электронная
72
печатная A5
293
18+
Вне зоны настоящего

Бесплатный фрагмент - Вне зоны настоящего

Осознание. Доля первая

Объем:
36 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-0573-7
электронная
от 72
печатная A5
от 293

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

— Я… Это я, — сказал я, глядя в зеркало

Там был я. В отражении был мой облик. Всего лишь оболочка, которую видят посторонние. Всего лишь туман, который скрывает горизонт. Я коснулся пальцами своего лица. Потрогал брови, лоб, нос, уши, губы… Живая плоть. Но странное чувство никуда не исчезло.

— Я — это не я…

1

Время бежит с огромной скоростью… Никто даже не замечает этого, пока не постареет. Человек садится в надоедливый общественный транспорт, бежит по шумной забитой людьми улице, спеша на работу, просто обедает на скамейке в парке или в ближайшей кафешке. Вся эта обыденность поглощает нас. А ведь хочется, чтобы все было иначе.

И вот еще один день пролетел незаметно. Такой же день, как и все остальные: проснулся, душ, оделся, поел, на работу, с работы — скучно… Не знаю почему, но меня потянуло в бар «Телега», который находился в центре города, недалеко от главной улицы. Обычно, я ходил туда с друзьями, но в тот момент мне захотелось выпить свежего пива одному.

«Телега» — это отличное заведение в деревенском стиле: столы, стулья, двери, даже барная стойка, выполнены из грубо оттесанного дерева. В зале пахло свежим ароматом жаркого, смешанным с легким запахом алкоголя и табака. Все помещение освещалось строго от различных свечей в канделябрах на стенах и столах. В тот вечер из музыкальных колонок звучала и радовала слух национальная ирландская музыка… Да! Именно здесь холостяку, вроде меня, можно было найти приятное умиротворение после рабочего дня.

2

Тишина. Серая, нагнетающая, немного пугающая, полная тишина. В полуосвещенном помещении, в самом его центре, стоит огромный круглый стол. Весь стол сделан из многовекового дуба и покрыт черной, как ночь, смолой. В сердце стола, в середине, находится внушительных размеров стеклянный куб, в котором уместилась мраморная четырехгранная пирамида. На углах ее основания обозначены север, юг, запад и восток. В воздухе витает аромат неизбежных перемен.

Вокруг стола заседают девять старцев. Они разные физически и по характеру, но у всех имеются сходства. На каждого из мужей накинут черный балахон, на их плечи спадают длинные седые волосы, а хмурые лица украшают бороды. Их глаза закрыты.

Один из старцев поднял тяжелые веки. В его глазах, от которых по всему лицу разбегались тысячи глубоких морщин, читались столетняя усталость и великая мудрость. В отличии от других восьми человек, его борода на самом кончике окрашена в темно-фиолетовый цвет. Видимо, это означает, что он в этой «девятке» — главный. Вожак обвел всех членов компании многозначительным взглядом.

— Хватит слушать мысли! Пора бы немного размять засохшие от жажды языки…

3

Я подошел к барной стойке. Бармен был человеком лет тридцати пяти, крепкого атлетичного телосложения, ростом выше среднего. Этот парень всегда пользовался успехом у женщин.

— Привет, Витек! — обратился я к нему. — Как ты поживаешь?

Сидя на банкетке, бармен всматривался в свой телефон, что-то печатая. Судя по выражению лица, он (как всегда) флиртовал с девушкой. Услышав мой голос, он поднял глаза и радостно мне заулыбался.

— О, привет, Алекс! Рад тебя видеть! Давненько ты к нам не захаживал.

— Да, давненько. Дела, знаешь ли… А как у тебя работа? Идет в гору?

— Скорее, катится с горы! Понастроили в округе новых крутых заведений… А у меня клиентов с каждым днем все меньше, выручка падает… А вообще, все отлично.

— Ну ничего! Я уж тебя точно не брошу! — подбодрил я его. — Налей-ка мне пивка в мою кружку.

Витька достал мою деревянную кружку. Она уже запылилась, и перед тем, как налить пива, бармен кружку тщательно сполоснул и протер. Я выстругал ее еще лет десять назад и продолжал успешно ею пользоваться. На лицевой стороне я изобразил придуманный для забавы собственный герб. Мне эта кружка всегда нравилась. В этом баре я пил только из этой посуды.

— Спасибочки, Витя.

— Незачточки. Эта — за счет заведения. Отдыхай.

— Ну тогда, двойное спасибочки…

4

Допивая вторую порцию своей литровой кружки, я решил, что пива на сегодня хватит. Когда я уже собирался встать из-за стола и пойти домой, я почувствовал дуновение горячего воздуха в спину и резкий, неизвестный мне, запах. Ко мне подошел странный незнакомый мужчина.

Кожа незнакомца была смуглой, будто он ежедневно ходил в солярий. Его волосы были седыми, а лицо — весьма морщинистым, хотя на вид ему было лет сорок. Вместо одежды, как таковой, на нем было какое-то грязное тряпье, из-за чего этот человек был похож на бедняка. Старые, заляпанные грязью туфли подтверждали это подозрение. В глазах незнакомца я заметил странные сверкающие искры, говорящие либо о хитрости, либо о безумии этого человека.

— Здравствуй, Великий Торвальд! — услышал я его голос.

Странно. Его голос не соответствовал его внешности, — он был тяжелым и властным. Обладатель этого голоса явно привык командовать.

5

Все старцы открыли глаза. Их взгляды были устремлены на вожака.

Один из старцев решился первым:

— Согласен с тобой, Вельфедор. Ты — Главный Маг Великой Общины и Правитель всех земель, окружающих Рарарах. Я подчиняюсь твоей воле.

— Мы все согласны! — очнулся еще один старец. — Мы долгое время ждали этого дня. После пяти лет молчания, мы можем общаться по-человечески.

Каждый из этой «девятки» высказался. Разговор был спокойным, но все были напряжены. Грядущие перемены могли многое изменить. К лучшему или к худшему — не знал никто.

— Вельфедор! — сказал, очнувшийся четвертым, старец. — Ты уверен, что он — это Он?

— Уверен. Кроме того, у нас просто нет выхода. Одиннадцатый его тоже ищет. Мы должны найти его первыми.

6

Я повернул голову на сто восемьдесят градусов. Может, этот незнакомый мне человек обращается не ко мне? Но за моей спиной никого не было.

— Торвальд, ты меня не узнал? — снова этот голос… Но на этот раз он смеялся.

— Э… Вы, видимо, ошиблись. Я… э… не Торвальд.

— Оу. Прости мне мое невежество. Мне стоило бы представиться. При втором рождении меня нарекли Вельфедором.

— Да? Ваше имя очень подходит этому заведению. А меня… э… нарекли Александром! При первом моем рождении.

Мужчина, которого при втором рождении нарекли Вельфедором, усмехнулся, будто я ему соврал. Он явно не собирался уходить от меня и продолжал настойчиво глазеть.

— Александр, ты не угостишь старого друга бокалом доброго холодного эля? Очень уж в горле пересохло.

Я вспомнил, что уже собирался уходить домой, но какая-то неведомая мне сила заставила меня остаться.

— Вить! Налей, пожалуйста, бокал пива для моего нового знакомого.

7

Все старцы за круглым столом сидели молча. Они ждали, что скажет им глава консилиума. Вельфедор, нахмурив брови, нежно поглаживал темно-фиолетовый кончик своей бороды. Наконец, он заговорил.

— Перемещение отберет у меня очень много сил, возможно, доведет до смерти. Все же, я займусь этим лично. Ваша задача — быть наготове в любой момент. Все члены консилиума, кроме Седьмого, могут быть свободны.

Вся «девятка» встала из-за стола. У каждого человека в правой руке оказался двухметровый посох. Левой рукой мужи сжимали амулеты на шее. Старцы одновременно ударили своими посохами по каменному полу. Вмиг все испарились, будто их и не было! Остались лишь Седьмой и Вельфедор. Глава консилиума заговорил первым.

— Послушай, Селенций, это очень важно. Ты должен заняться обороной, а также предупредить патрульных Рогха о Его появлении. Неизвестно, в какую часть города его занесет. Он может материализоваться где угодно, даже за стенами города.

— Я должен справиться с этим.

— Нет, Селенций. Ты не просто должен, — ты справишься! Мы должны найти Его первыми.

Седьмой усердно закивал головой, отчего его борода стала дергаться во все стороны. Затем Селенций резко перестал кивать, выражение его лица изменилось. Глаза Седьмого мага сузились, будто в голове созрела какая-то идея.

— Вельфедор, я думаю, мне сможет помочь в этом Зоя.

Брови старца нахмурились еще больше.

— Хорошо. Надеюсь, она справится с этим, хотя Зоя — еще дитя. А теперь, ступай…

Один удар посоха, и Селенций исчез.

Вельфедор закрыл глаза. Его правая рука плотно сжимала посох, а левая вытянулась горизонтально к уровню подбородка. Бормоча что-то невнятное, глава «девятки» стал еле заметно покачивать головой. Мраморная пирамида в стеклянном кубе начала светиться изнутри. Кончик бороды Вельфедора тоже засветился и пополз к пирамиде. Обозначения запада и востока исчезли, а вместо севера и юга появились слова:

НАСТОЯЩЕЕ и ПРОШЛОЕ

8

Вельфедор оказался очень общительным человеком. У меня появилось ощущение, что я знаю его уже много лет. Мы разговорились на разные темы. Вельфедор говорил обо всем в прошедшем времени, будто он давно не был в этом городе.

Я отметил, что в «Телеге» до десяти часов утра подают очень вкусные завтраки.

— А знаешь одну забегаловку на набережной? Как бишь она называлась? «Кусок мяса»! — радостно воскликнул Вельфедор. — Там готовили лучшие в городе стейки!

— Но ведь она еще не достроилась! — удивился я. — «Кусок мяса» откроется только через месяц. Я это знаю потому, что лично проектировал это здание.

— Ах да! Я, наверное, просто ошибся.

— Ты что-то не договариваешь…

— Слушай, Александр, ты когда-нибудь задумывался о грядущем? Задумывался ли ты о Конце Света, о божественной силе, которая всех нас защищает? — Вельфедор смотрел прямо мне в глаза, его взгляд прожигал меня насквозь. — А… Ты решил, что я проповедую тебе Библию. Нет, Торвальд. Это не так.

Он снова назвал меня Торвальдом! Это начало меня злить.

— Вельфедор, я ведь уже говорил тебе, что я — не Торвальд. Перестань меня так называть. Я не хочу…

— Помяни мои слова, Торвальд, — прервал меня мой собеседник, — я не последний, кто тебя так назовет.

Сказав это, он достал из кармана нечто, напоминающее детский игрушечный пистолет, и направил его дулом на меня.

— Ты собрался пристрелить меня этой игрушкой? — пробормотал я.

— Тебе будет немного больно, но это — ерунда. До скорой встречи, друг.

Сказав эти слова, Вельфедор нажал на курок. Мой желудок свернулся в узел, в затылок подул ледяной ветер. Еще мгновение, и я ослеп.

9

Вельфедор был в ярости. Его крик сотрясал стены.

— Я дал тебе точные указания! Я дал тебе в помощницы Зою! Разве ты не понимаешь, Селенций?! Нам нужно найти Его первыми!

Склонив голову, Селенций смотрел в пол. Его опущенные руки были сжаты в кулаки. Вельфедор всегда «сбрасывал нервы» именно на своем помощнике. Седьмой маг все сильнее злился на своего вождя, но ничего не мог с этим сделать.

— Я сделал все, как положено, — сквозь зубы сказал Селенций. — Нам остается только ждать!

10

«Боль! Это невыносимо! Тело так болит, будто меня отколошматили двадцать пять разъяренных мужиков с дубинками. Глаза мои вываливаются из орбит, в ушах стоит гул работающей бензопилы. Мои конечности окоченели. Я лежу на каком-то песке. Где я нахожусь? Что происходит?»

Через минут десять мне значительно полегчало. Я встал на ноги и осмотрелся. Появилось ощущение, что я нахожусь не на планете Земля. В ночном сумраке была видна сплошная пустыня. Серая, тусклая и однообразная пустыня. Никаких признаков жизни, будто все вымерли. Ни звука. Мертвенная тишина. Я даже пожалел, что уже не слышу бензопилу! Оживлял эту местность только легкий ветерок с сухим слегка горелым запахом. Взглянув на небо, я увидел… луну. Но это была не луна, а ее остатки! Огромная полоса осколков растянулась по всему небу! Эффектное зрелище напоминало Млечный путь, но только в сотни раз ярче и с более крупными деталями. Само небо было тусклым, но звезды были видны.

Мой взгляд остановился на горизонте. Там виднелись какие-то слабые огни неприродного происхождения. Ну что ж, я решил направиться в ту сторону. Может, есть еще люди в этом странном месте!

11

Это был город, вокруг которого была мощная стена. По своим размерам он оказался огромным. Даже издали было видно, что там довольно высокие здания, которые становились выше, приближаясь к центру.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 293