электронная
200
печатная A5
345
18+
Вирши души навыворот

Бесплатный фрагмент - Вирши души навыворот

Объем:
116 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0055-3017-2
электронная
от 200
печатная A5
от 345

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

От автора

Это сборник моих стихотворений разных времён их написания. Хотя нет. Тут не стихи. Тут вирши. Или даже типичное и ужасное (как мне кажется) стихоплётство с пошлым и бездарным заимствованием стилей великих (и не очень) поэтов. Тут просто выворот души. Души автора. Вирши души навыворот.


Дмитрий Шмельков.

Пешки

Висящей пешкой меж гамбитов

Я трусь основой по строке.

Тут нет сражений и кульбитов,

Тут скахография в доске.


Среди фаланг фигурной цепи

Стою и я в ряду форпоста,

Пока противник в клетку целит.

Пока я жду лихую поступь


Фигур мощнее слабой пешки.

Мой оппонент гроссмейстер дерзкий

В мой адрес шлёт одни насмешки

Своей экспансии имперской.


Кто я такой, ему быть ровней?

Моя фигура на доске

Родня того зайчишки кровная,

И роль моя — песка в песке.


Песчинки сыплет. Цель едина —

Рукой художника стэнд арта

Рисует на стекле картину,

Рукой крупье сдавая карты,


Нам утверждает нужный путь,

Мотивы, риски и стремленья.

И в этом нашей жизни суть —

Быть лишь его воображеньем.

Беспорядок

Признал себя я неимущим правды,

Я несоленый суп чужих затей,

Герой посредственной аркады.

Чьей волей спутанных сетей?


Не поклоненью современным нравам,

Не боголепству низменных вершин.

Я лишь хочу себе остаться правым,

Себе и мыслям спутанным своим.


Но и они же не всегда верны в маршрутах —

Ведут меня в запутанные тропы.

Где на участках частных сервитутов

Стопчу до мозжечка свои я стопы.


И не пойму того, что мне доступно,

Потоки мыслей как табун коней.

И от бессилия в душе поскудно,

И от отсутствия невычурных идей.

Коварство весны

Город кипит, сверкают за окнами дни.

Запах цветочный накрыл всех улочек вязь.

Пахнут зелёной травою странные сны.

Зима отступала, забрав холодную грязь.


Ветры ворвались теплым штормом судьбы,

Мой разметав устаканенный жизнью мотив.

Россказни злой, но прекрасной зеленой весны —

Мартовским дождиком тёплым сердце залив.


Хочет весна мою душу и разум забрать,

Есть у неё на то свой коварный прикол.

Чтоб окончательно всё до трухи растоптать,

Всё что когда-то я в книгах о счастье прочёл.


Счастливые лица прохожих как будто назло,

С угрозой настойчиво просят меня — улыбнись!

Но презирая все факторы — ей не легко,

Душа неустанно всё скачет и просится в высь!


Чтоб улететь и не думать, не мучать себя,

Чтобы простить себе слабость и всё позабыть.

Всё что так злобно грызет изнутри теребя,

Только любимое сердцу оставить хранить.


Небо возьми, понеси меня по облакам.

Прошу научи этот мир самому покидать!

Чтобы проветрить и дать честный отдых мозгам,

Чтобы не дать мне себя самого разрушать!


Только вот крылья мои не растут всё-равно,

Не суждено мне с душою своей полетать.

Видимо мне весной только разрешено

Чахнуть, грустнеть и мечтами себя измывать.

Химера

В чёрную бездну, во мрачную хмарь

Неси на себе меня мерзкая тварь

Аллюрным галопом в зловоний пучину,

Оставь меня там и пусть я там сгину!


Химера, пытай и рви моё сердце,

Сыпь на рану открытую перцем.

Гони же быстрее! Нужно поддать!

Гони же! Гони же и брось умирать!


Мне муки твои почти как щекотка,

Меня всё-равно изничтожит сухотка.

Там наверху всё одно нету жизни,

Там под грудиной черви и слизни.


Без Неё я теперь совсем неживой!

Всего меня изорви и зарой,

Эустому во мне посади для Неё,

Пусть хоть так расцветёт сердце мое…

Ад

А боль когда-нибудь пройдёт?

Забудется вся страсть и ласки,

Всё то, что было в сладкой сказке?

К душе спокойствие придёт?


Как хочется забыть скорее

Как я ласкал всё твоё тело,

Оно как нежный персик спелый.

Ещё я в памяти лелею —


Твой лёгкий лик, и жаркий взгляд,

В огне которого я спёкся,

Об искры страстные обжёгся.

Ну, а теперь я рухнул в ад.


Он тоже полон всякой страсти —

Тут черти памятью грозят

Её в меня же и вонзят,

Чтоб разрывая плоть на части,


Я помнил, как тебя люблю.

Но что тебе мои страдания?

Какие к чёрту истязания?

Я точно знаю что хочу!


И даже есть из чего выбрать —

Страдать, мечтать, пуская слёзы,

Хранить и холить свои грёзы,

Или что выбрать из калибров.


Один щелчок и вспышка света

Сметёт из мозга всю заразу —

Любовь и злость единым разом,

И снова в ад! В рай хода нету!

Трус

Никак не забыть, отключить эту дерзкую боль,

Что терзает ранение, на свежее сыпля соль!

На мягкое, рваное, нежное мясо души.

Жизнь воспалённую помножить спешит на ноль!


Вы видали как бьётся заяц нулёвку приняв?

Как вертится серый в колючем кусте застряв?

Грязную поднимая с кукурузного поля пыль.

Вроде живой, но считай уже жизнь свою потеряв.


В доме моём вибрируют стены, гудят.

Холодным и пыльным меня задушить хотят.

Нельзя мне взять покинуть их и уйти.

Так мне устои и правила жизни твердят.


Как же эту тугую связку узлов расплести?

Как эту пробку на нерегулируемом развести?

Регулировщика в этих делах нет.

Стоило бы его уж давно изобрести.


И я бы издал дикий серого волка вой,

Уйдя в бесшабашный и долгий запой.

Чтоб обнулиться и заново всё начать.

Чтоб не добил повседневностью этот застой.


Но не волк я, а заяц трусливый полуживой.

Путь выбираю от страха самый простой.

Нельзя ничего в этой жизни менять.

Смирись и прими свою карму, косой.

Батальон женской смерти

Не спица, а штык.

Картуз, а не шляпка.

Не чулочки, а жёсткие краги.

Не бант в волосах,

А шеврон в рукаве —

«Череп адамов» и шпаги.


Тонкие рученьки

Держат не клатч,

Держат они «Арисака»!

Им бы милым дома

Деток качать,

А не с криком «ура» в атаку.


Это русский позор —

Героизм на плечах…

Женских, тоненьких, хрупких.

Чтоб с окопов поднять,

Тех, кто должен стоять,

За Россию и за всех русских!


Поражённая Русь

Революций чумой —

«Роберспьерской» заразной уродиной!

Души обмануты

Русских солдат —

Не хотят защищать свою Родину!


Отхлестал по щекам,

Застыдил и поднял,

Ободрил как скотину плетью!

Ватага юных принцесс,

Добровольцев девчат —

Батальон женской смерти…

Для неё

Испарившись на солнце, роса

Станет паром, а раньше водой.

У неё есть постелька — трава,

Ты пройдёшь по «постельке» босой.

Для тебя здесь она разлеглась,

Для твоих мягких ножек ковёр.

Для тебя песня птиц разлилась,

Для тебя всей весны этот флёр.


Скольких жизней цветочных рассвет

Для тебя приготовил сюрприз.

Он не ждёт от твоих губ ответ,

Он готов на любой твой каприз.

Ты шагаешь босою ногой

По траве, та трепещет в ответ.

Для неё ты как ангел святой,

Для неё ты как лета привет.


Для него же ты все его сны,

Жизни новый судьбы поворот.

Его мысли тобою полны,

В них желаний круговорот.

Не позволит себе он сказать,

Как он тает от пламени глаз.

Он лишь может строфу написать,

Не издав сердце рвущий рассказ.

Твой плен

Ты словно ветра дуновением —

Лёгким облачком весенним

Спустилась ангелом на землю,

И этой красоте я внемлю.


Чаруя фауну и флору,

Твой дивный лик как из фарфора

Улыбки нежностью сияя,

Сердца любовью наполняешь.


Вот и моё пылая чувством,

Переполняясь страсти буйством,

Взлетает в небо разрываясь,

В лучах твоей красы купаясь,


И хочет там навек остаться,

Чтобы тобою любоваться!

Купаться в глазках — океанах.

Словно бы как марихуана,


Они пьянят и будоражат.

А мозг несёт без экипажа

В прекрасный мир любви и страсти.

Хочу к тебе я быть причастен!


Впусти меня в свой тёплый мир.

Я твой фанат! Ты мой кумир!

И без тебя мне жизни мало!

Меня любовь к тебе сломала…


Я как безвольный манекен

Попал в твой живописный плен

И не хочу с него сбегать.

Твой плен как рая благодать!


Спустилась ангелом на землю,

Свалив меня любовной хмелью!

Мой мир не будет — как и прежде,

Мне жить теперь одной надеждой.

Вдохновение

Над обрывом, да по-над пропастью,

Развивает прыть вдохновение.

Разметая тоску своей лопастью,

Не боясь угодить в столкновение.


В гости к богу стремится сознание

Погостить и вернуться не мешкая,

Заглянув в красоту мироздания,

Отбывать свою карму здесь грешную.


Нехорошести пусть злобой скалятся,

Пусть враждою рычат раздражённости.

Вдохновение с легкостью справится

Для него это всё непосредственность.


Вдохновенье — души состояние,

При котором играет всей гаммою

Воспалённое страстью сознание

Всеми красками нот диорамою.


Всё забрызгай аккордными струнами!

Сердцем пой по его гладким клавишам!

Распиши душу страстными рунами!

Вдохновением натуру поправивший.

Злоба

Травит и душит чёрная злоба.

Ржавчиной режет с нажимом особым.

Вяжет и давит стальными цепями,

Сушит меня мрачными днями.


Мне злости такой на себя не снести,

И на других нельзя отнести…

А она всё бурлит, и так злобно дышит,

В душе моей яростью тварь эта дрыщет!


Барахтаюсь в ней как жаба в болоте,

Как в массах компостных. Я так измотан!

Откройте мне дверь, дайте я выйду,

Или окно, мне всё равно — прыгну!


Чем выше — тем лучше. Чтоб наверняка

Размазало оземь меня дурака.

Я больше капризы терпеть не могу

Судьбины подлючной! Отстань! Убегу!


Убегу я туда, где пусто и тихо,

Туда, где нет места психованным вихрям.

Там, где я лягу и буду лежать,

И строчками чёркать большую тетрадь.


Я злобу свою оставлю в миру,

Зачем она мне, когда я умру?

И все свои муки на лист изложу,

Про самое тайное честно скажу.


Пусть после меня найдут фолиант.

Кто это чёркал? Графоман дилетант?

Но мне и вовсе будет плевать,

Пусть почитают, чего мне терять?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 200
печатная A5
от 345