электронная
6
печатная A5
338
18+
Вишнёвка

Бесплатный фрагмент - Вишнёвка

Ягоды ``Желание``


4.9
Объем:
168 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4498-3118-7
электронная
от 6
печатная A5
от 338

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Вступление

На похоронах Ро́джера Сата́ни присутствовало не так уж и много народу.

Родственников у него не наблюдалось, а начальник охраны центрального здания, пусть даже такой корпорации, как Чёрнсына — не велика шишка.

Всё-таки парочка журналистов затесалась.

— Могу вас уверить, — тоном заученного урока А́ртур повторял, сам не зная который раз, — мы будем по-прежнему принимать все меры, чтобы обеспечивать безопасность. Мы уже отвечали на все эти вопросы вчера, на брифинге! Покойный господин Сата́ни подготовил надёжного преемника.

— Как вы рискнули взять русского? Вы уверены, что он — не агент КГБ?

— Так же как и предыдущий не был членом сицилийской мафии! — резко отозвался Чёрнсын. — Очень жаль, что многие опускаются до примитивных клише!

Оставив мужа отбиваться от ``стервятников``, как они называли представителей СМИ, Мэри выскользнула из зала прощания и спустилась в подземную часть, где располагался крематорий.

Она вошла в комнату, откуда можно было наблюдать за процессом, обвела её взглядом: «Именно здесь я вернулась к жизни».

Она приблизилась к высокому крепкому мужчине, на вид лет тридцати — тридцати пяти, с аккуратно подстриженными русыми волосами, стоящему к ней спиной, а лицом — к обзорному окошку.

Очень правильные черты лица и внимательные голубые глаза делали его похожим на Александра Невского, хотя Мэри даже и не слышала о таком. Для неё он навсегда остался тем, кто он и был на самом деле, — уполномоченным послом Смерти.

— Ты выпустил жену?

— Да, — отозвался он холодно.

— И?

— И она ушла… Кто же сомневался…

Горький упрёк, прозвучавший в его голосе, задел Мэри очень болезненно:

— Не смогла забыть, что ты держал её под замком?

— Самое обидное, что — простила… — прошептал он. — Извините, мне хотелось бы побыть одному.

Кивнув, Мэри направилась к выходу, на секунду замешкалась возле двери:

— И ты прости меня, Роджер!

— Глеб Орлов! — поправил он её сурово. — Привыкайте к моему новому имени!

— Да, конечно, — пробормотала Мэри, торопливо выходя из комнаты.

Глеб Орлов © Е. Медник

Глава 1

Мэри проснулась, но долго не могла заставить себя открыть глаза. Тошнило, тянуло низ живота: «Перее***сь», — подумала она с досадой.

Она взглянула на ожидающую её горничную.

— Я не пойду сегодня на работу, — сказала ей Мэри, та на цыпочках вышла из комнаты, а Мэри прошла в ванную комнату.

«Весь график сбился, — чистя зубы, oна думала угрюмо. — Ну, ладно, я умерла, ожила… Миленько. Но что если теперь вовсе месячных не будет? Второй месяц пошёл. Может, мы с Артуром слишком увлеклись воссоединением? Не получила ли я травму? После всего, что мы вытворяли… Хе-хе-хе. Но не просить же его тратить Энергетику на это? Надо бы провериться… Ато разыгрались, два дурака».

* * * * *

Она вернулась в комнату и долго просто сидела, глядя в пустоту. «Скоро Рождество». Мысли плыли медленно и мягко, она словно купалась в сонном море. «Новый Год… Забавно… Да, что я хотела делать?»

Встряхнув головой, она позвала телохранителей.

— Я неважно себя чувствую, — объяснила она демону. — Телепортируй меня к доктору Норнсбергу.

— А ты, — адресовалась она к его человеку-напарнику, — подъезжай туда тоже.

Демон-телохранитель взял её за руку — и они оказались в приёмной гинеколога.

Охранник встал в сторонке, а Мэри подошла к секретарше.

— Доктор Норнсберг занят сейчас, — ответила секретарь извиняющимся тоном. — Сколь срочно он вам нужен? Может, Джулия-акушерка сможет ответить на ваши вопросы?

Подумав немного, Мэри кивнула.

Она села в кресло и, незаметно для себя, «отключилась».

* * * * *

— Миссис Чёрнсын, — услышала она сквозь сон и, вздрогнув, проснулась.

Изумляясь сама себе, Мэри почти на «автопилоте» прошла в кабинет, с трудом вспомнив, где она и зачем оказалась здесь.

Джулия выслушала её, осмотрела.

Мэри не понравилось выражение лица акушерки.

Извинившись, Джулия ненадолго вышла, а Мэри едва дышала от страха: «Что-то не так, что-то не так, — билось у неё в голове. — Ничего, Артур вылечит меня, если что… А вдруг это — генетическое? Тут-то даже он бессилен… Боже Милосердный! Стоило ли возвращать меня назад, чтобы тут же убить?»

Джулия быстро вошла в кабинет.

— Идёмте скорее, пока никого нет! — обратилась она к Мэри прямо с порога, и та последовала за акушеркой, словно в трансе: без мыслей, почти без чувств.

Они прошли в кабинет ультразвука, и обе впились глазами в монитор.

— Что? — Мэри просто с ума сходила от неизвестности. — Что?

— Не здесь, — оборвала её Джулия шепотом.

Она поманила Мэри за собой, и теперь они вошли в какую-то подсобку.

— Тут нет камер, — объяснила акушерка. — Что ж вы так затянули? Но я думаю, ещё не поздно всё уладить.

— Да в чём дело?! — Мэри уже разозлилась.

— Я возьму наличкой, ваш муж ни о чём не узнает…

— О чём? — заорала Мэри, окончательно теряя контроль над собой.

— О вашей беременности, разумеется, — пробормотала акушерка, явно изумлённая. — Вы что же, не знали?

У Мэри просто ноги подогнулись, и она, опустившись на какую-то небольшую бочку, уткнулась в ладони.

Это был такой резкий переход от страха до ощущения немыслимого счастья, что женщина просто потерялась в вихре мыслей и чувств и не сразу осознала, что́ говорит ей акушерка.

— Не переживайте так, всё ещё можно уладить. Прервать беременность на таком сроке не сложно…

— Что за бред вы несёте? — Мэри уставилась на говорящую. — Я и не собираюсь прерывать!

— Да? — Джулия приподняла бровь. — Так что, мне информировать вашего мужа об этом?

Мэри только фыркнула в ответ и выбежала наружу.

Она осознала фразу «окрыляющее счастье»: такого прилива сил она давно уже не ощущала; ей хотелось и петь, и плясать, и даже кувыркаться. «Не-не-не, — одёрнула она себя. — Никаких кульбитов, пересмотреть упражнения… Хе-хе-хе. Ну, Артур, придётся тебе курить бросать… Представляю его рожу… Ах да, — Мэри остановилась. — Джулия наверняка уже сообщила ему. Эх, сюрприза не получится… Ну, зато наверняка он для меня́ что-то особенное приготовит».

* * * * *

С кем ей было поделиться такой радостью?

Она поехала в приют монастыря, где выросла. Отец Франк благословил её, сестра Августинa плакала и крестила её, а девочки из её бывшей команды визжали и прыгали, и трогали ей «животик на удачу».

Усталая, но с улыбкой счастья на лице, Мэри добралась до дома уже поздно вечером.

Она почти бегом вбежала в обеденный зал, в честь примирения декорированный обратно в стиле эпохи Возрождения, но тут же замерла, изумлённая, — только дворецкий встречал её здесь.

— А где Артур? — спросила она невольно дрогнувшим голосом.

— Он ждёт вас в Малой Каминной, — галантно поклонившись, ответил бывший король.

Мэри улыбнулась: «Да, конечно», — эту комнату они использовали, когда обсуждалось что-то сверхважное.

— Поужинаете сперва?

— Пото́м! — Мэри не могла сдержать восторженного возбуждения и быстро направилась в Малую Каминную, постоянно напоминая себе: «Не бежать».

Добравшись до комнаты, она на секунду остановилась, перевела дыхание и, нарочито выпячивая живот, вальяжно вошла внутрь.

Артур стоял лицом к окну и слышал, как вошла жена, но не обернулся.

Комната была ничем не украшена, как ожидала Мэри, и её улыбка снова погасла.

— Дверь закрой, — произнёс Чёрнсын таким странным голосом, что у Мэри замерло сердце от неприятного предчувствия.

Она так и сделала, и повернулась к мужу.

— Джулия мне звонила, — Артур вздохнул, явно сдерживая себя.

Мэри молчала. Он тоже. Напряжение росло, и женщина не выдержала первой:

— Ну, и что ты хочешь, чтобы я сказала?!

Вот тут он уже крутанулся к жене, и та вздрогнула, видя по его лицу, как он страдает.

— Что это кто угодно, кроме Джерри! — почти выкрикнул он с болью в голосе.

— Что? — Мэри попятившись, почти упала в кресло.

Совершенно разъярённый, он кинулся к ней, схватил за плечи… Но тут же лицо его резко изменило выражение, и он отпустил Мэри.

— О мой Отец! — прошептал он поражённо. — Ты, действительно, не понимаешь!

— Если ты не хочешь, чтобы я тебе врезала, — прошипела Мэри, — Объяснись немедленно!

— Я думал, ты помнишь Библию? — заговорил Артур медленно. — Демоны — это те ангелы, которые воплотились в тела людей, чтобы иметь секс «с дочерьми Земли». Мой Отец был одним из них…

— Не очень-то ты похож на гиганта! — уколола Мэри, обиженная проявленной им грубостью.

Артур слегка покраснел.

— Ну, это образное выражение, — объяснил он. — Имелись ввиду супер-способности. Но самое главное, как любые гибриды, такие потомки — бесплодны. Никто не может забеременеть от меня. Даже ты.

— Что? — взвизгнула Мэри, вскакивая. — И ты мне не сказал? Я-то была совершенно уверена, что причина — во мне!!!

— Я думал — ты знаешь…

— Как с тем ё***ым платьем! — Мэри готова была вцепиться Артуру в волосы. — Он «думал»! Как я могу знать всё на свете?! Что теперь делать? Ты же знаешь, что аборт для меня неприемлем!

— Слушай, — перебил её Артур, — мне кажется, что мы оба здорово наказаны за наши проступки, чтобы ещё обвинять друг друга!

— Да, но ребёнок… — Мэри потёрла лоб. — Эдакое постоянное напоминание. Ты такой вспыльчивый… А я…

Мэри мучительно чётко вспомнила себя в объятиях Джерри, а затем его образ «втянулся» внутрь её тела, и Мэри даже представила, как он та́м ухмыляется той самой улыбочкой, которую она так ненавидела. У неё закружилась голова, и её вырвало.

Она даже не сразу поняла, что стоит на четвереньках, а Артур придерживает её за лоб. Он помог ей сесть обратно в кресло, подал влажную салфетку. «Началось… — подумала Мэри с тоскою. — Так мне и надо…»

— Я сегодня была в приюте монастыря, — заговорила она медленно. — Хвасталась своей беременностью… Отдадим ребёнка туда. Чтоб глаза не мозолил. Не на усыновление, нет. Оплачивать, навещать будем. Там даже таких, как я, прекрасно растят, а уж как платных обслуживают, я-то знаю. Конечно, тебе это в копеечку обойдётся. Ну, я буду работать в два раза напряжённей, чтобы компенсировать. Прости, что навязываю тебе заботу о выродке этого придурка.

— Да ладно, прекрати! — перебил её Чёрнсын. — Причём здесь деньги?! Береги себя. В конце-концов, для меня — это, прежде всего, тво́й ребёнок.

— Спасибо, мой ангел-хранитель! — Мэри потянулась к мужу. — Я сбилась со счёта, сколько раз ты выручал меня!

Артур молча обнял её, невольно подумав: «Да, выручал из тех же передряг, в которые сам же и затаскивал!»

* * * * *

В середине ночи Мэри потихоньку выскользнула из объятий Артура. После её возвращения они почти каждую ночь спали вместе, но сейчас ей хотелось побыть одной.

Пройдя в свой крохотный салон, она забилась в кресло, свернувшись колечком.

Образ Джерри преследовал её, как настоящий кошмар. «Его ребёнок, — крутилось в её голове, — его́ ребёнок».

Она зажмурилась, а когда открыла глаза, то изумлённо оглянулась, не понимая, где она.

Мэри по-прежнему сидела в кресле, но уже совсем в другом. Да и салон этот был явно не её. Небольшая комната, декорированная в бордово-коричневых тонах, напоминала номер в отеле. Кресло стояло в ногах неширокой кровати, и в полумраке Мэри не сразу узнала спящего там.

— Глеб? — она была уверенна, что не́ произнесла это вслух.

А он шевельнулся — и в следующую секунду уже сидел, держа её на прицеле револьвера, но Мэри не чувствовала даже тени страха.

Он слегка повёл другой рукой — и комната наполнилась мягким светом.

— Ну, ты даёшь, девочка. — он хмыкнул, убирая оружие. — Тебе надо работать над своими способностями.

— Будешь меня учить?

— Ато мне заняться нечем! Позволите?

Мэри поняла и отвернулась.

Она не видела, как теперь называемый Глеб поднялся, но он, уже в элегантном кроваво-красном, шитым чёрным, халате, подвинул пуф и сел напротив неё.

— Чем обязан такой чести, Хозяюшка?

Она горестно взглянула на него, и Орлов покачал головой.

— Я бы предложил вам выпить, но… — он подмигнул.

— Ты тоже уже знаешь?

— Я знал об этом раньше, чем Артур, — он прошёл к бару и налил себе.

— И ты не сказал мне?

— Простите. Я очень страдал тогда. Хотя вы правы. Силой любовь не удержишь.

— Я не понимаю.

— Неважно, — он вздохнул, пригубив напиток. — Чёрт! Другое тело — другое вкусовое восприятие.

Он выплеснул содержимое бокала в специальную раковину и налил себе из другой бутылки. Попробовал, кивнул.

— Водка? — полюбопытствовала Мэри.

— Ой, — Орлов закатил глаза на секунду. — Вы ещё скажите: «Самогон!» Нет, дорогая моя Хозяюшка, коньяк.

Он сел обратно на пуф:

— Итак?

Мэри помолчала, формулируя вопрос:

— Я знаю, что ты ведаешь сном. В том числе и вечным… Можешь ты сделать, чтобы этот ребёнок… заснул?

Его голубые глаза сузились:

— Не хотите аборт, а замершую беременность? Не надо лицемерить, детка. Пытаетесь на меня переложить ответственность?

Мэри согнулась как от удара:

— А если я… покончу с собой… Только я попаду в Ад, или моё дитя тоже?

Он измученно вздохнул:

— Ой, да когда же вы поймёте?! Никогда самоубийство не решает проблемы. А вы уже в Аду! Вам просто дадут другое тело, но таки́м путём вы от ребёнка не избавитесь.

— Я ненавижу этого ребёнка, — произнесла Мэри, сама ужасаясь себе.

Он улыбнулся:

— Такие мысли часто возникают при нежелательной беременности. Постарайтесь посмотреть на это с другой точки зрения. Ваш поступок с Джерри был актом мести. Но Судьба ли, Бог ли Сам, но вам дали шанс стать Матерью. То, о чём вы мечтали. То, что вы хотели.

— Лучше бы я Рона позвала, — Мэри потёрла лицо. — Или тебя уж… Артур, мне кажется, был бы даже не против…

— Ну уж нет! — рассмеялся он. — Я не бык-осеменитель.

Мэри расхохоталась.

— Ты просто чудо! — она покачала головой. — Я… Мне не хочется обременять Артура. Но я не хочу, чтобы моя деловая активность пострадала от моего состояния. У меня уже токсикоз начинается! A если меня прихватит на конференции? На совещании? При подписании договора? Что, мне всё бросать и бежать с белым другом обниматься? Можешь ты как-нибудь помочь?

Он в задумчивости потёр подбородок.

Закрыв глаза, замер, и Мэри с любопытством следила, как едва заметное сияние возникло вокруг него, словно огонь газовой плиты.

Это длилось какое-то мгновение.

Он открыл глаза и внимательно взглянул на хозяйку.

— Это не́ от меня будет зависеть, — он показал ей голубоватое колечко-перстень, вроде как с бирюзой.

— Попробуем? — он сделал приглашающий жест в сторону кресла-софы.

Мэри прошла и легла там.

Глеб приблизился. Замешкался на мгновение:

— Вы позволите?

Женщина опять засмеялась:

— Насколько я знаю, ты меня голой в руках держал. А сейчас я, как у доктора.

Он улыбнулся:

— Да, но даже врач обязан спросить пациента, готов ли тот.

Спокойно раздвинув полы её пеньюара, Глеб положил колечко на низ её живота.

По тому, как критически скривились его губы и покачал он головой, Мэри поняла:

— Не работает?

— Попробуйте найти хоть какие-то тёплые чувства к этому ребёнку, — предложил Орлов.

Мэри задумалась, но, кроме навязчивой рожи Джерри, ничего не возникало в её сознании.

Кожа её живота передёрнулась, как от холода, и колечко свалилось.

— Нет, так дело не пойдёт, — Глеб поднял перстенёк. — Этот глупый мальчишка искренне любил вас, неужели никакой ответной реакции у вас это не вызывает?

Мэри только закрыла лицо руками.

— А… Помните, вы отобрали у меня душу ребёнка, погибшего в автомобильной аварии? — вдруг спросил Орлов, и женщина взглянула на него в недоумении.

— Не вижу связи…

— Вы пожалели его. Неужели вам не жаль ваше собственное дитя? Ребёнка, которого ненавидит родная мать?

Вот тут она уже заплакала снова.

— Прости меня, — Мэри гладила обоими руками живот. — Прости меня, грешницу. Я буду ждать тебя, я не обижу тебя, я принимаю тебя!

— Мама, я здесь! — прозвучало в её голове так чётко, что она обмерла, не в силах не только поверить, но даже понять.

— Одевайте кольцо, скорее! — прошептал Глеб, сунув ей перстенёк, и женщина надела его на безымянный палец правой руки.

— Что это было? — пробормотала она потрясённо.

Он рассмеялся:

— Вот вам оберёг на беременность! Когда будете нехорошо себя чувствовать, просто поверните его. Это не избавит вас от неприятных моментов, но их можно будет оттянуть до обеденного перерыва, или до конца рабочего дня. Просто старайтесь не злоупотреблять этим: накопительный эффект заставит вас страдать тем сильнее, чем на дольше вы будете откладывать то, что всё равно не избежать.

— Я поняла! — Мэри села, снова запахивая пеньюар. — Спасибо тебе, Родж… Глеб.

Он вздохнул:

— Не заставляйте меня цитировать Библию.

Она сперва растерялась, а потом поняла:

— «Не меня благодари, а Бога?» — она улыбнулась. — Отправь меня, сам знаешь куда.

Он кивнул — и женщина мгновенно оказалась в своей молитвенной комнатке, соединённой с будуаром.

Взяв чётки, она преклонила колени перед статуей Девы Марии, расположенной в нише и обрамлённой цветами.

— Ты тоже не ожидала беременность свою, и понесла не от мужа, — прошептала Мэри. — Я не смею даже сравнивать нас, но верю, что Ты поддержишь меня!

Поцеловав крестик, Мэри положила чётки на место, у ног статуи, и прошла к себе в спальню.

Она потихоньку скользнула в кровать, и Артур, пробормотав что-то, снова обнял её.

Мэри лежала без сна, но уже совершенно другие мысли и чувства, чем в первой половине этой ночи, не давали ей уснуть.

* * * * *

Около восьми утра Глеб Орлов вошёл в спальню Чёрнсына.

Артур лежал полусидя на подушках и курил.

— Вы что же, на работу сегодня не поедите? — поинтересовался Глеб.

— Мэри уехала?

— Давно уже. Вы решили вместо неё в декрет уйти? Очень по-современному!

— Шут гороховый, — огрызнулся Артур. — Что передёргиваешься?

— Это вам хорошо с детства начинать! — отозвался Орлов. — А мне это тело ещё осваивать и осваивать. Чёрт! Никак не ожидал, что у него такая табакозависимость!

— Да возьми мои! — Артур кивнул на прикроватную тумбочку, где лежала начатая пачка сигарет.

— Я бросить пытаюсь… — Глеб тем не менее закурил. — Ох, надо же! Настоящая ломка!

— Энергетику экономишь?

— Ато! Мне-то точно на работу сейчас ехать надо.

— А я-то думал, ты всё на мою жёнушку ночью извёл.

— Поздновато ревнуете, Хозяин, — парировал Орлов холодно.

— А что, ты у нас теперь молодой и красивый.

Глеб сел на край кровати:

— Так задело тебя? — спросил он, понизив голос.

Артур как замер:

— Не то слово, — наконец выдохнул он. — Да что я говорю, можно подумать, ты на своей шкуре не испытал! А ведь Джина тебе тогда ещё и не жена была.

— Но это не повод манкировать своими обязанностями! — Орлов продолжил также проникновенно. — Мальчик мой… Нечего рожи корчить! Чёрт, да, у меня сейчас тело моложе вашего, но ты для меня всегда остаёшься малышом, карабкающимся мне на руки, когда кто-то обижает!

Артур отбросил окурок и потянулся за новой, но Глеб хлопнул его по руке.

Демонстративно он смял свою сигарету:

— Бросим вместе? Физические страдания — прекрасная терапия от душевных мук. Когда так курить хочется, что уши пухнут, уже по***й, под кого залезла твоя дамочка.

Артур расхохотался:

— Ну, ты даёшь, Роджер… Тьфу, Дьявол! Никак не привыкну… Надо ж такое дурацкое имя!

— По-моему, куда уж проще, — Глеб пожал плечами. — Давайте, Хозяин! Если вы выбрали себе мужскую ипостась, извольте вести себя как мужчина! Вставайте живо! Даффай-даффай, работай, негр, солнце еще высоко!

— Ты учитывай, где теперь находишься, — Артур произнёс нарочито серьёзно, выбираясь из постели. — Ляпнешь такое где-нибудь…

Улыбка его камердинера стала ещё шире:

— Я все его воспоминания на всякий случай оставил. А вдруг что да и пригодится, чтобы лишний раз в базу данных не лазить. Ничего, Хозяин! — он подал Артуру халат. — Мы через всё пройдём!

И Чёрнсын ухмыльнулся в ответ.

Глава 2

В начале обеденного перерыва Артур прошёл в комнату отдыха жены.

Мэри лежала на диванчике, а рядом сидевшая служанка обтирала ей лицо влажной салфеткой.

— Ты зачем пришёл? — окрысилась женщина на мужа. — Полюбоваться, как я тут гримасничаю?

— Милая моя, — отозвался он горестно, — да что ж ты делаешь с собой?! Поезжай домой! Провались в Преисподнюю все дела!

Она не сразу смогла ответить, передёргиваясь от боли:

— Какая разница, где валяться? — произнесла она на выдохе. — Боже Всемогущий! И это должно чувствоваться как удовольствие? Он что там в шиповки обут? В футбол играет?

Чёрнсын видел, как её живот вздрогнул от толчка изнутри, и женщина разрыдалась.

Он подсел к ней, нежно гладя, перебирая её растрепавшиеся волосы, уже опять отросшие почти до плеч.

— Капелька моя медовая! Ну согласись на УЗИ! Этот чёртов оберёг не даёт мне ни помочь тебе, ни даже узнать в чём дело…

— Ничего, — прошептала она, — просто с утра накопилось. Как же он больно толкается! Ещё два месяца… Я не выдержу… Не смотри на меня! У меня вся косметика слезла…

— О мой Отец! Да ты для меня сейчас краше, чем в день свадьбы!

— Ещё бы! Ты, садист, чего бы тебе не любоваться, как меня крючит?!

— Ягнёночек мой, ну зачем ты так? Я же люблю тебя!

— Спасибо, — она всхлипнув, оттёрла слёзы. — Правда, уйди, пожалуйста. У меня сейчас очень важное совещание начинается. Мне ещё в порядок привести себя надо.

— Милая, ну поезжай домой, а?

— Пошёл вон! — рявкнула она на него, снова морщась, и Артур молча вышел из комнаты.

* * * * *

Совещание затягивалось. Вентиляторы и кондиционеры работали на полную мощь: воздух в зале был холоден и душен, и Мэри чувствовала себя словно запертой в холодильнике.

Женщина уже сбилась со счёта, сколько раз она поворачивала перстень:

— Представляю, как меня прихватит вечером, — промелькнуло у неё в голове.

Она заметила напряжённую паузу.

— Я что-то должна была сказать, — поняла она. — Отвлеклась… Пропустила… Как они на меня уставились! Небось думают: корова брюхатая; должна не в офисе, в стойле обитать…

— Извините, — произнесла она с усилием. — Могли бы вы повторить?

— Вы в порядке? — прозвучало в ответ. — Может сделать перерыв?

Она хотела ответить резко и решительно, но в голове мутнело. Женщина попыталась опять нащупать перстенёк, но руки её словно чужие странно дёрнулись — как будто подбитая птица крыльями затрепетала — и Мэри замертво рухнула на пол.

* * * * *

Сквозь серый вязкий туман, в котором она блуждала без мыслей и чувств, до Мэри доносились какие-то голоса, но вдруг ощущение холодного геля, натираемого на коже её живота, мгновенно вернуло женщину к реальности.

Она оттолкнула от себя руку с датчиком и села, закрывшись краем простыни.

— Ублюдок! — крикнула она мужу, стоящему рядом. — Я же сказала: никакого УЗИ!

— Речь идёт о твоей жизни! — тот отозвался сурово. — Постарайся, чтобы гормоны…

— Если я ещё раз услышу это слово, — завизжала Мэри, — я тебе язык вырву!

Он вздохнул:

— Я не хочу потерять тебя снова, — только и высказал он.

Мэри упала обратно на кушетку.

— Делайте, — простонала она. — Делайте, что хотите…

Она почти отключилась снова, но врачи переговаривались такими озабоченными голосами, что Мэри встревожилась:

— Что? — она взглянула на медиков. — Что не так?

— Вы уверены в сроке? — уточнил один из них.

— До дня! — чувствуя, как вспыхнули её щёки, Мэри ответила, не глядя на мужа. — В чём дело?

— Ну, девочка у вас…

— Девочка?

— Доченька…

Мэри изумлённо взглянула на мужа: такая нежность прозвучала в его голосе. «Мне-то он никогда так не курлыкал, — невольно подумала она. — Боже, я что к собственному ребёнку его ревную?»

— И что она? — Мэри смогла произнести это спокойно.

— Она не просто очень крупная…

«Ещё бы, такой папашка!» — Мэри вздрогнула, вспоминая Джерри.

— …Она вполне развитая. Произойди роды даже сейчас, она будет вполне жизнеспособна.

— Делайте кесарево.

Все изумлённо взглянули на Мэри.

— Стимулируйте роды! — заорала она злобно. — Если она может жить вне меня, уберите её из меня!

— Мэри, капелька моя медовая… — заговорил Чёрнсын умоляюще, — Раз всё в порядке с вами обоими, потерпи ещё хоть парочку недель…

— Уберите её, или Богом клянусь! Я себе сама живот вспорю!

Его лицо словно окаменело. Он сделал круговое движение — и его жена вскрикнула от боли. Её словно ножом ударили, она даже зажмурилась, а открыв глаза, увидела, что муж держит в руках ребёнка.

Девочка дёрнулась, квакнула и вдруг разразилась таким громогласным воплем, от которого у Мэри буквально уши заложило. Ей показалось, даже стены завибрировали.

Артур засмеялся от счастья.

— Не притворяйся, что ты рад! — прикрикнула на него Мэри.

Он взглянул на неё, нахмурившись:

— Я никогда не притворяюсь с тобой, — парировал он холодно. — Просто зачастую сдерживаюсь. Может хотя бы взглянешь на неё?

Мэри посмотрела.

Даже если у неё оставались какие-то призрачные надежды насчёт отцовства её ребёнка, то теперь все они были безжалостно смяты буквально наглядным фактом.

И Мэри закричала.

Девочка снова заплакала, и они так и голосили, перекрикивая друг друга, пока Артур не унёс дочь, а медики занялись Мэри, бьющейся в истерическом припадке.

* * * * *

Мэри лежала одна в небольшой палате. Одурманенная транквилизаторами, она даже не замечала, если комната чем-либо украшена, да и ей было глубоко наплевать на это.

Сквозь полуприкрытые веки она заметила, словно как тень, кто-то подошёл и сел рядом. Он явно применил Энергетику, так как её сознание прочистилось мгновенно, а тянущая боль внизу живота снова усилилась.

Она взглянула на посетителя, державшего огромный букет роз.

— Я знаю, вы их в прямом смысле на дух не переносите, — Глеб Орлов подмигнул, ставя цветы на прикроватную тумбочку. — Пусть вам Артур ландыши дарит. О-о. А что ж он так деткой своего служки занят, что даже о жёнушке позабыл?

Мэри приподняла изголовье кровати, чтобы сидеть.

— Прости меня, — произнесла она искренне. — Да нет, я понимаю, что это невозможно. Надо же, та́к меня ненавидеть! Но поверь мне, я не в обиде на тебя. Мне правда больно…

— Больно? — он перебил уже без тени сарказма. — Да жги я тебя раскалённым железом, ногтями разорви на куски, и то ты не сможешь понять, что я чувствую, когда вспоминаю о Джине. Да, ты виновата не больше, чем лавина, или цунами, когда они сметают всё на своём пути. Ты не виновата, но твоё появление сокрушило нашу жизнь, а твоя доброта отравила мне вечность! Ты отняла у меня даже призрак надежды.

— Я поняла это ещё тогда, на похоронах, — Мэри вздохнула и, к его изумлению, улыбнулась. — Да и всё хорошее, что ты мне делал только потому, что ты знал, это пойдёт на пользу Артуру. Неважно. Я сама выбрала жизнь в Аду, жаль только, что от этого не я одна страдаю.

— Знаете, Хозяюшка, — ответил он медленно, — за вашу способность прощать, я ненавижу вас ещё сильнее. Я сделаю всё, что в моих силах, чтобы удержать вас в Аду. Но я и Создателя нашего люблю так, как человеческое существо не сможет даже осознать. Демоны ненавидят не Бога, они ненавидят людей. Да, это ревность. Мы считаем, что человечество не заслуживает ни Его Любви, ни внимания. Когда мы сталкиваемся с такими экземплярчиками, как вы, просто оторопь берёт и досада.

— Я, может, и ангел, — отозвалась Мэри угрюмо, — но не святая, это точно. Странно, я так хотела избавиться от этой беременности, а когда всё кончено… Такая пустота… Горечь.

— Вы, бабы, сами не знаете, что хотите, а нас вините потом, — пробормотал он больше сам для себя.

— Что?

— Ох, простите, Хозяюшка, русский иногда проскакивает. Привыкать к новому телу, как вести незнакомый корабль: хоть вроде понимаешь как, но пока все кнопки-рычаги освоишь…

— На мель не сядь! — рассмеялась Мэри. — Ладно, поплыли дальше. Изволь по-дружбе привести меня в форму. Твой скотина-воспитанничек ребёнка-то забрал Энергетикой, а как мне чистку делать, так земными методами.

— Вы же знаете правило, — Глеб подмигнул, — Энергетика тратится только в самых крайних случаях. Да и не об этом ли вы сами просили Артура ещё там, на Острове? Пеняйте на себя теперь.

— Да я никого и не виню, кроме себя. И нечего глаза закатывать! Ты знаешь, что я правду говорю.

— «Скованные одной цепью», — процитировал он, снова получив информацию из памяти, сохранённой в мозгу этого тела. — Подходящая фраза к нашей ситуации. Итак?

— Приведи меня побыстрее в то состояние, в каком я была до беременности. Господи! Я восемнадцать килограммов набрала…

— Грудью кормить не собираетесь? Вес уходит практически у всех.

Мэри представила, что губы Джерри снова коснутся её тела — и женщину затрясло.

— Как новорожденный ребёнок может так быть похож на отца? — прошептала она потрясённо. — Ничего, она в порядке будет: кормилицу найдут, а то и просто грудным молоком кормить будут. Какая разница! Артур всё оплатит, а мне надо деньги на это зарабатывать. Ну ладно, не отвлекайся!

Он провёл над ней рукой, подумал:

— Пятьдесят два часа мёртвого сна, плюс сорок восемь — дрёмы. Потом липосакция и полная отключка ещё на трое суток. Будете как огурчик.

— Спасибо, — Мэри снова опустила изголовье. — Ну что ж приступим к восстановлению?!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 6
печатная A5
от 338