электронная
90
печатная A5
424
16+
Венец эволюции

Бесплатный фрагмент - Венец эволюции

Объем:
278 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-5237-7
электронная
от 90
печатная A5
от 424

Журналист Артем Быков после удара шаровой молнии решает написать ряд репортажей о таинственных явлениях природы. Следуя за подсказками, полученными им в вещих снах, он посетит древнейшее озеро Маракайбо, где почти каждый день случаются грозы, едва не лишится жизни в засушливых песках Африки, попадет в Бермудский треугольник, разгадает тайну ползущих камней в Долине Смерти.

Артем побывает в самых загадочных местах планеты, увидит метеоритный дождь и раскроет секреты таинственного календаря майя. Он познает физическую сущность затмений, миражей, полярного сияния и красных приливов.

Много преград встретится ему на пути: похищения, схватки со свирепыми хищниками, опасные враги. Но сумеет ли он решить все загадки природы и предотвратить распространение опасного вируса? Успеет ли остановить эпидемию, грозящую вымиранием всего живого на Земле?


© Ваганов Р. В. 2018

ЭПИЗОД 1. ГЛОРИЯ

Как мало знаем мы природу

Что окружает в жизни нас,

Со страхом в сердце созерцая

Явлений тайных ее глас

г. Тянь-Шань.

Казахстан.


Непослушный лучик солнца слепил глаза, мешая надежно зацепиться. Но это только веселило, придавая опасному подъему ощущение своеобразной игры.

Как же это было прекрасно! Волнующее, как все новое, и одновременно свое, родное.

Работа, дом остались позади. Весь этот нескончаемый ритм городской суеты, экспрессом летящий по нашей жизни, словно и не существовал никогда. Здесь не было так называемых «благ цивилизации», повязанных оковами норм и морали. Только ты и бескрайние горы.

Где-то в глубине души, на границе подсознания пробудились первозданные рефлексы. Голова вскружилась. Страховка мешала, захотелось отбросить ее куда подальше и слиться воедино с этим огромным необъятным миром.

— Ты как? — голос Сергея Платова вмиг прервал эйфорию, заставил вернуться с небес в бренное тело. — Помощь нужна?

Выбрав подходящее место Артем, закрепил скобу в горную породу и защелкнул на ней карабин со страховочным тросом.

— Нет, все нормально. Через пару минут буду наверху.

Быков в очередной раз позавидовал подготовке друга. Еще бы, подтянутая стройная фигура, закаленная многочисленными тренировками по пожарно-прикладному спорту, курчавые черные волосы и греческий нос придавали Сергею вид если не олимпийского бога, то, как минимум спортсмена-легкоатлета. Однако и на свое здоровье Артему грех было жаловаться. Несмотря на худощавое телосложение и рост под метр девяносто, он был очень вынослив, для своих тридцати трех, чем порой удивлял многих. Ярко-зеленые глаза, правильные черты лица и волевой подбородок, относили Артема к той категории мужчин, которых женщины хоть и не называли красавцами, но считали весьма привлекательными.

С Платовым они дружили давно. Правда, после того как Сергей женился, времени на общение оставалось все меньше. Наверное, именно поэтому, на предложение друга провести заслуженный отпуск в горах, Артем согласился без колебаний.

Так, в раздумьях, сам того не заметив, он наконец добрался до вершины горы.

Тянь-шаньский хребет расстелился с запада на восток более чем на две с половиной тысячи километров. Артем вспомнил, что в переводе с китайского, Тянь-Шань означает «небесные горы» и улыбнулся. Действительно никакие другие слова здесь были не уместны. С высоты пяти тысяч метров над уровнем моря отлично просматривался весь окружающий ландшафт. Повсюду растянулись высокие, неприступные горы, с произрастающими на них сорокаметровыми елями. С высоты птичьего полета эти величественные деревья, с обхватом ствола около двух метров казались просто карликовыми елочками.

Вершина горы, на которую они поднялись, представляла собой небольшое плато. С северной ее стороны, находился вход в пещеру, исследованием которой уже занялся Сергей.

— Ну, как тебе здесь? — спросил Платов.

Артем распростер руки в стороны и вдохнул полную грудь чистейшего горного воздуха.

— Зачем говорить, когда и так все ясно.

Артем, попытался припомнить, когда ему было так хорошо и беззаботно, но не смог, наслаждаясь чудесным ароматом благоухающей природы. Под ноги попался низкорослый кустарник, по внешнему виду напоминавший древний папоротник. Быков с удивлением оторвал от него пушистую веточку. Она была необычного цвета, что-то среднее между зеленым и темно-голубым.

— Это арча, — пояснил Сергей. — Весьма необычный вид можжевельника, в горах он растет только, на определенных высотах, у подножья такого не найдешь.

— Поразительно. Я и не подозревал, что на нашей планете еще остались уголки, нетронутые «благодарной» рукой человека, — произнес Артем. — Как мало знаем мы об окружающем нас мире. Даже немыслимо, сколько у природы имеется загадок, которые еще не открылись пытливому уму ученых и исследователей.

— А может нам и не нужно знать этого.

— Согласен. Даже природа имеет право хранить свои тайны.

— Ты говоришь о природе  как о живом существе, — удивился Платов.

— А разве это не так? — глаза Артема, и до того сверкающие изумрудами, буквально засветились изнутри. — Посмотри вокруг. Как можно управлять огромными, бескрайними просторами. По сей день людей поражают явления природы, такие как приливы и отливы, смерчи и ураганы. Да что говорить, ни одной системе, не будь она хоть чуточку разумной, невозможно было бы контролировать весь этот нескончаемый процесс эволюции всего живого.

— Согласен, — Сергей попытался остановить нескончаемую тираду мыслей товарища.

— Можешь считать меня глупцом, но я искренне верю, что наша планета является огромным живым организмом.

На миг Артем почувствовал на себе удивленный взгляд, словно сверху на него посмотрел кто-то незримый, величественный и огромный. Холодок пробежал по спине, вызывая мелкую дрожь во всем теле. Захотелось спрятаться, убежать от этого взгляда. Быков застегнул поплотней куртку.

Закончив обед уничтожением всего съестного, что нашлось в рюкзаках, туристы-альпинисты-любители, как они себя в шутку называли, решили перед спуском немного отдохнуть. Укрывшись в палатке, они быстро заснули под звуки насвистывающего вокруг ветра.

* * *

Проснулись путешественники практически одновременно. Артем быстро поднялся на ноги и выскочил из палатки. Все небо было затянуто темными грозовыми тучами. Из-за отсутствия солнца, складывалось впечатление, что наступил поздний вечер.

— Срочно в укрытие, — крикнул выскочивший из палатки Сергей, но его голос заглушил порывистый ветер.

Артем, не расслышал слова Платова, но прекрасно понял, что тот имел в виду и, не дожидаясь повторного приглашения, побежал в сторону небольшой пещеры, обнаруженной ими ранее.

— Который час? — спросил Артем.

— Около четырех.

— А такое ощущение, что наступила ночь. Как теперь будем возвращаться?

Вопрос остался без ответа. За стенами пещеры пошел проливной дождь, и что творилось снаружи, скрыла водяная завеса, непрерывным потоком хлынувшая с небес. Неподалеку сверкнула молния, и через миг, стены пещеры содрогнулись от раскатов грома.

Внезапно вход в пещеру стал приобретать конкретные очертания. Становилось все светлей. Через несколько секунд в проходе пещеры проявился золотистый шар, плавно парящий на высоте около метра от пола. Вокруг стало ярче, словно кто-то зажег небольшую керосиновую лампу, по стенам пещеры заскользили причудливые тени. Шаровая молния на секунду зависла у входа, а затем медленно двинулась в сторону затаившихся людей.

Это был танец смерти, чарующий своей неповторимой причудливой красотой, но вместе с тем безжалостно зловещий, как укус змеи, уставшей извиваться под дудку факира. Да, именно благодаря этой двойственности, сочетании невероятной неведомой мощи, и неосознанной смертельной опасности от молнии было невозможно оторвать глаз.

В диаметре молния была чуть больше баскетбольного мяча. Поверхность сферы напоминала водяную пленку, в которой как в озере, причудливо отражались окружающие предметы. Складывалось впечатление, что на поверхности шара пробегают золотистые искорки, напоминающие блики на воде. В тех местах, где искры сталкивались между собой, в воздух поднимались небольшие фонтаны, которые тут же испарялись под действием неведомых сил, отчего казалось, что на поверхности шаровой молнии кипит и испаряется вода.

Светящийся шар плавно подплыл и завис на расстоянии вытянутой руки от Артема.

— Сиди неподвижно.

Шепот Сергея тихим эхом растворился в наступившей зловещей тишине.

— Мне кажется, молния меня изучает, — удивился Артем.

Свечение молнии постепенно стало угасать. За несколько секунд, прошедших с ее появления она изменила свой цвет с ярко-золотистого на бледно-желтый. Затем, еле зримо она стала темнеть, теряя энергию. По ее поверхности пробежала волна, рождая новый вихрь голубоватых искр. Цвет ее постепенно угасал и вскоре стал матово-черным. Молния немного приподнялась и, Артему даже на мгновенье показалось, что сейчас она улетит обратно. Но не тут-то было. В следующий миг шар медленно, со скоростью всего несколько сантиметров в секунду начал двигаться в направлении Быкова. Он попытался сместиться, но молния, словно притягиваемая магнитом, следовала за ним, неумолимо сокращая дистанцию. Шаг вбок, назад, … молния не отставала. Артем почувствовал спиной холодную поверхность стены и осознал, что зажат в углу пещеры. Молния тихо приближалась, наметив жертву. Уходить без «добычи» она явно не собиралась.

Сергей, до этого момента лишь наблюдавший за погоней назойливого шара, поднял с земли камень и, что было сил, метнул в направлении молнии.

Булыжник ударился о поверхность и… исчез внутри, всколыхнув сотни голубоватых искр. Еще миг и молния начала пульсировать, то увеличиваясь, то уменьшаясь в размерах. В центре шара разгорелся костер. Снопы искр ударялись о ее внутреннюю поверхность и затухали вновь.

Шар вновь на мгновение снова стал огненно-желтым, словно проглотив камень, получил новый заряд энергии. И уже в следующий миг, в последнем порыве агонии, шаровая молния, ярко вспыхнув, развернувшись в струну, и вонзилась в грудь Быкову.


* * *


Глаза Артема застлала красная пелена, сознание померкло. Полет, вернее падение. Не вниз, как обычно, а вверх. Стало трудно дышать. Мышцы парализовало. Сознание отделилось от тела и влекомое неведомой силой начало покидать телесную оболочку. Душа улетала. Мысли постепенно рассеивались и терялись. Чем дальше ввысь уносилось сознание, тем меньше хотелось бороться с этим….

Пустота…. Тишина…. Мрак….

Когда душа уже почти растворилась в бездне, и разум перестал сопротивляться, Быков ощутил приток свежего воздуха, который подхватил его, вдохнув новые силы. Артем собрался и, взяв под контроль «падение», наконец остановился.

Мрак…. Тишина…. Пустота….

Очередная живительная струйка разлилась по осколкам души, связывая их воедино. И снова падение. Теперь уже вниз, назад в бренное тело….


* * *


Артем очнулся и открыл глаза. Он стоял на берегу моря. Дул прохладный, легкий ветерок, доносящий до слуха приятный плеск морской волны. Вода была голуба и прозрачна. В ней без труда можно было рассмотреть небольших морских обитателей, моллюсков и мелких рыбок, снующих у дна.

Артем прошелся по побережью, пытаясь понять, где оказался, но вскоре бросил это занятие и уселся на большой валун. Позади, возвышались скалистые утесы, пугающие своей неприступностью. Над водой пролетела чайка, заставляя косяк мелких рыб броситься врассыпную. Вокруг не было видно ни одной живой души. Вглядываясь в гладь воды, уходящей за горизонт, внимание Быкова привлекла красная пелена, которая словно туман, приближалась к берегу. Артем вернулся к скалам и взобрался по ним как можно выше, пытаясь рассмотреть, что происходит. Однако то, что он увидел, повергло его в шок.

Вблизи берега вода была кристально чиста, но вот дальше. …На расстоянии около сотни метров от побережья, гладь воды была покрыта кисейной пленкой, всевозможных цветов и оттенков. Алые, бурые, багряные, янтарные, а иногда и зеленые пятна, причудливые ленты и полосы медленно надвигались к берегу.

— Может, просто вода зацвела? — подумал Артем. — Но, почему именно красным цветом?

В памяти всплыли слова: «…И вся вода в реке превратилась в кровь, и рыба в реке вымерла». Увиденная картина, вполне соответствовала этим библейским строкам.

А красная пленка продолжала свое наступление, подобно морскому приливу, неумолимо затопляющему берега. Артем спустился со скалы. Стало трудно дышать. К тому времени, когда солнце, добавившее багряных красок небосводу, зашло за горизонт, вода у берегов была уже полностью захвачена «кровавым приливом». И чем темней становилось вокруг, тем отчетливее было видно, что вода постепенно начала подсвечиваться, словно незримый великан зажег свой божественный факел.

— Земля, обагряясь кровью, плачет и умирает, — присев на песок, подумал Быков.

Воздуха катастрофически не хватало. Голова пошла кругом. Где-то на грани сознания ему вдруг послышались голоса:

— Помоги, по… мо… ги,… по… мо…

Красная пелена опустилась на глаза. Все вокруг померкло.


* * *


— Артем, ты меня слышишь? Очнись. — Из тумана, стелющегося перед глазами, сформировалось лицо Сергея Платова.

Артем посмотрел по сторонам потерянным взглядом и вспомнил все, что произошло.

— Я спал или все это: гроза, шаровая молния, взрыв… было на самом деле? — вымолвил Быков.

— А ты посмотри на себя и все поймешь.

При виде ожившего друга Сергей немного воспрял духом.

Быков оперся на локоть и слегка приподнялся. В небе ярко светило солнце, где-то далеко, широко расправив крылья, пролетал бородач, местный ястреб. Костер, который они развели до грозы, тихонько потрескивал, играя языками пламени. Но тут взгляд Артема опустился ниже и замер…. Он лежал на каменистой площадке, абсолютно голый.

— Ты зачем меня раздел? — спросил он, озираясь по сторонам в поисках одежды.

— Не я, а шаровая молния, — усмехнувшись, ответил Платов. — Тебя как шарахнуло, что одежда сгорела за пару секунд. Просто феноменально. Тело совсем не пострадало. Тебе сказочно повезло, отделался лишь небольшим ожогом, — Сергей, указал рукой на грудь Артема, в которую угодила молния.

Быков опустил глаза. В районе солнечного сплетения красовался странный ожог, в форме небольшого круга, с несколькими пятнами внутри. Правда, ожогом его назвать было сложно. Никаких волдырей или обожженной кожи, словно неведомый художник специально взял и нарисовал на груди причудливый круг.

— Болит? — сочувственно спросил Сергей.

Артем аккуратно потрогал «отпечаток» шаровой молнии.

— Ты бы не сказал, я бы не заметил.

— Нашу планету напоминает, — улыбнувшись, сказал Сергей. — Посмотри, на шаре пятна похожи на материки. Вот Африка и Австралия.

— Отстань, — отмахнулся Артем, — Лучше найди во что одеться.

— Могу предложить только куртку, — подумав, ответил Платов. — Так на всякий случай брал с собой, а вот со штанами проблема…. Хотя подожди.

Сергей порылся в своем рюкзаке, достал короткие шорты и, расплывшись в улыбке, протянул их Быкову.

— Держи. Надеялся позагорать.

— Спускаемся и двигаем домой. Хватит с меня на сегодня приключений.

— Спуск осилить сможешь? Как себя чувствуешь?

— А ты что, меня на осмотр к доктору хочешь отправить? — с иронией в голосе, в большей степени для того, чтобы подбодрить самого себя произнес Артем. — Да боюсь, обычные врачи мне сейчас не помогут.

Сергей с гордостью, присущей покорителю Олимпа достал из рюкзака спутниковый телефон.

— На всякий пожарный брал.

— И кому предлагаешь позвонить?

— Не знаю, вряд ли найдется человек, разбирающийся в «симптомах заражения» шаровой молнии.

— Совсем забыл, — воскликнул Артем. — У отца одноклассник, профессор. Так вот, он работает в Ленинградском научно-исследовательском институте, изучает необычные явления природы.

— И у тебя есть его номер?

— Не поверишь, отец у него частенько зависает.

Быков ловко пробежался по клавишам телефона.

— Слушаю, — на удивление быстро ответил профессор.

— Николай Платонович?

— Да. С кем разговариваю?

— Это Артем Быков, сын Сергея Васильевича.

— А-а, узнал, узнал, — голос сразу подобрел. — Как отец поживает, не захворал? Совсем про меня забыл в последнее время.

— С отцом все в порядке. У меня мало времени…. Понимаете, тут такая ситуация, — запнулся Быков, не зная с чего начать. — Я сейчас в горах и, …, по-моему, меня ударила шаровая молния.

— Что? Шаровая молния?

Артем вкратце описал произошедшие события.

— Склонен тебе поверить, — ответил профессор Баймлер, после недолгого размышления. — Все что ты рассказал, очень похоже на правду…. Одной из причин появления шаровой молнии вполне может быть плазменный заряд при интерференции электромагнитных волн, возникающих во время грозы, — начал лекцию Николай Платонович. — Молния целиком состоит из частичек воды, и имеет форму своеобразного мыльного пузыря, удерживаемого за счет поверхностного натяжения. Снаружи ее температура бывает и не очень высокой, но внутри плазмы может доходить до тридцати тысяч градусов. Это в несколько раз выше температуры Солнца. Пока не объяснимо, но факт. Гораздо интереснее так называемая черная молния, с которой, судя по описанию, вы и встретились. Есть много очевидцев, которые видели, как шаровая молния постепенно темнела, теряя свою энергию, и переставала излучать свет. В таком случае это хоть как-то объясняет причину, почему ты остался жив. Но все равно это происшествие необходимо изучить более детально. Как приедешь домой, первым делом зайди ко мне в лабораторию.

— Встрял, кролик, — пошутил Сергей.

— Еще было бы неплохо измерить электромагнитный фон и взять пробы грунта в том месте, куда пришелся разряд, — добавил Николай Платонович.

Научную лекцию профессора прервал Сергей. Он внезапно изменился в лице и, начал усиленно жестикулировать.

Быков обернулся и замер, пораженный увиденным. Слова профессора потеряли всякий смысл.

— Ты меня слышишь? Артем. Почему ты молчишь? — Быков только сейчас понял, что профессор так и не замолкал ни на секунду.

— Да, да. Я вас слушаю. Просто здесь… такое.

— Что там еще у вас стряслось?

— Понимаете. На облаке, которое окутало соседнюю гору, … как бы лучше объяснить…. В общем, на нем моя тень огромных размеров.

— Так понятно. И что дальше? — нисколько не удивился заявлению профессор.

— Да все бы ничего, но в том месте, где у тени голова, хорошо виден цветной ореол похожий на радугу. Только он идет не дугой, а вокруг головы. Да и сама тень, как живая, колеблется, в точности повторяя все мои движения.

— Ну да, все понятно. Брокенский призрак.

— Какой призрак? — удивился Артем.

— Есть поблизости от вас источник света, … костер, например?

— Да, …но откуда вы знаете?

— Так и есть. Брокенский призрак.

— Мистика.

— Не мистика, а широко известный оптический феномен, который часто сопровождается глорией, обязан своим названием горе Брокен, находящейся в Германии. Он возникает благодаря туману, который бывает там, около трехсот дней в году, — невозмутимо продолжал профессор. — Если ты читал «Фауста» Гёте, то должен помнить, что у него именно там собираются на шабаш ведьмы:

На Брокен ведьмы тянут в ряд.

Овес взошел, ячмень не сжат.

Там Уриан, князь мракобесья,

Красуется у поднебесья….


Взгляни на край бугра.

Мефисто, видишь, там у края

Тень одинокая такая?

Она по воздуху скользит,

Земли ногой не задевая.


Артем, не переставая любоваться необычным явлением природы, стоял и заворожено слушал, как Николай Платонович цитирует Гёте.

— А что касается глории, она представляет собой разноцветные кольца вокруг тени наблюдателя, отбрасываемой на облако, — не замолкая ни на миг, продолжал профессор. — И, хотя это достаточно редкое явление, оно вполне возможно, тем более после дождя, когда воздух насыщен водяными парами. Глория похожа на радугу, и образуется за счёт дифракции света, отражённого каплями воды.

Слушать Николая Платоновича было очень интересно. Интересно, но не понятно. Прямо как в детстве, только сейчас, все то, о чем рассказывал ученый, происходило наяву.

— Для образования глории необходим яркий, точечный источник света, — монотонно продолжал профессор. — В вашем случае им послужил костер. Второе условие — наблюдателю нужно располагаться на возвышенности, чтобы увидеть свою тень на слое тумана или на облаке. Такое явление в азиатских странах иногда называют «Светом Будды».

— Тоже мне избранный, — Сергей толкнул в плечо заслушавшегося Артема. — Давай закругляйся, все деньги выговоришь.

— Спасибо. Я перезвоню, когда буду дома, — перебил профессора Быков и выключил телефон.

Путешественники собрали вещи и начали спуск. Всю обратную дорогу Артем молчал. Мозг категорически отказывался принимать случившееся, в особенности странный «сон» о «кровавых приливах».

А память до сих пор тревожным маячком отбивало незримый такт, донося до сознания: «По-мо-ги..те, помо-ги-…те»…

ЭПИЗОД 2. ЗАГАДКИ ПРИРОДЫ

Древние, наблюдая небесные явления, такие как: гром, молнии, перуны, сближения звезд, затмения солнца и луны, — приходили в ужас и полагали, что виновные — это боги.

Демокрит

Артем вернулся домой под вечер уставшим. Сил хватило лишь на то, чтобы бросить рюкзак и, не раздеваясь, упасть на кровать. Проспал он почти до обеда.

Опять приснился тот же сон. Море, окрашенное в красный цвет, манило, завораживая плеском шелковистых волн. Артем усилием воли расширил сознание и легко поднялся над бухтой. С высоты картина была еще прекрасней. Разноцветные волны всевозможных оттенков, красиво переливаясь, создавали на воде неповторимые узоры. Ощущение легкости и вседозволенности захлестнули его, и он попытался подняться ввысь, насколько было возможно. С высоты стали видны живописные лагуны и озера, скалистые мысы и песчаные пляжи. Многочисленные острова и косы быстро уменьшались в размерах, постепенно превращаясь в точки и линии. Наметились границы бухты, а затем уже и всего залива, который с высоты напоминал слегка деформированную букву «М». Артем попробовал подняться еще выше, но… картинка перед глазами поплыла, стала мутной и в следующее мгновение, он проснулся в горячем поту.

С трудом, передвигая побаливающие после похода ноги, он прошел на кухню и утолил голод тем, что нашлось в полупустом холодильнике.

Артем удобно расположился перед компьютером и запустил интернет-обозреватель.

— Что же ты ищешь, мальчик бродяга, — улыбка непроизвольно промелькнула на лице. — Может того, что привиделось во сне и вовсе не существует?

Набрав в поисковике первое, что пришло на ум: «Кровавые приливы» Артем с нетерпение нажал клавишу Enter.

Компьютер выдал несколько тысяч страниц.

— Ну, ничего себе.

Прочитав первые десять статей и не найдя ничего похожего, Артем решил сократить границы поиска, приписав: к словам: «явление природы». На этот раз удача была на его стороне. Со второй попытки он нашел, что искал: «Красный прилив — опасное явление, вызванное скоплением микроскопических динофитовых водорослей у поверхности воды при их интенсивном размножении под воздействием определенных факторов. Их хлоропласты имеют красный, бурый, багряный, янтарный и другие цвета, а концентрация водорослей достигает несколько миллионов в литре. Вода может приобретать красноватый цвет, ночью нередко наблюдается яркое свечение. Установлено, что частота „красных приливов“ прямо связана с возрастающим антропогенным загрязнением прибрежных вод».

— Значит «красные», а не «кровавые».

Быков выдохнул, заставив бегающих по окраинам души чертиков выстроится в ряд и покинуть уже весьма потрепанную нервными переживаниями душу. Полегчало. Чреду терзаний сменило любопытство.

Теперь уже интересовало все и сразу. По запросу «необычные явления природы», компьютер выдал бессчетное количество статей, за изучением которых Артем, сам того не заметив, провел более двух часов. Чем больше интересных фактов он узнавал, тем больше возникало вопросов.

Он прочитал о полярном сиянии, миражах, гало, всевозможных затмениях. Затем занялся изучением цунами, штормов, ураганов. Увлеченный чтением, он уже не замечал ничего вокруг. Чай давно остыл, но это даже не волновало. С каждой прочитанной статьей он все больше и больше погружался в глубины непознанного. И это было не удивительно, человек с древних времен преклонялся перед могучей стихией, безмолвно повинуясь любому ее проявлению.

— А почему бы и нет? — посетила Артема безумная мысль. — Информации хватит не на один репортаж. Если ее умело преподнести читателям, добавить комментарии очевидцев, к тому же один уже есть, все это, несомненно, потянет на сенсацию.

Артем взглянул на часы. Если не терять времени, то он еще успеет в издательство к концу рабочего дня. Собравшись на скорую руку, он выбежал во двор и завел свою старенькую «Вольво».

Рудаков Владимир Алексеевич работал главным редактором известного Питерского издательства уже около трех лет. С момента назначения на должность, благодаря своему нестандартному подходу к решению задач, популярность издаваемых газет и журналов значительно возросла. Чтобы оживить интерес читателей он постоянно находил новые «жилки», большинство из которых со временем становились «золотоносными». Надеясь, что и в этот раз начальник не изменит своим принципам, Артем с ходу влетел к нему в кабинет.

— Владимир Алексеевич, — запыхавшимся голосом сказал он. — У меня идея, проигнорировать которую вы не сможете.

— Ты же в отпуске?

— Просто выслушайте. Я нашел весьма занимательную тему для статей. Гарантирую, читатели будут в восторге.

Артем, без остановки, на одном дыхании, рассказал редактору о том, что произошло с ним в горах: о встрече с шаровой молнией, об оптическом феномене глория, о странных вещих снах, не дающих покоя. Рудаков даже не пытался остановить Артема, многозначительно молчал и лишь изредка понимающе кивал головой.

— Можете представить, какой интерес вызовет у читателей этот материал, если приложить комментарии очевидцев, фотоматериалы.

— И ты, естественно, хочешь заняться написание этих статей?

— Конечно.

Артем, немного успокоившись, посмотрел на начальника, пытаясь понять, шутит тот или говорит всерьез.

— Я готов даже раньше из отпуска выйти.

Владимир Алексеевич задумался. Артем понял, что если сейчас не «дожать» начальника, то в дальнейшем переубедить его будет невозможно.

— Практически все знают, что такое полярное сияние, — аккуратно начал Быков. — Верно? Но кто может сказать, что это явление представляет собой в действительности.

— И что?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 424