электронная
54
печатная A5
384
18+
Вернуть время

Бесплатный фрагмент - Вернуть время

Объем:
172 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-9078-8
электронная
от 54
печатная A5
от 384

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Глава 1

Летний ветер врывался в открытое окно теплым дыханием. Закрыв глаза, я на время забыла о работе, увлеченно рассматривая из окна проходящих мимо людей. Солнце беспощадно палило третий день, кондиционер в кабинете не спасал от летнего зноя. Именно сейчас так хотелось оказаться подальше от шумного города. Беззаботно лежать в шезлонге на песчаном морском берегу, вдыхая полной грудью охмеляющий запах свободы. Чувствуя, как бережно и нежно летний ветер ласкает полуобнаженное тело. Слышать крики пролетающих мимо чаек, позабыв о делах, упоительно наслаждаться отдыхом.

 Настя, я тебя не отвлекаю? — с улыбкой спросила Юля.

— Что, прости?.. — задумчиво ответила я.

Продолжая смотреть в открытое окно, словно не слышала заданного ей вопроса.

— Мне просто любопытно, кого ты так увлеченно рассматриваешь?

— Я… Да немного замечталась, наверно, жара так действует.

Размеренным шагом я подошла к своему рабочему месту и медленно стала раскладывать бумаги, лежавшие на столе. То и дело взглядывая на часы. Безудержно ожидая окончания рабочего дня, напоминающего бесконечность.

Без пяти минут шесть. «Ура, неделя закончилась», — ликовала я, словно ребенок, а в голове то и дело крутились мысли о предстоящих выходных.

Не скрывая радости, я начала складывать в свою белую кожаную сумку, напоминающую небольшой мешок, телефон и косметику.

— Ты хочешь оставить меня здесь одну? — с улыбкой спросила Юля.

— С чего ты взяла?

— Твое загадочное поведение сказало.

— Интересно, интересно. Значит, поведение, пойдем уже скорей. Здесь очень жарко, да и рабочий день закончился. — Отвечала я, застегивая молнию сумки.

— С превеликим удовольствием принимаю твое предложение, — ответила Юля. Отключив компьютер, она быстрыми шагами пошла к дверям кабинета.

— Юль, подожди минутку, совсем забыла.

На стене висел большой перекидной календарь, на который, по сложившейся в редакции традиции, мы клеили цветные бумажки с разного рода напоминаниями, я подошла и жирно красным маркером обвела число девять. Юля смотрела на меня, и ее взгляд выражал недоумение.

— Стесняюсь спросить, а что это может означать? Число девять в красном кружочке, — пошутила она.

— Да, примерно так. Это долгожданный и очень важный день для меня — именно девятого июля мой отпуск.

Юля смотрела на меня, не отрывая взгляда, в ее выразительных зеленых глазах мелькнуло замешательство.

— Отпуск? — переспросила она.

— Да, Юля, а то ты не знала… Мы ведь с Андреем на море планировали уехать. Жаль только, отпуск на две недели. А у нас столько грандиозных планов. Теперь жду с нетерпением.

— Как я тебя понимаю и немножечко даже завидую. Море, пляж, раскаленный песок, шум прибрежной волны — красота.

С этими словами Юля приобняла меня за плечи, и мы пошли к выходу на улицу. У дверей стоял наш охранник Петрович, прикуривая сигарету, он затянулся, тяжело вздохнул и вытер лицо клетчатым платком. Петрович часто курил и почти никогда не улыбался, сдвинув в кучу свои густые брови, на первый взгляд он казался угрюмым и немиролюбивым человеком. Но на самом деле в наше время редко встретишь такого отзывчивого, доброго человека, готового прийти на помощь в любую минуту. Складывалось впечатление, что Петрович целиком и полностью посвятил свою жизнь окружающим его людям. Выходя из здания, мы пожелали ему приятных выходных, он ответил взаимностью, одарив нас доброй улыбкой.

Несмотря на вечер, жара не спадала, солнце беспощадно палило с безоблачного неба. Хотелось скрыться в тень.

— Юля, а как насчет мороженого? — предложила я.

— Полностью поддерживаю эту идею.

Словно спасаясь от пекла, быстрм шагами мы ли в сторону небольшого уютного кафе. Расположившись на кожаном диванчике кофейного цвета, подозвали официантку. Молодая светловолосая девушка в кружевном передничке, приняв наш заказ, вежливо улыбаясь, стремительно удалилась. За соседним столиком сидела молодая семья с двумя очаровательными, похожими на сказочных принцесс девочками-близнецами. Одетыми в одинаковые пышные голубые, словно небо, платья, аккуратно зачесанные назад длинные русые волосы украшал розовый ободок в белый мелкий горох с небольшим бантом. Девочки беззаботно уплетали разноцветные шарики мороженого. Рядом на полу стояли бумажные пакеты с покупками. Семья выглядела абсолютно счастливой и гармоничной. Мама сделала удивленный вид, в то время когда папа, словно случайно, вымазал себе нос взбитыми сливками. И они все весело смеялись. Я смотрела на них, а в глубине души ощущала тепло, покой и безмятежность. В моей голове хоровод мыслей о том, как однажды большой и дружной семьей мы придем в тихое уютное кафе, сядем за столик, весело и жизнерадостно будем проводить время. Мне всегда хотелось иметь свою настоящую дружную семью. Возможно, по этой причине я сейчас не могла оторвать свой взор от сидящих за соседним столиком. Официантка принесла наш заказ, аккуратно поставив по краям стола.

— Очень милая семья, правда? — спросила меня Юля.

— Да, — ответила я, при этом тяжело вздохнув.

Мы наслаждались мороженым в полной тишине. Ни я, ни Юля не проронили ни слова. Возможно, в эти минуты каждый из нас думал о своем, не желая рассказывать свои мысли. Закончив трапезу, мы вышли на улицу. К заполненной людьми остановке подъехал автобус под номером сорок семь.

— Ой, это мой, — с удивлением в голосе сказала Юля и быстрыми шагами пошла в его сторону. — Пока-пока, — махая рукой, задорно выкрикнула она, заходя в салон автобуса.

В сумочке зазвонил телефон. На дисплее высветилось: «Андрей».

— Настенька, дорогая, я немного задерживаюсь, буду через пару часов, — раздался в трубке родной, знакомый голос.

— Хорошо, жду с нетерпением. Очень соскучилась.

— И я тоже, целую тебя.

Услышав, что Андрей задерживается, я решила прогуляться до дома пешком. Дорога до дома занимала минут двадцать, а точнее, всего три остановки, торопиться было некуда. Несмотря на не спадающую жару, во дворах галдела детвора, по тротуарам прогуливались молодые мамочки, горделиво катая в колясках своих малышей. Шагая по раскаленному асфальту, всю дорогу я строила грандиозные планы на предстоящий отпуск с любимым, рисуя яркими красками сюжеты нашего ближайшего будущего.

Едва дверь в квартиру открылась, на пороге появился Макс. Крупный бело-рыжий кот экзотической породы. Урча от радости, он стал тереться о мои ноги.

— Привет, мой хороший, — сказала я и взяла его на руки.

Макс, выгибая позвоночник, спрыгнул на пол и вальяжно, задрав хвост, пошел на кухню. Словно показывая всем своим видом, что хочет есть. Положив в его миску кроличье рагу из пакетика Whiskas, я прилегла на небольшой мягкий кухонный диван. Укрывшись пледом, включила телевизор и незаметно для себя задремала. Закончив свою трапезу, Макс запрыгнул мне на живот и тоже уснул, не прекращая свое урчание.

Проснувшись за полночь, выйдя на балкон, увидела, как блики уличных фонарей освещают комнату. На улице было темно. Андрея еще не было. Испытывая чувство беспокойства, я совершила несколько звонков ему на телефон, никто не отвечал. Стараясь не поддаваться панике, налила в кружку горячего чая, достав с полки книгу, любовный роман, увлеклась чтением. Андрей зашел тихо, бесшумно открыв дверь своим ключом. Сев рядом, он посмотрел в мои глаза и сказал:

— Привет, я скучал. Прости, что заставил себя ждать, — произнес он ровным, спокойным голосом.

Интонация в его голосе сильно удивила меня, но, сдерживая эмоции, я просто посмотрела на него удивленным взглядом. Передо мной сидел уверенный в себе молодой мужчина, красивый, широкоплечий, харизматичный, обаятельный. Густые черные как смоль волосы, аккуратно зачесанные назад, придавали выразительность мягкому овалу его лица. Брови нахмурились, словно он думал о чем-то, и в тот момент казалось, словно это абсолютно другой человек. Не мой Андрейка, а совершенно чужой, взгляд которого выражал безмолвное спокойствие, в этот момент возникло ощущение, что между нами образовалась ледяная стена недопонимания.

— Тебе подогреть ужин? — спросила я.

— Спасибо, я не хочу есть, перекусил в кафе. Очень устал, пойдем спать.

— Хорошо, только еще немного почитаю. Ложись пока без меня.

Андрей подошел, нежно погладил меня по волосам своей рукой, обнял сзади, поцеловал и медленно пошел в комнату, в тишине слышно, как открылась балконная дверь, когда он вышел покурить перед сном. Оставшись одна, я смотрела в окно на ночной город. На улице почти никого нет, лишь только слышно, как по дороге с ревом мчатся проезжающие мимо машины. Ночью все приобретает иную окраску, и то, что при свете дня кажется мрачным и унылым, оживает в море ярких огней и уличных фонарей. В городе начинается иная жизнь, таинственная и загадочная. Я очень люблю смотреть на ночной город, отпуская переживания уходящего дня, просто расслабиться и мечтать, глядя в окно.

Утром раздался телефонный звонок. «Кто бы это мог быть?» — подумала я и лениво подняла трубку, звонила моя старшая сестра Лера.

— Да, — заспанным голосом отвечала я.

— Привет, дорогая, — раздался в трубке знакомый голос. — Разбудила?

— Конечно, сама как думаешь, — попыталась я неудачно пошутить.

— Настя, у меня к тебе небольшая просьба.

— Какая, говори…

— Мы сегодня обещали приехать к родителям, но не получается. У Димы на работе очередной праздник. Шашлыки, рыбалка, начальство. Одним словом, отказаться невозможно.

— Лера, мы с удовольствием съездим, на сегодня мы ничего не планировали. Андрей проснется, и сразу поедем. Это даже не обсуждается.

— Ой, спасибо, родная, — ответила мне Лера и положила трубку.

Я стояла у плиты, готовила завтрак. Негромко играла музыка, на сковороде скворчала яичница. Божественный аромат свежесваренного кофе разносился по всей квартире. Андрей неслышно подошел сзади, страстно обнял и прошептал на ухо:

— Доброе утро, дорогая!

— Привет, садись, будем завтракать.

— С превеликим удовольствием, я голоден, — торжественно заявил он, сев за стол. — Какие у нас сегодня планы?

— Сейчас съездим к родителям, а потом можно погулять по городу или сходить в кино.

— М… — произнес Андрей с набитым ртом. — Никак не получится, я вчера забыл тебе сказать, мне к полудню нужно уехать по работе. Давай так: я довезу тебя, а сам поеду к себе. Забрать, к сожалению, не смогу, извини.

— Андрей, — возмущенно отвечала я. — Скажи, что все это значит, мы и так очень редко видимся последнее время.

— Солнышко, ну не начинай, пожалуйста, — сказал он, отпивая кофе, со спокойной и уравновешенной интонацией.

«Очень странное поведение», — подумала я в тот момент, глядя на него. Мы встречались чуть больше двух лет, но жить вместе как-то не торопились, нас устраивала такая форма отношений. Андрей приезжал ко мне, оставаясь на пару-тройку дней, изредка и я оставалась у него в холостяцкой однокомнатной квартире, доставшейся ему в наследство от отца. Из ближайших родственников у Андрея была только мама, жившая буквально в паре кварталов, она часто наведывалась в гости, заботливо готовя ужин любимому единственному сыну. Маргарита Павловна работала учительницей в школе, но, несмотря на это, она никогда не вмешивалась в жизнь сына. Изначально такой вариант наших отношений, возможно, казался для всех легкомысленным, но со временем родные приняли ситуацию такой, какая она есть, ни Андрей, ни я не хотели связывать себя обязательствами. Первый год меня все устраивало, но шло время и хотелось стабильности, серьезности. Андрею я стеснялась озвучить свои мысли, возможно, и зря, поэтому, возможно, и подстраивалась под ситуацию, надеясь, что он повзрослеет и тоже захочет создать семью. А пока все оставалось как и прежде. Я смотрела вопросительным взглядом. Возможно, заметив это, он подошел, провел мне рукой по волосам, поцеловал в макушку, словно маленькую девочку. Присев на корточки, взял в свои широкие мужественные ладони мою руку и сказал:

— Верь мне, так нужно, я потом тебе все расскажу. Просто верь и все.

Взглянув в его бездонные голубые глаза, я вспомнила, каким он может быть внимательным, чутким, заботливым. Решив не омрачать ненужными разговорами прекрасное субботнее утро, улыбнулась ему в ответ.

В машине тихо играла музыка, мы ехали по трассе и молчали. Дорога занимала около получаса, я смотрела в открытое окно на проезжающие мимо автомобили. Свернув на нужную улицу, остановились у высоких железных ворот. Андрей закурил сигарету, в салоне автомобиля запахло дымом. Он посмотрел на часы и сказал:

— Солнце, мне пора.

— Хорошо, езжай, — ответила я и вышла из машины.

— Я обязательно позвоню.

Ничего не ответив, я открыла ворота и вошла во двор. Во дворе, словно маленькая заведенная юла, размахивая руками и восторженно крича: «Настя, Настя приехала!» на меня бежала Сашка; обхватив руками за шею, она крепко прижалась. Словно не видела меня целую вечность. Я закружила ее, подняв на руки. Сашка смеялась заливисто, по-детски, не скрывая свою радость. Длинные густые русые волосы, заплетенные в косу, немного растрепались, на лице мелкими точками, словно огоньки, горели веснушки. Стройная и худенькая Сашка смотрела на меня своими выразительными глазами и улыбалась.

— А где баба? — спросила ее я.

Ее лицо стало не по-детски серьезным, словно задумавшись, она показала рукой в сад. Взяла меня за руку и повела по выложенной брусчаткой тропинке. В саду мама поливала свои любимые розы, увлеченная этим занятием, не услышала, как мы подошли. Сашка громко закричала:

— Баба, Настя приехала.

— Как я рада тебя видеть, моя девочка, — произнесла она, положив на землю поливочный шланг. — Дай я тебя обниму!

Я подошла к маме, крепко обняв ее, поцеловала в щеку.

— Я тоже очень рада, смотрю, у тебя помощница, как подросла за лето.

Саша немного стеснялась, на ее детских щечках появился розовый румянец, хихикнув, она побежала в дом.

Сегодня, как и вчера, было жарко, лето благосклонно баловало солнечными и теплыми деньками. Увлеченно разговаривая на разные темы, мы с мамой не заметили, как быстро наступил вечер. Весь день провели в саду, занимаясь ландшафтным дизайном и истреблением сорняков. Мама очень любит экспериментировать с выращиванием различных красивых и экзотических цветов, создавая необычные икебаны, вызывающие приятное удивление своей неповторимостью и красотой. Сегодня я словно открыла для себя новый мир творчества, проведя целый день на свежем воздухе, вдали от городской суеты. И наверно, впервые ощутила столько положительных эмоций от проделанной работы. Теперь я все больше стала понимать родителей, которые так хотели жить в своем доме. Приобрели они этот дом чуть больше десяти лет, изначально просто как дачу, а после выхода на пенсию переехали, оставив нам с сестрой квартиру в городе. Помимо различных цветов, на участке росли овощи и плодовые деревья, неоднократно я видела, как мама с любовью заботится, ухаживает и даже разговаривает с ними, объясняя это тем, что растения все чувствуют и понимают и им, как людям, нужна любовь и нежность. Вечером мы пили ароматный травяной чай в деревянной беседке, мама неожиданно спросила про Андрея. Честно сказать, мне не хотелось лгать ей, и поэтому, не лукавя, я рассказала ей, что немного недовольна нашими отношениями, не забыв упомянуть, как хочу полноценную семью и боюсь признаться в этом Андрею, опасаясь, что он испугается. Наш разговор прервал отец, вернувшись с рыбалки, довольный, но немного уставший, он горделиво демонстрировал свой улов. Спешить сегодня было некуда, я осталась ночевать у родителей. Ночью долго не могла уснуть, вышла во двор и, сев на лавку, немного замечтавшись, смотрела на звездное небо.

— Не спится? — тихо спросил меня отец, присаживаясь рядом.

— Да, видимо, свежий воздух так подействовал, хорошо у вас, тихо, спокойно.

Отец достал из нагрудного кармана рубашки сигарету, закурил.

— Да, тишина, благодать, одним словом. Я тоже часто выхожу покурить ночью, сижу тут подолгу, слышишь, как деревья разговаривают.

Ночной ветер обдувал листву на деревьях, словно музицируя в тиши, слышался волшебный шелест. Отец обнял меня, на его лице появилась улыбка, глаза блестели задорным огоньком, выражая житейскую мудрость. Положив голову ему на плечо, я почувствовала теплоту и близость от единения с ним. Папа с детства является для меня олицетворением мужества, жизнелюбия, между нами полноценные отношения взаимной любви и поддержки.

Утром приехал Андрей, привез с собой торт. Мы пили чай, ближе к полудню собрались ехать домой. Мама вышла за ограду, я крепко обняла ее и поцеловала в щеку.

— Настя, я хочу тебя попросить.

— Да, мама?

Она протянула мне ладонь, в которой лежали очень красивые золоченые часы, циферблат, украшенный множеством мелких камешков, радовал глаз своим изяществом. Широкий кожаный браслет с выбитым на нем рисунком в виде небольших цветов. «Какие необычные часы», — подумала я.

— Дочка, как у тебя найдется время, отнеси, пожалуйста, эти часы мастеру в торговом комплексе. Он там один на втором этаже, пусть посмотрит, поколдует, возможно, и починит.

— Хорошо, мама, только я не помню у тебя этих часов, — сказала я, положив их в боковой карман сумки.

— Конечно, не помнишь, они старинные. Обязательно передай мастеру, что ты от Марии Георгиевны, он поймет. Это мой давний хороший знакомый.

— Без проблем, все выполню, как ты сказала, — пошутила я, садясь в машину.

Мама провожала нас, стоя у забора, я помахала ей рукой из открытого окна.

В круговороте однообразных рабочих дне, незаметно промчалась еще одна неделя. В воскресенье утром меня разбудил телефонный звонок.

— Да, привет, Вера, — отвечала я полусонным голосом.

— Привет, дорогая. Мне экстренно нужна твоя помощь, просто крайне необходима. — Тараторила она в трубку.

— Что такое?

— Я надеюсь, ты еще помнишь про своего крестника. И про то, что у него скоро день рождения. Поэтому ты должна, нет, просто обязана прогуляться со мной по магазинам. Ответ «нет, не могу» не принимается, буду у тебя через полчаса.

— Хорошо, жду, — лениво отвечала я, потягиваясь в постели.

С Верой мы дружим с детства, но ее непредсказуемость не перестает удивлять. Это человек-фейерверк с нескончаемым количеством залпов. Оптимист по натуре, она всегда находит нестандартный подход к любой сложившейся ситуации. С Верой не бывает скучно, ее главное кредо — появляться неожиданно, нарушая привычный ритм жизни. Но именно за это я ее и люблю, любая самая безобидная прогулка становится целой историей, которая вспоминается еще долгое время. Натянув на себя одеяло, я так хотела еще немного понежиться в постели, Макс мелодично урчал, скрутившись калачиком у меня в изголовье. Не оставалось выбора, нужно вставать! В первую очередь предстояло накормить кота, иначе придется слушать протяжную сирену непрерывного мяуканья. Сварив в турке свежий ароматный кофе, выпив подряд две чашки, я ощутила прилив бодрости и энергии. Вера приехала ровно через полчаса, пунктуальность — одно из золотых правил, которое она обязательно соблюдала. Сделав дозвон на мой телефон, она спокойно ждала меня на парковке возле подъезда. Я поспешно вышла во двор, улыбаясь, Вера махала рукой в открытое водительское окно своей красной Мazda.

Движение машин по дорогам сегодня было на редкость оживленное, но это не удивляло — воскресенье, выходной. Но как ни странно, по дороге мы не попали ни в одну пробку. Что приятно удивляло и радовало одновременно. Остановившись на парковке возле торгового центра «Планета», мы поспешили устроить себе шопинг-терапию. На первом и втором этажах расположено множество бутиков всемирно известных брендов. Яркие вывески SALE, привлекая внимание, говорили о доступности цен. Спустя пару часов, немного уставшие, но счастливые от совершенных покупок, мы уже собирались уходить, как вдруг я вспомнила о маминых часах.

— Вера, нам нужно зайти еще в одно место.

Вера окинула меня вопросительным взглядом, в котором явно выражалась небольшая доля отчаянья. Возможно, оттого, что при своем небольшом росте она, словно новогодняя елка, увешалась пакетами с покупками и теперь явно испытывала дискомфорт в передвижении.

— Хорошо, давай зайдем, — ответила она,

На эскалаторе мы поднялись на второй этаж. Пошли вдоль коридора в поисках нужного павильона.

— Настя, что мы ищем?

— Часовую мастерскую, мама просила сдать в ремонт часы.

— Да, удивила… Не проще купить новые, фирменные?..

Я достала часы из сумочки и протянула их подруге.

— Видишь?

— Да, похоже на пафосную бижутерию. Ты уж меня извини, но я говорю как есть. Красиво, конечно, даже очень, видно, раритет. Но не в моем вкусе.

— Сама вижу. Не знаю, для чего они маме. Но просила сдать в ремонт.

— Ясно.

Несколько минут мы растерянно ходили по этажу в поисках нужного отдела.

Как вдруг наткнулись на не привлекающую внимания вывеску «Ремонт часов».

— Это здесь, — радостно сказала я.

— Хорошо, Настя, ты иди, а я вот здесь подожду. — Вера села на лавку, сложив возле себя пакеты с покупками.

Зайдя внутрь павильона, я увидела пожилого импозантного мужчину лет семидесяти. В клетчатом коричневом пиджаке с кожаными импровизированными латками на локтях. Незнакомец поправил очки, окинув меня оценивающим взглядом, и спросил:

— Добрый день, барышня, вы ко мне?

— Да, скорей всего, к вам, вы часовой мастер?

— Так и есть, голубушка, лет тридцать как мастер.

— Тогда точно к вам, — попыталась я пошутить, но, снова заметив на себе его пристальный взгляд, моментально сменила интонацию.

— Посмотрите, пожалуйста, Мария Григорьевна просила вам передать, — произнесла я немного неуверенным тоном, протягивая ему мамины часы.

— Любопытно, любопытно. Значит, Мария Григорьевна, говорите. А она вам кто, извольте полюбопытствовать?

— Мама.

— Хорошо, посмотрим, что можно с этим сделать, — отвечал он, внимательно осматривая часы. — Мама, говорите, м… Да, думаю, дня через два, а лучше через три приходите. Будут ваши часики как новые. Хорошо.

— Хорошо, до свидания, — отвечала я, выходя из павильона. На мгновение в душе появилось необъяснимое, странное чувство, сменившееся дрожью.

— Настя, что с тобой? Тебе нехорошо? — спросила Вера, она стояла рядом, держа в руках свои пакеты. — Пойдем скорей на улицу, ты совсем бледная.

Быстрым шагом мы поспешили к парковке, где стояла машина.

— Какой странный мастер, Вера, ты бы его видела.

— Да мне хватает увидеть тебя. Что у вас там произошло? Жаль, что я с тобой не пошла.

— Да особо ничего, просто тип непонятный, а этот взгляд… А его глаза… Я их еще долго не забуду.

— Не дрейфь, подруга, прорвемся, — улыбнувшись, ответила Вера, включив в салоне музыку.

Неделя промчалась незаметно. В пятницу немного задерживалась на работе, оформляя в печать очередную статью. Спасающий от духоты вентилятор постоянно гудел, мешая сосредоточиться. Юля нервно постукивала ручкой по столу. Я бросила на нее удивленный взгляд, выражая свое явное недовольство.

— Настя, а тебе платят за переработку?

— Вроде нет, а что?

— Да так, от любопытства спросила, время — половина седьмого.

— Правда? — удивленно спросила я.

— Да.

— А ты почему не уходишь?

— Соцсети, соцсети. Очень важно, да и познакомилась тут с одним.

— А, понятно, расскажешь?

— Позже, Настен, позже мне еще ничего не понятно. Как только что завяжется, сразу.

Я улыбнулась в ответ, выключила компьютер, не нарушая своей традиции, пошла зачеркивать еще один день в календаре.

— Все считаешь? Смотри, неделя осталась.

— Да, только неделя. Побыстрей бы уже. Так хочется на море, только я и Андрей.

— Андрей у тебя что надо!

Спустившись на лифте вниз, мы шли по длинному офисному коридору, у самого выхода стоял Петрович.

— Задерживаетесь, девчонки.

— Работа у нас такая, — отвечала Юля, улыбнувшись в ответ.

— Работа — это хорошо, — добавил он нам вслед.

Выйдя из здания, Юля поспешила домой, помахав мне рукой.

— Пока-пока, — громко выкрикнула она, быстро пошагав к своему дому. Юля жила рядом с офисом, можно сказать, ей очень сильно повезло. Найти работу рядом с домом — это неслыханная удача, к тому же нет надобности добираться на общественном транспорте. Я пошла к остановке, минут через пять подошел большой трехдверный зеленый автобус, битком заполненный пассажирами. Поднявшись по ступенькам, зашла в салон, автобус сильно покачивало. Протиснувшись к окну, облегченно вздохнула. В салоне было очень душно, а в открытое окно дул прохладный, свежий ветерок. Достав из сумочки МП3-плеер, включила любимую мелодию «Времена года» в исполнении Ванессы Мэй, минут через 20 мы уже подъезжали к остановке «Планета». Я сразу поспешила в часовую мастерскую, забрать мамины часы. Мастер находился на рабочем месте.

— Добрый день, — обратилась я к нему.

— Здравствуйте, девушка, что вы хотели?

— Неделю тому назад я приносила вам старые часы. Мария Георгиевна просила их сделать.

— Ах да, помню я эти часы. И еще одно, они не старые, а старинные, и это в корне меняет все дело, — отвечал он, снова посмотрев на меня многозначительным взглядом. — Они готовы, сейчас, одну минутку.

Он встал из-за стола, поправив указательным пальцем очки на переносице, немного сутулившись, стал перебирать на столе разные цветные коробочки.

— Ах, вот они.

Он подал мне часы, которые в этот раз выглядели совершенно иначе. Почищенный корпус, новый кожаный браслет заметно преобразили их.

— Спасибо вам большое, — ответила я, протянув ему деньги за работу.

— Не стоит благодарности, и передавайте привет Марии Георгиевне.

— Непременно передам. Всего вам доброго, до свиданья.

Я вышла из отдела и направилась в сторону эскалатора. Зазвонил телефон, это был Андрей.

— Привет, родной.

— Привет, Настена, солнце, ты сейчас где?

— В «Планете».

— Замечательно, никуда не уезжай, жди меня на выходе, я скоро приеду. И у меня для тебя сюрприз.

— Хорошо, жду.

Андрей, как и обещал, приехал очень быстро. Выйдя из машины, поцеловав меня, он открыл пассажирскую дверцу.

— У нас очень мало времени, садись, любимая.

— Андрей, к чему такая спешка?

— Я заказал столик на девять в «Мечте».

— А это и есть твой сюрприз?

— Да, он самый. Нужно немного поторопиться. Тебе ведь еще переодеться нужно.

— Да, ты прав, не пойду же я в ресторан в балетках и шортах.

— Но это не последний сюрприз на сегодня, есть кое-что еще. Но до вечера я не скажу ни слова.

— Хорошо, договорились, заинтриговал.

Мы ехали и молчали, казалось, каждый думает о своем. В моей голове бесконечно кружились разные мысли. «Что за сюрприз? И почему в ресторане? Неужели он хочет сделать мне предложение?» Сердце колотилось в груди от переизбытка радостных эмоций. За два года наши отношения никак не развивались, с одной стороны, мы были вместе, а с другой — словно порознь. Андрей мог свободно оставаться у меня на неделю, а то и больше, мы вместе ездили к моим родителям и его маме, встречались с друзьями, отдыхали, но съезжаться не торопились. Последний год меня все чаще посещали мысли о создании семьи, рождении ребенка. Но где-то в глубине души мне было немного страшно, возможно от ответственности, которая в корне изменит нашу жизнь. Андрею свои мысли не озвучивала, надеясь на то, что он, как мужчина, сам должен принять такое важное для нас решение. Мне так хотелось каждое утро просыпаться с любимым в одной постели, строить планы на будущее, быть единым целым. Но на сегодняшний день моим постоянным сожителем был только кот Макс.

Мы остановились у моего подъезда. Андрей вышел из машины, открыл мне дверцу, крепко обнял и легко поцеловал в губы.

— Не опаздывай, я жду тебя ровно в девять.

— Хорошо, — радостно ответила я, послав ему в ответ воздушный поцелуй.

Дома, стоя перед зеркалом, я перемерила все платья в гардеробе, забраковав десяток из них. В такой день хотелось выглядеть безукоризненно и элегантно. Одно казалось слишком сексуальным, другое слишком официальным. Выбор остановила на белом классическом, средней длины, с широким кожаным поясом на талии. Эмоции переполняли меня, так хотелось позвонить подружкам, похвастаться таким радостным событием. Но я взяла себя в руки, удалось подавить это желание. Аккуратно нанеся макияж, я вызвала такси и поехала в «Мечту».

Андрей сидел за столиком, увидев меня, заметно разволновался, он выглядел очень официально, в строгих черных брюках и идеально отглаженной белой рубашке. Высокий, широкоплечий, уверенный в себе молодой человек. Я смотрела на него, испытывая чувство гордости своим любимым. Когда мы сели за столик, первым сюрпризом оказался букет алых роз, перевязанный тонкой золотой лентой. В зале негромко играла чудесная нежная музыка.

— Может, потанцуем? — предложил Андрей.

— С превеликим удовольствием.

Андрей крепко прижал меня к себе, и я чувствовала, как его руки скользят по моей спине. Губы сначала прижались к щеке, потом спустились ниже, к уголку моих губ. Мы страстно целовались, не замечая никого вокруг, словно весь мир в этот вечер принадлежал двоим. Вернувшись за столик, я вопросительно смотрела на Андрея, сгорая от нетерпения в ожидании сюрприза. Он, заметив мой пристальный взгляд, взял в руку бутылку с красным вином и с завидным спокойствием разлил его по бокалам. После чего широко улыбнулся и произнес:

— Любимая, мне надо тебе кое-что сказать.

Услышав эти слова, я вдруг почувствовала легкое головокружение, волнение дрожью пробежало по всему телу. Казалось, сердце вот-вот выскочит из груди. Но, стараясь вести себя непосредственно, я лишь молча смотрела на него.

— Пойми меня правильно, я долго думал и принял решение. Ты знаешь, как сильно я тебя люблю. Поверь, мне очень тяжело сейчас говорить. Но мне нужно уехать в командировку.

— Как? — удивленно спросила я. — Я не понимаю, какая командировка? О чем ты сейчас говоришь?

Андрей смотрел на меня чужим, холодным взглядом. И от этого мне стало немного страшно, словно сейчас рядом находился абсолютно чужой для меня человек. От нахлынувшего чувства обиды и разочарования я закусила нижнюю губу, стараясь сдерживаться от лишних высказываний и дать ему возможность все объяснить.

— Мне правда очень нужно уехать, это очень важно.

— А мы, наш отпуск? Мы ведь так мечтали провести его вместе.

Он взял мои ладони в свои руки, крепко сжимая их.

— Поверь, так нужно, это очень важно для меня, да что там для меня, это важно для нас обоих. Прости, так получилось. В отпуск съезди без меня, у нас так много еще впереди, правда, поверь мне.

— Хорошо, когда тебе нужно уезжать?

— Самолет завтра в тринадцать ноль-ноль. И оставшееся время я очень хочу провести только с тобой, — он нежно улыбнулся, продолжая сжимать мои ладони в своих руках.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 54
печатная A5
от 384