электронная
40
печатная A5
303
16+
Верность

Бесплатный фрагмент - Верность

Стихи и песни

Объем:
78 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4485-5455-1
электронная
от 40
печатная A5
от 303

Нарисуй

Нарисуй мне радостное утро.

Нет мне дела до мерзостей хмурых.

Окуни меня просто в счастье

И приятные ласки амура.


Ты оранжевой кистью широкой

Проведи по холсту вселенной;

По холмам, по горе высокой,

И возьми эту гору в плен свой.


Ты росою прохладной вешней,

Окропи все мои тропинки,

Освети Луною полной

Путь во тьме мой до малой песчинки.


Нарисуй мне радужные дали,

Нивы хлеба нарисуй мне желтым.

Синим реки, моря и озера.

Нарисуй поцелуй свой жаркий.


Ты на веки останься со мною.

Этот век мой почти уже полон.

Ты возьми моей жизни краски,

Мастихином лепи их о холст мой.


Прямо сейчас нарисуй мне утро,

Так хочу окунуться в счастье,

Пусть мазок поутру не смелый,

Все разгонит вокруг ненастья.

Влечение

По сути, всё во всём влечение полов:

Лишь тел друг к другу страстные призывы,

Лишь сладострастья жгучие порывы.

А сколько песен, прозы, слов, холстов…

Любовь всегда значительна для нас.

Средь бед, проблем и лихолетья

Что для нее секунды и столетья?

Ей важен только блеск любимых глаз.

Страстей водоворот — для зрелых, вот занятье!

Когда мужчины, женщины особо горячи,

В них жажда обладания кричит,

Хоть им порой пророчат и проклятья…

В любви что нового ты скажешь, что найдешь?!

Уж всё сказали до тебя задолго.

Но обязательно её любя,

Рабынею ей быть прикажешь только.

А согласится — станешь сам её рабом,

Земных, да и заоблачных фантазий.

Кто раз любил, тому всё нипочём,

И страха нет, что кто-то даже сглазит.

Вот мудрости простой совет:

Мой друг, ищи не наслажденья.

Пойми, пойми же, наконец!

Страданий избегать — вот верное решенье.

Нет, пусть тебя не обольстит

Хороший тон и отношенье.

Как скоро будешь ты испит,

Так пропадёт к тебе влеченье.

Познаю

Все совратились и грешат.

И каждый на добро слабак.

Чем больше познаю людей,

Тем больше я люблю собак.

А что за сплетни, пересуды в СМИ?

Друг друга оболгать, зачем хотят?

Чем больше узнаю я новостей,

Тем больше молчаливых я люблю ягнят.

О! Распри муфтиев, раввинов, пап,

Веками спорят, кто распят…

Чем больше пересудов ложь,

Тем больше я люблю котят.

Живем мы все среди идей,

Друг друга ценим только в грош.

Чем больше познаю людей,

Тем больше убеждаюсь,

лишь Христос хорош!

Теперь как Он, я грешников люблю.

Ни кошек, ни собак и не ягнят,

Люблю людей, но не люблю в них грех,

И это всё, во мне сильней-сильней!

Дни засверкают

Всё не останется как прежде,

Иного просто нет пути.

И возродится снова нежность

Я сам скажу тебе: прости.

Пусть не терзают сожаленья,

Разрушен глупости тупик

И впереди ждут приключенья,

И радостный веселья крик.

Дни засверкают словно брызги,

Ты станешь лучше и мудрей,

Вновь веру обрету в кого-то…

В тебя, коль станешь всех верней.

Всё не останется как прежде,

Иного просто нет пути.

Стучит в виски и вторит эхо:

Прости меня, прости, прости.

Ты молчишь

За любовь я плачу любовью,

За терпение — терпеньем плачу,

Если я ненавистен кому-то,

За того помолиться хочу.

Если крикнут, могу и ответить,

Если с лаской, хочу приласкать.

Я готов вас обнять если, если…

И меня вы готовы обнять.

Я доступен и вовсе не сложен,

Но мой друг — одиночества тишь.

Я молчу с каждым часом все больше,

Потому, что ко мне ты молчишь.

Число «пи»

Изменяющийся мир прекрасен,

Изменения всех бодрят.

Изменяется природа,

Изменяется словесный ряд.

Изменяются наши планы,

Изменяются мечты,

Изменяются программы,

Неизменным остаётся «пи».

Изменяют все друг-другу,

Изменяет разведчик стране,

Изменяют все гулёны,

Супругам на стороне.

Изменяют просто и весело,

Мы с изменой всегда на ты,

Особенно если выгодно…

Неизменно лишь число «пи».

Мы изменяем, как попало,

Мы изменяем все быстрей.

Пока молодость не увяла,

Не вспорхнула, как воробей.

Изменяем себе с собою,

Изменяем всем вокруг.

Потому что, кому изменяем,

Он, по правде, не наш друг.

Неизменным одно остаётся,

Ведь его, нельзя изменить.

Число «пи» стоит стабильно,

С горя хочется многим пить.

Кто же Он

Кто твой Бог? — У меня ты спросил.

И вопрос прозвучал не случайно,

Я Его для себя приоткрыл.

Мне открылась предвечная тайна.

Говорю, только дверь затворю,

С Ним теперь по любому вопросу,

Собеседник Он мой, лучший друг.

Кто же Он, у меня снова спросишь?

Мысль благая — Его я назвал,

Он как воздух в моё сердце влился.

Всё гнилое Он в нем разметал

И в Его чистоту я влюбился.

Кружат мысли над головой

И пытаются в ней ухватиться,

Только Ты Дух святой, Дух Святой,

Весть благую даёшь по крупицам.

Мне отрадна Твоя благодать

Я нечаянной радостью грежу,

Мысль благая — зову я Тебя,

Остальные я мысли отрежу.

Кто твой Бог? — у меня ты спросил,

Он и твой, — я тебе так отвечу.

Он себя для меня приоткрыл,

И тебе он откроется вечный!

Осень жизни

Нет, не зима ещё, нет, не зима!

То осень жизни подошла, втекла она.

И закружила; один, второй листок.

Но может всё вернуть весны поток…

Всё у Всевышнего возможно для тебя,

Всё оживет, когда полюбит кто тебя.

Всё запоёт, когда и сам полюбишь ты,

И в сердце зазвенят любви мечты…

Вновь зажурчит заброшенный родник,

В улыбку обратиться грустный лик,

В потоках нежности сойдет снег седины,

Когда с весенним ветерком сольешься ты!

***

Котенок голубя ловил,

Прижавшись на балконе у перил.

Перебирая лапками

И выпуская когти,

Он на мгновение,

На краткий миг забыл,

Что он не ястреб,

А детёныш кошки.

Ну, так хотелось,

Цель была близка,

Прыжок и голубок в объятьях.

От радости вскружилась голова:

«Добыча у меня, наемся всласть я»!

Гул ветра,

Сердце выскочить готово…

«Как быстро приближается земля?»

Пятнадцать этажей,

Сплелись они в секунды

И вырвалось отчаянное: «Мя»

Коль полетать хотел он словно птица,

Понять тут можно, точно полетал…

Но ясно по всему, что он хотел добычи,

Однако сам, добычей тленья стал.

Перед собой не ставьте

Призрачные цели и не спешите

Сразу много ухватить.

Жизнь так прекрасна,

Так многообразна,

Мудрее будьте, чтобы долго жить!

Басня о душе

В уютном месте небольшого сквера

Скамья стояла бежевого цвета.

Что интересно, но она вмещала,

Всего двоих, кто в поиске, о истине ответа.

И наблюдали за скамьёй незримо

Две скрытые от всех фигуры;

Одна, одета в серый с блеском капюшон,

Другая, яркая прикрытая пурпуром.

И эти две, вели незримо спор,

Возможна ль встреча на скамейке.

Или она поставлена затем,

Чтобы по ней скакали канарейки?

И чтобы разрешить тот долгий спор,

Пришел и сел на ту скамью учитель.

Он предварительно, конечно же, протер

Фекалии тех птичек, уж простите.

«Поспорим вновь, что не прейдет никто», —

Из капюшона личность заявила.

«А я все ж думаю, прейдёт!» —

Из под пурпура яркая вторила.

Но мешкал ты и наворачивал круги по скверу,

Садились на скамью иные, обретая веру…

Другие проходили, получая счастье…

И вот ненастье прокричало: « Здрасте!»

Скамья тут опустела вмиг.

«Хочу присесть!» — тут твой ворвался крик.

Вот вывод басни о спасении души:

«Коль есть учитель, рядышком присесть спеши»!

Героям мои объятия

Бывает, мы обнять не можем,

Коль человека нет средь нас…

Мираж он, образ на экране,

На фото плоскость он для нас.

Того, кого обнять не в силах,

Хотя хватает этих сил,

Кто не рванется сам в объятия,

Хотя бы ты и попросил…

И не подходит тот, кто почил.

Возможно, есть он, но не здесь и не сейчас…

Реальной жизни хрупкий плотик

Объятьями спасает нас.

Ушли, исчезли, в землю вбиты,

Те, кто свободу отстоял.

Герои войн, кто от несчастий

Ценою жизни нас спасал.

Мы их прижать сейчас готовы,

Для нас они живей живых,

И обнимаем их портреты,

И тихо молимся о них.

***

Как сложно не судить.

Все разговоры — только пересуды.

Порой и не о чем нам вовсе говорить,

Когда никак и ни кого мы не осудим.

Но если мы способность разовьем,

Не осуждать совсем, не обижаться.

Так сможем тайны мира зреть

И мудростью вселенской восхищаться.

***

Край зимы февраль певучий,

Завывает на послед…

Ты февраль, давай не мучай,

Март погоду пусть озвучит,

А тебе мы, улыбнёмся вслед.


Край лета август,

Край весны май,

Край осени ноябрь,

Край зимы февраль.


Поутру еще морозно,

Днем же солнышко встаёт.

Дольше ходит над землёю,

Согревает небосвод.


Голубочки под окошком

Проминают талый снег,

Ждут, кто бросит хлеба крошки

Поджимают свои ножки

Мы для них спасительный ковчег.

Секрет

Мы скованы обид снегами

И ничего не происходит между нами.

И не поможет нам цунами.

Один весенний солнца луч

И только вешний тёплый ветер

Заморских дальних стран,

Способен из сердец убрать изъян.

Их оживить поможет вновь,

Одна лишь новая прекрасная любовь.

Нам все простить, готовы дамы,

Нас феи новые готовы ухватить.

Секрет тут прост — билеты на Багамы,

Необходимо на двоих купит.

Будь же верным

Не существует не плохих людей и не хороших.

В помине нет понятий добрый человек иль злой.

А существует тип людей не больше:

Твой человек, иль человек не твой.

И главное, с твоим, чтоб было счастье,

А в счастье главное, здоровыми вам быть,

Чтоб были между вами мир и дружба,

А в дружбе, верными друзьями век прожить.

Нас убеждают, что любовь всего важнее.

Важнее то, что человек пред вами — твой!

Вершиною всего быть может только верность,

Так будь же верным, вот совет вам мной.

Живем в аду

Я думаю, что мы живем в аду,

Хотя, понятие это навязали.

И это всё случилось не вчера,

Так с нами вечно поступали.

И тем, кто миром заправляет,

Приятна мерзкая игра;

Потоки крови, жажда власти

И вакханалий чехарда.

Так называемые боги,

Придумали законы для рабов

И сказку о грядущем счастье,

Когда-нибудь, чтоб каждый был готов.

В писаньях отвели нам середину,

Кто жаждет — наверху для них блаженный рай,

Кто нет — тому котёл готовят жгучий.

Вот выбор весь, давай друг, выбирай!

И все же есть воители свободы,

Выискивают правду бытия.

И лучшие из них, уходят с поля жизни рано,

То офицер упал, то конь, а то ладья.

Уходят поколения широкими рядами

И над холмами звезды, полумесяцы, кресты.

Воздвигнуты и так пронзают дали

За правду, веру, за политику истцы.

От них мы отличаемся не многим,

Над нами тоже шпили, полумесяцы, кресты,

Над кем-то партий флаги, звёзды синагоги,

А жизни нет, одни прожекты и мечты.

Всё будет завтра! Этот лозунг — маршал кривды,

Единственно реален только миг,

В котором, созидаешь, думаешь, творишь ты.

А завтра и вчера — обмана хитрый лик.

***

Я знаю, женщина и мед и яд!

О, как бы был я несказанно рад

Нектар испить вселенской чистоты,

Любовь познать, заполнить ей мечты.

Дыханье всё и времени поток

Направить на сияющий Восток.

Нет ничего прекраснее восточной неги!

Кто не познал её, как будь то бы и нежил.

И чтобы Царь, утешитель души,

Всю сущность истины в ней разрешил.

Всесильный и вездесущий чтоб, вселился в нас

И сердце всё пустилось в пляс.

В веселье, очищая плоть от всякой скверны,

Чтоб ласки мы дарили словно серны.

И чтоб потом настал покой, и стихла страсть,

И непременно, чтоб душа спаслась!

***

Эй, грустные жители круглой Земли,

Муравьи, стрекозы и божьи коровки!

Порхаете, трудитесь, молитесь вы,

Увы, все же дни ваши кротки.

Внутри завелась и живет эта грусть,

Не вытравить в пламенных гимнах.

Забыться, возможно, и то лишь на миг

В экстазе побед и интимах.

Взываем кто к космосу, кто-то к творцу,

Ответ не найдя, умолкаем…

Удачу, когда вдруг ухватим за хвост,

Мы, от нее же страдаем.

Притирка здесь каждого и обо всех,

И в семьях чужие мы люди,

Обиды, зависть, злость, лесть

И смерть караулит на златом блюде.

Есть выход один лишь — Свободы весть.

Она в сердце сеет радость!

Вкусивший ее, прогонит прочь;

Обман, обольщений сладость.

Возрадуется небу и тому,

Кто просторы воздвиг и красоты мира,

И Небо обещал для жизни нам

Без боли, страданий, кумиров.

Мы небожители и потому грустны,

Наш дом на Небе, здесь мы только гости

И как нам жить и как воспарить?

Давайте у Духа Свободы спросим.

Шаблонные тосты

Прошу отбросьте лишние панты,

Зажатость и эпистолярность слова.

Скажите просто: Как там, ты?

Здоровья пожелайте мне большего.


Мне не нужны шаблонные тосты,

И по большому счету, ничего не надо.

Собрались вместе — это хорошо!

И ненавязчиво звучит эстрада.


Скажите лучше, что-то о себе,

Сосредоточьтесь на желаньях здравиц…

Красивы дети вы мои, заслуга не совсем моя,

Желаю, чтобы ум был у красавиц.


Уже настало это — каждый для себя,

Уже прошло то — милые малышки,

Уж кануло в пучине дней и лет;

Подгузники, коляски, книжки.


Пусть каждому удастся дотянуть

В ту даль, судьбою, что прописана.

И там, святым иль грешником уснуть…

Уж такова простая, прописная истина.

***

Проблемы — это приключения,

Страдания — ключи души,

А слёзы, как дорожки откровения,

Чтоб к духу наши мысли проложить.


Из трудностей вся жизнь и строится,

И всё куда то мы спешим,

Мечтаем, получаем, ссоримся,

Теряем, плачем, вновь грешим.


Проблемы — это приключения

Их в этой категории держи.

Решай по мере поступления,

И никогда, и ни куда ты не спеши.


Нас мир несёт с неудержимой скоростью,

Мы забываем, что такое ждать.

Хотим все мигом, сразу и по полочкам

Для услаждения плоти получать.


А плоть — она не пользует ни мало,

Нет у неё пределов никаких.

Так может о душе радеть настало,

И с духом окончательно решить.


Проблемы — это приключения,

Страдания — ключи души.

А слёзы, как дорожки откровения,

Чтоб к духу наши мысли проложить.

Нас нельзя менять

Много в жизни вижу чудачек, чудаков.

Спорил раньше с ними и ругался я притом.

Мог неделю биться за свою я правоту,

В результате потерять мечту.


Если тебя не любят — не выпрашивай любовь.

Если тебе не верят — не оправдывайся вновь,

Если тебя не ценят — не старайся доказать,

Просто пошли их, и живи себе одному под стать.


Многие от зависти, считали хвастуном,

Не ценили многие, хоть и всё я тянул в дом.

Многие отринули и мою любовь,

Я же терпел и губы кусал в кровь.


Если тебя не любят — не выпрашивай любовь.

Если тебе не верят — не оправдывайся вновь,

Если тебя не ценят — не старайся доказать,

Просто пошли их, и живи себе одному под стать.


Многие наедятся, как-то мужчин менять,

Ругаются, разводятся, хотят повернуть всё вспять.

Многие пытаются отнять их благодать,

Невозможно это, нас бесполезно менять.

Косноязычные

Иисус в ученики избрал людей простых, послушных,

Чтобы за Ним пошли в тернистый путь.

Но позже выбрал грамотного Савла,

Чтоб не смогли враги в безграмотности упрекнуть.

Не может в мир нести Евангелие глупый,

Не в состоянии Свет не пресвященный изливать.

Как может вечное, косноязычный лектор вторить,

Как в мир без знания глаголы прививать.

Во всеоружии должен находиться божий ратник;

И в шлем спасения, конечно же одет,

И препоясан быть обязан истиной и правдой,

Обут готовностью нести Свободы весть и Свет.

А вы кто, беспросветные плебеи?

О Царствия Святых свой, раскрывающие рот.

В вас нет ни знаний, ни культуры, нет знамений,

Что интересно и желанья в этом нет.

С трибун не внятное словцо безграмотно несёте,

Плодите для себя тупых овец.

Потом бездарно их пасете и стрижете,

И упокоеваете, наконец…

Вы, разрушители устоев и традиций,

Зачем взошли на кафедры церквей?

Что, захотелось над Иисусом поглумиться,

Иль все равно, что не собрать потом костей?

Учение говорите, что у вас на первом месте,

Так почему вы беспросветны и мрачны?

Где ваша радость, упование на Бога и надежда,

Любовь, где ваша, где великие дары?

Пока отсутствует в вас это, станьте тише

Себе подобных не плодите вы для тьмы.

Закройте ваши рты, откройте уши,

Настройте на свободу вы свои умы.

Возможно, я есть тот…

Ах, эта ямочка на подбородке,

Ох, эти ясные в свете глаза,

И видно по взгляду, вы ярко живете,

И каждая клеточка в вас занята…


Ох, эти губы, брови и волос,

Вы далеки и так уж близки…

Пора мне услышать таинственный голос,

Вдохнуть за ушком завитки.


Стучусь к вам избавить вас от неволи,

От будничных, нудных, никчемных забот,

Возможно, я есть тот, кого вы и ждете,

Кто обласкает, утешит, поймет…

***

Мы попадаем в руки обстоятельств,

А все же лучше в облаках витать.

Когда мечта присядет с вами рядом,

Перестают ее мечтою звать.


Желания рождаются и греют,

И в самый радостный волнующий момент,

Когда микроны остаются до сближенья

Нет воли, прекратить эксперимент.


Так может, лучше оставаться в грёзах,

Там каждый для себя сам режиссер

И продолжение рождается мгновенно,

И нет опасности, вам получить отпор.


Но мы устроились в ладошках обстоятельств.

Торопимся всё трогать и хватать.

И получаем горькие уроки,

За то, что не умеем предвкушать.

Увы, нет сил

А ты была в каждом уголке,

А ты жила в себе, да нет, во мне.

Да, ты жила во мне, не мной,

Одной собой, сама собой.


А я искал, искал себя,

Искал тебя в других, их не любя.

Я перебирал, как бусы сны.

Да, перебор и в мыслях только сор.


Не избежал отчаянья,

Унынья и раскаянья.

И я простил тебя, простил,

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 40
печатная A5
от 303