электронная
54
печатная A5
299
16+
Вечерний путь

Бесплатный фрагмент - Вечерний путь

Избранные двенадцатистишия

Объем:
112 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-7945-1
электронная
от 54
печатная A5
от 299

От автора

С некоторых пор у меня получаются преимущественно короткие стихотворения. Как правило, это двенадцатистрочники, чаще всего — с разбивкой на три катрена. Веяние времени, с его переизбытком информации, когда нужно успеть высказаться, прежде чем наскучишь публике? Может быть. Но почему строк именно двенадцать? Пиетет к сакральному числу? Дань старинной системе счёта?

Всё гораздо проще. Стараясь быть немногословным — без ущерба для смысла высказывания, опытным путём я убедился, что трёх катренов бывает достаточно не только для пейзажной зарисовки или признания в любви. Триаде четверостиший по силам историческая фабула, сюжет на злобу дня, развёрнутое умозаключение. Благодаря трёхчастному строению, двенадцатистрочник способен естественным образом воспроизводить хорошо известную логико-композиционную структуру речи: теза — антитеза — синтез. В поэзии эталонно делает это классический сонет. Двенадцатистишие лишь на две строки короче сонета…

Читатель вправе спросить: а не стесняют ли автора столь узкие рамки? Во-первых, автор любит непростые задачки и считает, что строгие установки, дисциплинируя сочинителя, в тоже время придают ему азарта. А во-вторых, за время своего увлечения двенадцатистишиями ветреный автор написал-таки несколько стихотворений, существенно более длинных. Но они войдут в следующую книгу. Эта же книга составлена исключительно двенадцатистрочниками. В ней три раздела. В первых двух — стихи, сочинённые в 2018–2019 годах, в третьем — сложенные на два-три года раньше.

I. Блеск небесный

(Январь — август 2018)

Земля и небо

Просит земля среднерусская снова

снега с морозом у неба взаймы.

Честно она расплатиться готова

вешней порою с долгами зимы.

Ночью январскою слушаю звуки

зряшной капели и чуда не жду.

Тот, кто сложил в ожидании руки,

может рассчитывать лишь на беду.

Точит гранит, но под камень лежачий —

сказано точно — вода не течёт.

Львиную долю слагает ишачий

труд — без надежды на приз и почёт.

2 января 2018

Дом

В сотый раз обласкав и облаяв,

стоголосо встречает гостей;

но ветшает быстрее хозяев,

хоть бетон и прочнее костей.

Рассыхаются окна и двери,

облицовка сползает со стен,

трубы ржавые воют, как звери,

долу клонятся прутья антенн…

Сколько кровель — от дранки до жести —

век сменил над моей головой!

Дом, с которым состаримся вместе,

тоже ночью не спит. Как живой.

7–11 января 2018

Шитьё

Жена вышивает икону.

На рамке — льняная канва.

И бисер подобран по тону,

как в песенной книге слова.

Писал Богоматерь и Сына

апостол-изограф Лука.

Склонилась над образом Нина

в заботе, которой века.

Невидимы наши вериги:

у вас, у меня, у неё…

Быть может, весомее книги

стеклянное это шитьё.

12–14 января 2018

Поправка на ветер

Минус десять, но прогноз

не особо радостный:

«Ощущается мороз

как двадцатиградусный».

Вспоминаю на бегу

в тёплый офис утренний,

как юнцом ходил в тайгу,

куржаком припудренный.

Встречный ветер щёки жёг,

путь манил нехоженый…

А теперь любой шажок —

как на два помноженный.

18 января 2018

Аллея

С такими зазорами выстроен ряд

скамеек — от первой до самой последней,

что, если о чём на одной говорят,

о том не услышат на ближней, соседней.

Но, ежели в мае, минуя скамьи,

шагать по аллее достаточно споро,

сплетаются звуки — от гама семьи

до смеха друзей и учёного спора.

А нынче январь, и скамейки пусты,

и каждая может поведать изустно

тому, кто и сам с тишиною на «ты»,

как холодно ей, одиноко и грустно…

20 января 2018

Трогательное

У радости натура прямая:

заскочит, как солдат на побывку,

и, дружески тебя обнимая,

залепит пятернёй по загривку.

У горести иная повадка:

пронюхав о твоей неудаче,

за шиворот ухватит, а хватка

бульдожья у неё, не иначе.

Из морока сомнений настырных,

чья сладкая отрава прогоркла,

отчаянье крадётся на цырлах

и ласково касается горла…

2224 января 2018

Легенда о «сарьмятах», известных нам как чалдоны

«…А всядемъ, братие, на свои бръзыя комони, да позримъ синего Дону!»

«Слово о полку Игореве»

Окрестили «сарьмятами» их — за соседство

с племенами сарматов, освоивших Дон

и ушедших на запад, оставя в наследство

всё Подонье славянам до края времён.

Но теснила их Степь. На Оку. И за Камень.

Этим именем русичи звали Урал.

А в поход снарядясь, восклицали: «На комонь!»

И лошажьими гривами ветер играл!

Подзабытое Русью в тринадцатом веке,

слово «комонь» ещё в обиходе пока

у чалдонов, обживших сибирские реки,

угадайте-ка сами, в какие века!

26–27 января 2018

В белых тонах

Небо занавешивает сетка

тонкого плетения — метель…

С кем зимой беседует беседка?

Прячутся проезжие в мотель.

Прячутся прохожие в квартиры.

В снег зарылся парк и ждёт весну,

каменные вазы, как мортиры,

целя в ледяную вышину.

Спит беседка. Мягкою пастелью

мир окрашен в белые тона…

Полноте: незрима за метелью,

буйствует над городом луна!

2 февраля 2018

Ротонда в Екатерининском парке Москвы

Снег

То льнёт к ладоням сахарною ватой,

то хлещет по щекам, набрав разбег…

И вот лежит — раскатанный, примятый,

но всё ещё не выдворенный снег.

Со стёжками, пробитыми в сугробах,

и впрямь деревней кажется Москва,

ведь там не углядеть красот особых,

где в мареве тропа видна едва.

Ругнув погоду словом неприличным,

спешим с мороза в тёплые дома.

Свистит вдогонку неженкам столичным

седая беспредельщица-зима…

6 февраля 2018

Алё!

Отмените «безлимит»!

Раньше едешь в электричке —

красотища: кто-то спит,

кто-то вяжет рукавички.

Книга, ручка и блокнот

молчаливы, чинны, кротки.

А смартфонам кто заткнёт

разговорчивые глотки?

И становится вагон

шумною исповедальней.

Сколько тайн откроет он,

совершая путь недальний!

16 февраля 2018

Постимперия

Старожилов уже не страшит незнакомая речь.

Пришлый люд и в работе, и в деторожденье успешней,

чем народ коренной, разучившийся корни беречь,

как тот сын, что ломает родительский дом со скворешней.

У диаспор закваска для роста — в законах родства.

Принимая на службу роды из отпавших провинций,

им даёт метрополия ровно такие права,

что и собственным кланам, и дарит за верность гостинцы.

Очень скоро хозяином станет вчерашний слуга,

а недавний хозяин отправится в каменоломню.

Это мир, чьи концы овевают хамсин и пурга.

Это Рим. А который по счёту, уже и не помню…

20 февраля 2018

Отсветы

Не на райских лугах, а на ратных полях

две зимы отпахал он в бушлате… Под ручку

со старлеем супруга идёт в соболях,

обошедшихся ей в годовую получку.

Эта пара сперва не понравилась мне:

как на форме не к месту воланы и рюши,

так была не к лицу офицерской жене

душегрейка ценою в звериные души.

Выходя из метро, я поймал её взгляд:

он лучился от радости, смешанной с болью!

И на солнце рыжел камуфляжный бушлат.

И кропил позолотой шубейку соболью…

22 февраля 2018

Пара

Лишь только решил: позвоню-ка жене,

как тотчас она затрезвонила мне.

Спросить не успев, получаю ответ.

А ты говоришь, телепатии нет.

Народная версия: муж и жена

одна сатана — для безлюбых верна.

Я так полагаю, дожив до седин:

у любящих — ангел-хранитель один.

Точнее, у каждого свой искони,

но в паре посменно дежурят они.

А враг человечества, жутко сердит,

смоля самокрутку, в сторонке сидит…

12 марта 2018

Что если…

Эй, проклинатели, должно ли вздором

скверные ваши слова почитать?

Что если мир существует, в котором

бранная речь убивает, как тать?

Брату в сердцах пожелаете смерти —

в энной вселенной скончается тот.

Сколько миров у Творца на мольберте?

Что если про́клятый — в каждом умрёт?

Древние знали, по мысли Поэта,

силу, которую слово несло…

Что если помнится практика эта

теми, кто речь применяет во зло?

14 марта 2018

Hidrogenii oxydum

Земля сегодня — свалка ширпотреба.

Земля позавчера — плавильный цех.

Из недр её вознёсся пар до неба,

и небо пролилось, как рваный мех.

И лёд зимой, и паводок весенний,

и плёс, переходимый с лета вброд:

вся эта цепь волшебных превращений —

окисленный («сгоревший») водород.

Природа кропотливо связи множит:

беспримесное — пусто иль мертво.

И даже день, который пресно прожит,

слади́т сознанье краткости его…

16–19 марта 2018

Фанаго́рия. Стела Дария Первого

В Милете, одержав победу над восстаньем,

успех отметил царь плитою с назиданьем,

но стелу город снёс, когда вернул свободу,

а камни уступил торговцу-мореходу.

И знак триумфа стал, как то бывает часто,

востребованным вновь лишь в качестве балласта.

Купеческий корабль исчез в морском тумане —

и вёсла осушил у берега Тамани…

За двадцать пять веков от многих государей

остался только прах. А что оставил Дарий?

На мраморной плите, раскопанной недавно, —

хвала царю царей, ушедшему бесславно.

20–21 марта 2018

Медлительная осень

Этой запоздалою весной

вспомнил я предзимнюю дорогу…

Снега нет, а ветер затяжной

навевает смутную тревогу.

Странный звук покоя не даёт:

так бы лёд потрескивал на стуже,

только холод всё-таки не тот,

чтобы застеклить лесные лужи.

Будет звёздной нынешняя ночь:

свод небесный выдраив бархоткой,

нехотя уходит осень прочь

шаркающей старческой походкой…

22 марта 2018

Межсезонье

Бела зима, пока расстелен

по всей округе снежный плат.

Красна весна, доколе зелен,

и ал, и жёлт её наряд.

А меж зимою и весною

стоит пора, когда вода

выносит сор, подобно гною,

на свет из-под коросты льда.

Округа пудрится спросонья,

но быстро тает новый снег…

Не век продлится межсезонье.

Вы как считаете: не век?

27–30 марта 2018

Мы

Что за крест уготован России

за великие наши грехи?

К Богородице Деве Марии

обращаю мирские стихи.

Походатайствуй, Матушка Божья,

перед Сыном Своим за того,

кто прощения ждёт у подножья

золотого престола Его.

Мы зовёмся народом единым,

но идём в одиночку на Суд.

Виноватых ищи по сединам.

Молодые пускай подрастут…

1–4 апреля 2018

Послевкусие

Дневник вести ленюсь, а память вероломна:

что в ней отражено, попробуй рассмотри…

Вот город на Оке — сестра Москвы Коломна.

Её зубчатый кремль. Её монастыри.

На пристани народ заезжий гоношится.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 54
печатная A5
от 299