электронная
Бесплатно
печатная A5
535
18+
Во власти зла

Бесплатный фрагмент - Во власти зла

Объем:
420 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-6568-7
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 535
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно:

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Пролог

Шериф Майк Шеридан молча сидел за рабочим столом. Перед ним лежала раскрытая записная книжка. Это была его обычная практика — фиксировать все показания свидетелей на бумаге, а потом несколько раз их перечитывать. Это помогало лучше вникнуть в суть разбираемого дела и расставить все его детали по местам. Он не любил сидеть перед компьютером: полицейскому всегда казалось, что по ту сторону экрана за ним кто-то наблюдает. Да и ощущение пишущего инструмента в руке волшебным образом концентрировало ход его мыслей.

То, что шериф читал сейчас, пугало его. Рассказ маленькой девочки просто не укладывался в его голове. Это было невероятно жутко и больше походило на дешёвенькую историю ужасов. Одну из тех, которые рассказывают подростки ночью у костра, а затем трясутся от страха под одеялом.

Майк откинулся на спинку стула и посмотрел на Джона. Тот стоял у окна, опершись на подоконник. Он насвистывал незамысловатую мелодию, старательно делая вид, что ничего не произошло. Но по его лицу, по изгибу бровей и осанке товарища Майк видел, что Джон тоже озадачен. И даже больше: он напуган. А такое случалось очень редко. Шериф знал своего друга — даже если выставить против него целую армию наёмников, Джон всё равно с улыбкой на лице бросится в атаку.

Майк перевёл взгляд на девочку. Она сидела на стуле, и возле неё возился старый Том Джиллингс. Он даже сумел найти для неё какао и печенье. И теперь девочка осторожно пила и ела, всё ещё затравленно оглядываясь по сторонам, как будто опасность была материальным существом и могла затаиться здесь, в полицейском участке. Майк посмотрел на записную книжку и решил перечитать всё заново.

Девочка забежала в полицейский участок где-то около семи часов вечера. Июльская жара ворвалась внутрь вместе с распахнутой дверью. Майк в этот момент копался в бумагах. Ветер стремительно разворошил все его документы. Они слетели со стола и закружились, как осенний листопад.

Джон и Том резко повернулись. На их лицах читалось недоумение и настороженность.

— Джимми! Джимми! — вдруг закричала девочка и, растянувшись на полу, горько заплакала.

Она закрыла голову руками и медленно раскачивалась, при этом громко завывая.

Майк посмотрел на Джона и стремглав бросился к девочке. Остальные всё ещё пытались сообразить, кто это так бесцеремонно нарушил тишину спокойного вечера. И только Джон последовал за шерифом. Как обычно, он понимал друга с одного взгляда.

— Тише, тише, милая, — прошептал Майк, обнимая девочку. У той началась истерика — она вырывалась и кричала, словно в неё вселились бесы.

— Там…!!! Свет!!! Монстры!! Они съели их!! Джимми!! Где мой Джимми???!! Найдите мне его!! Они сожрут его! — сквозь слёзы девочки услышали полисмены.

— Тшшш, — успокаивал её Майк, гладя по волосам. — Сейчас ты в безопасности. Тебя никто не обидит! Здесь много полицейских, и мы отпугнём любых монстров.

Джон Сайлз внимательно смотрел на него: он знал, как Майк любит детей, и его сердце сжималось от боли за лучшего друга. То, что шерифу пришлось пережить, навсегда оставило шрам в его душе. И эти рубцы будут болеть и напоминать о пережитом всю жизнь.

Постепенно слёзы стали иссякать, и девочка начала понемногу успокаиваться. Крепкие объятия Майка вселяли уверенность. Её щёчки слегка порозовели.

— Всё хорошо, милая, — продолжал шериф. — Как тебя зовут?

— Джейн, — прошептала девочка.

— Джейн, — повторил Майк и улыбнулся. — Очень красивое имя.

Та только всхлипнула в ответ.

— Давай, Джейн, — ласково произнёс Майк. — Расскажи нам, что произошло. Кто такой Джимми?

— Это мой братик, — очень тихо произнесла девочка.

— И где он сейчас? Что с вами случилось?

— Его забрал монстр! — на этот раз она не закричала, а лишь прошептала. По лицу пробежала тень ужаса и боли.

«Словно она вспомнила, как её брата убивали и четвертовали, — подумал Майк. — Бред! Такого не может случиться в нашем Принсвиле».

Джон и Том подошли поближе. Даже Шейла выглянула из диспетчерской.

Девочка начала свой рассказ неуверенно, постоянно сбиваясь. Но постепенно она освоилась и под сочувствующие взгляды полицейских смогла закончить свою историю. И если в начале они только скептически хмыкали, то под конец никто из присутствующих не мог проронить ни слова.

Услышанное повергло их в состояние шока.

Часть 1. Семья

Глава 1

Джерри Хосни даже с натяжкой нельзя было назвать идеальным отцом. Его вообще невозможно было представить в образе папы. Но иногда судьба сама распоряжается жизнями людей, связывая друг с другом, казалось бы, совсем неподходящих персонажей. Учительница с высшим образованием и простой рабочий — не самый распространённый вариант. Но сердцу не прикажешь, оно никогда не идёт на поводу у разума. Вот так и Джерри с Барбарой, встретившись, влюбились друг в друга до беспамятства. Многие в городе приподняли брови, услышав об их желании пожениться. Но молодые решили не обращать внимания на людские пересуды, а просто жить в своё удовольствие. Они были уверены, что сами плетут нить своей судьбы, и будущее зависит только от них. Главное, сохранять надежду, жить в любви и взаимоуважении. Вот только не все пункты из этого списка им удалось выполнить полностью.

До появления детей всё шло отлично. Джерри и Барбара после женитьбы некоторое время жили в Принсвиле. Но уже через год переехали в Джорджтаун. Там Джерри устроился работать на завод по производству микросхем для калькуляторов, а Барбара — учителем истории в местную школу. Всё шло хорошо, пока не родился Джимми.

В ту секунду, когда Барбара принесла в этот мир нового человечка, в голове у Джерри будто сработал невидимый выключатель. Он мгновенно стёр из сердца мужчины всё то добро, что ещё теплилось в нём. То ли ревность к супруге, которая всю любовь перенесла на сына, то ли скрытые внутренние комплексы разожгли в душе Джерри сильную ненависть к собственному ребёнку. Его словно подменили: он стал крепко выпивать, часто не ночевал дома и, что самое страшное, практически каждый день избивал маленького Джимми. Достаточно было совершить малейшую оплошность, и отец превращался в настоящего зверя. Барбара не сразу обратила внимание на произошедшие перемены в семье. Джерри уволили с работы за опоздания и пьянки, и с тех пор он перебивался случайными подработками. Чаще всего его можно было встретить в городском баре, а не на бирже труда.

Барбара устроилась на ещё одну работу и только по истечении некоторого времени стала замечать что-то неладное в отношении Джерри к сыну. Но и тогда она решила закрыть глаза на всё, стараясь не обращать внимания на то, что происходит. Женщина продолжала любить мужа странной и почти безумной любовью. А потом решила, что рождение второго ребёнка сможет спасти их хрупкий брак, уже изрядно покрывшийся большими трещинами. Барбара надеялась, что её муж наконец почувствует ответственность за семью и возьмёт себя в руки, попробует устроиться на постоянную работу и перестанет пить. Её подруги и коллеги по работе пытались отговорить женщину. Каждый из них видел, что Джерри больше не интересует семья. Но у Барбары перед глазами стояла сплошная пелена мнимого благополучия. Она запутывалась всё больше и больше в своих чувствах, не замечая, как страдает её сын Джимми.

Так появилась на свет маленькая принцесса Джейн. Такая хорошенькая, светлая и чистая, что казалось — она сможет растопить даже самое чёрствое и жестокое сердце. Но Барбара ошиблась. Джерри не только не успокоился, а, наоборот, лишь удвоил свою энергию, ведь теперь у него появился новый объект для издевательств. Постепенно он стал поднимать руку и на жену. Завеса перед глазами пала. Барбара, наконец, смогла увидеть, в кого превратился её муж. Это уже был не тот милый рабочий, которого она полюбила. Теперь по вечерам домой возвращался жестокий деспот-алкоголик, способный поднять руку даже на ребёнка. Перетерпев ещё целых два года, Барбара забрала детей и уехала в другой город к родителям. Материнский инстинкт, в конечном итоге, взял верх над рассыпающейся, как песок, любовью.

Через год они оформили развод. Ей казалось, что она, наконец, смогла вздохнуть полной грудью. Её дети снова начали улыбаться, и это служило ей лишним доказательством того, что принятое решение было правильным и даже необходимым. Барбара хотела создать новую семью. Она злилась на себя за то, что не сделала этого раньше. По ночам женщина стояла у дверей детской комнаты, тихо шепча молитву за здравие детей. Барбара чувствовала себя виноватой перед ними. Она надеялась, что однажды они вырастут и услышат от неё все подробности. И тогда женщина попросит у них прощения. А пока Барбара изо всех сил старалась обеспечить их всем самым необходимым. Их маленькая семья медленно, но верно, приходила в себя.

В течение четырёх лет от Джерри не было никаких вестей. Казалось, что он навсегда исчез из их жизни. Барбара всю себя посвящала детям, стараясь давать им всё самое лучшее. Жизнь налаживалась. Появилась надежда. Барбара наконец позволила себе общение с мужчинами, она хотела найти себе мужа и отца своим детишкам. Даже в самые тяжёлые минуты женщина следила за собой, оставаясь привлекательной и ухоженной. Мужчины продолжали оказывать ей знаки внимания. Барбара буквально чувствовала, что новая любовь уже не за горами.

Но иногда судьба преподносит сюрпризы. Не всегда хорошие и приятные. Маленькая и незначительная деталь порой приводит к огромной трагедии. Жизнь пульсировала относительным спокойствием и счастьем, пока однажды вечером Барбара не попала в аварию. Какой-то малолетний лихач, не справившись с управлением, врезался в её машину. Как выяснилось впоследствии, у него даже не было водительских прав. Желая произвести впечатление на своих друзей, он просто тихо украл на один вечер машину родителей. А дальше всё пошло по очень печальному сценарию: ночной клуб, алкоголь и марихуана. Так что за руль адского автомобиля садился уже практически не человек. Скорее, юный бес, накачанный спиртным, наркотиком и чрезмерным желанием выглядеть круто перед дико визжащими девицами.

Итог оказался ужаснейшим. По иронии судьбы, сам виновник происшествия вышел из разбитой машины почти целым, не считая пары царапин. Но остальным его друзьям повезло намного меньше. Двое парней и одна из девушек погибли на месте. Ещё одна серьёзно повредила позвоночник. Центр реабилитации и инвалидная коляска теперь навсегда стали её единственным местом развлечения.

Барбару доставили в центральную городскую больницу с серьёзнейшими повреждениями: открытая черепно-мозговая травма и многочисленные переломы. Врачи пытались спасти её, но ничего не смогли сделать.

Похоронили женщину на следующий день. Тихо, только в присутствии близких, коих оказалось очень мало. Скорбная панихида, скромный поминальный обед и огромная пустота в двух маленьких сердцах.

Джимми и Джейн в тот день молчали. Девочка не переставала плакать, и старший брат отвёл её в спальню. Он держал сестру за руку и гладил её по голове, пока та не уснула. Забылась беспокойным сном.

Вполне естественно, что после смерти матери возникла серьёзная проблема с детьми. За ними просто некому было присматривать. Родители Барбары к тому времени уже умерли, а лучшая подруга работала медсестрой с утра до вечера, была одинокой и не могла стать опекуном осиротевших детишек. Женщина пыталась спорить и уговаривать, но социальные работники были неумолимы — дети остались одни. Была ещё тётка Полли, но ей к тому времени уже исполнилось семьдесят пять лет, и жила она в Канаде, в доме престарелых. Больше родственников не было.

Социальный работник, Дженис Круз, узнав о случившемся, временно определила детей в приют. А затем приняла решение связаться с Джерри. Всё же лучше, если дети будут с отцом, чем оставаться в приюте. Так думала Дженис. Ей хотелось просто дать шанс опустившемуся отцу. И ей казалось, что это правильное решение. Она представляла себе, как Джерри уже взялся за ум и с большой любовью воспитывает своих детей, осознав ошибки прошлого. И поэтому Дженис принялась разыскивать его. Оказалось, что в Джорджтауне он уже не проживал. Из-за постоянных пьянок Джерри лишился работы и вернулся в Принсвил. Даже работать грузчиком ему было невероятно трудно из-за постоянной необходимости принять чего-нибудь «крепенького». Джерри вернулся в город больше полугода назад, но даже не соизволил проведать детей ни тогда, ни сейчас, когда произошло такое несчастье.

Тем большим было удивление Дженис, когда он согласился без всяких колебаний забрать детей к себе. Это показалось ей немного неожиданным и даже подозрительным. Но выбора у неё не оставалось. Тем более, что при встрече он казался таким спокойным и вежливым.

В итоге она решилась. Всё-таки родной отец лучше приюта. И вот уже вечером Джерри с детьми ехали на его стареньком Форде по Принсвилу.

Дети откровенно побаивались своего отца. У Джимми всё ещё оставались неприятные воспоминания о крепких кулаках Джерри. И о постоянном запахе спиртного. Казалось, что отец всегда ходит в окружении перегарного облака. В самый тяжёлый период семейной жизни, когда он ещё жил с ними, ему не составляло труда закурить сигарету возле годовалой Джейн.

Воспоминания острые и крайне отвратительные, которые Джимми старался забыть. Он держал Джейн за руку, лишь изредка показывая пальцем на что-то интересное за окном. На какое-то мгновение в её глазах вспыхивал интерес, но тут же испарялся, стоило ей снова посмотреть на папашу.

Да и Джерри не показывал ни малейшего намёка на желание завести беседу со своими детьми. Он и сам не понимал, для чего согласился взять детей, о которых до вчерашнего дня даже слышать ничего не хотел. Возможно, в какой-то момент Джерри просто почувствовал себя очень одиноким. И никому не нужным. И это чувство его просто съедало без остатка. В своих бедах он винил всех, но только не себя. А больше всего — своих детей, ведь именно с их появлением вся его жизнь пошла под откос. Жена перестала его любить и уважать, и он начал падать. Этот полёт вниз не остановился до сих пор. Вот и сейчас он уже очень пожалел, что согласился, когда социальный работник по имени Дженис позвонила ему. И сильно корил себя за то, что взял к себе этих заморышей. То, что умерла жена, его совершенно не печалило. Джерри даже не соизволил приехать на похороны. Ему было просто наплевать. Он уже давно был не таким, как в первый год их знакомства. Да и что уж там говорить, жена после родов перестала привлекать его как женщина. В этом, как и в том, что ему пришлось искать развлечений на стороне, конечно же виноваты были тоже дети.

Всю дорогу он хмурился. У него сильно болела голова и ужасно хотелось «пропустить» стаканчик-другой. Хорошо хоть, что эти двое на заднем сиденье вели себя тихо. Уже легче. Тринадцатилетний Джимми внешне был очень похож на своего отца. Те же тёмные волосы, тот же разрез глаз и те же ямочки на щеках во время улыбки. Вот только улыбались они оба очень редко. Наверное, единственная черта характера, объединяющая их. Хотя в отличие от отца, Джимми был очень добрым и ответственным. Забота о сестре закалила его характер, превратив в не по годам умного и ответственного мальчика.

Поздно вечером они подъехали к дому Джерри. Точнее, к мини-трейлеру, который назывался его домом. Распахнув дверь, Джерри с размаху закинул вещи детей внутрь. Повернувшись, отец, наконец, произнёс первые слова:

— Здесь вы будете жить, — буркнул он, потирая виски. Голова просто трещала по швам от боли, а душа умоляла выпить. Срочно, пока ему не стало намного хуже.

И повернувшись, Джерри зашагал по направлению к машине. Дети сделали несколько шагов следом за ним. Они не понимали, что делать и куда собрался их отец.

— А когда мы будем ужинать? — раздался нежный голосок Джейн.

В свои семь лет она всё ещё напоминала принцессу: белокурые длинные волосы и ангельское личико никого не могли оставить равнодушным. Любой взрослый человек всегда улыбался ей в ответ. Но только не её отец. Его сердце уже давно утратило способность радоваться.

— Когда захотите!

— А мы сейчас хотим, — не унималась Джейн.

— Это ваши проблемы! Что найдёте, то и ешьте! — рявкнул Джерри. — А я поехал отдохнуть немного от вас.

С этими словами он сел в машину, завёл мотор и уехал. Облако пыли ещё долго витало в воздухе, провожая хозяина.

Джимми посмотрел на сестру и слегка приобнял её. Он ободряюще улыбнулся, хотя внутри всё рыдало.

Она посмотрела на него:

— Джимми, а почему наш папа такой злой?

— Не знаю, ну может, он устал сегодня или долго за рулём машины пробыл.

— Мы теперь будем с ним жить?

Джимми промолчал. Мальчик жалел, что ему всего лишь только тринадцать лет, а не восемнадцать. Будь он совершеннолетним — им бы не пришлось жить в приюте или у отца, который и знать их не хотел. Джимми и сам мог бы позаботиться о них, прокормить и заработать на проживание.

— Скорее всего, да, — ответил он на вопрос сестры.

— А как же школа?

— Я думаю, что здесь тоже есть хорошие школы, — улыбнулся Джимми.

— А мои подружки? — не унималась Джейн.

— Найдём тебе новых, — подмигнул ей брат. — Пошли посмотрим, что там внутри, какая там обстановка.

Они вошли в дом.

— Уууу… Какой бардак! — воскликнула Джейн.

Внутри трейлер выглядел ещё хуже, чем снаружи. Всё было разбросано. И кухня, и гостиная располагались вместе. Посередине стоял ветхий диван, который запросто можно было перепутать с ведром для мусора. А самыми главными в интерьере квартиры были пустые бутылки и банки из-под алкоголя. Их было просто немерено. Они валялись повсюду: на диване, на кухне, в шкафах и даже просто на полу.

— От нашего папы ушла домработница? Да? — наивно спросила Джейн.

— Ага, что-то похожее. И не называй его папой, — серьёзно сказал Джимми.

— Почему? Почему? Он же наш папа, почему нельзя так говорить? Мама тоже всегда обещала, что расскажет, но… теперь…

— Я тебе расскажу. Потом как-нибудь, только не сегодня, — Джимми щёлкнул сестру по носу и подмигнул ей.

Та выдавила из себя вымученную улыбку.

Джимми направился к старенькому, покосившемуся холодильнику.

— Давай посмотрим, что мы будем сегодня есть.

Отворив дверцу, он тут же с силой захлопнул её.

— Тараканы, — поморщился мальчик. Весь холодильник кишел этими мерзкими насекомыми. Барбара приучила детей к чистоте и порядку.

— Похоже, что ужина не будет. Будем есть вафли и печенье, которые я взял с собой, — с этими словами Джимми направился к своему рюкзаку, который «заботливый» папа бросил в кучу мусора.

Перекусив, они кое-как разобрали мусор на диване и осторожно сели, держась за руки. Уставшая после долгой поездки, Джейн тут же начала клевать носом.

— А ты меня никогда не бросишь? — спросила она, пытаясь открыть слипающиеся, словно патока, глаза.

— Нет, сестрёнка. Конечно, не брошу.

— Никогда, никогда?

— Клянусь, — торжественно заявил Джимми.

— Ты самый лучший братик на свете, — сквозь сон прошептала она.

— Ты тоже ничего. Спи давай, — он провёл рукой по её волосам. — Скорей бы уже наступило послезавтра. Не хочу терпеть его больше. Я бы запросто мог позаботиться о нас обоих эти дни.

Но Джейн его уже не слышала, тихо посапывая ему в плечо. Джимми запомнил обещание Дженис. Она сказала, что послезавтра приедет навестить их. И если будут хоть какие-то проблемы — она тут же заберёт детей обратно.

Увидев сегодня отца, Джимми удостоверился, что лучше вернуться в приют или в другую семью. Всё что угодно, но только не этот пьяница.

Но была одна большая проблема: очень сомнительно, что их обоих определят в одну и ту же семью. Это сильно беспокоило мальчика. Даже в страшном сне он не мог себе представить, что кто-нибудь заберёт у него сестру.

Джимми посмотрел на Джейн, и улыбка украсила его красивое лицо. Но это был скорее мимолётный взгляд, уже через мгновение сменившийся грустью и отчаянием.

Джимми вспомнил маму. Ему хотелось рыдать, но по щеке скатилась только одна одинокая слезинка. Ради Джейн он поклялся быть всегда сильным.

Через некоторое время тишина и сопение сестры усыпили и его.

Глава 2

Домой Джерри вернулся лишь под утро. Ужасно уставший, злой и изрядно подвыпивший. У него жутко болела голова. Придя вечером в бар, он слегка выпил, а потом позволил своим друзьям втянуть себя в покер. И поначалу всё складывалось просто отлично — он выиграл около двухсот долларов. Но так и не сумел вовремя остановиться. Секунда пролетала за секундой, стакан за стаканом, а Джерри всё ещё надеялся за один вечер решить все свои проблемы. Но удача иногда любит отворачиваться от нас именно в те минуты, когда нам кажется, что мы уже окончательно с ней породнились. Джерри начал проигрывать. Крупно. И водка уже не согревала, а ещё сильнее распаляла его ярость. Эту ночь он закончил, проиграв около восьми сотен. Но это было ещё полбеды: хуже всего было то, что таких денег у него сейчас просто не имелось. Сотни две, может быть, да, но никак не восемь. И где их ему взять, у него не было ни малейшего представления. Его друг, Стив Меддок, ждал его с деньгами завтра. Точнее, уже сегодня.

«Вот сволочь! Друг называется! Мог бы дать мне отсрочку! Сволочь!!» — думал в ярости Джерри.

Но пойти против Стива Меддока он бы не решился — тот являлся владельцем ткацкого завода. И ходили слухи, что у него были крепкие связи с криминалом. В общем, из всех людей, с которыми Джерри сидел в тот вечер за столом, проиграл он самому «неправильному» человеку. Но так как он со Стивом был знаком ещё с юности, тот согласился дать ему время до вечера. В случае, если Джерри не принесёт эти восемьсот баксов, его запросто могут выловить на следующий день в местной реке. И уже не помогут никакие знакомства из детства. Когда речь заходила о долгах — Стив Меддок превращался в безжалостного монстра.

И сейчас, вернувшись домой, Джерри не имел ни малейшего представления, где достать деньги. Заглянув в трейлер, он увидел детей, тихо спящих на диване. Джерри удручённо скривил лицо. Как будто ему и так мало проблем.

«Ещё и эти здесь! Говнюки маленькие! Будут мешаться под ногами!» — подумал он.

Усевшись в сильно потёртое кресло, Джерри ещё раз задумался о том, насколько ему не везёт в этой жизни, и как он этого не заслужил. Его единственным собеседником была луна, ярко светившая в вышине. Вот только на его вопросы она никак не могла ответить. Разве что безмолвным молчанием. Она будто шептала ему, что, скорее всего завтра, в это же время, он будет кормить собою рыб на дне реки.

Яркий луч разбудил его только тогда, когда солнце уже стояло в зените. С каждым утром просыпаться становилось всё труднее и труднее. С возрастом количество выпитого усваивалось гораздо тяжелее, чем раньше. Голова пульсировала болью. Раскрыв глаза, он обвёл мутным взглядом окрестности. Каждое движение приносило новый виток боли. Чуть в стороне от дороги, возле небольшого обрыва, играли дети. Его дети.

Посмотрев на Джимми, который бросал камни вместе с сестрой, он испытал острый приступ ненависти. Этим утром его всё раздражало. А особенно мутное воспоминание о долге.

«Где же я найду деньги? Где? Как верну долг?» — мысли в голове ворочались, словно несмазанные шестерёнки.

Солнце начинало припекать.

«Я труп! Мне не жить! Вечером меня зароют там, где никто и никогда не найдёт. Для этого мясника Меддока не будет проблем меня укокошить», — с тоской думал Джерри.

В голову пришла мысль о побеге: «Может, свалить по-тихому? Сяду сейчас в машину и уеду! Долг ведь не такой и большой!»

Но он тут же вспомнил о Питере, своём бывшем собутыльнике. Тот три года назад проиграл гораздо меньшую сумму, но, трусив, решил сбежать. Через два дня его труп выловили в местном водохранилище. Все решили, что пьяный алкоголик сам свалился в воду. Но Джерри прекрасно понимал, куда подевался его дружок.

Где-то вдалеке пролетела стая птиц. Они парили над землёй, наслаждаясь свободой и простором.

Джерри посмотрел на них, щурясь от яркого солнца и боли в голове, и внезапно его озарила мысль. Стараясь не упустить её, он ещё раз посмотрел на детей. Возникшая в голове идея заполонила весь его мозг. И он ухватился за неё, как утопающий за соломинку.

«Если всё получится, то я соскочу с крючка. А может быть, ещё и деньжат поимею», — подумал он.

В этот момент дети повернули и побежали наперегонки к трейлеру. Джимми намеренно поддавался своей младшей сестре. Та громко вскрикивала от удовольствия каждый раз, когда брат почти догонял её.

— Хватит орать! — гаркнул на них Джерри, когда они подбежали к трейлеру. В нём всегда просыпалась ненависть, когда рядом появлялось счастье. Ему казалось, что весь мир купается в роскоши и веселье, и только он один вынужден страдать.

— Доброе утро, папа! — весело крикнула Джейн. Джимми только нахмурился.

— Собирайтесь! — голос отца звучал ещё злее.

— Мы едем кататься? — наивно спросила Джейн.

— Нет! Мы едем к одному моему другу!

— Надолго? — спросил Джимми.

— Как получится! — смерил его испепеляющим взглядом отец.

— Но ведь завтра утром сюда должна приехать проверяющая, — возразил сын.

— Я сказал, собирайтесь! Я научу вас уважать отца, — зло улыбнулся Джерри, а затем наигранно смягчил голос. — Не бойтесь! Мы к вечеру вернёмся.

Это не предвещало ничего хорошего. Особенно, для его детей.

Уже через пятнадцать минут они ехали в машине по Принсвилу.

— Помнишь своего папу? А, Джимми? — вдруг спросил Джерри, когда они проезжали по Даун стрит.

— Помню, — неохотно отозвался тот. Желания разговаривать абсолютно не было.

— Да ладно! Ты же моя плоть и кровь!

— Угу! А бил ты меня тоже по любви? — с вызовом спросил Джимми.

Джейн, которая до этого внимательно смотрела в окно, повернулась к ним.

— Да что ты понимаешь?! Я же воспитывал тебя! — начал распаляться Джерри.

— Потому мама и убежала от тебя? — Джимми внимательно посмотрел на отца.

— Заткнись, щенок!!! — вдруг заорал тот. — Ваша дура мать ничего не понимала! Откуда ей понять, что творилось у меня на душе! Она думала, что родила и всё в порядке??! Сука!

Джейн закрыла уши и глаза, а её брат продолжал пристально смотреть на своего отца.

— Я вкалывал на работе, как проклятый, а когда возвращался домой, то, вместо положенного мне внимания, она всё отдавала тебе! Даже в постели перестали кувыркаться, как раньше. Понимаете, из-за вас она перестала ноги раздвигать! По-моему, это несправедливо! Ну ничего, вы мне ещё пригодитесь! А сейчас закрыли рты!

Эхо от его крика всё ещё витало по машине, когда Джейн открыла глаза. Посмотрев на брата, она очень удивилась — никогда ещё она не видела его таким злым. В глазах мальчика блестели слёзы ярости и детской обиды.

«Маленькие говнюки, думают, что могут судить своего отца! Ничего, они мне ещё помогут», — думал злорадно Джерри.

План его заключался в следующем: у Стива Меддока были связи со многими людьми. И не только в Принсвиле, но и во многих других городах. Один из дружков Стива, совсем недавно, в пьяном разговоре выложил Джерри кучу интересной информации. В том числе и то, что есть некий человек, который содержит большое количество борделей. Не здесь, в Принсвиле, а в соседнем штате. Его бизнес расширяется, направляя свои щупальца во все стороны, как осьминог. Совсем скоро он доберётся и до Принсвила. И Стив Меддок уже наладил контакты с этим человеком.

Так вот, среди этих борделей есть несколько элитных заведений для любителей острых ощущений, извращений и экзотики. Стив Меддок уже начал поставлять этому человеку «живой товар» для его бизнеса. При воспоминании об этом у Джерри родилась мерзкая, противная и абсолютно аморальная идея: отдать своих собственных детей в одно из таких заведений.

Конечно же, ему даже в голову не пришло, как он будет объяснять службе опеки пропажу детей. Ведь уже завтра приедет проверяющая Дженис, которая должна удостовериться, что у Джимми и Джейн всё в порядке. Но это его абсолютно не интересовало. Главное, надо было получить «вольную» от ужасного Стива Меддока. И ради этого Джерри был готов пойти на всё.

«А что? Оставлю их у него, а потом придумаю что-нибудь! Скажу, что в реке утонули. Или сбежали куда-то! Сыграю убитого горем отца! Да что там?! Мне важно не стать трупом до вечера! Думаю, что дети в его бизнесе — большая редкость. Так что я уверен, что Стив заинтересуется этим предложением. А может… А может, оставить их у него, а самому смыться из города? Уехать, начать новую жизнь! Ведь Стив за такой подарок мне ещё и бабла отвалит! Это ведь дело! Сегодня получу награду и свалю! И пускай эта фифа завтра сюда приезжает!» — Джерри даже улыбнулся от таких мыслей.

«Он со своей бандой, скорее всего, на заводе сейчас! Вот туда мне и надо! Наверное, стоит сократить путь!» — продолжал думать он, сворачивая на Эндроуд. Это были заброшенные кварталы. О них ходила дурная молва: будто там много лет назад произошла одна странная и загадочная история. Джерри, конечно же, не верил ни единому слову, списывая всё это на пьяный бред своих дружков. Сам он вырос в семье атеистов, для него не существовало потусторонних сил. Более того, в юности он с друзьями часто любил подшутить над верующими. Они пробирались в церкви и во время службы включали переносной магнитофон, а после этого, довольные, снимали на камеру суету прихожан, вызванную их «шалостью».

— Папа! Я хочу в туалет! — вдруг пискнула Джейн.

— Терпи! Мы уже близко! — отозвался Джерри.

— Ну папа!! — заныла девочка. — Я очень сильно хочу!

— Заткнись и терпи! — вдруг зарычал он. — Маленькая дура!!Заткнись! И не реви!! Или я заставлю тебя замолчать!

— Останови машину! — вдруг ледяным голосом произнёс Джимми.

— Что?! — заорал Джерри. — Ты будешь мне ещё здесь указывать?! Мелкий гадёныш! Не вырос ещё, чтобы вякать!

— Буду указывать! И ты давно уже не наш папа! — тринадцатилетний мальчик говорил, как взрослый. — Ты перестал им быть, когда мама от тебя ушла! Ты больше никто для нас!

— Ах ты сучонок! — проорал Джерри и резко нажал на тормоза. Раздался визг, и машина замерла на дороге. Джейн ойкнула, когда ремень безопасности больно впился в её худенькое тельце.

Они стояли среди безлюдных и заброшенных кварталов. Когда-то здесь была промышленная зона, но несколько лет назад её перенесли на другой конец города.

Джерри выскочил из машины и с такой силой захлопнул дверь, что она чуть не вылетела. Видя яростное выражение лица своего отца, Джейн испугалась и заплакала. Джимми же, наоборот, отстегнул ремень безопасности и спокойно ожидал своей участи. В этот момент пассажирская дверь распахнулась, и Джерри, схватив сына за ворот рубашки, с силой выволок его наружу. Раздался треск, и несколько пуговиц разлетелись, словно пули. Джейн заревела, когда увидела, как отец повалил её брата на капот.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
Бесплатно
печатная A5
от 535
Купить по «цене читателя»

Скачать бесплатно: