электронная
76
печатная A5
343
18+
Вальс осени

Бесплатный фрагмент - Вальс осени

Объем:
146 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-0053-1539-7
электронная
от 76
печатная A5
от 343

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Предисловие авторов

Возможно, моя героиня понравится не всем. Но она женщина на все сто процентов, живущая чувствами и эмоциями, ведь актриса и не может по-другому! Она может быть нелогичной и непоследовательной, но женщина и не может по-другому… Женщина живёт сердцем, женщина — это чувства. Поэтому и месть её бывает неожиданной и непредсказуемой. Но в конечном результате, и не женщина становится причиной возмездия. Просто сама жизнь вступается за женщину. И каждый получает по заслугам.

Если говорить точнее, то героинь две. И обе могут не всем читателям понравиться. Но мне понятна каждая, и нежная доверчивая Мила, и циничная чувственная Лора. В каждой из нас, женщин, есть добрый ангел и злой демон. В каждой из нас — целая вселенная. Мои дорогие, милые читательницы, эту повесть я посвящаю вам, а особенно моей читательнице Танечке Шошокиной, написавшей первый тёплый отзыв на роман «Дорога к рассвету» в Литрес, который я опубликовала под псевдонимом Елены Васильевой.

Личная благодарность моему соавтору Ларионовой Анастасии за образ главного героя Ивана Покровского, за внесение творческой атмосферы « театральных» эпизодов, за подборку потрясающих стихов, которые тоже создали атмосферу этой повести. Если женские образы героинь взяты мной из жизни и переделаны под художественный роман, то такой живой образ главного героя — заслуга моего соавтора. Настенька, вам удалось показать и раскрыть главного героя так, что я, автор, не просто испытываю симпатию, я люблю этот персонаж.

Ваш автор Крисия Ковальски

В произведении приводятся отрывки из пьес замечательного американского драматурга Теннесси Вильямса «Трамвай «Желание», «Стеклянный зверинец» и «Кошка на раскалённой крыше». Когда Крисия попросила меня выбрать репертуар для главной героини, я выбрала Теннесси Вильямса, его героини в чём-то созвучны героиням нашего с Крисией романа. Это динамичные, интригующие пьесы, а героини очень характерные и яркие. Мне было особенно интересно создавать «театральные» эпизоды, но чтобы не утомлять читателей, их не будет в повести много, ведь всё-таки это история не о театре, а о чувствах, любви и ненависти, где каждый получает от жизни по заслугам. В общем, читайте, наслаждайтесь, отвлекайтесь от тяжёлого рабочего дня и серых будней, получайте яркие эмоции, которых порой так не хватает, мы создаём наши книги с любовью для вас, наши дорогие читатели.

Ларионова Анастасия


Когда ты думаешь, что больше не спастись,

Когда не держишься уже за эту жизнь,

Когда в плену утрат, волнений и тревог,

То просто в сердце загляни — там правит Бог.


Ты снова вспомни чудеса, что Он открыл.

Как ты взлетал, поверив сердцем, как парил…

Как помогал другим, не помня о себе.

Когда ты думаешь, что силы больше нет,

Когда ты смотришь в небеса, не видя свет,

Когда забыл, что за закатом есть восход,

А вместо ласточек — лишь стаи воронья,

Иди вперёд и не жалей разбитых ног.

Ещё станцует осень вальс с тобой на «Бис!»

Ты обязательно взлетишь, раз падал вниз…


© Copyright: Ирина Самарина-Лабиринт, 2020

Актриса

Душа твоя — кулисы,

Софитов свет — глаза,

Ты — юная актриса,

Апрельская лоза.


Людей ты не боялась,

Тянулась в небо, ввысь!

Внизу толпа кричала:

«Держись, краса, Держись!»


Бежала по канатам,

Не опуская глаз.

Шипов не замечая

Вещала свой рассказ.


Однажды, ты споткнулась,

А кто-то бросил: «Фи!»

Зеваки отвернулись…

— Лети к нам вниз! Лети!!!


Петрыкина Диана


Возмездие — это кровавое прощение зла.

Фазиль Искандер, «Сон о Боге и Дьяволе»


Справедливость всегда приправлена щепоткой мести.


Жорж Вольфрам

Те, кто говорит, что месть не сладка, очень не правы.


Стивен Кинг, «Талисман»

Пролог

«Жемчуг, который я буду носить в первом акте, должен быть настоящим».

— «Все будет настоящим — и жемчуг в первом действии, и яд в последнем».

Фаина Раневская

В маленьком захламлённом кабинете стало душно. Леонид Прянов, младший лейтенант полиции, включил старенький вентилятор и с тоской провёл взглядом по старому шкафу с облупленной и местами облезлой зелёной краской, доверху забитому папками, по столу, заваленному бумагами. И как только Павел Никитич может здесь что-либо найти? Но, однако, следователь Павел Никитич Моисеев одним точным движением вытащил из высокой кучи хаотично разбросанных бумаг распечатанные результаты экспертизы и зачитал:

— «Смерть наступила в результате проникновения острого режущего предмета в сонную артерию. На рукоятке острого режущего предмета, по форме напоминающего кухонный разделочный нож, обнаружены отпечатки пальцев Руслана Геннадьевича Шилина». Как тебе, Лёня, такое, а? — Павел Никитич достал из нагрудного кармана старого вязаного ручной вязкой свитера пачку сигарет. Леонид знал, что начальник курит только «Winston» синего цвета. Сам Лёня обходился дешёвым «Максимом», и привычки шефа к дорогим сигаретам при небольшой зарплате не разделял.

— Но это невозможно! Руслан Шилин скончался от огнестрельного ранения раньше, чем произошло убийство Назарова! — возмутился Леонид, — Ты уверен, что эксперт ничего не попутал?

— Уверен, Лёня, уверен. Здесь всё чётко. Смерть Шилина наступила двенадцатью минутами раньше смерти гражданина Антона Петровича Назарова. Ошибки быть не может.

— Но пули в теле Шилина из огнестрельного оружия, обнаруженного в машине Назарова. Очевидно, что стрелял Назаров! Смерть гражданина Шилина, по результатам медэкспертизы, наступила мгновенно. Но как Шилин, погибший двенадцатью минутами раньше, мог убить Назарова, своего убийцу?!

— А чёрт его знает, Лёня… У богатых свои причуды, — усмехнулся Моисеев и меланхолично закурил сигарету, вынутую из новой синей пачки с надписью «Winston», — Может, это призрак убитого отомстил своему убийце, — но, заметив испуганный взгляд младшего лейтенанта, поспешно произнёс, — Да шучу я, Лёня, шучу!

Леонид Прянов открыл протокол места преступления, ещё раз пробежался взглядом по исписанным крупным размашистым почерком строчкам и вдруг поинтересовался:

— А жена Шилина не может быть к этому причастна? Её муж всё завещал сыну — Руслану Геннадьевичу Шилину и абсолютно ничего — ей. Геннадий Шилин умер за сутки раньше своего сына. Тебе это не кажется подозрительным?

— Нет. Там как раз всё чисто. Геннадий Юрьевич Шилин умер от сердечного приступа в 23 часа 53 минуты местного времени. У него были проблемы с сердцем, как и у большинства людей, которые нервно и напряжённо работают.

— А где на момент его смерти находилась его жена? Лариса Дмитриевна Шилина? Она исчезла за день до его смерти, — Леониду всё больше казались странными обстоятельства дела.

— У неё алиби. За день до кончины супруга она сбежала к своему любовнику Алексею Викторовичу Клименкову. У них и до этого был продолжительный роман, о котором знали все сослуживцы Геннадия Шилина. И обманутый супруг знал, кстати, тоже. На некоторое время любовники прекратили встречи по настоянию самого Геннадия Шилина, но за день до его смерти Лариса Шилина снова сбежала к любовнику. Здесь, скорее, у господина Геннадия Шилина был бы мотив — убить жену из ревности. У Ларисы Дмитриевны мотива нет. Права на наследование компании «Золотая империя» перешли к её пасынку.

— Но после его гибели… — начал своё предположение Леонид.

— Лариса Дмитриевна вступит в права как единственная прямая наследница, — продолжил недосказанное Моисеев, — Ты полагаешь, Лёня, что хрупкая женщина может одним стремительным метательным движением произвести такой точный смертельный удар разделочным ножом, да ещё с большого расстояния?

— Это могло быть заказное убийство, — Леонид продолжал упорно, впрочем, не слишком уверенно придерживаться своей версии.

— Где можно найти киллера, практикующего метание ножей? — усмехнулся Павел Никитич, — Хотя…

Моисеев вдруг напрягся, бросил задумчивый взгляд в окно, где от сильного порыва ветра летели вниз с деревьев берёзовые листья. Они, круглые и мелкие, как золотые монеты, золотым же дождём ложились на землю. Павел Никитич, видя живой интерес в глазах младшего лейтенанта, продолжил:

— Видел я однажды такого человека, который так умело и ловко метал ножи с закрытыми глазами… В наш город приезжал цирк. Вот там был виртуоз, один цыган… Но цирк уехал год назад. Да и как бродячий цирк можно связать с убийством генерального директора крупнейшей золотодобывающей компании «Золотая империя»? У тебя есть идеи на этот счёт, Лёня?

— Нет… — растерянно помотал головой помощник Моисеева, — Даже не представляю, как это всё вообще можно связать…

Несколькими днями раньше… Загородный дом Антона Петровича Назарова

В кабинет своего шефа Артур проник беспрепятственно. Он просто взял запасные ключи в железном шкафу на посту охраны, зашёл в дом, сняв ботинки, поднялся по широкой деревянной лестнице на второй этаж, на ходу вспоминая, как год тому назад он почти силком на руках тащил вниз по этой лестнице красивую девушку. Он торопился успеть вовремя увезти её из этого дома, где с ней произошло ужасное… Возможно, этой девушке тогда показалось, что Артур груб с ней, но у него просто не было в запасе времени объяснить ей то, что он спасает её жизнь…

Вот и сейчас Артур проделал этот путь по этой лестнице с высокими резными перилами в кабинет своего шефа Антона Петровича Назарова. Его хозяин не увлекался новомодными средствами охраны личной неприкосновенности и поэтому о сенсорных замках, реагирующих только на отпечатки пальцев владельца кабинета, не подумал и не установил. Артур провернул ключ в замке два раза, толкнул коленкой тяжёлую дубовую панель, и двери открылись. Артур прошёл внутрь и направился сразу к столу, на котором находился ноутбук Назарова. Личный охранник Назарова знал пароль, быстро ввёл его, и на экране, замигав, начали загружаться файлы. Когда система полностью загрузилась, Артур открыл электронную почту хозяина. Все пароли были сохранены в компьютере, так как Антон Петрович ленился лишний раз вводить их, и предпочитал, чтобы они вводились автоматически, как только он открывает почту или иные документы. Почтовый ящик, давно не открываемый, был переполнен письмами. Артур удалил всё и очистил корзину, проверив, не сохранил ли Назаров интересующие его фото в облаке. Нет, не сохранил. Тем лучше. Затем Артур начал открывать все папки и архивы с фотографиями. Нужные ему фото обнаружились быстро. Они хранились в папке с названием «БДСМ сессия». Так папку назвал тот фотограф, отправивший снимки Назарову по электронке. Артур открыл папку, начал просматривать фотоснимки той девушки и снова залюбовался её красотой.

Вот особенно этот кадр, где можно хорошо рассмотреть лицо девушки, такие удивительно зелёные глаза, какие редко встречаются в природе, как у русалки или ведьмы. Они, чуть раскосые, большие, очень выразительные, полны слёз, и такие чистые, яркие и живые даже на снимке. Она смотрит в объектив испуганно, в её глазах страх и боль. Почти на всех снимках девушка обнажённая, в вызывающе-сексуальных позах, надолго привлекла внимание молодого охранника. Но Артур вовремя отдёрнул себя. Он здесь не для того, чтобы любоваться актрисами. Одним щелчком мыши Артур удаляет фото и очищает корзину. Но, уже закрывая программы на компьютере, парень вдруг вспомнил, что, наверняка, у полицейских есть программа, восстанавливающая удалённые файлы. Артур захлопывает крышку ноутбука, не дожидаясь, пока экран погаснет сам, берёт ноутбук в руки и выносит из кабинета.

На первом этаже расположена гостиная, где Назаров предпочитал отдыхать и где любил принимать гостей. Здесь же имеется большой камин. Артур никогда не понимал прихоть хозяина иметь камин в доме, где есть центральное отопление. Но вот сейчас камин очень пригодился. Парень приносит сухие дрова из кладовой и растапливает камин. Огонь разгорается быстро, лижет красными языками закопчённую чугунную решётку. Артур никогда не любил камины, ему не нравился дым и копоть от открытого пламени. Вот привычная с детства печка у деда с бабкой в деревне была практичной и многофункциональной, а камин… так себе… прихоть богатых.

Артур терпеливо ждёт, когда прогорят дрова, и как только появляются раскалённые угли, он кидает ноутбук в камин. И с удовлетворением замечает, что на этот раз камин превзошёл обычную печку. В узкую дверку печи ноутбук было бы не просунуть. Артур наблюдает, как пластиковый корпус медленно плавится, превращаясь в бесформенную массу, как растекается и шипит на кирпичах. Но комнате разносится удушливо-ядовитый запах пластмассы, чёрная копоть поднимается вонючим облаком в дымоход. Но Артур продолжает стоять и наблюдать, как то, что было ноутбуком, где его хозяин хранил важные документы и фото, догорает в пламени. Возможно, что-то хозяин хранил на флешках. Артур снова поднимается наверх, открывает сейф в кабинете, сгребает все флешки и возвращается к камину, и тоже швыряет их в огонь, а затем снова приносит дрова, набивает ими топку, чтобы следы расплавленной пластмассы прогорели окончательно.

Артур смотрит с удовлетворением на трещащие и разгорающиеся поленья, подходит к бару, наливает из большой пузатой бутылки с тёмным стеклом дорогой коньяк в рюмку и не спеша выпивает, затем садится в кресло, где любил сидеть хозяин, долгим и пристальным взглядом смотрит на огонь. Теперь всё. Имя этой девушки никогда не всплывёт в деле Назарова. Он сделал ей ещё один подарок, теперь никто и ничто больше не напомнит ей об ужасе, пережитом в этом доме.

Год спустя…

Леонид Прянов открыл папку «Архив» и положил в неё дело Антона Петровича Назарова с пометкой «нераскрытое». Чудовищная, страшная и нелепая гибель генерального директора золотодобывающей компании «Золотая империя» так и осталась неразгаданной даже таким опытным и въедливым следователем, как Павел Никитич Моисеев.

Пролог. Годом ранее…

Настраивая аппаратуру и подбирая свет, Иван слушал вдохновлённую речь рекламного агента, а девушка, которую он собирался фотографировать для рекламного баннера, сидела на стуле посередине комнаты и терпеливо ждала.

— Акция называется «50 оттенков белого», на самом верху баннера надпись, — говорит Даня Зайцев, менеджер по рекламе, — А внизу будет так: « экспресс — отбеливание», акция с 5 июля по 5 августа. Скидка 30 процентов. Кстати, сам не хочешь воспользоваться? Цена вообще отличная за двадцать зубов. Нигде дешевле не найдёшь.

Ивану не мешала болтовня Дани для того, чтобы сосредоточиться. Он слушал и делал свою работу. Эксплуатировать этот раскрученный бренд с оттенками может только человек без фантазии, да и какие у отбеленных зубов должны быть оттенки, Иван не представлял, но Даня ждал ответа.

— Неа… — нехотя произнёс фотограф, — Ненавижу ваши стоматологические клиники. Нет никакого желания их посещать. Кстати, почему зубов двадцать?

— Это называется зона улыбки, первые десять зубов сверху и столько же снизу. Эффект потрясающий. А почему не хочешь? Неужели боишься врачей? Зато как потом блеснёшь всеми тридцатью двумя перед девушками, — Даня повернулся и шутливо подмигнул Миле.

— Ага, — простодушно ответил Иван, — У меня их всего двадцать восемь.

— А чего так?

— Недавно только удалил последний зуб мудрости. Сколько намаялся с ними! Лет в двадцать начали расти и болеть, так что пол лица опухало. А как выросли, верхние пришлось удалять, а на нижних ещё и дёсны разрезали в хирургии. Да ещё киста была на передних, тоже пришлось разрезать.

— Да, действительно, намаялся ты с зубами, — согласился Даня. Иван отвечать не стал, он обратился к Миле:

— Готово. Начинаем.

Девушка встряхнула головой, высвобождая пышные локоны шоколадного цвета из заколки. Пряди легли на щёки, красиво обрамляя лицо.

— Мне улыбаться? — спросила она.

— Да, но не очень радостно. Поднеси палец ко рту, прикуси зубами, да вот так, и на меня смотри, — Иван сразу же включился в работу, забыв про Даню. Защёлкал затвор фотоаппарата, Мила с кокетливым призывом смотрит в камеру, подперев подбородок рукой и чуть прикусив указательный пальчик. Ярко-красная помада оставляет след на пальце, глаза призывно смотрят так, как будто девушка снимается не для рекламы стоматологической больницы, а на обложку мужского журнала с эротическим содержанием. Губы у Милы чуть большеватые, немного капризно припухшие, а когда она растягивает их в соблазнительной улыбке, образ становится порочным и чувственным. Глаза тоже очень выразительные, чуть раскосые, по- кошачьи зелёные, тонкие брови взлетают вверх.

— Чёрт, какой красивый насыщенно зелёный цвет! — не выдерживает Даня, — Жаль, что заказчик захотел в техники сепии, а то бы такой цвет получился на фото обалденный!

И зубы у девушки белые без всякого рекламного отбеливания. Сразу видно, что сигареты и крепкий кофе она не употребляет. Кожа такая нежная… Мысли Дани прервались.

— Всё. Готово, — говорит Иван, и девушка сразу же вновь стала серьёзной и целомудренной. Даня хотел было пригласить её вечером куда-нибудь вместе сходить, но она молча переодела туфли на высоком каблуке на лёгкие чешки и подошла к Ивану.

— Три минуты, Мила, и поедем, — ответил он на её молчаливый вопрос. За всё это время она оставалась молчалива, никак не реагируя на комплименты и шутки Дани.

Уже выйдя из студии и сев в машину, Иван снова сделал попытку начать разговор, от которого девушка постоянно легкомысленно отстранялась.

— Мила, возьми у меня деньги или я сам заплачу за лечение.

— Даже не вздумай! — сразу же возмущается девушка, — Только попробуй! И мы больше не друзья. Если ты сделаешь по-своему, я не смогу больше доверять тебе и обращаться за помощью.

— Хорошо, ладно, — Иван поторопился согласиться, — Но сколько ты можешь эксплуатировать свою внешность? Я снимал тебя в нижнем белье. А в последний раз и вовсе без белья!

— Что поделаешь, если я ничего больше не умею? — небрежно пожала плечиками девушка, наблюдая, как Иван вывел машину из парковки и пристроился в крайний ряд. Она продолжила, — В театре мне столько денег за месяц не заплатят, как за час фотосессии.

— Мне это всё не нравится. С тобой стало невозможно пойти в кафе, погулять по городу. Тебя стали узнавать и просить автографы.

— Ты завидуешь моей известности? — засмеялась Мила. Уж что-что, а завистливым её друг не был никогда.

— Я боюсь за тебя, Мила. Когда я рядом с тобой, это ещё ничего. Но если я подумаю, как ты где-нибудь одна… красивая и теперь уже известная актриса, мне становится страшно за тебя, Мила, — Иван вдруг резко поворачивается к ней и смотрит ей в глаза, — А если тот богатый извращенец, как его там… Назаров… Если он предложит тебе секс на деньги, тоже согласишься?

Мила видит, как судорожно его пальцы сжимают руль, но отвечает честно, не утаивая мыслей:

— Да, Ваня, да! Соглашусь! Я на многое соглашусь ради дорогих мне людей. Ради Али, ради бабушки, ради тебя!

Иван с трудом переводит взгляд на дорогу и произносит сквозь зубы, едва сдерживая досаду и гнев:

— Я не позволю тебе перейти эту грань. Не позволю, Мила!

Она пытается сказать что-то, чтобы смягчить свои слова, успокоить парня, но не может найти подходящих фраз и только беспомощно произносит:

— Но ты же знаешь, что я ничего такого не делаю… — начала девушка и вдруг осеклась. Да, Иван, конечно, безусловно, тысячу раз прав! Рекламы ажурных чулок, нижнего белья, а особенно эта БДСМ сессия, которая просто выбила почву у неё из под ног, так что до сих пор стыдно Ивану в глаза смотреть. Но именно благодаря той фотосессии Мила почувствовала свой предел, после которого можно только опуститься вниз. Она понимала, чего боится её друг, боялась этого и она. Всё-таки не такая она пустоголовая, как может показаться на первый взгляд, и инстинкт самосохранения у неё тоже есть. Но как часто в последнее время Миле приходилось заставлять себя о нём забывать!

Но теперь, когда уже деньги заработаны, нужно остановиться. Но Милу не покидало странное чувство какой-то незавершённости событий. Слишком удачно всё сложилось, даже не смотря на её каждодневный труд. Чем-то она должна будет расплатиться за свою удачу, деньги и успех.

Часть первая

Актриса с зелёными глазами или Кошка на раскалённых углях

«Она была нежная, ранимая и слабая как Лаура,

но ей пришлось стать сильной, расчётливой и циничной, как Маргарет.

Она вынуждена была превратиться в кошку на раскалённой крыше»

Цитата автора

Начало лета. Сирень цветёт так тревожно и пряно. Молодые листья тополей шелестят на лёгком тёплом ветру. Мила спешит, легко огибая встречных людей плавной походкой танцовщицы. И это несмотря на то, что она на высоких каблуках. Лёгкий подол шёлкового платья подрагивает в такт её шагам. Но вдруг у самого края тротуара Мила остановилась. Она смотрела, как ветер вырвал яркий воздушный змей из рук маленькой девочки, ещё секунда и змей отброшен ветром на проезжую часть. Девочка стоит на краю и смотрит, как машины несутся по дороге, в её глазах слёзы.

Мила быстро выбегает на проезжую часть и ловко хватает воздушного змея за хвост перед тем, как проносится следующая машина, затем протягивает змея за верёвочку ребёнку.

— Спасибо, — растроганно улыбается девочка, на её мягких щёчках показываются милые ямочки. Вот такой быстрый переход от горя к счастью.

— Держи крепче и не выпускай, — произносит Мила и дальше спешит по улице, не оглядываясь на счастливую улыбающуюся девочку.

У входа в поликлинику её ждёт младшая сестра Аля. Она специально попросила Милу сходить на УЗИ вместе. Девушки поднимаются по этажам, Аля скрывается за дверью кабинета, а Мила терпеливо ждёт сестру. Але семнадцать лет, но ей уже поставлен страшный диагноз — порок сердца. А УЗИ должно этот диагноз подтвердить.

Аля выходит из кабинета вместе с медсестрой, которая отдаёт результаты обследования Миле.

— Что? — тревожно спрашивает Мила.

— Идите на приём к доктору, он вам всё объяснит, — сдержанно отвечает медсестра.

Доктор долго рассматривает результаты, что-то сравнивает, что-то долго пишет в карту больной, затем поднимает глаза и произносит:

— Требуется срочная операция.

— Нужны деньги? — интересуется Мила.

— Нет. Операция будет плановая. Сейчас конец мая, очередь на операцию подойдёт в начале августа. А пока подготовительный этап. Нужны лекарства. Сразу предупреждаю вас, они дорогие, но необходимы. И до и после операции потребуется курс реабилитации в хорошем санатории, это тоже, увы, будет не бесплатно. Ваша сестра студентка? Пусть сдаёт сессию, берёт академический отпуск на год и начинает готовиться к операции, проходит курс лечения, сдаёт необходимые анализы.

Как только Мила увидела в витрине аптеки, сколько стоят нужные лекарства, она поняла, что таких денег у неё нет.

— Может, купить только один препарат, а второй потом, когда я найду деньги? — робко поинтересовалась у подруги Лены.

— Нет, нужно пройти курс полностью. Я попрошу у родителей и займу тебе денег. До середины лета. Ты же сможешь отдать через полтора месяца? А то им в Турцию ехать, нужно будет заплатить за путёвки.

— Да, конечно, — неуверенно ответила Мила, вспоминая, что на подоконнике в кухне лежат несколько неоплаченных квитанций за квартиру и коммунальные услуги.


В театре закончился сезон, а новый планировался только в начале сентября. Это летнее затишье грозило безденежьем для Милы. И как только она подумала о том, что нужно срочно искать заработок, как случайно встретила старого своего знакомого Славку Петрова, бывшего актёра, а теперь артиста цирка. Поговорив немного о том, как живётся, Мила обмолвилась о том, что ищет работу. Славка мгновенно оживился:

— Нам нужна ассистентка для одного номера, мы как раз ищем. Только согласишься ли ты, Милка, не знаю… — замялся парень.

— Нужны специальные навыки, да?

— Нет, навыки не нужны. Но это такой номер… Старинный цыганский номер. Метание ножей. В общем, приходи завтра к нам, познакомлю тебя со Штефаном, он тебе всё лучше меня объяснит.

Весь вечер Мила принимала решение. Недавно она оплатила весь курс послеоперационной реабилитации в санатории и уже отправила туда Алю на месяц. Денег Лены, взятых в долг у её родителей, хватило только чтобы купить лекарства Але, а ведь надо ещё погасить задолженность за квартиру и отдать долг родителям Лены, который у Милы так и не получилось отдать вовремя… Так что денежный вопрос не был решён. И Мила понимала, что курс лечения, возможно, придётся повторить, за квартиру тоже нужно будет через месяц, в крайнем случае, через два, платить, иначе хозяйка их выселит. К тому же, нужно купить зимние вещи для себя и Али, съездить к бабушке, купить ей дрова на зиму. Как только Аля вернётся из санатория, ей придётся брать академический отпуск на год, а это значит, что вместо двух лет, Миле придётся содержать младшую сестру три года, поэтому нужны какие-то деньги на счету. И девушка приняла решение.

На следующий день, встретив Славку возле развлекательных павильонов в городском парке, где временно расположился купол цирка, Мила была готова ко всему.

— Это Штефан Вишняков, настоящий цыган, — парень представил Миле смуглого мужчину с большими чёрными глазами, такими чёрными, что в них совершенно не видно было зрачков, — Штефан, эта новая ассистентка, будет вместо Данки.

— А с Данкой что? — испугалась девушка.

— Да ничего страшного, — заржал Славка, — Замуж вышла, муж запретил.

— Когда цыганка выходит замуж, она должна вести себя скромно, — объяснил Штефан, — Да ты не бойся. Глаз у меня меткий. Данка вообще не боялась. И ты не бойся, красивая.

— Да, через три дня сворачиваем шатёр и уезжаем, — объявил Славка и пояснил Миле, — Это у вас в театре мёртвый сезон, а мы за лето должны как можно больше населённых пунктов объездить. Самое тяжёлое, Мила, тебе покажется не у щита стоять под прицелом ножей, а жить в фургоне и не иметь возможности помыться. Но заработок того стоит.

— Вячеслав сказал, тебя Мирела зовут? — поинтересовался Штефан, смотря на девушку бездонными чёрными глазами, а когда она кивнула, он снова спросил, — А ты знаешь, что это цыганское имя?

— Нет… — растерянно произнесла девушка и от чего-то смутилась, — Так назвала меня бабушка в честь своей подруги детства.

— Понятно, — серьёзно кивнул Штефан, — Значит, подругой твоей бабушки была цыганка. Это добрый знак, Мирела, мы сработаемся вместе.

Через три дня Мила уехала вместе с цирковой труппой в другой город, где они так же развернули шатёр и расклеили афиши с анонсом. Штефан не звал Милу на репетиции, тренировался один, очертив мелом силуэт девушки на деревянном щите, а перед выступлением зашёл к Миле в фургон и принёс бутылку водки.

— В первый раз выпей, но немного. Важно в первый раз себя преодолеть, потом будет выходить легче.

Мила с благодарностью приняла бутылку, выпила полстакана водки, больше просто не смогла и, чувствуя, как её подташнивает то ли от страха, то ли от алкоголя и немного раскачивает из стороны в сторону, забралась на помост, служивший ареной. Под тревожную музыку Штефану завязали глаза чёрной повязкой и вкатили столик с остро наточенными ножами. И когда Штефан взял в руки нож, и острое лезвие сверкнуло в лучах софитов, Мила почувствовала, что теряет сознание от ужаса. Она зацепилась ногтями в деревянную стену так, что под ногти больно впились занозы, зажмурила глаза. Музыка смолкла, и девушка услышала такую тревожную тишину в зале, что зазвенело в ушах. Но ещё секунда, и Мила поняла, что это нож пролетел в нескольких сантиметрах от её уха и вонзился в деревянный щит. Публика восторженно ахнула, а Штефан взял второй нож…

«Еже еси на небеси, да светится имя твоё, да пребудет царствие твоё…» — Мила шептала молитву застывшими губами, от животного ужаса, охватившего её, забывая слова. Нож пролетел и вонзился в деревянный шит с опасной близостью, но не задел девушку. Сердце бешено застучало в груди. «Мама… Мамочка!!!» — девушку сковало от страха, она не открывала глаз, слышала только стук ножей о дерево и восторженно — испуганные выкрики публики. Наконец, ножи кончились. Снова заиграла музыка, раздались громкие аплодисменты, свист и улюлюканье. Штефан сорвал повязку с глаз, приблизился к девушке, взял её за дрожащую липкую от холодного пота руку.

— Как ты, девочка? Жива?

— Вроде да, — прошептала Мила срывающимся голосом.

Таких громких восторженных оваций Миле ещё ни разу не приходилось слышать, уходя со сцены.


Мила догадывалась, что Штефан просто жалеет её и бережёт её нервы. Как — то Славка обмолвился, что Данка и на репетициях служила мишенью, но сейчас Штефан тренировался один, он тренировался каждый день и подолгу. Мила восхищалась его упорством, но так как на репетициях задействована не была, то быстро заскучала и попросила директора цирка задействовать её где-нибудь ещё.

— Лике нужна помощница в номере с голубями, — предложил он.

В обязанности ассистентки входило открывать клетки с птицами и вовремя подавать кольца, шарики и другой инвентарь. Номер был очень красивым. Лика, в светло голубом струящемся платье, сама как большая светлая птица, держала на руках голубей и раскачивалась на качелях.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 76
печатная A5
от 343