электронная
60
печатная A5
267
12+
Видение в движении

Бесплатный фрагмент - Видение в движении

Часть вторая

Объем:
50 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4496-8642-8
электронная
от 60
печатная A5
от 267

От переводчика

Эта публикация предназначена стать спутником в обращении к оригинальному изданию книги Ласло Мохой-Надя «Видение в движении» (László Moholy-Nagy, «Vision in Motion», 1947), доступному для просмотра и скачивания в интернете, в частности, на сайте Monoskop.org. В книге насчитывается более 400 иллюстраций объектов техники и произведений искусства, с информацией об авторе, названием и комментарием художника. Эти данные, кроме самих иллюстраций, представлены здесь в переводе — в подстрочных сносках. Туда же помещены цитаты и заметки, которые Мохой-Надь в своей книге разместил на полях, а также примечания — как автора, так и переводчика. Более подробную информацию см. в предисловии к первой части данной публикации.

II. Новый метод подхода — дизайн для жизни

Промышленный дизайн является новой профессией. До сей поры это было скорее приключение, чем точное понимание потребности промышленного производства, его технологии, продаж и методов дистрибуции. Если профессии стоит развиваться, тогда есть необходимость проанализировать требования к ней. В прошлом успешные промышленные дизайнеры этой страны приходили из сценографии, живописи и архитектуры — люди с воображением и фантазией в области новой эстетики, основанной на возможностях массового производства, не стеснённого традициями ремесла. Чем древнее ремесло, тем более сдерживающим оказывается его влияние на воображение дизайнера. Легче создать новый продукт, опираясь на новые науки и технологии, чем, например, пересмотреть производство и формы в гончарном деле, одном из старейших ремёсел.

Есть старое выражение: «форма следует за функцией». Это означает, что форма объекта определяется той работой, которую он должен выполнять. После миллиона лет проб и ошибок природа произвела хорошо функционирующие формы, но человеческая история слишком коротка, чтобы конкурировать с богатством природы в создании функциональных форм. Тем не менее, изобретательность человека приносила плоды отличных результатов в каждый период истории, когда он понимал научные, технологические, эстетические и другие требования. Это значит, что заявление «форма следует за функцией» должно быть дополнено; то есть, форма также следует — или, по крайней мере, должна следовать — за существующими научно-техническими и художественными достижениями, включая социологию и экономику.

Экономические факторы глубоко влияют и направляют дизайн. Например, дизайн в этой стране принципиально отличается от европейского. Такая страна как США, богатая ресурсами, сырьевыми материалами и человеческой изобретательностью, может позволить себе быть расточительной. Поэтому экономика в Соединённых Штатах включает в свой состав частую смену моделей и быстрый оборот, объявляя прежние модели устаревшими задолго до наступления их технической непригодности. В отличие от этого европейский дизайн, основанный на древней цивилизации, а теперь перешедший на экспортную экономику, пытается производить товары длительного пользования и сохранять сырьё. Другими словами, европейская экспортная экономика требует, что пожелания потребителей — платить меньше и покупать реже — следует принимать во внимание, потому что деньги, заплаченные за импорт, это потери в экономике страны-импортёра.

В настоящее время новые экспортные тенденции проявляются и в этой стране тоже. Не так давно мы главным образом экспортировали деньги, теперь же промышленность вынуждена искать внешние товарные рынки, чтобы использовать свой производственный потенциал и избежать безработицы. Конкуренция на мировом рынке рано или поздно потребует пересмотра американской идеи форсированного устаревания, т.е. частой замены товара с новым «дизайном», прежде чем предыдущая модель технически устареет. Какие культурные, социальные и экономические изменения вызовет такая ревизия, пока ещё трудно предсказать. Тем не менее, один комментарий уже может быть сделан: теория и практика искусственного устаревания приводит — в конечном счёте — к культурному и нравственному распаду, потому что это разрушает восприятие качества и уверенность оценки. Культурная преемственность является результатом первичного внимания к качеству, а не к новизне. Вместо стремлений к «стандартам», ведущим к экологически чистой цивилизации, что должно быть целью, ответственностью и обязанностью дизайнера, быстрая последовательность «новинок» — рай торговца и рекламных агентств — заставляет дизайнера только удовлетворять желания сенсационных обновлений в экстерьере. Таким образом, «дизайн» сегодня — это обычно надбавка к быстрому сбыту, как правило, ничего кроме наружного покрова на продукте. Его основной характеристикой является «отличие», хотя функция остаётся той же самой. Промышленный дизайнер привносит «стиль» или «моду» в уже разработанный продукт, и чем чаще он меняет «дизайн», тем больше его вклад в успех торговца.

Под сильным давлением со стороны торговца, промышленный дизайнер стал жертвой поверхностной «стилизации». В последние десять лет это означало «модернизацию», так же как поколение назад это означало орнаментацию.

Скорость и движение нашей эпохи оправдывают «модернизацию». Но модернизация изначально была необходима для движущихся объектов и вряд ли найдётся причина модернизировать пепельницу. Поэтому — когда каждый продукт раздут как воздушный шар — мы должны бороться против этого, как прежде мы боролись против механистического использования симметрии, с применением которой раньше что угодно могло быть создано «гармоничным и сбалансированным». Тем не менее, некоторые элементы модернизации чрезвычайно экономичны в производстве, особенно при использовании методов массовых штамповки, прессования, формовки и литья. Это облегчает производство, сборку и отделку.

Поэтому дизайнер может лучше работать, если он знаком с искусством, наукой, социальными и экономическими требованиями его времени, а также с промышленными процессами и основными механическими принципами, связанными с определённой задачей. Но не задача дизайнера конкурировать с инженером, как не должен инженер предаваться мысли, что он может сделать идеальный дизайн. Необходимо их тесное сотрудничество, особенно вначале, взаимная готовность к обмену идеями и открытость к предложениям совершенствования производства, функциональности и «внешних данных» продукта, то есть его психофизического совершенства.

Аксиомы

Освоение техники и навыков увеличивает выразительную силу личности и с накоплением опыта его интеллектуальный статус повышается. Это облагораживание в свою очередь влияет на его эмоциональное существование.

Это взаимосвязанный и взаимодействующий процесс.

Всякий, кто получил опыт работы с одним средством, имеющим свои специфические свойства, будет способен успешно работать и с другими средствами. Подразумевается, что работа с новым материалом требует — методологически — того же понимания его качеств и истинного назначения, как это было в предыдущем случае. Залогом успеха является понимание того, что определённые формы, подходящие и приемлемые на одном материале, не могут быть удовлетворительным образом скопированы на другом, несмотря на идентичность функции.

Промышленные дизайнеры и производители товаров часто делают ошибку, игнорируя эту аксиому. Например, несмотря на то, что стальная пресс-форма для массово производимых пластиковых формовок отличается по характеристикам от токарного станка, производящего «типичную» старую деревянную ручку для инструмента, новые ручки для инструментов из литой пластмассы по-прежнему выглядят как старые деревянные. Их дизайнер не понял изменившихся условий для массового производства. Он бессознательно сдерживает прогресс, навязывая устаревшие формы новому материалу. И таких примеров множество. Металлические парты часто имитируют мебель из натурального дерева; электрические светильники имитируют подсвечники или колониальные керосиновые лампы; железобетонные и стальные несущие каркасы архитектуры маскируются камнем или кирпичом. Обратный ход тоже имеет место. Под воздействием новых изобретений старый дизайн может пережить вторую молодость, своего рода бабье лето. Например, с момента появления газового освещения старинные керосиновые лампы были эффективно переработаны. Вместо сжигания пропитанных маслом фитилей новые модели теперь генерируют горючую смесь под давлением.

Каждый инструмент, каждое средство, каждый процесс, технологический или органический, имеют характерные для них свойства, и их понимание и использование должно быть частью основных обязанностей дизайнера.

Море омывает песчаный пляж; волны искусно делают рефлёным песок.

Окрашенная стена покрывается трещинами; поверхность становится сетью тонких линий.

Автомобиль движется в снегу; шины оставляют глубокие следы.

Упала верёвка; плавными кривыми она распласталась по земле.

Распилена доска; на ней остались следы пилы.

Все эти явления, вызванные различными процессами, можно понять как схемы в пространстве, представляющие силы, действующие на различные материалы, а также сопротивление материалов воздействию этих сил. Если элементы, силы и процессы, влекут за собой усовершенствование оптимального соответствия, можно говорить об объективном качестве. Следует понимать, однако, что «оптимальное» и «объективное» не означает жёсткую формулу. В зависимости от новых открытий, они имеют возможность дальнейшего совершенствования, и значит предыдущее «оптимальное» может быть заменено другим. Данная книга частично была написана ради подтверждения этой точки зрения в области дизайна, образования и искусства. Но исходное положение действительно и в отношении самого общества как всеохватывающей основы деятельности человека.

Данный постулат также справедлив для любой формы выражения. Можно выбрать, в качестве единичного случая, карандашный рисунок. Рисование ребёнка или взрослого человека, идеальный рисунок мастера — все они имеют свою специфику, которую можно назвать субъективным качеством. Все они зарождаются как схемы сил, через сопротивление материала и инструментов (бумага, пигмент, кисть, карандаш, перо и т.д.), давлению и движению руки рисовальщика. Чем мягче, чем более контролируемо и естественнее использование элементов и их отношений, тем лучше будут результаты. С овладением материалами начинается переход к объективному качеству, когда результаты будут ближе к оптимальным, чем к слепой игре случайности. Для того, чтобы достичь «объективного» качества органичной правильностью приложенных сил, мастер должен овладеть элементами своей работы. У этих элементов большое разнообразие применения. Разные комбинации модулируют результаты. Инструменты, ручка или кисть, тушь, акварель или темпера, бумага или холст; используемые силы, такие как давление руки, резкие или мягкие движения — всё производит определённые изменения, связанные с отдельными контекстами. Художник может применять те же материалы для различных результатов, но вместо ручных инструментов он может использовать машину, пульверизатор, или распылитель краски.

Использование таких возможностей приводит к пониманию усовершенствованного и усложнённого использования средств, традиционных или революционных методов и их внутреннего качества в любых условиях или, вообще, в рамках любой человеческой деятельности.

Качество соотношений

Пока мы говорили о «качестве процессов», таких как каллиграфия в штриховых рисунках, мы анализировали только компоненты мастерства. Если они ведут к согласованности, к целенаправленному синтезу, то должны стать конструктивными элементами комплексных соотношений. Такие соотношения порождают новое качество — «дизайн».

Дизайн — это не профессия, а точка зрения

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 60
печатная A5
от 267