрелась. Все было обычно: пляж, море, скалы. Погода успокоилась…

«Так это все-таки был сон? — думала про себя Алексия».

Неожиданно в ее памяти всплыли жуткие сцены, из-за которых она собственно и появилась здесь. Сердце девушки заколотилось в бешеном ритме. Она не хотела верить во все это.

Алексия соскочила и уже готова была бежать домой, как кто-то спокойно сказал у нее за спиной:

— Это не сон, Алексия!

Мгновения девушка не оборачивалась, но голос ей был ужасно знаком. Обернувшись, она вскрикнула:

— Аром!!!!

Это был тот самый ночной посланник, спустившийся с небесного спутника. Рядом с ним фыркал его верный конь. Сейчас Аром не выглядел, так как первый раз появился перед Алексией. От него и от его лошади уже не исходило то ярко-белое свечение. Хотя на нем были все те же лохмотья только серого цвета, и синяя, а не хрустальная широкополая шляпа. В остальном, он ничуть не изменился. Седой волос, борода и усы делали из него все того же старца. Ясными оставались только его красивые зеленые глаза.

— Так это не сон? — прошептала Алексия.

Она опустилась на колени и зарыдала.

— За что, ну за что мне такое наказание! — глотая слезы, лепетала Алексия.

— Мне очень жаль твою семью, — тихо сказал ей Аром…

— Она погубила и разрушила все, сожгла все мои мечты и надежды! Эниро…

После того как Алексия произнесла имя любимого, она закричала так сильно, что казалось, все специально замерло вокруг нее, давая ей выплеснуть горе наружу.

Но тут же спокойствие прервалось диким ревом природы. Небо затянуло тучами, раздался гром, сверкнула молния, налетел дикий ветер. Хаос вернулся опять.

Алексия увидела перед глазами ту же картину: Эстель — ее родной город; она идет к алтарю, счастливая, и немного волнуясь, неся в руках букет белых роз; лицо девушки закрыто белой вуалью; она идет под руку с отцом, поглощенная в свои красивые мечты и мысли о будущем; свадьба — это такой ответственный шаг в жизни…

Неожиданно, Алексия чувствует запах дыма, и в нос попадает пепел; отец отпускает ее, крича ей что-то, потом бежит куда-то вперед; Девушка поднимает вуаль — ужас предстает перед ее глазами — алтарь горит, люди мечутся взад и вперед, пытаясь спастись, но гибнут один за другим, от огненных и электрических ударов.

Какое же жестокое чудовище творит такое?!

Рассеивается черный дым. На обугленных, но еще кое-где догоравших развалинах алтаря стоит девушка, а около нее в зеленом ореоле висит в воздухе молодой человек. Алексия видит своего жениха Эниро, в руках сумасшедшей Кхахиллы, своей двоюродной сестры.

…Кхахиллу удочерили родители Алексии, когда старший брат Пурта, Нимо Синковский и его жена Элла, родители Кхахиллы, погибли на корабле при сильном шторме в море. Кхахилла после смерти родителей стала очень замкнутой и не общительной. Потом у Пурта и Энри Синковский родились сначала дочь Алексия, потом сын Игмир. Кхахилла стала считать себя обделенной во всем, хотя супруги Синковский любили ее как родную дочь, и заботились обо всех детях одинаково.

Когда Алексия и Кхахилла стали совершеннолетними, они обе влюбились в одного молодого человека по имени Эниро Карлуш. Отцом парня был Зимоно Карлуш, известный на весь Эстель мастер кукол. Эниро, однако, не пошел по стопам отца, а выбрал кораблестроение. Молодой человек начал ухаживать за Алексией, и лишь только по дружески ведя себя с Кхахиллой. Напрасно та пыталась привлечь его внимание на себя, Эниро отчаянно влюбился в Алексию. Кхахилла просто ужасно обозлилась. На дне рождении своей сестры Алексии она заявила, что ненавидит всех, что ей все противны и омерзительны, и при всех собравшихся гостях, взорвала праздничный торт, только взглянув на него. Все присутствующие на празднике были ошарашены поступком Кхахиллы. Пурт и Энри Синковский ничего не успели сказать дочери, Кхахилла вскочила на коня и умчалась в неизвестном направлении. Она пропала на несколько лет, и никто не знал где она, и что с ней, жива ли она вообще. Супружеская чета Синковский сильно переживали, и никак не смогли понять, почему Кхахилла выросла такой…

Сейчас Алексия видит сестру в первый раз, после ее вульгарного ухода со дня рождения. Она не ожидала такого финала. Кхахилла безжалостно уничтожила свадьбу, и всех кто присутствовал на ней, не пожалев даже родителей.

Сейчас Кхахилла с ненавистью смотрит на сестру.

— Это все из-за тебя! — в ярости кричит Кхахилла, — Это ты мне всю жизнь разрушила!

— Что, что я тебе сделала, Кхахилла?! — в ответ, глотая слезы, кричит Алексия, — Я никогда ни тебе, и вообще никому не желала зла!

Кхахилла только презрительно улыбнулась.

— Тебя всегда любили больше, чем меня! Тебе всегда доставалось все самое лучшее! Я знаю, что не родная вам, поэтому вы все так ко мне относились!

— Это не правда, Кхахилла. Мама с папой очень любили тебя! И для нас с Игмиром ты была любимой старшей сестрой! Зачем ты их погубила, зачем? Неужели ты совсем не сожалеешь о том, что ты сделала? Ответь, пожалуйста, не молчи!

Кхахилла смотрела на Алексию остекленевшими глазами. Ее губы дрожали.

Алексия сделала шаг вперед.

— Кхахилла, прошу тебя, отпусти Эниро, умоляю тебя! Скажи, что ты сделала с Игмиром? Я не видела его здесь, где он Кхахилла?

Кхахилла сбросила с себя оцепенение, а слеза, упавшая из ее синих глаз превратилась в черное пятно на каменном полу алтаря. Взгляд ее снова стал враждебным и полным ненависти.

— Я тебе не верю! Я просто ненавижу тебя, Алексия! Ты вечно будешь мучаться, и страдать, как страдала я! Не будет тебе больше спокойной жизни никогда, пока я жива, и даже если сдохну! Я не оставлю тебя в покое! Ты мне за все ответишь!

— Ну почему ты так меня ненавидишь?! Что я сделала тебе дурного?!

— Ты еще имеешь наглости спрашивать меня об этом? Ты, тварь, увела у меня мою единственную настоящую любовь!

— Эниро??!!

— Сделай одолжение, не прикидывайся дурочкой Алексия! Ты всегда строила ему глазки!

— Это не правда…

— Заткнись, и не смей перебивать меня! Если бы ты не появилась тогда, в саду, со своей дурацкой привычкой по утрам нюхать цветы, Эниро был бы сейчас со мной! Ты это сделала специально!!! Ты виновата!!!

— Ты сошла с ума Кхахилла! Сошла с ума! Прекрати это безумие, во имя Низгольда — Повелителя Ночи, прекрати! Отпусти Эниро, и отвечай, что ты сделала с Игмиром?!

Кхахилла уже диким взглядом глянула на Алексию, и прошипела:

— Не смей разговаривать со мной в приказном тоне! Если он не мой, тогда он не достанется никому, тем более тебе!

С этими словами Кхахилла вырывает сердце из груди Эниро, и молодой парень бездыханным падает на каменный пол. Отчаянный крик Алексии, и душераздирающий смех Кхахиллы. Воздав к небу руки, ведьма призвала грозу. Мощные разряды молнии обрушились на фамильный замок Синковский, разрушая его.

Глаза Алексии застилает черный дым, смешанный с запахом крови.

Налетевший дикий вихрь, уносит прочь Кхахиллу, оставляя на месте, где она только что стояла, ее постепенно затихающий истерический крик.

…Это все пронеслось как мгновение перед глазами Алексии. Разыгравшаяся ни с того ни сего буря стихла, хотя ее и не было вовсе.

— Аром, я все видела заново, все, что произошло сегодня ночью! — всхлипывая, сказала Алексия, — Я не могу больше так страдать! Что мне делать?

— Это видение тебе послал Повелитель Ночи Низгольд! — ответил Аром.

— Что с Игмиром? — прошептала Алексия.

— Повелитель Низгольд и хотел тебе это сказать, твой брат жив, его похитила твоя сестра Кхахилла.

— Как?! Жив!

— Нам нужно спешить!

— Нет, Аром, постой, а для чего она забрала его?

— Я не знаю, на этот вопрос нам поможет ответить Инцериум — Высший Разум — Повелитель Жизни.

— А как нам добраться до него?

Аром подошел к своему коню и ласково обнял за шею и тихо сказал:

— Борзо, тебе придется нести двоих на себе, справишься?

Конь только фыркнул в ответ.

— Все в порядке, он согласен!

Борзо заржал. Алексия улыбнулась.

— Ты можешь подойти к нему поближе и познакомиться! — сказал ей Аром.

Алексия подошла к лошади и погладила ее.

— Ты понравилась ему, — тихо шепнул девушке на ухо Аром.

— Он прекрасен! — восхищенно смотря на Борзо, ответила Алексия.

— Ну, поехали!

Аром сам запрыгнул на коня, и помог Алексии сесть позади него. Борзо заржал и как ветер понесся по пляжу, оставляя далеко за собой тучу пыли.

Глава 2

Эгнор Волавски — Кардинал Красной Церкви. Высокий, желчный старик, совсем не притягивающей внешности, но что ни есть, он являлся верховным духовенством. Именно в главную Красную Церковь «Три Владыки Разума» направлялись Аром и Алексия. Они хотели постараться вызвать самого Инцериума — Повелителя Жизни — Высшего Разума, для того, чтобы спросить его, как спасти Игмира, младшего брата Алексии.

Путь до главной обители Красной Церкви занял достаточно времени, но дорога оказалась не трудной. Аром и Алексия подъехали к главным воротам, и позвонили в колокол. Неслышно открылась калитка, к ним вышел небольшого роста пожилой монах:

— Что угодно вам, чужестранцы?

— Мы хотели отдать дань Великим Разумам, и помолиться за наши души, дабы они стали чище!

Монах молча пригласил Арома и Алексию внутрь. Путешественники зашли в церковь, монах жестом поманил их за собой. Они пришли в огромную залу, где стояли огромные статуи. Посередине восседал огромный человек с четырьмя руками, держа в каждой руке символы стихий — это был Высший Разум, Повелитель Жизни, Инцериум. Справа от него стояла белая фигура человека — Старший Разум, Повелитель Света, Люмиум. А слева находился Старший Разум, Повелитель Тьмы и Ночи, Низгольд.

— Вот они три Великих Разума! — тихо шепнул на ухо Алексии Аром.

Девушка засмотрелась на статуи ее великих покровителей.

Аром дернул ее за руку. В молящуюся залу вошел Кардинал Эгнор Волавски.

— Я приветствую вас дорогие мои! — вежливо поздоровался он.

— Ступай! — обратился Кардинал Волавски к монаху, который проводил Арома и Алексию в залу.

Монах поклонился и тихо рысцой скрылся за дверью, ведущую во двор.

— Что беспокоит вас, дети мои? — спросил он Алексию, и ее спутника.

— Мы пришли, помолиться, чтобы мой младший брат был жив, и спросить совета, как найти его! — ответила Алексия, — Инцериум — Повелитель Жизни поможет нам.

— Да поможет вам в этом разобраться Инцериум — Наш Повелитель Жизни, и я благословляю вас! — сделал жест благословения на Арома и Алексию, Кардинал Волавски.

— Спасибо, ааа.., — смущенно, не зная как к нему обратиться, сказала Алексия.

— Кардинал Волавски! — быстро и мягко поправил он девушку, — Ничего страшного, не каждый честь имеет знать меня в лицо, но я стараюсь помогать всем! Удачи и вам!

На этой ноте, он загадочно улыбнулся и покинул залу.

— Сам Кардинал Волавски, собственной персоной! — восхищенно изумилась Алексия.

— Я почувствовал что-то странное, — нахмурившись, произнес Аром, держа себя за грудь, — Я почувствовал жжение внутри, после того как он произвел акт благословения!

— Ну что ты Аром! — возразила Алексия, — Он же глава всего духовенства Красной Церкви!

— Я твой Оберег, Алексия! — тихо ответил Аром, — Мне что-то здесь не нравиться!

Тут внезапно наступила тьма, потом рассеялась, раздался зудящий звук, а потом чей-то голос произнес: — ПРИШЕЛ!

Аром упал на колени со словами:

— Мой Повелитель Тьмы и Ночи — Нигзольд!

Алексия обернулась. Статуя, находящаяся слева ожила. Теперь это был человек, у которого сиреневое лицо и черные, как смоль глаза. Одет он был в белоснежные рыцарские доспехи, а вокруг него свободно парили в воздухе шлем, щит и меч.

— Повелитель Жизни Инцериум находится в плену! — зычным басом сказал Нигзольд, — Он был обманут Уничтожителем, состоявшим в заговоре с земными темными силами.

— Что нам теперь делать Повелитель Нигзольд? — спросила «Старшего Разума» Алексия.

— Алексия Синковский! Ты и твоя семья всегда хорошо чествовали меня! Ни одно зло не останется безнаказанным! Как освободить Повелителя Жизни Инцериума, вам на этот вопрос поможет ответить Повелитель Смерти Самертисс. Найдите храм его!

— Почему он? — осторожно спросила Алексия.

— Нам, «Старшим Разумам» не дано вмешиваться в дела «Высших Разумов». Мы можем доносить только их волю. Я прислал к тебе твоего Оберега, он защитит тебя, верь его чувствам. Дальше вам сможет помочь только Самертисс — Повелитель Смерти!

— Постой! — крикнула Алексия, — Мой Повелитель Тьмы и Ночи Нигзольд, Защитник Наш в темноте и мраке, у меня есть к тебе один вопрос.

— Говори, дочь смертных родителей!

— Как мне жить дальше?

— Добро поощряется, а зло наказуемо! Ты должна понять это и жить дальше! Ищите храм Самертисса!

Тьма снова накрыла Алексию и Арома, а когда стало светло, статуя Повелителя Тьмы и Ночи Нигзольда стояла на своем месте, такая же каменная, как и до того.

— А о чем он говорил, я ничего не поняла, — пожала плечами Алексия, — Эти «Разумы» вечно говорят загадками.

— Однажды ты все поймешь, — поднявшись с колен, сказал Аром, — «Владыки Разумов» ничего не говорят просто так.

— Хорошо, Аром, ну а где нам искать храм Самертисса, кстати, ты мне хотел что-то там рассказать про него?

Аром, только хотел ответить на вопрос своей спутницы, как его прервал старый монах, тот самый, который впустил их в церковь.

— Прошу прощения! — тихо он обратился к ним, — Меня зовут Гирош.

Аром и Алексия тоже представились.

— Здесь творятся ужасные вещи! — шепотом продолжил говорить Гирош, — Вы должны немедленно уходить отсюда! Скорей!

— Но.., — начала, было, Алексия, но старый монах тут же зашикал на нее.

— Найдите Мироша Этнийского, он живет в Иребском лесу, у реки, он поможет вам найти храм Повелителя Смерти.

Аром взял Алексию за руку и возбужденным голосом сказал:

— Опасность! Он прав, надо немедленно уходить отсюда!

Тут Гирош застыл, из уголка рта медленно сочилась кровь. Старый монах упал пронзенный стрелой. Алексия вскрикнула.

— Бежим!!! — крикнул Аром, потянув девушку за собой.

Но выход оказался перекрыт стражниками церкви. Тогда Алексия, и ее телохранитель ринулись в противоположную сторону, в конце которой виднелась небольшая дверь. Навстречу им выскочили три стражника. Один из них крикнул остальным:

— Старика приказано убить, а девчонку привести живой!

Аром заслонил собой Алексию и вытащил из-за пазухи короткую палку, в мгновении ока, которая превратилась в длинный двухметровый шест. Противники сразу окружили их. Один бросился в атаку, направляя вперед копье. Аром отразил атаку шестом, а потом им же сбил врага с ног. Сделав кувырок назад, Аром резко ударил своим оружием в грудь стражника, стоявшего сзади. Третий противник с криком бросился в бой. Аром блокировал его удар копья, а потом сам перешел в нападение. От прямого удара ноги Белого Оберега третий стражник упал замертво.

— Аром, сзади! — закричала Алексия.

Аром еле успел убрать в сторону голову, как возле уха со свистом пролетела стрела. На Алексию, и ее защитника уже надвигался целый отряд из десяти церковных стражников. Аром грозно направил свой могучий шест на врагов. Силы были неравны, Алексия приготовилась к самому худшему.

— Я буду защищать тебя до последней капли крови! — сказал ей Аром.

Обстановка накалялась, и тут…

— Да простят меня все «Владыки Разумов»! — крикнул кто-то, непонятно откуда.

В сторону толпы стражников полетели два круглых предмета с горевшими фитилями.

— Берегись.., — не успел до конца выкрикнуть предупреждение всем один из стражников, как раздались взрывы.

Перед Аромом и Алексией, как будто из воздуха, выскочил человек в черно-красной одежде, в плаще, шляпе и платке, который закрывал часть его лица. В каждой руке он держал оружие: ножи, внушительных размеров, скрепленных между собой в форме креста. Оружие напоминало попусту «мясорубку».

После взрыва устроенного незнакомцем несколько стражников были убиты, многие ранены, третьи оглушены. Еще один взрыв прогремел возле главного входа молящейся залы, отчего двери рухнули и заблокировали проход подкреплению.

— Я знаю другой путь! Уходим! Скорей! — крикнул Арому и Алексии незнакомец в плаще.

Алексия взглянула на Арома, тот одобрительно кивнул головой. Все трое в спешке побежали, потому что медлить было нельзя. За обрушившимися дверями залы, слышны были голоса, и кто-то уже принялся разбирать завал.

Незнакомец в плаще подошел к стене и нажал на камень, который ничем не отличался от других. Сработал секретный механизм, щелкнула пружина, открылась потайная дверь. Незнакомец пригласил остальных быстро следовать за ним. Как только все вошли внутрь, дверь за ними бесшумно запахнулась. Алексия увидела длинный и сырой подземный коридор. Человек в плаще опять незаметно нажал невидимую для обычного глаза кнопку, и по всему коридору зажглись факелы.

— Следуйте за мной, пожалуйста! — вежливо позвал он за собой.

Коридор оказался довольно-таки длинным. Полчаса молчаливой ходьбы, и все вскоре вышли в лес, через отверстие небольшой пещеры. Снаружи сгущались сумерки. Незнакомец поманил Арома и Алексию за собой.

— Постой! — сказала ему Алексия, — Мы ведь даже не знаем твоего имени!

— Я все расскажу, но только после того как мы окажемся в безопасности! — вежливо ответил человек в плаще, обернувшись к девушке на ходу.

Алексия снова невольно взглянула на Арома, тот просто улыбнулся ей в ответ. Девушка сразу вспомнила слова Нигзольда: «Он твой Оберег, верь его чувствам». Алексия с хорошими мыслями последовала за незнакомцем.

Вскоре человек в плаще привел Арома и Алексию к высокому и толстому дереву. Снова задействовав потайные механизмы, он открыл дверь и позвал всех «внутрь» дерева. Алексия при входе туда увидела узкую винтовую лестницу, ведущую наверх. Поднявшись по ней, все оказались в чистом и уютном «домике на дереве».

— Ты здесь живешь? — удивилась Алексия.

— Да! — просто ответил он.

Незнакомец, наконец, снял платок с лица и шляпу. Это был молодой парень лет двадцати шести, очень приятной внешности. Не дождавшись вопросов, он сам начал разговор:

— Приветствую Вас, меня зовут Энсор Темный! Я убийца ведьм Красной Церкви!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 100
печатная A5
от 396