печатная A5
261
12+
Веремей и хрустальный череп

Бесплатный фрагмент - Веремей и хрустальный череп

Сказки дедушки Вол. Тер. а

Объем:
66 стр.
Текстовый блок:
бумага офсетная 80 г/м2, печать черно-белая
Возрастное ограничение:
12+
Формат:
145×205 мм
Обложка:
мягкая
Крепление:
клей
ISBN:
978-5-4485-4283-1

Моей жене Елене посвящается

Действующие лица:


Веремей-Местный молодец
         Пафнутий-Староста
         Фрол-Отщельник
         Странник-Нечистая сила
         Волхвы-Лесные ведуньи
         Леший-Лесной старичок
         Баба-Яга-Сказочная старушка
         Кащей-Сказочный персонаж

1 Вступление

Не спеша начнём, дружок,

Излагать всё с первых строк.

Ты устройся поудобней,

Слушай сказку — будет прок.


На бескрайней вширь равнине,

Там, где купол неба синий,

Высится могучий холм,

Крест на нём стоит могильный.


Литый из железа крест

Виден в поле с разных мест.

Ворон на кресте сидит

И всё время что-то ест.


Под крестом в траве лежит,

Из пустых глазниц глядит

Череп весь из хрусталя.

И от солнца аж горит.


Прямо под крестом нора,

Здоровенная дыра.

И живёт в ней змей могильный,

Чёрный, зубы с серебра,


Глаза желты, как янтарь.

Зла, смертельна эта тварь.

Ходят про него легенды,

Зародившиеся встарь.


Будто чёрный аспид тот

Сотни лет в норе живёт.

И рискует жизнью каждый,

Кто к холму тому придёт.


Нет страшней молвы людской,

Аспид чётко бдит покой

Скифской молодой принцессы,

Что там спит в земле сырой.


Чёрный ворон — его друг,

Облетая всё вокруг,

Так несёт дозор бессменный,

Криком наводя испуг.


Местный люд сюда не ходит,

Стороной тот холм обходит.

Знает всяк — и стар, и млад,

Что с растяпой происходит.


На земле, среди травы,

Кости белые видны.

Тут же черепа желтеют,

И глазницы их черны.

2

Они тайну не раскрыли,

Буйны головы сложили.

Тут лежат осиротело,

Кости им дожди омыли.


Ночью, когда ворон спит,

Чёрный змей в траве скользит.

Ловит сусликов, полёвок,

Угрожающе шипит.


Коль луна холм освещает,

Череп тут же оживает.

В чёрный одеваясь плащ,

Над землею воспаряет.


Знаю, видано ли дело —

Череп получает тело

И дозором холм обходит,

Пока небо не серело.


А заря лишь заискрится,

Череп под крестом ложится,

Тело превратится в прах,

Чёрный плащ в нору струится.


Следом аспид приползает

И в нору свою ныряет.

Сколько это длится лет,

Уж никто не вспоминает.


Из рассказов стариков,

Миф уходит вглубь веков,

Всё покрыто тайной мрака,

Но итог всегда таков.


Тайну кто раскрыть пытался,

Тот в траве лежать остался.

В назидание потомкам

Его череп улыбался.


Каждый, кто в траве лежал,

Излучал этот оскал.

И надолго очевидцам

В душу мерзкий страх влезал.


И, не находя дороги,

Прочь несли раззяву ноги.

Сердце, словно барабан,

Выбивало дробь тревоги.


Твоё сердце застучало?

Страшно? Это лишь начало!

Слушай дальше, мой дружок,

Отступать нам не пристало.

3

От холма за сотню вёрст

Деревенский был погост.

За погостом — чёрный сруб:

Его чёрт сюда занёс.


Перед срубом — странный тын

Из заточенных жердин.

Головы на них белеют,

Черепа разных скотин.


Мрачный лес вплоть подступает,

Стонет, ветвями качает.

Не видать зверья и птиц,

Только филин завывает.


Странный дом будто заброшен,

Назад к лесу слегка скошен.

Окна мрачными глазами

Смотрят, будто ими вызов брошен.


В чёрном доме том живёт

И года свои не чтёт

Ведьма — тёмная колдунья.

Её видя, всяк поймёт.


Тёмных сил она громада.

Сущность, как исчадье ада.

Служит она силам зла,

Точно зная, что ей надо.


В полнолуние сильна,

Злобой чёрною полна.

Из трубы на помеле

Вылетает вдруг она.


Громко воя, как волчица,

Ведьма та по небу мчится.

Очевидец холодея,

Истово спешит креститься.


Дурной слух про ведьму бродит.

Каждый дом её обходит.

И никто со всей округи

Разговоров с ней не водит.


Взрослый страха не скрывал,

Марфой ведьму называл

И детишкам для острастки

Байки про неё вещал.


Детки в страхе жались к стенке,

У других тряслись коленки.

Если байка в транс вводила,

Ночью снились те же сценки.

4

Посему и стар, и млад

Обходили ведьмы сад.

Где росли чертополохи,

Вился дикий виноград.


Но в деревне средь детин

Вырос увалень один.

Звали его Веремеем,

И был он Евдошки сын.


Очень сильный, не сварливый,

Где-то в меру шаловливый.

Не годами рос по дням,

Симпатичен в мать родимый.


Веремей с зарёй вставал,

Где его отец, не знал.

Всё, что мать ни говорила,

По хозяйству успевал.


Время шло, подрос малец,

Стал верзилой под торец.

Силушкою наделённый,

Богатырь, а не юнец.


Сверстники с ним не общались,

Силушки его боялись.

Взрослые, узнав поближе,

Откровенно удивлялись.


Глаз его небесных синь,

Добрый нрав, куда ни кинь.

Статный молодец пред вами —

Пьедестал ему подвинь.


Веремей всё рос, мужал

И на подвиг нос держал.

Тесна ему уж деревня.

Лишь упрёки, нет похвал.


За что он пытался взяться,

Начинало вдруг ломаться.

И народ его повсюду

Потихоньку стал чураться.


Веремей погряз в печали —

Его подвиги вдаль звали.

Лишь привязанность и долг

На селе его держали.


Но однажды Веремей

Шел в деревню из полей.

А навстречу ему странник

Шел дорогою своей.

5 Веремей и странник

Странник этот в плаще чёрном,

В капюшоне облачённом,

Прикрывавшим всё лицо,

Шел в молчанье отчужденном.


Веремей с ним поравнялся,

Поздоровавшись, справлялся,

Как дела? Где держим путь?

Странник молча удалялся.


Веремей его догнал,

Капюшон с главы сорвал.

Неожиданно опешил,

От того, что увидал.


Веремей не робок был,

Но, опешив, отскочил:

Череп на него хрустальный

Из глазниц глубоких зрил.

Веремей:

Это что же за прохожий?

Обликом на смерть похожий!

Извини, что задержал!

Повод никуда не гожий!


Знаю, это тяжкий грех!

Любопытство взяло верх.

Ещё раз прошу прощенья!

Вам всех благ, любых утех!


Жуткий черепа оскал

Вдруг на солнце засиял.

Челюсть, скрипнув, шевельнулась,

И прохожий прорычал.

Прохожий:

Что случилось, я предвидел,

В своих снах тебя я видел.

Должен послужить ты мне!

Так как ты меня обидел.

Веремей:

Я прощенья попросил,

И ваш облик мне не мил.

Да служить я вам не буду —

Это выше моих сил!

Прохожий:

Зря ты капюшон сорвал,

Послужить мне отказал!

Мор зайдёт в твою деревню:

Ты сейчас его наслал!


Ты заставишь всех страдать,

Семьи будут вымирать.

И тогда ко мне придёшь ты,

А тебя я буду ждать!

6

Веремей:

Ты, прохожий, шутишь мрачно.

Я могу и врезать смачно

В твой стеклянный черепок.

Лучше двигай, однозначно!


Тут прохожий закрутился,

Лёгкой дымкой в небо взвился.

В ясном небе ухнул гром —

И прохожий испарился.

Веремей:

И привидится такое

Наваждение лихое.

Видно в поле перегрелся,

Но предчувствие плохое.


Да, такое не приснится,

Не с кем даже поделиться.

Не поверит ведь никто,

Только будут все дразниться.


Так уж повелось издревле,

Петухи поют в деревне,

Первыми встречая день,

Кланяясь заре-царевне.


Веремей проснулся рано,

Выпустил овец, барана,

В стадо отпустил корову,

Слышит, — плачут у Ивана.


А Иван — его сосед,

С ним знакомы с детских лет.

Видно, что-то приключилось.

Пусто, во дворе их нет.


Веремей не поленился,

В сени не стуча, ввалился.

В горницу шагнул и смолк —

В сердце плачь иглой вонзился.


Сжала горло чья-то сила.

Жена Вани голосила.

Он лежал, как будто спал.

Только смерть глаза закрыла.

Веремей:

Что случилось, сущий мрак.

Ваня ж местный здоровяк?

Молодой, красивый, крепкий.

Не понять умом ни как.


Лишь так Веремей промолвил,

Странный череп сразу вспомнил.

Он же мором угрожал,

Обещание исполнил!

7 Веремей и Пафнутий

Может, просто совпаденье

И не связано с виденьем?

Как же это объяснить?

Теплится в мозгах сомненье.


Нужно к старосте сходить,

По душам поговорить.

Может, что-то прояснится,

Я решу, как дальше быть.


Веремей прошел селом,

Постучался в нужный дом.

Вышел староста Пафнутий,

На бревно сел за крыльцом.

Пафнутий:

Веремей, каким ты ветром?

Просто так иль за советом?

Ну-ко, рядышком садись,

Только не тяни с ответом.

Веремей:

Я пришел к тебе чуть свет,

Чтобы испросить совет.

Может, ты где-либо слышал,

Расскажи, коль не секрет.


Веремей всё изложил.

Ничего не утаил.

А Пафнутий чутко слушал,

Да и самосад курил.

Пафнутий:

Во дела, ядрён табак!

Это дело не пустяк.

В детстве дед мне говорил,

Череп этот — плохой знак.


Что же делать, как нам быть?

Может он народ сгубить.

Не вини себя, сыночек,

Может Фрол нам подсобить.


В старый лес нужно попасть.

Там избушку отыскать.

В ней живёт отшельник Фрол.

Может он свести напасть.


Чтобы он тебя принял,

Ты скажи, что я послал.

Передай ему гостинец,

Чтобы он добрее стал.


Двинешь завтра поутру.

Я корзинку соберу.

Ты её с собой прихватишь,

Фролу это по нутру.

8 Вкремей и Фрол

Сделали всё, как решили.

Веремею путь по силе.

Утром раненько он встал

И умчался на кобыле.


К лесу затемно добрался.

В саму глухомань забрался.

На полянке дом стоит.

Веремей стал приближаться.


Дом из брёвен, тёсом крыт,

Огонёк внутри горит.

Постучался Веремей,

А хозяин говорит.

Фрол:

Это кто в столь поздний час

Нагло беспокоит нас?

Если ты, злодей-разбойник,

Натравлю я пса сейчас!

Веремей:

Не разбойник, не злодей,

Я лишь странник Веремей!

Вы меня к себе пустите,

Ночью кров всего нужней!


Через много, много лет

Вам Пафнутий шлёт привет.

Он ещё прислал гостинец.

Так откроете иль нет?

Фрол:

Удивления не скрою,

Но, скорей всего, открою,

Раз Пафнутия ты знаешь.

Ты один, иль кто с тобою?

Веремей:

Я один, мой конь снаружи.

Переводчик нам не нужен.

Принимайте вот гостинец,

Можем приготовить ужин.

Фрол:

Ну, ты, парень, — и амбал.

Я таких и не встречал.

Из какой же ты деревни?

И зачем ко мне скакал?

Ты пока что отвечай,

Я ж поставлю быстро чай.

Говори всё по порядку,

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.