электронная
133
печатная A5
268
16+
Ванечка Иван Иванович

Бесплатный фрагмент - Ванечка Иван Иванович

Сборник миниатюр

Объем:
58 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4483-3228-9
электронная
от 133
печатная A5
от 268

Разговор с будущим

Ванечка весело ковыряет ложкой в тарелке. Перед ним раскинулось красное озеро. Из озера торчат огромные камни. Между камней едва хватает места для проплывающих коряг.

— Ешь, давай, пока горячий, — маме хочется ещё многое успеть сделать.

— Горячий сильно.

— А ты потихоньку, с краешка по чуть-чуть в ложечку набирай.

«Точно, с краю. С краю можно проложить новую дорогу для этой лодки, которая вот сейчас упёрлась…»

— Да ешь уже! И с хлебом. Чтоб весь кусок съел.

«Большой какой. Зачем такой большой отрезать? А серединка мягкая и лепится. Ух ты, какой комочек. А так даже вкуснее, если…»

— Ешь, я сказала, хватит играться!

— Так я ж ем.

— Ты играешься. Ешь уже.

Ложка заёрзала по тарелке. «Ух ты, какой звук. Как… ну, как вот… А, это машина к озеру подъезжает, сейчас будет новый камень выгружать». Бульк. Брызги летят на стол.

— Я случайно, — Ванечка испуганно посмотрел на мать.

— Это потому что папы сейчас нет. Ешь, давай. И с хлебом.

«О. А что, если выловить новый камень и надкусить, а то он плавает, а не тонет? Вкусный. Но всё равно не тонет». БАХ! Ребёнок аж съёжился, не ожидал получить по затылку.

— Ешь! Сколько можно играться?!

Сын насупился и деловито проглотил первую почти половину ложки борща.

— Что нельзя было по-человечески сказать?

— А я сколько раз уже говорила?! Не разговаривай, ешь, давай.

— Горячий ещё.

— Холодный уже!

Наступило скучное бряцанье посуды с причмокиванием. Но ненадолго. Оказывается, если хлеб лепить в комочки, он так гораздо вкуснее…

— Ты опять играешься?

— Да я ем!

Разговор с человеком

Наша жизнь — непрерывные процессы, состояние перманентного изменения. Рациональный способ восприятия — состояние прозрачной проточной воды. Нет смысла что-то утверждать, придерживаться определённой системы взглядов, использовать систему ценностей и оценок. Такие проявления — всё равно, что пробки на пути потока жизни. Более того, раз появившись, они притягивают подобное для уплотнения урока, а ситуации повторяются, пока не наступит осознание (либо уход). Есть смысл всё притянутое воспринимать как программу обучения. Но программа — это обучение не ведению бизнеса, не устройству системы социальной справедливости и прочему. Мы учимся взаимодействовать с жизнью, то есть восприятию и переизлучению свободного чистого потока для творческого преображения реальности.

Ситуациями, в которые мы попадаем, жизнь, в том числе, показывает, где мы проявляемся заторами на пути свободного течения. Осознание и принятие обстоятельств как основы с любовью даёт нам право на преображение. Принцип преображения — «я не знаю, но хочу знать», тогда включаются силы творящие, проводниками которых мы можем быть. «Я знаю и хочу, чтобы все это поняли» — принцип, включающий программу смерти, позиция пробки в реке жизни. Переступать через «себя» — не выход, требуется осознание своего участия — достаточный набор интегральных ощущений по выбранной теме для принятия решения. Ощущая, познаём.

Любое зерно должно поступательно созревать. Созревание — обязательное условие любого развития. Терпение и познание — проявление духовности.

Тётя Руха всегда знала, что сказать

(Картинки одесского дворика, начало 70-х)

Жила на первом этаже под квартирой Ванечки пожилая еврейка. Жила не сама, с семьёй. С тётей Доней и дядей Шуриком Ванечка общался часто. Они часто с криками о чём-то прибегали к ним на второй этаж, особенно, когда хотелось поиграть на полу с машинкой или в мячик, или… в общем, часто прибегали. Давно это было. Мальчик уже ходит в школу и даже запомнил, что дома прыгать нельзя.

Так вот. Женщину эту звали, может, Рахиль, может, Рашель. А все взрослые называли её тётя Руха. Говорила она мало, но её почему-то слушали. Она часто гуляла во дворе на стуле, который ставила себе рядом с парадной.

Парадная — это небольшой предбанник с дверьми и лестничная клетка на второй этаж. Конечно, рядом с парадной дверью наша даже не стояла, но раз взрослые так говорят, значит, и детям можно повторять. Чёрного хода нет, а взрослые лазили на крышу через чердак. А во дворе у нас аж четыре парадных и ещё одна — в подъезде. И сараи — с другой стороны. По проходу между сараями можно попасть в соседний двор или пройти в дворовой туалет. Кое-кто уже даже залазил на крышу там. Высоко. Интересно…

Ванечка настороженно относится к тёте, то есть бабушке Рухе. Он хорошо помнит эпизод из далёкого детства, когда была зима и сугробы возвышались над головой. Это потому что расчищали дорожки и набросали горки. А детям так даже лучше. Его выпустили во двор самого в огромной шубе и с большой лопатой. Мама хотела только изредка посматривать из окна. Но тут она вдруг выбежала, выбила такой вкусный комочек из рук и стала громко говорить, что снег есть нельзя. «И, вообще, варежки намочишь, простудишься. Понял?» Понял: сын кивнул. Мама ушла домой, но тётя Руха стала подозрительно посматривать в сторону раскопок. А снега так много. Можно что-то лепить и копать лопатой. И он такой вкусный. О! А с лопаты получится попасть в рот? Неудобно,.. тяжело,.. получилось! Даже ещё вкуснее. Что там тётя Руха говорит? А, ладно, ещё чуть-чуть. О, мама! «Снег? Он совсем не холодный, он вкусный, попробуй. Домой? Почему домой? Не хочу-у!» Когда же его начнут слушать? Ребёнок топнул ножкой для убедительности, когда его дотащили почти до парадной. Процессия остановилась. И тут он услышал: «На кого ты топ ногой, на свой родной мама?»

Детство почти закончилось. В следующем году ему вообще будет уже девять. Но тётю, то есть бабушку Руху Ванечка по-прежнему старается обходить.

Послесловие.

Делай, шо хочешь. Тока не делай маме нервы.

Давайте быть

Хотите быть кем-то — будьте. Да! Просто Будьте! Это, как детская игра. Я буду мамой, а я буду папой… Играйте искренне, но не всерьёз. Уважайте чужую игру. Играйте ответственно. Помните, у каждого свой мотив. Ведите себя как богатый, если выбрали путь богатства. Ведите себя как порядочный, если Вам по душе эта игра. Есть ли смысл вести себя как клоун, если выбрали путь богатства? Вам решать. Вы, всё равно, ведёте себя, как Вам вздумается.

Ведите себя и дальше. Берите себя за руку и ведите… Наблюдайте, как Вы справляетесь со своей ролью, что мешает, как можно обойти препятствие, найти решение. Лучше находить два, три решения, видеть несколько вариантов. Ещё лучше, если решения нестандартные, с изюминкой. Меняются обстоятельства, наступает новый период — Вам нужны новые подходы.

Наблюдайте за успешными игроками. Подражайте, но не копируйте их. Ищите учителей, но стремитесь превзойти их. Не жалейте себя. Прислушивайтесь к себе. Прислушиваясь к себе, Вы чётко поймёте, кто Вы есть. Не стремитесь быть здоровым, если считаете себя больным. Не стремитесь быть успешным, если считаете себя неудачником. Сначала убедите себя, что здоровье, успех, богатство, что желаете уже есть у Вас хоть на толику и желайте большего.

Обращайте внимание только на то, что Вам надо. Находите самые мельчайшие подтверждения росту и радуйтесь как дети. Устраивайте праздник (а хоть праздничный стакан воды) при малейшем новом достижении. Намечайте новые рубежи. Идите маленькими, но уверенными, последовательными шагами.

Если получили «не тот» результат. Прекрасно. Это Ваше достижение. Может, даже не может, а обязательно стоит разобраться, а что именно Вы получили. Может, именно этого Вам не хватало. Может, это тот самый элемент мозаики, без которого общая картина не выстраивается? Может, сбились с пути? Может, это лучшее решение в сложившихся обстоятельствах?

А лучшее решение — принимать любой результат с интересом как основу дальнейшего движения к цели. Может, на пути Вы узнаете много нового о своём выборе. Каково это быть таким, каково внутреннее содержание внешнего блеска — это прекрасно. Ваш опыт — это Ваше богатство. То, что никто не заберёт, то, что навсегда Ваше. То, чем всегда можете поделиться. Жизнь предоставляет возможность приобретать опыт. Мы можем быть благодарны.

Слово отца — закон

Голос звучит мягко.

— Что сегодня посадил, то завтра и прорастёт.

— Откуда ты знаешь про посадил? — Ванечка открыл глаза. — Ты ведь программист.

— Лежи-лежи, не крутись, — с улыбкой продолжает отец. — Как сегодня себя запрограммируешь, так завтра и проживёшь.

— А маме ты говорил, что жить надо здесь и сейчас.

— Спать надо здесь и сейчас восьмилетнему мальчику. Пойду я.

— Не уходи, — сын успевает схватить за руку. — Я уже сплю.

Прошла минута.

— А почему спать надо?

— Во сне ты растёшь.

Прошла ещё минута. Жаль, что электронные часы не тикают. За окном шум ветра убаюкивает деревья. «Интересно, где этот мечтатель уже успел побывать? Детские грёзы восхитительны».

— А можно запрограммировать летом снег?

— Тебе всё можно, — папа улыбается. — А кто отвечать за это будет?

— Ты.

— Тогда можно.

— Да ну?!

— На южном полюсе.

— А-а, я хочу здесь.

— Здесь, и чтоб я отвечал?

— Мг.

— Смотри, здесь я не отвечаю даже за то, чтоб ты уже спал.

— А я уже сплю, — Ванечка улыбается по-особенному весело.

Всё вокруг как-то стало проваливаться. Он рванул вверх. Широко раскрытыми глазами родитель видит мирно сопящего исследователя. «Уф». — Снова привычная обстановка. Мыслей нет. Только тепло рук ещё удерживает нежный след воспоминаний. — «А завтра он проснётся новым человеком».

Слушая себя

— В каком мире мы живём? — В своём.

— Для кого мы поём соловьём,

для чего же мы журчим ручьём?

— Проявляемся в лучах лучом.

Если вдохом проглотить зарю?

Если выдохом воспеть весну?

Если счастье подарить себе?

Если всё сейчас кипит во мне?

Разложу по струнам рокот Воды.

Разожгу Огонь столпами мечты.

Древом разорву молчанье Земли.

Ветром разнесу сиянье Любви.

В новом одеянье небес

прорастает сказочный лес.

Вопрос — Ответ

Вопрос: Почему они такие глупые?

Ответ: Только потому, что ты такой умный.

Вопрос: И что с этим делать?

Ответ: Развивать свой дар. Иначе, он обернётся твоим наказанием.

Прелюдия

— Я не хочу умирать! — вопль летит из глубины осознания.

Даже теперь, повзрослев, трудно представить растерянность матери.

А тогда Ванечка видел глаза, в которых отражалось замешательство Вселенной. Он действительно не хотел умирать и понимать про такое ничего не хотел. Но неделю назад это произошло на его глазах. Мирно и быстро. Ушла прабабушка. И какое-то время десятилетний мальчик рассказывал об этом своим друзьям как интересную новость. Потом он ещё спрашивал у мамы, почему умерла. И она сказала, что все когда-то умирают. «А почему?» — «Ну, так уж устроена жизнь». И тут до него дошло. То, что дошло тогда, в тот конкретный момент никак не умещалось в голове десятилетнего мальчика. Каждая клеточка полна жизни. Кричали все и каждая.

— Я не хочу умирать!!!

Любовь матери знает ответы на все вопросы.

— Ты не умрёшь, — голос прозвучал спокойно и очень уверенно.

— Да?!

— Да, — мама улыбается. — Ты будешь расти и расти.

Ванечка успокоился.

Потом вырос. Потом повзрослел и забыл, что надо расти и расти. А тут, вдруг, снова вспомнил.

— И как же теперь жить?

Есть в этом что-то по-детски наивное с глубиной. Но, самое главное, есть спокойствие, потому что жизнь всегда отвечает ищущему. И лучше распознавать ответ на поставленный вопрос.

Игра в хотелки

Ты хочешь нести свет?

Ты точно хочешь нести свет?!

Тогда всегда об этом помни.

Легко нести свет, когда вокруг светло. А когда ненастье? А в кромешной тьме?! А когда тебя обвиняют во всех грехах мира за то, что «не так» или «не там» улыбнулся?!..

Так ты просто хотел подержаться? Рядом походить или ты хочешь нести свет?

А тебе светло? А хочешь, чтоб стало светлее?

Просто фантастика

Быть естественным — значит любить. Любовь — сила, удерживающая мироздание, сила Бога. Пребывать в Боге — видеть 33 (души) варианта возможных проявлений себя. А как? А если представить, что все необходимые условия для проявления вашего желания уже есть? И просто поиграться. Кстати, использовать методики энергоинформационного преображения себя так же просто, как делать зарядку.

Бу!

«А под шкафом волка нет?» — «Нет, спи уже». — «А под кроватью волка нет?» — «Нет. Давай, поворачивайся на правый бочок». — «Мне так удобно. А за дверью волка нет?» Разговор может тянуться и тянуться. «И надо же мне было пугать ребёнка серым волком», — подумала мама. — «Хотела, чтоб скорее заснул. А как хорошо запомнил, два месяца уже, наверное, прошло». То-то и оно, что Ванечка просто запомнил, а теперь повторяет. Нет страха в сердце ребёнка. Просто богатое воображение. То, что Ванечка представлял, когда мама рассказывала про серого волка, ему не понравилось и всё. Но в мультике ещё зайки ойкали, и тётя по телевизору потом ахала. Папа тоже как-то странно руки тянул к Ванечке. И от мамы промелькнула какая-то волна, будто ещё что-то с ней было. Даже теперь Ванечка без тени сомнений залез бы под кровать посмотреть или за дверь. Но странное неприятное чувство уже стало давать о себе знать. Ванечка рос и чувство росло. А вдруг папа будет бить, а вдруг мама узнает и не пустит гулять, и ещё много всякого.

В четырнадцать лет Ванечка с пол-оборота мог влезть в драку. Но если начинали разбираться, разговоры разговаривать, парнишку пробирал странный озноб и слегка трусило. А когда ложился спать, после нажатия на выключатель он оказывался под одеялом укрытым с головой через две секунды. Потом надоело. Иван серьёзно за себя взялся. Лез на рожон. Смело смотрел в глаза страшилкам в своём воображении. Вот только фильмы ужасов смотреть так и не научился. Противно, проще не смотреть.

Позже стали появляться «взрослые» страхи: про налоги, про болезни. На одном из семинаров Иван Иванович снова столкнулся с уже подзабытой темой. Была высказана идея о том, что в основе любого страха лежит ожидание, ожидание чего-то, не важно чего, неблагоприятного. А это ожидание коренится в глубинных подсознательных алгоритмах. И зачем сеять, и кому, вообще, это надо — сеять страх там, где цветёт любовь?! Вечером захотелось посмотреть новости. И как-то сразу расхотелось. Так вы говорите, повторение — мать учения? Так может, лучше уже перестать так учиться уже?! А как тогда?! И чтоб с любовью… Волки и зайчики водят хоровод на полянке. Мама щекочет травинкой ухо. Папа идёт покупать жеребёнка. Ванечка сладко потянулся и заснул. Прямо на диване, не раздеваясь. В два часа ночи Иван Иванович, конечно, проснётся, разденется и переберётся на кровать, к жене. Но сейчас сон ребёнка охраняют ангелы.

Парафраз?

Всё, что мы делаем, для себя?

То, что делаем хорошо, востребовано другими по мере их мировосприятия?

Всё, что другие делают, неужели для себя?

Делают, говорят, думают, вкладывают чувства, не делают — а какая разница?

Всё равно нейтрально? Разная степень воздействия и восприятия, и всё?

Разве можно…

Хочешь быть хозяином — слушай себя и приводи в соответствие выбранной цели.

Играй красиво. Мы как рояль, который сам выбирает, что ему играть.

Процесс жизни как настройка для игры и игра — одномоментно одно в другом.

Есть ли смысл отвлекаться на жалобы или сопротивляться, когда тебя настраивают?

Не важно, понял ты или не понял, как… Но для того, кто сделал свой выбор, иного уже нет.

Заказывал, раз пришло, не кокетничай — принимай. Дальше — только расти

Можно, конечно, менять охват восприятия и способ проявления, и октаву звучания.

Хочешь, чтоб тебе объясняли всё по-человечески — учись по-человечески слушать.

У каждого есть интуиция.

Поэтому делаем себя=мир лучше и всё тут.

Пока есть место для претензий, разве можно… чувствовать себя свободно в отношениях?

Птичка залетела

— Ты знаешь, я, похоже, залетела. — Двоюродные сёстры обмениваются многозначительными взглядами с примесью опаски и удивления. Ванечка только вот забежал в комнату, и ему тоже стало интересно.

— Кто залетел? — спрашивает он, не поняв, почему взрослые замолчали.

— Птичка залетела, — говорит мама.

— Куда?! — у ребёнка сразу просыпается огромный интерес. Он начинает бегать глазами по комнате.

— Сюда.

— А где?! — Ванечка теребит мамину руку.

— Уже выпустили.

Интерес пропал. Точнее, убежал на кухню, и мальчик поскакал за ним.

— И что теперь?

— Не знаю даже. Наверное, буду делать аборт.

— А у моего кораблика два! борта! — капитан выскакивает из-за дверей.

Женщины аж подпрыгнули.

— А птичка больше не залетала?

— Нет, — укоризненно отвечает мать. — А ты, пожалуйста…

— А ты позовёшь, когда залетит?

— Позову. А ты, пожалуйста…

Но кое-кто уже успел убежать. Собеседницы смотрят в окно. Стёкла затянуты ледяным узором. Во дворе слегка метёт метель. Они взглянули друг на друга и тепло засмеялись. И всё-таки в комнате не хватает ещё одного ребёнка.

Основы творчества

Чтоб что-то родить, надо это выносить. А вынашиваешь каждый день, даже если не замечаешь это что-то. И лоно только одно. Некоторые удивляются, почему у них получилось «двадцать пять в одном» наперекосяк. Будто не они это что-то вынашивали. Представление, оплодотворённое чувством, — мечта. Только от нас зависит, чем мы питаем мечту каждый день, какими мыслями и чувствами. Стыдно не радоваться рождённой мечте. Стыдно рожать беспризорников. Кстати, стоит ли спешить со следующим зачатием в период очередного вынашивания? Желание получить удовольствие одобряет эго. Мечту для преображения бытия, для раскрытия себя в новом качестве утверждает душа.

Без доказательств

(теорема отношения полов)

От перестановки мужчин с женщинами сумма уроков жизни только увеличивается.

Всему своё время, или у каждого мера своя

Родительницу кто-то надоумил, что, если хочешь, чтоб ребёнок спокойно относился к сладостям, их не надо прятать. Не то, чтобы она сразу поверила, просто решила проверить.

Вечер начался удивительно. Вот так просто в большую пиалу на столе вываливают кучу конфет. Ну, не гору, конечно, но такого Ванечка дома ещё не видел. Одну, две — да. Остальное потом приходилось выискивать по шкафчикам. А как тяжело было себя сдерживать, чтоб сразу не слопать всё, когда найдёшь. Пару раз он уже стоял за это в углу. А тут так просто. Ну и времена настали.

Мама решила сразу всё объяснить. Она не хочет прятать вкусняшки, но нужно понимать, что все сразу есть нельзя, чтоб не стало плохо. Надо знать меру. Вот пообедал, и пришло время съесть одну-две конфетки, потом после ужина ещё одну можно. Сын всё понял и хотел уже приступать, но оказалось, что теперь пора ужинать. Давненько мальчик не ел так быстро, его даже попросили не спешить — конфеты не убегут.

300 грамм — 21 штука. «Давай посчитаем», — предлагает наставница. До двадцати второклассник считает легко, а потом — вообще ерунда. Правда, скучно. Но если речь идёт об этих, шокола-адных, тогда совсем другое дело. Их можно и несколько раз пересчитать, и после того, как одну съел, сколько ещё съесть осталось. Надо сказать, что ими ребёнка не балуют. Пытаются баловать яблоками, потому что от апельсинов быстро наступает диатез. Но от фруктов Ванечка только делается хитро послушным. А потому что нечего самое вкусное прятать или не покупать.

«А может, уже хватит?» — хозяйка не сдержалась, когда детская рука в третий раз потянулась за удачей. — «Завтра ещё съешь и потом». Ванечка не понял про потом, но решил не злоупотреблять маминым терпением. Не каждый день такое выкладывают на стол. «Передохни пока». — «Да, пойду, передохну», — он убежал по срочным делам в свою комнату.

А через некоторое время появился водитель с машинкой-грузовичком. Читательница оторвалась от журнала. «Это, чтоб конфеты перевозить». — «Куда?» — «Здесь, на столе и считать», — вид у сынули очень убедительный. — «Но ты же помнишь, что всё хорошо в меру?» Хитрец уловил, что ругать его не будут, сделал понимающее лицо и деловито сказал: «Ага». Женщина погрузилась в увлекательное чтиво, устроившись поудобней на софе. А когда закончила, поняла свою оплошность. Ещё четыре или пять конфет съедены. В грузоперевозках участвуют пустые фантики — это так надо, чтоб легче было ездить. В общем, по-своему следим за мерой. Но стол почему-то решительно освобождается. Ребёнок обычно не задумывается над тем, чему какое время, и умеет он распоряжаться своим или нет. Поэтому быстро находит себе новое занятие.

Когда пришла пора в кровать, хозяин захотел, чтоб машинка обязательно спала на полу рядом. Но взрослые не всегда повторяют свою оплошность. Так и есть. В кабине лежит надкусанная заметно расплавленная масса без фантика. Нарушителя порядка официально уведомляют, что сегодня съедена недельная норма шоколада, и если у него заболит живот, завтра будет стоять в углу. А он счастлив. Как это может что-то заболеть, когда так хорошо? А конфеты, скорее всего, ещё найдутся.

Разговор гостя с хозяином

— Как ты можешь так спокойно наблюдать за всем, что сейчас происходит?!

— Так наблюдать лучше спокойно.

— Да я понимаю, но ты же видишь, что творится?

— Вижу.

— Тебе что, всё равно?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 133
печатная A5
от 268