электронная
72
печатная A5
454
12+
Власть и магия

Бесплатный фрагмент - Власть и магия

Том 1: Знакомство


Объем:
290 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4493-3051-2
электронная
от 72
печатная A5
от 454

Предисловие

Немного гор, море леса и прекрасные долины, известные во всем королевстве своей нежной травой и небольшими речушками, впадающими в одно большое озеро с изумрудной водой. Все это — остров Кзоракс, что в переводе с местного диалекта означает «дитя природы». На острове есть только один мало-мальски крупный город, он же порт. Есть еще несколько небольших деревень. Практически все они находятся в лесах, так как жители занимаются заготовкой древесины. Но есть одна деревенька, которая расположена дальше всех от города-порта в одной из долин около озера. Долина эта раскинулась у подножия самой высокой на острове горы, которая, в свою очередь, была частью горной гряды, защищавшей остров с севера. Жители этой деревни прославились как разнообразные ремесленники. В этом месте и жил кузнец Грэхем. Жил не бедно, имел свой дом и кузню. О нем знал весь остров, и со всеми работами, связанными с металлом, обращались только к нему. Кузнец был женат на красивой женщине Лауре. Она родила ему двух дочек. Старшей было десять, а младшей шесть лет. Сейчас Лаура снова носила ребенка, и казалось, ничто не может нарушить счастливую, безмятежную жизнь этой семьи.

В ночь с воскресенья на понедельник прошла гроза. И вроде бы обычная гроза, да только при одном взгляде на небо страх сразу пробирался в душу. Тучи, которые внезапно заволокли небо, были словно живые. Казалось, будто огромное черное существо парило в воздухе. Бабки потом поговаривали, что это тени мучеников вырвались на свободу.

С той самой ночи с семьей кузнеца начали твориться странные вещи. Лаура, всегда веселая и жизнерадостная, слегла с неизвестной болезнью. Отличительной чертой протекающей болезни была неестественно бледная кожа. Доктора ничего не могли объяснить, только местная бабка-колдунья твердила, что жизнь Лауры воруют. Колдунья пыталась определить направление, в которое уходит жизненная энергия, но оказалась бессильна что-либо выяснить.

Как вскоре оказалось, с Грэхемом тоже было не все ладно: каждую ночь кузнеца начали мучить кошмары, с каждым днем они становились все более длительными и все более походили на реальность. Его крики и злобное рычание насмерть пугали дочерей, но они ничего не могли поделать. На ночь они запирались в комнате матери и молились. Спустя шесть дней Грэхем исчез. Дочери ухаживали за матерью, которой не становилось лучше, а остальные жители деревни все реже подходили к дому кузнеца. Через два месяца Грэхем вернулся. Все, кто его видел, говорили одно — спятил. И действительно, он, худой и бледный, с безумными, покрасневшими глазами, волоча ноги, пересек деревню к своему дому, шарахаясь от всех, словно от приведений. Домой он принес что-то плотно завернутое в ткань. Никто не видел, что это было, но все видели, что он прижимал к себе сверток так, будто нес ребенка. К жене и дочерям он не заходил, а сразу направился в кузню, где и заперся на десять дней и ночей. Десять ночей деревню пугал звон и скрежет металла, но никто так и не решился зайти в кузню. Потом все внезапно прекратилось. Грэхем снова исчез, но буквально через два дня он вернулся. Теперь он едва передвигал ноги, часто падал, глаза его никого не замечали. Был похож на ходячего мертвеца. В ту же ночь снова разыгралась страшная гроза. Вою ветра и раскатам грома вторили страшные женские крики. В ту же ночь к дому кузнеца подошла фигура в черном балахоне, который полностью скрывал незнакомца от постороннего взгляда. Те немногие, кто осмелился тогда выглянуть из своих домов, говорили, что это был посланник гильдии Некромантов и прибыл на остров он специально за ребенком кузнеца. Фигура в черном исчезла так же внезапно, как и появилась. С тех пор жители деревни никого из семьи Грэхема не видели, а к его дому никто не осмеливался подойти. Место посчитали проклятым и еще долго пересказывали события тех страшных дней.

Глава 1

Разгар лета. Яркая зелень леса словно спорила с не менее ярким голубым небом. А я прячусь в кустах, что никак не вяжется с рангом рыцаря, который я собираюсь получить. Зовут меня Арчибальд, и я не стал покидать свое зеленое укрытие, хотя молодая и горячая кровь вовсю протестовала. Чувство возбуждения от предстоящей схватки захватывало меня. И только львиная доля моего природного хладнокровия удерживала меня в лесу. Привычно поддерживая заклинание «ментальный блок», я старался как можно дольше оставаться невидимым для своей цели. Мой противник находился немного впереди и уже выбрался из леса.

Стоит отметить, что это было мое первое самостоятельное задание — оно же выпускное. Прежде чем напасть, я должен был разузнать о противнике как можно больше. Выяснить по возможности его сильные и слабые стороны, так как враг мог оказаться значительно более опытным воином, и битва могла бы даже не начаться. Почему? Потому что мне только неделю назад исполнилось семнадцать, а десять лет упорных тренировок владения оружием и изучения магических искусств успели приучить меня к осторожности.

Я выпускник академии боевых магов, созданной при храме Тьмы. Не стоит думать, что у нас выпускают исключительно повелителей нежити, хотя, конечно, некроманты тоже являются выпускниками нашей академии. Лично я специализировался на оружии и магию изучал поверхностно. Название храма сложилось исторически, когда все его выпускники попали под запрет и обучение в таких академиях жестоко каралось. Но это события двухвековой давности, и сейчас эти учебные заведения снова открыты, и в них вновь разрешено проводить обучение. Меня с раннего возраста нагружали физическими нагрузками и обучали владению различным оружием, но и про изучение магии и других наук не забывали. Но так как обучение магии занимает значительно больше времени, нежели воинское искусство, до полноценного мага мне было далеко. К примеру, я знаком с основами стихийной магии, правда, в основном защитными — более углубленный курс мне еще предстоял, если, конечно, справлюсь со своим первым экзаменом. Я один из тех немногих, кто все-таки завершил основной курс, а углубленный заканчивали только избранные… Моя храбрость не граничила с безрассудством, и поэтому я понимал, что сколько ни сражайся с манекенами и сокурсниками в школе, это не заменит опыта настоящего боя. Не на жизнь, а на смерть. Именно поэтому я осторожничал. Судя по моим наблюдениям, этот воин не первый раз путешествовал и был, очевидно, опытнее меня в воинском искусстве.

Он ехал на ослепительно белом жеребце, облаченном в доспех, который блестел на солнце, как золотой. Доспех на лошади немного защищал грудь и шею — по максимуму не стеснял движения скакуна. Сам рыцарь также носил укороченные латы, что также давало ему большую свободу в движении. Его доспехи сияли словно летнее небо с золотыми звездами, плащ, накинутый на плечи, был такого же цвета. В общем, он был очень похож на рыцаря при каком-нибудь королевском дворе или графа на прогулке без свиты. Шлема на голове не было, но он наверняка был спрятан в одной из дорожных сумок, притороченных к седлу. С того расстояния, с которого я вел наблюдение, разглядеть лицо было невозможно, но зато были видны его не очень длинные русые волосы. Также был виден меч, висевший в ножнах (скорее всего, одноручный), и щит, который имел форму вытянутого треугольника.

Я был всегда чрезмерно любопытен, из-за чего нередко попадал в щекотливые ситуации. Например, один раз я чуть не позволил разрушительному заклинанию выйти из-под контроля наших наставников, когда решил разузнать, куда это все верховные маги уходят несколько дней в подряд. Несколько магистров после этого случая оказались в лазарете. Но при обучении меня никогда не наказывали за подобные вещи, так как я был лучшим. Вот и сейчас вместо того, чтобы стремительно атаковать рыцаря, я сидел и наблюдал. Многие из моих сокурсников сочли бы такое поведение за трусость — они бы уже наверняка неслись, обнажив оружие. Но вероятность поражения была слишком велика и большинство из них остались бы на этой полянке навсегда. Но здесь был я, а не они, и умирать на первом задании мне как-то не хотелось… Самой смерти я не боялся, но у меня были большие планы на будущее, и терять все из-за поспешности я не собирался.

Рыцарь тем временем остановился. Он вел себя абсолютно спокойно и не замечал преследования. Или делал вид, что не замечает. Или вовсе не боялся его. Вскоре стала ясна и причина остановки. На другом краю поляны появились едва различимые фигуры. Разглядеть их с такого расстояния было нельзя, но было видно, что их несколько. Первое задание нравилось мне все больше. Новая порция адреналина растеклась по жилам. Я быстро проверил оружие, так как оно могло вскоре понадобиться. У меня был с собой тяжелый арбалет. Стрелять из лука я не мог себе позволить: эльфийской крови во мне не было и быстро поражать противника на больших расстояниях я не умел. К тому же ситуации могут быть разные, и далеко не всегда лук мог бы помочь. Но все равно мощное оружие на средней дистанции было необходимо. А так как я достаточно силен, то выбор и остановился на тяжелом арбалете, тяжелые болты которого на средней дистанции спокойно пробивали добротную броню. К тому же его можно было использовать одной рукой. Еще в арсенале был палаш с широким лезвием и немного загнутым к концу. Щит был небольшой и круглый. Сражаться со щитом я не любил, и взят он был, как говорится, на всякий случай. Ну и напоследок — мой любимый двуручный меч. Им я любил и умел работать. Раз уж речь зашла об оружии, нельзя не отметить и мой зачарованный доспех. Это было одно из заданий в курсе изучения магии. Я, конечно, сам доспех не ковал, но принял участие в создании некоторых его элементов и зачаровании заклинанием, которое я сам подбирал. По форме он напоминает фигуру человека, то есть со стороны может показаться, что на мне надета плотно облегающая ткань. Тем не менее броня была достаточно прочной. Цвет ее был темно-зеленый, но самое главное — это эффект заклинания «отражение». Благодаря этому человек, носивший такой доспех, становился менее заметным и его не могли засечь заклинанием «поисковой сети». Еще одним плюсом была его легкость. Голову защищал легкий шлем, но вместо забрала была маска в виде черепа — для устрашения. При обучении в храме тьмы мы могли себе выбрать оружие и доспехи, конечно, в допустимых пределах.

В это время рыцарь, похоже, тоже готовился к битве. Он выпил какую-то бутылочку, может для ускорения реакции, или для снятия усталости, или еще бог знает зачем. Это еще раз доказало, что он был хорошо подготовлен. Я хоть и знаком с азами алхимии, не подумал прихватить для себя какое-нибудь зелье лечения, например… Неизвестно, что еще хранят его дорожные сумки! Из одной из них он достал полный шлем такого же небесного цвета, как и доспех, но надевать пока не стал.

Фигуры были явно пешие и двигались медленно. Я насчитал около двух дюжин, а также одного всадника, державшегося за ними. В предвкушении первого сражения я чуть было не выдал свое присутствие. Моя кровь кипела. Хотелось выхватить меч и на всем скаку врезаться в стройные ряды противника. Так я неоднократно видел свои победы во снах. Я даже на мгновение забыл о своей истинной цели. Но не быть бы мне лучшим на курсе при таком безрассудстве. Мозг быстро охладил мой пыл. Две дюжины воинов, какими бы они ни были — это смерть для одного всадника, хоть и героическая. Пока непонятно, чем они были вооружены, но, кажется, что лучников среди них не было, а это не могло не радовать. Магистром магии рыцарь в небесных доспехах явно не был, да и ретироваться с поля боя он явно не собирался. Исход сражения предположить было сложно, но одно допускать было никак нельзя — гибели рыцаря. Первое задание нужно обязательно выполнить самому, без чьей-либо помощи. Ну или, по крайней мере, нанести последний удар!

В общем, решение пришло само собой. Нужно было подкрасться поближе, чтобы быть в гуще события. Действовать всегда лучше по ситуации — гадать, только время тратить. Но подойти поближе означало выйти из-под покрова леса и обнаружить себя, на что я из-за неясности ситуации не решался. Нападать на две дюжины неизвестных противников было еще глупее, чем напасть на хоть и опытного, но одного рыцаря… Может, все-таки не стоило так осторожничать?! Тем временем процессия продвинулась на приличное расстояние. Снова взглянув на них, я не поверил своим глазам. Мысли перепутались, а стратегия предстоящего боя и предположение о вероятном исходе рассыпались как карточный домик. Пешими фигурами оказались безобразные мертвецы, зомби, а всадником — начинающий некромант Гедеон! Я не мог не узнать его, ведь мы вместе проходили обучение в одном и том же храме. Его высокое и тощее тельце не спутаешь ни с кем. Гедеон злопамятен и мстителен и мог многое мне припомнить.

Ясно было одно — отсиживаться дальше бессмысленно. Для начала надо выяснить, что он тут делает, и уж потом думать, как завершить свое первое задание. Я направил коня на поляну, инстинктивно решив занять позицию ближе к рыцарю — Гедеон мне никогда не нравился, а с рыцарем я знаком не был. Оказавшись на поляне, рыцарь лишь мельком взглянул на меня, как будто ожидал увидеть. Зато Гедеон, не скрывая ядовитой усмешки, прервал тишину:

— Арчибальд! Неужели это ты! Какая встреча! А я уж думал, что твой труп по лесам искать придется!

— Как видишь, жив. Ты, я смотрю, ничуть не изменился. Продолжаешь совать нос не в свое дело, — нужно было во что бы то ни стало выяснить, зачем он здесь.

— Дело как раз мое. Я тоже получил свое выпускное задание, как и ты. Только мне нужно покончить с вами обоими. Твои выходки, Арчи, многим не нравились. Храму тьмы не нужны неуправляемые солдаты, а ты был именно таким. Многие полагали, что ты изменишься, поэтому тебе и позволили продолжить обучение. Но ты становился все невыносимее. Магистры были уверены, что ты не справишься с этим заданием. Мне же надо было только убедиться в твоей смерти и покончить с рыцарем вместо тебя. Но ты, оказывается, еще и трус.

Если до этого момента мои мысли были спутаны, то теперь они вообще разбежались. Но Гедеон явно растягивать удовольствие не хотел. Он сделал пасы рукой, что-то прошептал, и верные зомби, поднимая свои тесаки и топоры, начали выстраиваться в боевой порядок и двинулись в нашу сторону. Ситуация казалась критической. Но из двух зол выбирают меньшее. Рыцарь, конечно, слышал наш разговор и, естественно, понимал, кто я такой и зачем здесь, но поодиночке с магом и его зомби нам не справиться. Конечно, можно просто убежать, но сомневаюсь, что на этом история закончится — вряд ли Гедеон не пойдет за мной дальше. Да к тому же и «моя цель», похоже, бежать не собиралась. Я решил: будь что будет — и повернулся к рыцарю. Он уже смотрел на меня. Я не знал, что сказать, поэтому мы молча уставились друг на друга. Но вдруг будто что-то коснулось моей головы, и я услышал его голос. Возможно, мне и казалось, что я его слышал, но в том, что чужие мысли спроецировались у меня в голове, я был уверен: «Я задержу зомби, а твой дружок — за тобой. Какое-то время он будет занят». На меня как будто ведро холодной воды вылили. Рыцарь каким-то образом проник сквозь мой «ментальный блок»! Ясно одно: или я слишком потерял концентрацию, либо рыцарь невероятно силен. Надеясь на первое, я восстановил блок и приготовился действовать. Хотелось надеяться, что мне не причудились эти слова и что это не плод моего обезумевшего рассудка. Но тут зомби и впрямь остановились, начали рычать, но с места не двигались. По напряжению, возникшему на лице Гедеона, было ясно, что для него это по меньшей мере неожиданно. Ну, вот он шанс! Дальше сработала моя боевая подготовка. Тело само знало, что нужно делать. Воспользовавшись сложившейся ситуацией, я направил на некроманта «плевок яда» и пришпорил коня. Появившаяся темно-зеленая масса размером с голову медленно полетела к Гедеону, а я уже огибал отряд зомби. Нужно было подобраться к некроманту на убойную дистанцию — другого шанса у меня не будет. Некоторые зомби уже пришли в движение. Мне пришлось пару раз увернуться от пролетавших мимо топоров. Стало ясно, что мое время вышло. Тут же вокруг Гедеона появилась защита от магии воды. Эта аура характерно искрилась зелеными огоньками. Я предполагал, что он заметит приближающийся шар и прекрасно с ним справится — все-таки он был каким-никаким, но магом. Шар наткнулся на установленную защиту и растворился, не причинив никакого вреда. На лице мага появилась уверенная улыбка. Но я уже занял желаемую позицию. Когда он меня заметил, было уже поздно. Промахнуться с такого расстояния я не мог. Арбалет издал характерный щелчок, и почти в тот же момент стрела выбила Гедеона из седла и отбросила на несколько шагов. Доспехи, как и оружие, маги не любят, но и они не смогли бы уберечь своего хозяина от тяжелого арбалетного болта с близкой дистанции. Я на всякий случай приблизился к телу, но то, что некромант повержен, было очевидно. Зомби также уже не представляли угрозы. Некоторые развалились на суставные части, а другие, потеряв связь с хозяином, бесцельно бродили. Осмотрев поле боя, я взглянул на рыцаря: он буквально висел на шее лошади, не подавая признаков жизни. Я рванул к нему, аккуратно снял и уложил его на землю. Рыцарь еле дышал и находился в бессознательном состоянии. Видимых повреждений не наблюдалось, хотя раны я все равно исцелять не умел. Для тех, кто обучался в храме тьмы, это норма. Избрав путь мага, возможно, мне были бы известны такие навыки, но я им не был. Зато я отлично помнил одну вещь, которую часто использовали в храме для лечения пострадавших — это зелье «восстановления». Алхимия была обязательной дисциплиной как для магов, так и для воинов. Если я все правильно запомнил, то жидкость эликсира для лечения должна быть искристой и светло-голубой по цвету с легким мятным либо лавандовым запахом. Рыцарь перед боем что-то выпил, вероятно, что в его седельных сумках остались кое-какие припасы. Я решил проверить — другого выхода все равно не видел. Открыв одну из них, я был слегка шокирован. В ней находились эликсиры совершенно разных цветов, многие из которых мне никогда не встречались. Одни были однообразные, скучные и некрасивые, а другие прямо радовали глаз, искрясь веселыми оттенками. Некоторые были совсем необычные — переливались и меняли цвета. Я ни за что не рискнул бы утолять жажду подобной «водичкой». Потребовалось некоторое время, чтобы откопать искристую светло-голубую жидкость. Уверенности у меня уже не было. Уже казалось, что я совсем не такую жидкость видел в храме. Но делать было нечего. Достав ее и немного подождав, всматриваясь и пытаясь определить, не меняет ли она цвет, я остановил свой выбор на этом флаконе. Определить запах жидкости на цветущем весеннем лугу мне не удалось, но и то, что при открытии бутылочки никаких посторонних и резких запахов я не почувствовал, уже было хорошим знаком. Придерживая голову рыцаря, я стал потихоньку вливать жидкость. Сначала, смочил его губы и немного влил в рот. Он сразу закашлялся, но при этом пришел в себя. Глаза, правда, не открыл, но облизал губы. Тогда я попытался вложить бутылочку ему в руку. Паладин неуверенно ее взял, но уже сам смог поднести к губам и сделать небольшой глоток. Больше он пить не стал. Я же просто сидел рядом и ждал. Вскоре он открыл глаза.

— Спасибо за помощь, храмовник, — произнес он первые слова. Видно, что говорить ему еще было трудно, и он жестом попросил помочь подняться. Я помог, и мы вместе подошли к его скакуну.

— Хорошо хоть не черную! — он убрал бутылочку, которой я его приводил в чувство, и достал другую, сделав из нее пару глотков. Теперь ему становилось заметно лучше. Я молча стоял рядом. Никаких мыслей в голове у меня не было. Что же делать дальше?

— Я смотрю, ты немногословен, — выдержав паузу, снова произнес рыцарь, — давай-ка избавим этих бедняг от страданий, — он кивнул в сторону оставшихся без хозяина зомби.

Я, все еще плохо соображая, кивнул в ответ и достал свой двуручный меч. Через пару минут мы вместе добили уцелевшую нежить. Зомби просто разваливались без связующей силы некромантии. Когда мечи были убраны в ножны, рыцарь произнес:

— Ты ловко орудуешь таким тяжелым мечом. Много тренировался?

— Чего тут уметь-то? Не дуэль мастеров ведь, — это первое, что я произнес за долгое время, с момента как покинул храм для выполнения своего первого задания. Возможно, именно поэтому мой голос зазвучал неуверенно и по-детски, по сравнению с мужественным и спокойным голосом рыцаря. Я откашлялся и снова замолчал. Голова плохо соображала, мысли путались. Рыцарь тем временем пристально смотрел на меня, как будто изучал. Наконец он снова прервал тишину:

— Ты, наверное, голоден? Я бы перекусил чего-нибудь, а?

Его речь была спокойна и дружелюбна по интонации. Всем своим видом он давал понять, что настроен не враждебно. Учитывая, что я давно ничего не ел, желудок сразу мне об этом напомнил. Я осторожно кивнул головой в знак согласия. Рыцарь подошел к своей лошади, снял с нее дорожные сумки и отпустил попастись. Мой конь уже сам вовсю жевал траву, не дожидаясь моего разрешения. У рыцаря нашлись чистый лоскут ткани, кусок мяса, хлеб и даже бутылка вина.

— Я так понимаю, ты не рассчитывал долго задерживаться в дороге? — спросил он у меня, раскладывая свои припасы. Мне оставалось только снова кивнуть в знак согласия. Он жестом пригласил меня сесть рядом, и мы принялись за еду.

— Давай уж наконец познакомимся, что ли? Меня зовут Камерон, — снова первым начал рыцарь.

— А меня Арчибальд, — мои мысли к этому времени прекратили метаться, да и еда способствовала разговору.

— Это твое первое задание?

— В общем — да.

— Тогда это хорошее начало — первая битва за тобой.

Вино немножко разворошило мои мысли и направило их в радостное русло. Я вспомнил, как проходили наши занятия в зале алхимика — мудрого и строгого мага-учителя. Как-то мастер отлучился за чистыми пузырьками. Мне было жутко интересно, почему золотистые бутылочки с ароматными запахами учитель всегда держит в стороне от занятий и переставляет их с повязкой на лице. Я мигом пробрался к секретному ящичку и достал одну из бутылочек. Они все благоухали, переливались нежными оттенками на золотистом фоне пузырьков. Не задумываясь, открыл бутылочку с лиловым оттенком и потянул ее аромат дыханием… Дальше я ничего не помню. Я проспал несколько суток — это было очень сильное ароматизированное снотворное. Даже маг-учитель не мог мне помочь. Когда я проснулся — еще не понимал, что натворил. Я уронил бутылочку, когда заснул стоя, и та же участь постигла всех, кто был в зале. За свое детское любопытство я был жестко наказан — до конца обучения моей обязанностью стала подготовка зала алхимии к занятиям — я убирался до и после занятий и следил за учениками, когда отлучался мастер, чтобы они не повторили мою глупость.

— О чем задумался, юный рыцарь? — спросил меня Камерон, заметив, что я молчу и улыбаюсь как ребенок. Я постыдился рассказать ему эту историю, так как не хотелось портить первое впечатление о себе, да и Камерон сам прекрасно все понимал — большой опыт был виден во всех его действиях…

— У меня одного не было бы шансов против некроманта, — осторожно проговорил я.

— Я бы тоже не справился с ним без твоей помощи.

Снова возникло неловкое молчание. Каждый из нас понимал всю нелепость данной ситуации. Наконец Камерон решил разрубить этот узел:

— Насколько я понимаю, моя голова — это твое первое задание? Почему же ты еще не напал?

Я понимал, что врать бессмысленно. Но за время еды кое-что обдумал и принял для себя одно решение:

— Все верно. Моим первым заданием был ты. Сначала я не нападал, потому что решил прежде понаблюдать за тобой. Никогда не знаешь, что можно ожидать от врага. К тому же я видел тебя в первый раз. А когда дело дошло до Гедеона, — я кивнул в сторону сраженного некроманта, — все изменилось. Мое первое задание оказалось ловушкой для меня самого, подстроенное моими наставниками. Против тебя лично я ничего не имею, а задания с этого момента я буду давать себе сам.

Снова на лугу воцарилась тишина. Был слышен только стрекот насекомых в траве, да лошади время от времени мотали головой и недовольно ворчали, отгоняя мошкару. Мы сидели напротив друг друга, погрузившись в раздумье. Я никогда и нигде не был и не слишком представлял себе свои дальнейшие действия. Сколько себя помню, я все время находился в храме и его пределах.

— Что ж, ты необычайно трезво мыслишь для своего возраста, — вставая, сказал Камерон. Он по-дружески положил свою руку мне на плечо, — я всегда рад доброму спутнику, который души не чает в приключениях. Ты, похоже, достаточно сообразителен, любишь и умеешь махать мечом. А у меня как раз есть одно дельце. Ведь ты не думал, что я тут совершаю утреннюю прогулку?!

Я внимательно его выслушал и еще до того, как он договорил, понял — это то, что мне сейчас нужно. Возвращаться мне было некуда. К тому же одно дело сказать громкие слова, а другое дело сделать это. Куда я мог направиться? Чем заняться? А Камерон производил впечатления хорошего человека, и уже сейчас я не мог себе представить поединок между нами. Если только он будет дружеский!

— Конечно, я согласен. А ты разве не против? Ведь немногие согласятся с компанией выпускника академии храма Тьмы? Тем более я охотился на тебя? — мне хотелось окончательно решить мучащий меня вопрос.

— Ты еще молод…

— Можно без нравоучений?

— …и много не знаешь. Во-первых, тебя использовали. Ты был игрушкой в чужих руках. А во-вторых, храмы Тьмы и Света, как принято их называть, не в первый раз работают вместе. Есть много таких примеров, и если тебе будет интересно, ты сможешь многое узнать об этом. Для меня важно, что ты неглуп. Твой разум не затуманен чужими идеями. Ты сам знаешь, чего хочешь. Мне этого достаточно. Насчет охоты — не мне судить тебя. А недостатки есть у каждого. Возможно, я ошибаюсь и пожалею об этом. А возможно, ты станешь хорошим спутником.

Его слова казались правильными, но мне и раньше вроде говорили о правильных вещах. А «правильность», как я уже успел заметить, во многом зависит от точки зрения… «Убить рыцаря, который является шпионом и готовит проникновение на нашу территорию», — слова наставников тоже как будто не лишены смысла. И вопрос стоит только в том, кому ты доверяешь.

— А как давно ты заметил слежку?

— Да, доспех твой необычен, надо признать. Но, знаешь ли, сложно не заметить одиноко бродящую лошадь, которая следуют за тобой целый день, хоть даже и на расстоянии! К тому же чары на броне не дают полноценной невидимости, и, присмотревшись, я спокойно смог разглядеть необычного всадника!

Я чуть не покраснел от стыда. А еще планировал внезапное нападение! Похоже, мне здорово повезло, что все закончилось именно так.

— Хорошо, я готов отправиться с тобой, но все-таки хочу выдвинуть одно условие, — продолжил я.

— Какое?

— Правду. Правду о себе и о задании. Хочется доверять своему спутнику и не оглядываться все время.

— Согласен, жду тогда взаимности. Но так как рассказ займет много времени, предлагаю отправиться в путь, а по дороге об этом поговорить.

Ударив по рукам, мы упаковали свои вещи и отправились на восток.

Отступление 1

Первым впечатлением от кабинета архимага у вошедшего было бы — захламленная каморка. Но, во-первых, кто попало в этот кабинет не входил, а во-вторых, комнатка действительно была небольшая, а вещей скопилось многовато. Но архимага Вирнуса это нисколько не отвлекало — он уже привык. К тому же он лелеял надежду, что уже совсем скоро все будет иначе! Раздался осторожный стук в дверь.

— Кто?

— Это Клавдий, разрешите? — послышался раболепный голос из-за дверей.

— Заходи. Что с мальчишкой?

— Все идет по плану. Его действия предсказать довольно трудно, но зато действия светлых легко просчитываются, мой господин, — войдя с поклоном, ответил маг. Клавдий хоть и был полноценным магом, прошедшим обучение, архимага все же побаивался — много разных слухов ходило.

— Хорошо. Что с восточным аванпостом?

— Наш отряд успешно разместился в болотах рядом с основным трактом. Лагерь остается незамеченным, а первые монстры скоро будут готовы.

— Отлично. На завтрашнее утро собери всех магистров — нужно обсудить дальнейшие действия. Свободен.

Клавдий поклонился и вышел.

Приготовления шли полным ходом, и Вирнус был доволен. Но торопиться нельзя — ошибки нам не простят. Архимаг был уже немолод. Почти 170 лет для человека, будь даже и мага — срок приличный. Люди все-таки не эльфы и не гномы. Архимаг при рождении как раз застал самые страшные дни магов-элементалистов, когда король Маркус Третий повелел причислить магию к темному искусству. По сути, тогда и появилось жесткое разделение на светлых магов — монахов и паладинов, и темных — всех прочих. Причем положение у «всех прочих» было незавидным. Охоту на них не открыли, но уж очень сильно это смахивало на изгнание. Из городов их буквально вышвырнули, нигде не принимали на работу, не говоря уже про государственную службу. Если обнаруживали труп мага, то смерть даже не расследовалась. Маркус не был дураком, был фанатиком, но не глупцом. Имея самую грозную армию на Объединенных Землях — землях от южного моря до северных гор, включающих в себя семь королевств людей, одно эльфов и одно гномов, он собрал Совет Королей, и на нем почти единогласно было принято это общее решение. Против были эльфы и гномы, но они на Совете были скорее формально — насколько известно, они не стали исполнять этот договор, но и не стали мешать его исполнению в королевствах людей. Много времени потребовалось, чтобы собрать разрозненных и уцелевших магов, многие знания были утеряны. Вирнус в силу своего малого возраста плохо помнил это время да и старался не вспоминать лишний раз. Сейчас ему было чем гордиться, и совсем скоро он и его соратники из других королевств напомнят о себе.

Глава 2

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 454