электронная
45
печатная A5
370
аудиокнига
45
16+
Вибрации души

Бесплатный фрагмент - Вибрации души

Объем:
232 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0050-5659-7
электронная
от 45
печатная A5
от 370
аудиокнига
от 45

Жизнь прекрасна

Мы все бываем в горе недотроги,

побыть одним нам хочется порой,

любовь на сердце делает ожоги,

душа желает чувствовать покой.

Надеемся, что нам помогут боги,

и сбудутся заветные мечты,

сойдутся вдруг небесные дороги,

судьба подарит спутника в пути.

Мы ожидаем нежность поцелуев,

касание тел, горячие уста,

и ищем встречи просто обезумев,

ведь радость жизни каждому нужна.

Моя судьба по своему прекрасна,

и пусть я неприкаянный стрелец,

люблю её, она мне дарит счастье,

вновь пробуждая дикий интерес.

Меня влекут загадочные страны,

манящий свет далёких берегов:

русалки, рифы, острова, лианы…

Туда и вплавь всегда я плыть готов!

Осталось там природное раздолье,

в бескрайнем море тают облака…

И не пугают шумные застолья,

а дарит радость просто тишина.


Ищу тебя

Ищу тебя я между строчек,

в стихах, до боли мне родных,

в картинах жизни старых очень,

на стенах в рамах золотых…

Ищу, кричу, найти пытаюсь,

ведь точно знаю, что могу,

хочу понять, ещё стараюсь,

живу, люблю, пока дышу…

Мосты сжигаю, между прочим,

срываюсь в пропасть, пустоту,

твои мне ночью снятся очи,

понять себя я не могу…

Не мучь меня, тоской пронзая,

не рви мне сердце на куски,

меня ты ищешь тоже, знаю,

вся наша жизнь одни мечты…

Война всегда бои без правил,

а мир спасает лишь добро,

стирает время нашу память,

найду тебя, судьбе назло…

Не верю в страшные проклятья.

Хранит меня от бед Господь!

Святыми делает распятье…

А души лечит нам любовь!


Обет любви

Печаль. Одиночество. Ночь и мороз.

Душа переполнена нежностью слёз…

Я с грустью услышал ответ на вопрос,

любовь — это призрак, мечтаний и грёз.

Скажи для чего мы на свете живём?

Страдаем, но любим, мечту бережём,

и думаем лучшее ждёт впереди,

любовь умирает…, и нас не спасти.

Где счастье гуляет, что ищет меня,

сложнее мечтать уже день ото дня,

дождусь ли его, а быть может и нет,

но буду любить…, не нарушу обет.


Я просыпаюсь среди ночи

Я просыпаюсь среди ночи,

грустит ранимая душа,

вновь закрываю свои очи,

но мне не спится до утра.

Изводит память до безумства,

прошедших дней нельзя вернуть,

переполняют сердце чувства,

и болью сдавливает грудь.

Вкушая нежность поцелуев,

я словно тигр взаперти,

мечусь по клетке обезумев,

стараясь выход в ней найти.

Плетусь кочевником в пустыне,

томлюсь в песках который год,

руками стебли рву полыни,

и вяжет горечью мне рот.

Блуждаю в поисках совета,

как в жизни счастье отыскать,

но не могу найти ответа,

судьбы зигзагов не понять.

Вдыхая запахи природы,

прошу у Бога об одном,

хочу блаженства и свободы,

навек забыться сладким сном!


Повисла пауза молчания

Мы расстаёмся навсегда,

в кафе последнее свидание,

целую я твои уста,

шепчу холодное признание…

Закончились любви слова,

повисла пауза молчания,

блестят усталые глаза,

жаль, неизбежно расставание…

Мне нужно завтра уезжать,

а с моря дует тёплый ветер,

ты не смогла меня понять,

погас огонь, оставив пепел…

Не надо больше ворошить,

того, чему не возродиться,

я научусь по новой жить,

и может быть смогу влюбиться…

Мечтой заполню пустоту,

и буду снова, как и прежде,

сидеть и слушать тишину,

и верить — сбудутся надежды…

Когда пройдёт полсотни лет,

и тело станет непослушным,

войду в туннель, увижу свет,

и станет всё уже ненужным.

P.S. Написано по прочтению романа Джоджо Мойес «До встречи с тобой».


Любимая Россия!

Россия — милая мама,

Меня ты на свет родила.

Пусть жизнь моя вечная драма,

Но буду любить я всегда:

Бескрайние дали пшеницы,

Поля ослепительной ржи,

Луга из цветов вереницы,

Восход неземной красоты.

Я сын непутёвый, возможно,

Но буду тебя защищать.

И землю твою осторожно

При всех горячо целовать!

Я буду гордиться тобою,

Природной твоей красотой,

Такой необъятной, большою,

Родной и любимой страной.

Где синь отражают озёра,

И реки впадают в моря,

Журчат водопадов пороги,

Полна чернозёма земля.

Здесь пахнет цветами и мёдом,

Так плавно плывут облака,

И стелются низко над домом,

Что может достать их рука!

Какое великое счастье —

Быть сыном твоим до конца,

Осенней порою в ненастье,

И лютой зимой в холода.

Капелью весной любоваться,

В жару у пруда загорать,

И в горы подняться стараться,

Чтоб воздух свободы вдыхать.

На лыжах зимою кататься,

И «Тройки» прочувствовать бег,

Снежинки поймать попытаться,

Когда с неба падает снег!

И нет в целом мире прекрасней,

Второй не сыскать нам такой,

Ты даришь безумное счастье,

Приносишь душевный покой.

А тот кто тебя проклинает,

От злости, без всяких причин,

Удар от судьбы получает,

И будет страдать до седин.

Ты любишь всегда безвозмездно,

Не требуя платы взамен,

Так искренне, нежно и честно,

Что дети не знают проблем!


Женщина — как скрипка

Как скрипка женщина нежна бывает,

и под смычком умелым чудно запоёт,

на ней лишь виртуоз симфонию сыграет,

а бездарь только струны все порвёт.

Мужская логика и женское начало,

находят долгожданный компромисс,

для женщины одних признаний мало,

сумей исполнить для неё «Каприз».

Тогда ты, как Никколо Паганини,

останешься навечно фаворит,

а если нет, тогда уж извините,

ведь бездарям по жизни не фартит.

Сыграть божественно мелодию любви,

под силу только лучшим скрипачам,

и не позволить лаской до зари,

остыть горячим чувственным губам.


Нам друг друга уже не найти

Лабиринты ненужной фальши

не дают мне к тебе прийти,

километры увозят подальше,

нам друг друга уже не найти…

Ты пиши свои письма стихами,

на холсте нарисуй мне мечту,

как хочу я прижаться губами,

но боюсь, что уже не смогу…

Попрошу я прощенье у Бога,

пусть тебе улыбнётся судьба,

почему так бывает жестока

неизбежности в чёрном рука…


Пусть канет в бездну суета земная

Потух огарок восковой свечи,

луна ласкает старые гардины,

красиво звёзды светятся в ночи,

даруя краски радужной картины.

Небесный свод божественно горит,

и млечный путь уводит за собою,

душа во след за музыкой летит,

где рая двери ангелы откроют.

Дорогой этой к счастью уплыву,

пусть канет в бездну суета земная,

так больше жить ни дня я не могу,

и радуюсь безумно улетая.

А Вы же оставайтесь на земле,

и проживите жизнь свою достойно.

Мой силуэт растает в сизой мгле,

и сразу станет на душе спокойно.


Куртуазная любовь

Я вижу как богиня зла свои мне чресла открывает…

И мой язык — исчадье рта, её величие ласкает!

Мне не присуще умалять — она сама мне тело дарит…

И мой талант без суеты всю красоту её вмещает!

Я ощущаю дрожь Земли и даже трепетность вибраций…

Не Аполлон я — ты пойми, а только преданный Гораций!

Моё нутро горит огнём, блаженно тлеет в чреве счастье…

И думы только об одном — в любви сгорают все напасти!

Я задаю себе вопрос, как имя падшей куртизанки…

Она царица Тиамат, что от людей таится в замке!

Она Геката — ведьма тьмы. Она — зловещая Горгона…

Она — невеста сатаны. Прислуга дьявола у трона!

Я не хочу искать ответ, мне дела нет до медитаций…

И пусть она хозяйка бед, пороки гнусных вариаций!

Мне наплевать на грёзы снов и слёзы жалкого ненастья…

Она во мне зажгла любовь! И ослепила своей властью!


Сладкие муки

Безумное счастье…

Сладкие муки…

Любовные страсти…

Нежные руки…

Волнуют колени…

Упругие груди…

Запах сирени…

Красивые люди…

Стрелы амура…

Колотится сердце…

И просит фигура…

Скорее раздеться…

Губами коснуться…

Лишь похоти ради…

На грани безумства…

Особенно сзади…

Блудливые взгляды…

Смешные признания…

Разбиты преграды…

И есть понимание…

Блаженно сознание…

Сильнее стремление…

Взаимны желания…

Синхронны движения…


Настала развязка…

Проходит волнение…

Становится ясно…

Простое влечение…

Приходит прозрение…

Расплата за ласки…

Опять невезение…

А хочется сказки!


Белый ангел

Душа терпеть устала тело,

творю сегодня чудеса,

и расправляя крылья смело,

взлетаю прямо в небеса.

Я ощущаю Вашу негу,

дыхание ровное груди,

и радуюсь безмерно небу,

что наши сходятся пути.

Когда сольются наши губы,

то остановятся часы,

сыграют марш победы трубы,

и обвенчают нас дожди.

Устав от жизни круговерти,

оставив прошлое Земле,

теперь я белый ангел смерти,

и забираю Вас к себе!


Царствие добра

Проникновенно и душевно

раскрыта сущность бытия!

Господь спасает непременно

кто служит царствию добра.

И от рождения до тризны

несём судьбы нелёгкий крест.

Как проведение наши мысли…

Они его незримый перст.

По всем канонам мудро чтиво

Исходит свет от мыслей сих

Сюжет изложенный красиво

И философски славный стих.

На вид простые вроде строки

Понять их суть не тяжело

Должны мы все беречь истоки

И сохранить в душе тепло.

Гордыню злостную умерить

И начинать творить добро

Деньгами счастье не измерить

Оно в любви расти должно!

P.S.

Идут от сердца эти строки!

Мы все мечтаем жить в любви.

Но людям свойственны пороки…

И потому так много лжи.


Неземная любовь

Звезда пленительного счастья

давно холодный дарит свет.

И падший ангел сладострастия

к ней прилетает в час ненастья,

один лишь он хранит обет!

Который день дожди без счёту

идут одной сплошной стеной.

Но ангел преданный полёту

несёт с собой любви заботу,

и радость ласки неземной!

Звезда посланника встречает

последним лучиком тепла.

Клянет себя, бранит, ругает,

за то, что бедная страдает,

но жить не может не любя!

Она ему судьбу вверяет,

и ждёт прекрасного гонца.

Он каждый вечер прилетает

к своей звезде, что угасает…

И будет верным до конца!


Любите при жизни

Не бережём при жизни мы любимых,

а после смерти падаем на гроб,

но не вернуть уже мгновений милых,

остался поцелуй в холодный лоб.

Потом жалеем сильно об утрате,

терзаем душу памятью в ночи,

и долго плачем молча на закате,

стоим часами в церкви у свечи.

Молитвами в слезах взываем к Богу,

надеясь, что грехи он нам простит,

и на Крещение пьём святую воду,

лишь вера и любовь нас исцелит.

Давайте же любить родных при жизни,

ведь завтра будет некого винить,

на первый взгляд простые эти мысли,

мы поклянёмся в сердце сохранить!


Любовь не стареет

Мы не виделись двадцать лет,

С той поры много зим уже сгинуло,

Но любви не остыл нежный след,

Ты осталась навек моим стимулом.

Я мечтаю сейчас быть с тобой,

И не важно, что будет завтра,

Слышу голос твой очень родной —

Просыпайся, приготовила завтрак.

Ждал я этой минуты всегда,

И уверен был, что не забудешь,

Нам с тобой не подвластны года,

Знаю, главное, — ты меня любишь!

Двадцать лет лагерей — не беда,

Под запретом была переписка,

Вот такая досталась судьба,

Жизнь — баланда вонючая в миске.

Но я верил, обратно вернусь,

Постучу в нашу дверь осторожно,

И к груди твоей милой прижмусь,

Буду счастлив, как только возможно.

Я солдат, до конца своих дней,

Не жалею о том, что случилось,

Познав ужасы тюрьм, лагерей,

Наши души к друг другу стремились.

Время трудное было в стране,

И за что всех судили не ясно,

Приговор — в плен попал на войне,

Сколько судеб сгубили напрасно!


Я и Ты

Я целую тебя неустанно…

Я тону в глубине твоих глаз…

Я хочу для тебя быть желанным…

Я стараюсь излишне под час…

Ты всегда добротой отвечаешь…

Ты мечта и богиня из грёз…

Ты одна лишь меня понимаешь…

Ты доводишь любовью до слёз…


Нынче нравы изменились

Нынче нравы изменились… — кричат газеты и кино.

Любовь уже простая шалость — игра, забава, баловство.

Я не согласен в корне с ними, им не желаю потакать.

И буду женщинам любимым стихи и песни посвящать!

Я буду их любить душою, боготворить за красоту!

И телом бренным под луною лелеять нежно наготу.

К ним обращаться с уважением и обязательно на «Вы».

И каждый вечер непременно дарить прелестные цветы!

Готов на скрипке под балконом им увертюры исполнять!

И на коне верхом в камзоле на бал к царице приглашать.

Я ради них готов стать принцем и даже добрым королём.

Но никогда для них не буду: глупцом, игрушкой и шутом!


Вечер, свечи и вино…

Вечер, свечи и вино…

Он красивый, даже очень.

Полусладкое «Бордо».

Лет на десять я моложе.

О любви сказать мне хочет.

За окном уже тёмно…

Значит так предрешено…

Как умела, так любила.

Спать с любимым не грешно.

Хорошо нам вместе было.

И его я не забыла.

Пусть другая у него…

Жизнь прекрасна среди ночи…

Как Беллини полотно.

А на утро горечь в сердце.

Кончен бал, погасли свечи.

Буду ждать опять я встречи.

Мне теперь уж всё равно…

Юность в серости сгорела…

Дети выросли давно.

Только к старости созрела.

Поняла чего хотела.

Всё ждала — судьбу терпела.

Поздно встретила его…


Ну где же Вы, мужчины?

Душа моя — девица! Она любить желает.

Хочу держать синицу. Журавль пусть летает…

И пусть уже не тридцать. И на лице морщины.

Как хочется влюбиться. Ну где же Вы, мужчины?

Мужчины, Вы опора! Мужчины, Вы отважны!

Мужчины, Вы герои! А в прочем мне неважно…

Пусть будет не красавец. И вовсе не атлетом.

Вот только не мерзавец. Я накормлю обедом.

Мы чай попьём с вареньем. Он о себе расскажет.

Зажгу в гостиной свечи. А дальше жизнь покажет…

Хочу семью и счастья. Быть вместе вечерами.

Мечтать о сокровенном. И говорить стихами!


Пушистый снег

Пушистый снег лес заметает,

снежинки падают в ладонь.

Никто доподлинно не знает,

зачем любовь приносит боль.

Метель с утра вовсю гуляет,

зима-красавица пришла.

Никто из нас двоих не знает,

зачем разлука нам нужна.

Чудесно падают снежинки,

но ты сегодня не со мной.

И заметает снег тропинки,

где целовались мы весной.


Осенний пейзаж

Лист осины качался уныло,

он остался на ветке один,

и дождями дорогу размыло,

пожелтели пейзажи картин.

Это значит, что осень настала,

что закончились лета деньки,

на душе сразу слякотно стало,

и тепла не найти до весны.

Но не надо грустить о прошедшем,

скоро лето опять к нам придёт,

и в саду в ноябре опустевшем,

снова роза любви расцветёт!


Тоскливый ноябрь

Первый иней лёг на траву…

В речке жухлая листва…

Вот уже ноябрь по праву

льдом укутал гладь пруда.

Зиму ждёт, — свою невесту…

Но замешкалась она…

Хочет ей признаться честно,

что милей ему весна!

Только встретиться с весною

ноябрю никак нельзя…

Вот и бродит он с тоскою,

жизнь постылую кляня!


Женские глазки

Женские глазки бывают счастливые,

нежные, карие, очень красивые,

страстные, властные, неотразимые,

милые, мнимые, часто игривые.

Могут порою быть выразительны,

крайне обидчивы и соблазнительны.

Словом одним их нельзя описать,

тайну не всем удаётся узнать.

Если хотят они будут доверчивы,

и от признаний станут застенчивы.

Можно по ним иногда прочитать,

кто от любви их заставил страдать.

Женские глазки — совсем необычные,

тайные драмы хранятся в них личные.

Ты не спеши в тех глазах утонуть,

если полюбишь… — о сне позабудь!


Загадка призрачной химеры

Любовь, как оспа, как чума!

Целуешь в губы и болеешь…

Сгораешь в пламени дотла,

потом об этом не жалеешь!

Любовь имеет разный вкус,

она красива, многогранна…

Бывает брют, бывает мусс,

полна надежды неустанно!

Любовь порхает мотыльком,

она вершина мирозданья…

А может острым стать клинком,

убить за пагубность желанья!

Любовь как воздух — кислород,

ей неизвестно чувство меры…

Пожар и страсть — водоворот,

загадка призрачной химеры!

P.S.

Любовь бывает одинокой,

коварной, преданной, жестокой,

ранимой, грешной, романтичной,

холодной, жалкой, безразличной,

блаженной, вечной, беззаветной,

скупой, практичной, безответной,

красивой, нежной и желанной,

последней, страстной, долгожданной…


Глаза твои цвета индиго

Глаза твои цвета индиго,

наряды от Dolce&Cabbana,

походка легка и строптива,

и новым знакомствам ты рада.

Как кратер с горящею лавой,

готовый в ночи извергаться,

пантера с пушистою лапой,

с которой опасно сражаться.

Тебе улыбаются звёзды,

ты шлёшь им в ответ поцелуи,

когда в твоей жизни не просто,

то на ночь поешь «Аллилуйя».

Я знаю — ты дикая кошка,

гуляешь по крышам, где хочешь,

и вечером поздним в окошко,

ко мне почему-то приходишь.

Мы вместе сидим у камина,

о счастье далёком мечтаем,

блуждающих два пилигрима,

и сказки друг другу читаем.

А утром ты снова уходишь,

гулять, ощущая свободу,

и запах любимый уносишь,

а я, как обычно, не спорю…


А жизнь совсем наоборот…

Сначала прозой написал…

Стихами далее продолжил…

Душою песни сочинял…

И исполнением тревожил…

Творил ночами напролёт…

Не приходило его время…

А жизнь совсем наоборот…

Другим дарила славы бремя…

Тогда он умер от невзгод…

Стихи и песни нам оставил…

Теперь подряд который год…

Кумиров рейтинги возглавил.

P.S.

Когда поэтов любят Боги —

Малы их жизненные сроки!

На небеса спешат пророки…

Им посвящаю эти строки.


Неписаный закон

В молебен хочется креститься

На образ помолиться, помолчать

Зажечь свечу и к Богу обратиться

И всем умершим гениям воздать!

Поэта облик не стирает время

Пророка лик хранит тепло икон

Поэт-пророк — пожизненное бремя

Убитым быть неписанный закон!

Великие поэты — все пророки

Строкой могли секреты раскрывать

Их жизни обрывались раньше срока

Чтоб не смогли о тайнах рассказать!

Нелёгкой жизнь бывает у пророка

Безбожники хотят тебя распять

Цветов охапки и любовь народа

Могильный камень будет охранять!


Осенний гротеск

Поры осенней благодать!

Опавших листьев икебана.

И лить дождям не перестать.

Картина маслом без изъяна.

Рисует нежно на холсте

сюжеты полные гротеска —

как солнце где-то вдалеке

коснулось краем перелеска.

Звучит мелодия ветров,

они теперь уже банкуют…

И с ними трепетно, без слов,

берёзки белые флиртуют.


Разведённые мосты

Город вечных ожиданий и несбыточной мечты,

не дают нам повстречаться развёденные мосты.

От того на сердце грустно и печально на душе,

фонари мерцают тускло, львы уснули на Неве.

По Литейному проспекту я шагаю под дождём,

неужели беспросветно так до смерти доживём.

Знаю, милая подруга, ты красива и нежна,

почему же так жестока и обманчива судьба.

Сколько в жизни одинокой, нерастраченной любви,

от того, что так бездарно тратим годы — ночи, дни.

И блуждая в полумраке вплоть до утренней зари,

пишем страстно на бумаге мы признание — стихи.

В каждой строчке оставляем по кусочку доброты,

их от сердца отрываем, они чувствами полны.

Отличаются признания построением умных фраз,

провоцируя сознание прочитать их в сотый раз!


Отзвенели лета трели

Тень осеннею прохладой

опустилась на поля,

желтый цвет искать не надо,

им испачкана земля.

Отзвенели лета трели,

отцвели в лугах цветы,

и поникли в поле травы,

грянет время тишины.

Ветер листьями играет,

облака бегут на юг,

птицы в стае улетают,

ищут пищу и приют.

Ночью выпала пороша,

льдом покрылась гладь пруда.

Я озябший и промокший,

греюсь молча у костра.

Вот такой пейзаж унылый,

скоро снова холода,

с дач народ неторопливо

уезжает в города.

Одинокие деревья

прячут ветки от дождя.

Опустевшая деревня,

приближается зима.


Дань любви

Не заменят любовь человеку

все богатства и недра земли,

она дань уходящему веку,

то чем люди гордиться могли.

Но забыли во время прогресса

для чего и зачем рождены,

молодыми страдают от стресса,

только деньги им стали нужны.

И считают богатство успехом,

превратилась в обузу любовь,

и семья для карьеры помеха,

это может испортить им кровь.

Видно время такое настало,

что любовь никому не нужна,

поразительно быстро и рьяно,

жадность души людей забрала.


Живите с Богом

В нашей жизни не бывает лишних,

каждому дана своя дорога.

Не спасает грешных нас Всевышний,

если никогда не верил в Бога.

Выбирая жизненные цели,

думай о путях их достижения,

чтобы Вас другие не посмели,

упрекать в оценке самомнения.

Никогда не делай людям больно,

от чего достанутся проклятья.

И всегда веди себя достойно,

вот тогда исполнятся желания.

Помогайте нищим и убогим,

отдавая им частичку сердца.

И Господь окажется не строгим,

для души откроет рая дверцу.


Наваждение

Я не плачу… — это наваждение.

По щеке слеза вдруг покатилась.

Сотворив любовь как умиление,

Нам Господь оказывает милость.

Я не плачу… — это сожаление.

В суете потерянные годы.

Но душа испытывает рвение,

Ощущаю праведные всходы.

Я не плачу… — это вожделение.

Сокровенна тайна небосвода.

Испытать от жизни наслаждение,

Восхищаясь красками природы.

Я не плачу… — это озарение.

Становлюсь умнее понемногу.

И молитвой словно изречением

Обращаюсь мысленно я к Богу.


Музыка Шопена

Беззаветная любовь — музыка Шопена…

Помогает мне она вырваться из плена…

Но подняться не даёт крыльев позолота…

И бросает тело в дрожь грустной песни нота.

Берегу с рождения честь — от того страдаю…

За спиною крылья есть, только не взлетаю…

Жалко слабые они, просто из бумаги…

И порвали их враги в прежней передряге.

Я мечтаю по ночам — думаю о счастье…

За окном стеной дожди, царствует ненастье…

Грустно время коротать, больше невозможно…

Надоело сердцу ждать! И душе тревожно.

Пусть играет «Вальс дождя» — вечное творение…

И ко мне придёт любовь словно наваждение…

Ведь Шопен когда писал думал о прекрасном…

Получился гимн любви — от хандры лекарство!


Весенняя радость

Весна собой подарит радость

Согреет сердце солнца луч

Пусть заберёт зима усталость

Не будет видно серых туч

Споют ручьи журчанием чистым

Капель им станет подпевать

И аромат цветов душистых

Начнёт сознание пробуждать

И майский жук своим жуЖЖанием

Напомнит детство невзначай

Поддавшись в миг своим желаниям

Я приглашу друзей на чай

Они придут без промедления

И станут громко хохотать

А я клубничным их варением

С блинами буду угощать.


Красивый фальцет

Осенний сюжет и красивый фальцет

Сливаясь рождают любовный сонет

Струится негромко мелодия грёз

И катятся медленно капельки слёз.

Сменяются мысли одна за другой

При этом так быстро бегут чередой

И рвутся мозги словно тонкая нить

Рождая желание до смерти дожить.

Небрежно пронзает меня пустота

И сердце кромсает стальная игла

Упорно мечтаю стремление убить

По новой надежду в себе воскресить.

Но сил не осталось уже никаких

Читаю печально трактаты других

Невольно ловлю одинокую мысль

Что главное в жизни иллюзия числ.

Глобальность увидеть удел мудрецов

Банальность бывает при смене отцов

Ведь облик у счастья настолько велик

А жизнь скоротечна — болезненный миг.

По сути выходит обыденный бред

Теряется в прошлом величия след

Ломает сознание тоской пополам

И тело спешит показаться врачам.


Прошу не мучай, уходи!

Я закрываю рот ладонью,

крик разрывается внутри,

и обжигает сердце болью,

разлуки вечность впереди.

В глазах погасли искры света,

едва жива душа в груди,

дожить бы только до рассвета,

прошу не мучай, уходи!

Уйди скорее, мне так больно,

измены чувствую свинец,

уйди сейчас, живи достойно,

и будь счастливым наконец.

А я смогу прожить спокойно

остаток серых своих дней,

пообещай мне, милый, только,

что ты не женишься на ней.

Ведь я любовь тебе дарила,

и отдавала всю себя…

Прощай, уйди, я всё простила,

такая видимо судьба..

Но если вдруг опять захочешь,

услышать голос мой в ночи,

то буду рада, даже в полночь,

без приглашения приходи.


Время не лечит

Хотелось бы тебя простить!

Ведь говорят, что время лечит.

Но боль измены не даёт забыть…

И память душу сказанным калечит.

Хотелось бы по новой повторить

Былой любви чудесные мгновения!

И сердце счастьем вдоволь напоить…

Но не прогнать возникшие сомнения.

Не склеить то, что вдребезги разбито!

Пытаться дважды реку переплыть.

Пусть у тебя останется корыто…

А я продолжу с неводом ходить.

Нет, господа, не лечит душу время!

Лишь старит тело, больше ничего.

День ото дня становится больнее…

Что не вернуть мне прошлое своё.


В детстве в танчики играл…

В детстве в танчики играл на полу в квартире,

был солдатик у меня в красочном мундире.

Я тогда ещё не знал, наиграюсь в волю,

что по минному пройдусь на Кавказе полю.

Потом буду вспоминать, как стоял на вышке,

было видно из Ханлара в Карабахе вспышки.

Вот теперь пишу стихи, вспоминаю службу,

в карауле с кем стоял и мужскую дружбу.

Два годочка прослужил, защищал Отчизну,

всю страну исколесил, не терял харизму.

Самоходкой управлял, начинал в учебке,

про Читу тогда узнал, где морозы крепки.

А потом писал письмо, чтобы по контракту,

и попал служить в ЗакВО, там где очень жарко.

На войне не побывал, нас ведь не бомбили,

в карауле мог стоять сразу дня четыре.

Не хватало там ребят, много дембельнулось,

от бригады сто солдат в караул стянулось.

Охраняли день и ночь: технику, припасы,

и горючее для танков, продпайки, запасы.

Офицеры помогали, те кто помоложе,

лейтенанты в карауле с нами были тоже.

Разводящим — капитан, а майор — начкаром,

подполковник проверял с сильным перегаром.


Каждый день пугали нас будет нападение,

говорили не зевать, бить на поражение.

Слава богу обошлось, не нашлось причины,

может быть боялись нас, а точнее мины.

Уходил из СССР в армию Советов,

а пришлось в развал страны колесить по свету.

В ПВО служил я честно, был для всех примером,

на учение в Казахстан ездил между делом.

Начинал служить в Чите, год в Азербайджане,

а закончил в ноябре в Грузинском Гардабани.

Старшиной домой вернулся, дембель по приказу,

и гражданке улыбнулся, всё, конец рассказу.

До сих пор скажу друзья армия мне снится,

как в милиции потом охранял столицу.

Вот теперь в отставке я, бывший подполковник,

и на даче у себя летом ем крыжовник.


С тех пор прошло немало лет

Как только выпадал пушистый снег,

из года в год вставал на лыжи,

мой лёгкий и свободный бег

на финише мне прибавлял престижа.

И снова ждал меня мой пьедестал,

я знал, быстрее только ветер,

но слишком рано от побед устал,

лыжню любил сильнее всех на свете.

С тех пор прошло немало лет,

и пью давно кефир я на ночь,

но помню время, тех моих побед,

за всё спасибо, тренер мой Иваныч.

Смотрю теперь я на диване биатлон,

как скучно без Магдалены Нойнер,

а в лыжах всё понятно, тут Легков,

неважно, что последний выпал номер.

И трудно мне на месте усидеть,

когда на финиш вышло наших трое,

эх, марафон, тут надобно терпеть,

как жаль, что не хватило силы воли.

Теперь я очень часто по ночам,

стою на старте — мне нужна победа!

Но после понимаю — это сон,

и потому так плохо лыжи едут.


Я буду на финише первым!

Жму я на газ до упора,

дождь для меня не помеха,

дорога виляет — горы,

со смертью играю, потеха.

Хочется гнать быстрее,

фары светить устали,

я буду на финише первым,

чтобы друзья уважали.

Ревёт мотор на пределе,

ждёт впереди удача,

адреналин во всем теле,

быть лучшим такая задача.

Вторые — сердечная рана,

они вызывают лишь жалость,

меня отделяет от счастья,

отрезок дороги, малость.

Гоню — аплодируют горы,

железные скажут нервы,

я сумасшедший, не спорю,

но прихожу только первым!


Безликое время

В наше нелёгкое время

стало обузой добро…

Дьявола чёрное семя

убить милосердие смогло.

Скитаются люди по свету

желая любовь отыскать…

Кидают на счастье монету

и просят им путь показать.

Тела их погрязли в разврате,

а души уныния полны…

И плачут тайком на закате,

и видят безликие сны!


Я пишу тебе это письмо…

Этот стих — омовение души,

я порвал себе криком аорту,

ты вчера признавалась в любви,

а сегодня мне сделала больно.

Пусть другой тебе дарит цветы,

ты в ответ улыбаешься нежно…

Я испачкал одежду в крови,

она капает на пол небрежно.

Я пишу тебе это письмо,

ты прочтёшь его, не сомневаюсь,

буду я уже так далеко,

жить недолго, увы, мне осталось.

Знай, тебя я ни в чём не виню,

и конечно же не проклинаю…

Жизнь моя — отрывной календарь,

на котором листы догорают.

Не сложилось, видать не судьба…

Почему? Только Богу известно!

Разменяли любовь на слова,

а мечтали дуэтом спеть песню.

Не печалься и дальше живи,

так уж вышло, сама понимаешь…

За былые обиды прости,

что меня до сих пор вспоминаешь.


Просто богиня

Девчонка красоты небесной,

куда ты в туфельках спешишь,

с фигуркой очень интересной,

наверное в Гоа летишь…

Рука сжимает саквояж,

твоё лицо невозмутимо,

и в ярком свете макияж,

тебя рисует мне богиней…

Точёный стан, осины тоньше,

очки — спасение от мужчин,

из Третьяковки — это точно,

сошла с божественных картин…

Не видел я давно красавиц,

таких как ты уж не найти,

и рот открыл, как иностранец,

узрев величие Москвы…

Постой ещё немного рядом,

и на меня разок взгляни,

ты грациозна, даже сзади,

что обомлели мужики…

Мечтать я буду, но напрасно,

весенним солнцем обогрет,

о девушке, что так прекрасна,

которой тает силуэт…


Поезд любви

Кто сам узнал разительные чувства,

и радость счастья, сладостную боль,

умом прошёл все стадии безумства,

по жизни едет в поезде — «ЛЮБОВЬ».

И мчит экспресс не зная расписания,

билет в который в кассах не купить.

В нём едут все сказавшие признание,

выходят те, кого нельзя простить.

Такую тайну скрытого сознания,

нельзя словами просто объяснить.

И очень жаль порочные желания

нас заставляют с поезда сходить.


Прошу тебя…

Прошу тебя давай спокойно

обсудим, как любовь сберечь,

я ухожу, но ухожу достойно

и сохраню навеки тайну встреч.

Я очарован и не скрываю это,

ты муза милая… — мечта моя,

мелодия души, желание поэта,

нас разлучает глупая судьба.

Тебе стихи я подарю на память

и тихо за собой закрою дверь,

обидными словами больно ранен,

теперь мечусь, как недобитый зверь.

Дуэль — интрига Золотого века,

и победитель празднует успех…

Смерть одного, другому не помеха,

ей овладеть в пылу хмельных утех!


Мгновение умиления

Ты подарила умиление

И принесла душе блаженство

Признаний чудные мгновения

И отношений совершенство

Ты подарила краски жизни

И приоткрыла двери рая

Не важны стали дни и числа

И что так быстро умираем

Ты подарила миг свободы

И показала грани счастья

Связали нас былые годы

И стали мы единой частью

Ты подарила радость сказки

И сохранила нежность тела

Бескрайним было море ласки

И сердце так любить хотело!


Мы не боги

Спонтанно рождаются рифмы и строки:

о радости, счастье и вечной любви.

Мы только поэты, а вовсе не боги,

и верить в удачу бесспорно должны.

Писать о земном без натации скучно,

и трудно бывает свой стиль обрести.

Сказать гениально и точно о сущном,

до Пушкина надо нам всем дорасти!


Вы уезжаете…

Вы уезжаете…, я не могу поверить.

И целый год без Вас огромный срок,

но буду ждать, надеяться и верить,

что мне напишете хотя бы пару строк.

Я не терплю ненужных расставаний,

грустить не буду, радуюсь от встреч,

вуаль отгородит Вас от моих признаний,

а шаль укроет красоту девичьих плеч.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 45
печатная A5
от 370
аудиокнига
от 45