электронная
90
печатная A5
283
16+
Бархатный Сезон

Бесплатный фрагмент - Бархатный Сезон

Владемир


5
Объем:
62 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-7137-0
электронная
от 90
печатная A5
от 283

Книга первая

— Почему в этом мире всё заканчивается так быстро?..

Не в первый раз Владемир задавал себе этот вопрос. Он стоял и смотрел в пустоту тёмного зала, где ещё совсем недавно горели хрустальные люстры, освещая счастливые лица гостей. Его глаза были полны слёз. Он был один. Снова один…

В такие моменты к нему возвращалась мысль о том, что как бы он ни старался, время всегда отнимало у него самое дорогое. И сейчас он вспоминал тот самый день…

Несмотря на пролетевшие столетия, Владемир помнил каждое его мгновение. Тогда он впервые почувствовал особый жар в своих венах. И это был не простой голод по человеческой крови. Это была она… та самая любовь, которая захватывает и держит сердце в своих мягких коварных лапах до его последнего удара. Вся жизнь будет пронизана этим сладким чувством, пока ты в последний раз не закроешь глаза, и со вздохом облегчения не поблагодаришь её за то, что она никогда тебя не покидала.

Конец жизни станет и концом любви. Но ты не почувствуешь боли от этого… Боли больше не будет…

К сожалению, не у всех есть этот конец. Для тех, кто приговорён жить вечно, боль от потерянной любви не проходит никогда. И мучения эти невыносимы…

Глава 1

ВЛАДЕМИР

Это был далекий 1519 год. Граф и Графиня из рода Абсент были очень красивой парой. Их отношения отличались особой нежностью и невероятно чуткой взаимной заботой. В их доме всегда царили гармония и покой. Они обладали схожими интересами, общими вкусами, их манеры отличались особой изысканностью.

Замок, в котором они жили, был расположен на юге Франции и был тем местом, куда часто съезжались знатные гости со всех окрестных Земель. В числе гостей нередко были и особы королевских кровей. Они высоко ценили открытость и гостеприимство Абсентов. Казалось, эта пара была обречена на долгую и счастливую жизнь.

Но было одно обстоятельство, которое не позволяло им стать полноценной семьёй. Долгие годы супруги Абсент не могли иметь детей. Окружающие сочувствовали им и недоумевали — за что судьба так прогневалась на них.

Граф и Графиня регулярно ходили в церковь и молились. Они привлекали лучших докторов, и не переставали верить в то, что счастливый день всё же наступит.

Наконец, их упорство было вознаграждено, — после множества попыток и долгих лет надежды, они подарили миру поистине прекрасное дитя. Появление младенца на свет озарило их дом ярким светом счастья, которому не было предела. Новорождённому дали имя — Владемир. Малыш был окружён такой любовью и заботой, что казалось, ничто не могло омрачить его существование.

Но за всё в этой жизни надо платить… И плата за счастье родителей легла на хрупкие плечи их сына…

Мальчик страдал малокровием. По этой причине он был лишен всех тех простых детских радостей, что были доступны его сверстникам. Он не мог играть с ними на лужайке, бегать по полям, собирать по лесам грибы и ягоды, общаться со всеми наравне. Он был вынужден жить в стенах своего родового замка, проводя всё свободное от учебы время в библиотеке отца. Даже безграничная любовь его родителей не могла подарить ему всю ту полноту жизни, которую он так жаждал.

Он был бледен и слаб, его кожа приобрела сероватый цвет древних каменных стен, а волосы пропахли сургучом, которым отец запечатывал письма с посланиями к королю. Лишь воскресные посещения церкви в сопровождении отца и матери давали ему редкую возможность посмотреть на мир не только из окна своей комнаты.

Но, несмотря на все обстоятельства, Владемир рос очень добрым и светлым ребенком. Немалое влияние на это оказывали его родители. Граф и Графиня делали всё возможное для того, чтобы их первенец ни в чём не нуждался. Продолжая неустанно молиться за спасение его чистой души, они старались разнообразить будни Владемира, как только могли. Но главным было другое, — перед глазами мальчика всегда был пример их высоких отношений, основанных на истинной любви и верности друг другу.

Шли годы, Владемир взрослел. В день его четырнадцатилетия, за праздничным столом, отец произнёс поздравительную речь. Закончив, он протянул сыну письмо и сказал:

— Пришла пора предстать перед Королём, сын! Ты уже взрослый. Он поздравляет тебя и назначает дату. Согласно традиции, я должен доставить тебя ко Двору. В это воскресенье решится твоя дальнейшая судьба.

В наступившее воскресное утро волнение от предстоящего события охватило всех. Даже отец, обычно невозмутимый, был немного растерян. Странно было наблюдать, как он путал слова и ронял на пол предметы, явно погружённый в свои мысли. Позже, вспоминая тот день, Владемир понимал — какие чувства овладевали разумом его отца…

По прибытии во дворец, их проводили в кабинет короля. Церемония была недолгой, и по её окончании отец остался с королём наедине, а Владемиру с матерью было предложено пройти в библиотеку, чтобы их ожидание не было столь утомительным. Время за чтением книг действительно пролетело незаметно.

Наконец, закончив беседу с королём, отец вошёл в библиотеку, но, не подходя к семье, направился к окну. Смотря на окружавшие замок просторы, он молчаливо замер. Мать придержала Владемира, устремившегося было к нему:

— Подожди, сынок. Дай ему время, — шёпотом сказала она.

Отец, немного постояв у окна, медленно направился к ним. Было видно, что он пытался подобрать правильные слова.

— Решено… оставить тебя во дворце, Владемир, — сказал он, немного запнувшись. — Король хочет, чтобы ты стал компаньоном его сына.

Услышав это, Владемир уже не мог воспринимать всё то, что продолжал говорить отец. Он его не слышал…. Лишь одна только мысль завладела его сознанием, — он вдруг понял, что в его жизни впервые появится друг. Недавние слова отца о том, что скоро решится его дальнейшая судьба, приобретали осязаемый смысл…

Вскоре Владемир переехал во дворец, где ему приготовили роскошную комнату. В ней было всё, к чему он уже привык в своём Родовом Замке. Но, кроме того, теперь было ясно, — о чём так долго отец говорил с Королём, — библиотека Владемира пополнилась значительным количеством редких книг, о которых он мог только мечтать. Его счастью не было предела! Страсть к познаниям была природной чертой Владемира. Она заменяла ему всё то, чего он был лишён в силу своей болезни.

Комната располагалась в небольшом замке, построенном недалеко от королевского дворца. Замок принадлежал Его Высочеству и служил тем местом, где полагалось жить наследникам Престола. В нём было всё необходимое для развития и воспитания королевских отпрысков: огромная библиотека, зал для спортивных упражнений и уроков фехтования, конюшня, зал для приёмов и банкетов, к которому примыкал роскошный розарий, а также другие помещения, не считая крыла для прислуги.

В компании Принца жизнь Владемира окрасилась в новые тона. Помимо жажды знаний, он приобрёл ещё одну страсть. Это была страсть к общению. Очевидно, что причиной её возникновения стали долгие годы одиночества, но теперь время потекло совсем по другим законам.

Владемир быстро подружился с Принцем, и они замечательно проводили время. Казалось, им больше никто и не нужен, когда они были вместе. Они живо обсуждали научные теории, до хрипоты спорили о судьбах Мира и доказывали друг другу разные точки зрения. Но мальчишки всегда остаются мальчишками, и Владемир с Принцем не были исключением. По вечерам они устраивали грандиозные пиршества с различными забавами и приглашали на них всех молодых отпрысков знатных особ. Шумные компании юношей и девушек слетались на такие вечера, как мотыльки.

Кроме всяческих развлечений, было заведено хвастаться своими экстравагантными нарядами. Владемир любил предстать перед всеми в тоге из бархата кроваво-алого цвета, накинутой на бледное нагое тело. Нахождение в центре всеобщего внимания доставляло ему невероятное удовольствие. Вино и шампанское текли рекой в те долгие и горячие ночи. Юноши были молоды и азартны.

Время шло, Владемир взрослел и менялся. Теперь он не выглядел бледной тенью стен своего замка. Высоким ростом он пошёл в отца, а статную фигуру перенял у матери. Не будучи атлетического сложения, юноша, однако, не казался хрупким. Его длинные, чуть ниже плеч волосы, были чёрного, почти смоляного цвета, а широкие скулы придавали лицу некую мужественность. Организм Владемира окреп, а взгляд посветлел. Обычным состоянием его души стал теперь молодой энергичный задор. Стареющие родители каждую неделю приезжали навестить его и любовались сыном. Они видели, что их старания не пропали зря и теперь Граф и Графиня могли спокойно доживать свои дни, пребывая в умиротворении.

Регулярные вечера пиршеств дарили Владемиру особую энергетику. Он открыл в себе способность впитывать её каждой клеточкой молодого цветущего организма. Огромное количество гостей и всеобщее веселье создавали особую атмосферу, от которой Владемир испытывал наслаждение.

В один из таких вечеров, в компании с их старым товарищем, в гости пожаловал таинственный незнакомец. Владемир видел его впервые. Тот был высок и очаровательно бледен. Неожиданно для себя и против своего обыкновения, Владемир захотел узнать — кто это. Это и впрямь было необычное любопытство, поскольку на вечеринки часто заглядывали «новенькие», которые нисколько не выделялись из толпы.

Но этот незнакомец не вписывался в общую картину царившего вокруг ребячества. При заметно высоком росте и изысканной худобе, его фигура казалась совершенной. Манера держаться вызывала восхищение, а длинные белые волосы и голубые глаза создавали невероятно притягательный образ. Его утончённое худое лицо имело острые, но правильные черты и казалось было выполненным из фарфора.

В свои 25 лет, Владемир предпочитал любоваться прекрасными девушками, но ещё ни разу не встречал такой бесподобной мужской красоты. Оглянувшись вокруг, Владемир заметил, что только он обратил внимание на нового гостя. Находясь далеко от входа, он решил, что позже обязательно с ним познакомится.

На расстоянии, но бесцеремонно, Владемир стал рассматривать незнакомца. Можно сказать, что он любовался им. Неожиданно их взгляды встретились… Владемира это нисколько не смутило, и он продолжал пристально смотреть. Незнакомец, без тени скромности, ответил ему тем же. Секунда, пять, десять, и в глазах гостя вспыхнул огонь. Но он не был пугающим, он был манящим. Это было настолько необычно, что Владемир даже чуть покачнулся. По его телу пробежала волна смущения. Через мгновение, одновременно как по команде, они оба отвели взгляды и продолжили общение с друзьями, как ни в чём не бывало. Никто не заметил этой сценки, и то, что произошло, — осталось между ними. Вечеринка тем временем продолжалась, и гости, как всегда, были в восторге. Незнакомец, однако, продолжал изредка «постреливать» глазами в сторону Владемира.

Наконец, после долгого вечера взглядов и случайных прикосновений, гостю всё же удалось застать его, стоящего в розарии в одиночестве. Он вплотную подошел к спине Владемира и прошептал:

— Прекрасная луна, не правда ли? Она также холодна и недоступна, как твоя красота!

Владемир почувствовал прохладу от незнакомца, и по его телу пробежала приятная дрожь. Но, взяв себя в руки, он даже не пошевелился. Всё, чего он сейчас хотел, это — узнать, что будет дальше, как далеко может зайти этот незнакомец?

Холодная и худая кисть гостя коснулась спины Владемира. Его острые и длинные ногти пробудили сладкий жар в юношеском теле. Владемир, почувствовав это, не мог понять — что с ним происходит… Вдруг, кто-то прошел мимо, и он невольно дернулся, развернувшись лицом к незнакомцу. От неловкого движения его тога распахнулась, и он поранил себя шипами роз. Из небольшой царапины на его груди выступили капельки крови.

Незнакомец не мог больше сдерживать себя и мгновенно, неожиданно для Владемира, прильнул губами к ране. От его столь стремительного движения Владемир стал валиться в розовый куст. Чувствуя сильнейший жар, он уже не обращал внимания на шипы. Весь его организм горел. Горел желанием и страстью.

Упав, они оказались окружены кустами роз, исчезнув из поля зрения гостей. Их взгляды встретились. Но это был уже другой взгляд, — обжигающий и сладкий. Такую сладость Владемир испытал впервые. Незнакомец будто просканировал жаждущим взором всё тело прекрасного юноши, а затем прильнул к его тонкой шее. Ничуть не смущаясь, он вкусил всю страсть и молодость, которой обладал объект его желания.

Опьяненный шампанским, Владемир не чувствовал боли от шипов роз. А когда незнакомец укусил его в шею, — это только добавило страсти. Пребывая в пьянящем блаженстве и не контролируя свои желания, он также укусил незнакомца за тонкую, еле видневшуюся на его шее вену…

Глава 2

ЭТЬЕН

Очнувшись после долгого сна, Владемир вспомнил всё. От этих воспоминаний ему стало необыкновенно хорошо. Он помнил каждый кусочек тела таинственного незнакомца, его руки, аромат сигар от его волос и вкусные пухлые губы.

Но внезапно ему резко ударило по вискам какое-то особое, ранее неизвестное чувство голода. Голова его закружилась и к горлу подкатил комок тошноты. Голод был не просто сильным, он был больше похож на какую-то нечеловеческую жажду. Не зная, что делать, Владемир попытался подняться с кровати и дойти до стола с фруктами. Проходя мимо трюмо, он невольно кинул взгляд на зеркало, но ничего в нем не увидел. Подумав, что ему померещилось, он дошел до стола и рухнул в кресло. Поднеся к губам виноград, Владемир почувствовав резкий запах гнили. Все фрукты издавали тошнотворный аромат, и только бутылка вчерашнего шампанского не вызывала никаких новых эмоций. В попытке утолить эту жажду, он буквально одним залпом выпил всё, что оставалось в бутылке.

Раздался стук в дверь и в комнате появился слуга:

— Монсеньор, к вам Граф де Блуа. Прикажете впустить?

— Да, — ответил Владемир, пытаясь сообразить — кто бы это мог быть, — и принеси мне две бутылки шампанского.

— Слушаюсь, господин! — удаляясь, ответил слуга.

Дверь снова открылась и Владемир не мог поверить своим глазам, — перед ним стоял вчерашний незнакомец. Его рост казался ещё более высоким, а голубые глаза смотрели с такой нежностью и любовью, с какой на Владемира не смотрела даже его мать.

Одет он был в черную шелковую рубашку, которая струилась по его совершенному телу. Бархатные брюки кроваво-алого цвета соблазнительно облегали его стройные ноги.

— Здравствуй, Владемир! Как ты себя чувствуешь? Я принес тебе завтрак, — с сияющей улыбкой произнёс он.

Но в руках у молодого человека ничего не было. Владемир улыбнулся, но через мгновение он понял… — на завтрак его гость принес себя…

В этот момент в комнату вошёл слуга и поставил на стол две бутылки шампанского:

— Что-нибудь ещё, монсеньор?

— Ступай! — Владемир не мог оторвать взгляд от своего гостя…

Он удивлялся самому себе — что с ним происходит? У него было много поклонниц и мужчины его никогда не привлекали. Что сейчас не так? Почему этот красавец так притягателен?..

Незнакомец приблизился к нему и Владемир, слегка качнувшись от прилива сладкого жара, как при первой встрече, даже не успел понять — как они очутились в постели. Его затуманенное сознание уже мало что воспринимало вокруг. Он закрыл глаза и провалился в облако нежной ласки, которым окутал его любовник…

Спустя некоторое время, когда в комнате снова воцарилась тишина, Владемир открыл глаза. Томно вздохнув, он прошептал, глядя в глаза незнакомцу:

— Благодарю тебя, мой таинственный друг! Завтрак был восхитительным!

Они оба рассмеялись и на какое-то время неподвижно замерли, сияя блаженными улыбками.

Наконец, Владемир поднялся с постели и открыл бутылку шампанского:

— Ужасно хочется пить! Тебе налить?

— Не откажусь!

Они выпили по бокалу, но Владемир налил себе ещё, — жажда не проходила. Поставив опустевшую бутылку на стол и вернувшись в белоснежную постель, Владемир, наконец, решил спросить у своего гостя: кто он и откуда.

— Да, мой друг, полагаю — самое время представиться, — ответил тот, и они оба снова засмеялись.

— На этот счёт есть пара шуток, но я пока воздержусь, — закатываясь от смеха, еле произнёс Владемир.

Ещё некоторое время, щекоча друг друга, они хохотали как дети. Затем, Владемир, посмотрев на таинственного гостя с нежной улыбкой, произнёс:

— Продолжай!

— Так вот… моё имя — Этьен де Блуа. Я сирота. Мои родители умерли, когда мне было 13 лет.

— Это ужасно! Я соболезную тебе. Понимаю, что ты мог тогда чувствовать!

— Да, ты прав. Я пережил то, что никому не пожелаю. Но у меня был родной дядя, брат матери. Его поместье располагалось недалеко от Парижа. Если бы не он, — я бы точно пропал. Он взял меня к себе, где я жил до своего тридцатилетия.

— И это был хороший человек. Тогда я думал именно так…

— Как это понимать?

— Хороший, но не человек, — Этьен улыбнулся, — он был вампиром. На мой тридцатый день рождения дядя меня переродил. Не скрою, я испытал некоторый шок. Мои чувства были в смятении, и я тут же уехал в Париж, чтобы не попадаться никому на глаза. Когда в родных землях про меня забыли, я вернулся, но уже как наследник состояния. К сожалению, оказалось, что мой дядя был заядлым игроком и оставил кучу долгов. Пришлось продать поместье, чтобы расплатиться. Я снова оказался на улице, но к тому времени уже успел обзавестись большим количеством друзей в Париже, которые мне и помогли. Я поселился у одного из них. Через некоторое время, друг позвал меня к вам во дворец, ну а дальнейшую историю Вы уже знаете, монсеньор, — шутливо закончил он свой рассказ и положил голову на грудь Владемира.

Они замолчали. Какое-то время каждый думал о своём. Этьен вспоминал своё детство. Это бывало нечасто, а сейчас всё всплыло в красочных тонах и со всеми подробностями. Владемир же пытался представить — как это — остаться без родителей в столь юном возрасте и благодарил судьбу за то, что уберегла его от такой трагедии. Одновременно с этим, Владемира заинтересовало то, что сказал Этьен о своём дяде: «… вампир, переродил…» Что это значит?

В этот момент Владемир снова почувствовал необычное чувство голода.

— Я ещё не завтракал. Сейчас позову слуг, и они принесут нам поесть. Какие у тебя предпочтения?

— О, не торопись, мой друг! Ты ещё не всё понял.

— Ты о чём, дружище? — удивился Владемир.

— О том, что теперь тебе не нужна простая еда.

— А я как простак и не питаюсь, — засмеялся Владемир.

— Не знаю пока, как ты к этому отнесёшься, но теперь ты будешь питаться по-другому.

— То есть? — Владемир перестал смеяться и его лицо выражало искреннее любопытство.

— Скажи мне, мой друг, — что ты знаешь о вампирах?

— Я и сам хотел тебя об этом спросить, когда ты говорил про дядю. Что значит — “ переродил»?

— «Переродил» — это значит, сделал вампиром, — Этьен произнёс это и внимательно посмотрел на реакцию Владемира.

— То есть… ты хочешь сказать, что ты вампир?

— Да.

— Надеюсь, ты шутишь, мой друг. Потому что, читая древние книги о них, я полагал, что это легенды.

— Это не так, как видишь. Я действительно вампир и сделал вампиром тебя.

— Сколько тебе сейчас лет?

— 215

— А мне 25, — механически произнёс Владемир, всё ещё не осознавая реальность происходящего и не веря своим ушам.

Он был шокирован не на шутку от того, что услышал. Теперь стало ясно — почему Этьен вчера так жадно прильнул к его ране от шипов розы. Только одно было непонятно — почему он сам вчера укусил Этьена в шею. Но понять случившееся и разобраться во всём было нереально. Даже сам факт произошедшего пока не укладывался в его сознании. Очевидно, что ему ещё только предстояло осмыслить всё это.

Тут он вспомнил, что проснувшись, не увидел своего отражения в зеркале… Судя по всему, Этьен действительно не обманывал его…

Обладая высокой степенью самоконтроля, Владемир отбросил от себя желание поразмыслить над этим и решил отвлечься, повернувшись к Этьену и с чувством поцеловав его в губы.

— Так значит, мне нужна теперь кровь вместо жареной куропатки? — попытался пошутить он.

— Точно так, милый, — ответил Этьен, всё ещё не понимая реакции Владемира на новость, — это конечно не удовлетворит твой голод сейчас полностью, но перебьёт его у тебя на некоторое время, — произнёс он, подставляя для укуса свою шею.

Не задавая лишних вопросов и удивляясь самому себе, Владемир с жадностью впился в Этьена. От вкуса свежей крови он испытал необыкновенное блаженство, разлившееся по телу. Пьянящий запах от волос Этьена добавил к этому чувству ещё больше сладости и его сознание снова затуманилось…

Слегка насытившись, Владемир открыл глаза и почувствовал, что дикая жажда действительно немного отступила. Расслабившись от такого облегчения, он снова вернулся к своим мыслям.

— Этьен, я должен тебе сказать — ты первый мужчина, на которого я обратил внимание… Ты меня понимаешь?..

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 283