печатная A5
2036
12+
Вакуум-терапия в восточной медицине

Бесплатный фрагмент - Вакуум-терапия в восточной медицине

Объем:
390 стр.
Текстовый блок:
бумага офсетная 80 г/м2, печать черно-белая
Возрастное ограничение:
12+
Формат:
145×205 мм
Обложка:
мягкая
Крепление:
клей
ISBN:
978-5-4485-8265-3

Хронические болезни — это, как правило, медленно прогрессирующие длительные заболевания. Сегодня хронические болезни — инсульт, инфаркт, рак, хронические респираторные заболевания и диабет — являются главной причиной смерти в мире. Они вызывают 60 — 80% всех случаев смерти. Современная медицина, признавшая свое бессилие в лечении этих болезней, уповает на достижения научно-технического прогресса, ожидая от него однозначных методов исцеления.

Величайшая ошибка сегодняшней медицины, по нашему мнению, состоит в том, что она предлагает лечить разных людей одними и теми же методами и почти не берёт во внимание того, что организмы людей отличаются изначально. Восточная же медицина в лице величайших врачей древности Асклепия (Эскулапа), Гиппократа, Галена, Авиценны, Парацельса многократно и небезосновательно утверждала: чтобы успешно излечивать хронические болезни, людей надо разделить на конституции, или, как говорил Авиценна, на натуры. Переводя эту мысль на современный язык, можно сказать: нельзя всех стричь под одну гребёнку — нельзя лечить людей одинаково, без учёта особенностей организма отдельного человека. Это провально. Уровень смертности людей в нашем, казалось бы, относительно благополучном мире — подтверждение этому.

Цель нашей работы — на примере применения вакуум-терапии показать взаимосвязь современного метода лечения с концепцией трёх дош (конституций — по Аюрведе). Мы хотели бы познакомить читателя с тем, как на практике действует метод вакуум-терапии, когда учитываются особенности организма человека. Работа наша несёт просветительский характер. Нам важно, чтобы не только практикующий врач, но и самый обычный человек разобрался в этом методе и увидел его преимущества. Поэтому мы старались, насколько возможно, меньше теоретизировать, меньше загромождать голову читателя научными сведениями, медицинскими терминами. С той же целью, мы постарались сделать работу более наглядной, используя для этого множество рисунков, таблиц и фотографий.

Надеемся, что эти знания, по крупицам собранные нами в течение двух десятков лет, дадут возможность врачам-остеопатам, массажистам, мануальным терапевтам, врачам эстетической медицины достичь положительного результата при лечении методом вакуум-терапии, а обычного человека познакомят с особенностями этого метода лечения хронических заболеваний и сориентируют в том, как помочь себе и своим близким.


© Бай-Бал (Прокопьев Павел Прокопьевич), 2012

ОГЛАВЛЕНИЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ

«Искусство лечения поначалу было одной из секретных наук жречества, и тайна его происхождения скрыта тем же покровом, что и тайна происхождения религиоз­ной веры. Все высшие фор­мы знания были с самого начала в распоряжении жреческой касты. Храм был колыбелью цивилизации. Жрецы, осу­ществляя свои божественные прерогативы, творили законы и следили за их исполне­нием, ставили правителей и управляли ими, обслуживали нужды живущих и на­правляли судьбы мертвых. Все ветви обуче­ния находились под контролем жрецов, ко­торые допускали в свой круг только интеллектуально и морально подготовленных к увековечиванию божественного дара жре­чества… Кандидаты, стремящиеся стать члена­ми религиозных орденов, проходили суро­вые испытания для того, чтобы доказать свои достоинства. Подобные процедуры назывались инициациями, или посвяще­ниями. Те, кто проходил испытания успеш­но, назывались братьями, и жрецы посвя­щали их в секретные учения. У древних никогда не разделялись философия, наука и религия, и каждая из этих дисциплин считалась частью целого. Философия была научной и религиозной; наука была фило­софской и религиозной; религия была философской и научной. Совершенная муд­рость полагалась достижимой только на пути полной гармонии всех трех проявлений умственной и моральной активности», — читаем мы в книге М. П. Холла.

Хотя современные врачи полагают основателем своей науки Гиппократа, древние лекари таковым считали бессмертного Гермеса. Гермес Трисмегист (Трижды Величайший), он же Кадм, Тот, Ибисоголовый, Меркурий, Один, Енох, Собакоголовый, оставил после себя, как утверждает Ямвлих, двадцать тысяч книг. Мането увеличивает это число до тридцати шести тысяч. Клемент Александрийский — до сорока двух книг, в тридцати шести из которых, по его утверждению, содержалась вся философия египтян. Другие шесть книг являлись медицинскими.

Одна из величайших трагедий человечества заключается в утере практически всех сорока двух книг Гермеса. Эти книги исчезли во время пожара в Александрии. Гермес — основатель египетской цивилизации, изобретатель букв и чисел — увеличил год с 360 до 365 дней, установив порядок, преобладающий до сих пор, что само по себе говорит, какой масштабной личностью он являлся. По Гермесу, человек имеет двойное происхождение и состоит из двух начал: телесного и бестелесного. Телесное (видимое, материальное, физическое) состоит из земли и воды — плоти, костей и телесных жидкостей. Бестелесное (невидимое, метафизическое, божественное) состоит из огня и воздуха — сушумны, иды, пингалы, чакр, меридианов, ауры, мыслей, эмоций, мотиваций и прочего.

В трудах Гермеса, дошедших до нас, есть строки, свидетельствующие о его непоколебимой вере в то, что труды его останутся нетленными на все времена. Вот строки Трижды Величайшего, сохранённые веками: «О священные книги, которые были созда­ны моими подверженными порче руками, но которые были наполнены всевластным лекарством, несущим неподверженность та­кой порче, оставайтесь нетленными [и неповреждёнными] на все века, будучи невидимыми и ненаходимыми для того, кто воз­намерится обойти всю эту земную равнину, до тех пор, пока древнее небо не породит союзы, (которые демиург назвал душа­ми) достойные вас». Так может, труды Гермеса не сгорели? Может, они ждут своего часа?

А кто же такой Гиппократ, клятву которого даёт каждый студент-медик? «Гиппократ — знаменитый врач из Коса, одного из Кикладских островов, преуспевший в Афинах во время нашествия Артаксеркса и из­бавивший этот город от ужасного мора. Его назвали „отцом медицины“. Изучив эту науку по вотивным табличкам, пожертвованным исцеленными больными в храмах Эскулапа, он стал посвящённым и самым опытным целите­лем своего времени — в такой степе­ни, что был почти обожествлён. Его ученость и знания были громадными. Гален говорит о его писаниях, что они поистине являются гласом оракула. Он умер на сотом году жизни, в 361 г. до Р.Х.», — пишет Елена Блаватская в своём «Теософском словаре».

РИС. 1. ГИППОКРАТ

М. П. Холл в деятельности Гиппократа усматривает причины, породившие впоследствии ошибки во врачевании больных людей: «Гиппократ, знаменитый греческий врач, живший в пятом веке до Р. X., отде­лил искусство врачевания от других наук храма и тем самым создал прецедент. Од­ним из следствий этого стало повсеместное распространение грубого научного материализма. Древние осознавали взаимозави­симость наук. Современные ученые этого не осознают, и вследствие этого неполные и незавершенные системы обучения стре­мятся утвердить индивидуализм. Труднос­ти, с которыми сталкивается наука нынеш­него времени, являются продуктом пагуб­ных ограничений, наложенных на науку теми, кто не хотел признать, что многое в этом мире превосходит пять первичных чувств человека». Проще говоря, Гиппократ отделил бестелесную часть человека, оставив только телесное. Одним из следствий этого стало то, что мы сейчас и имеем: так называемая классическая, ортодоксальная медицина подходит к больному человеку, как к испорченной машине, в которой надо что-то удалить или заменить. И потому она бессильна перед хроническими заболеваниями, которые подчиняются более бестелесному, чем телесному.

Абсолютно верно то, что Гиппократ, снискавший славу на ниве древней науки, реформировал медицину. Но для чего он это сделал?

Гиппократ, действительно, настоящий отец современной медицины. Благодаря его реформе она достигла небывалых успехов. Но только в части физической. Религию и философию он отделил от медицины, чтобы большая часть человечества могла пользоваться ею, так как религиозная, философская часть науки об искусстве исцеления, принадлежавшая узкому кругу жрецов и фараонов, была непонятна большинству людей и пугала.

Реформа со временем как бы «отпустила тормоза», и медицина, как и вся наука, сделала в понимании мира небывалый скачок от физического к метафизическому, обретая потерянное. Ярким примером этому является обнаружение современными учёными биополя не только живых существ, но и растений, на которое указывал еще Гермес.

У древних было мало законов, но все они были глобальными. Один из этих законов — закон подобия, или аналогии. В соответствии с ним, человек, родившийся на Земле, подобен ей. И если у Земли есть атмосфера, то она должна быть и у человека. Так мыслили древние. Они были убеждены, что эта атмосфера, аура, или биополе, пронизывает тело человека, имеет закономерное движение, скорость и плотность и играет первостепенную роль в образовании хронических заболеваний. Еще несколько шагов развития, и современная европейская наука приблизится к пониманию того, что известно восточной медицине уже тысячелетия.

Имеем ли мы право осуждать Гиппократа за реформирование современной ему медицины? Едва ли. Все науки того времени претерпели эволюционный путь в материалистическом направлении.

«В Средние века вновь были собраны, систематизированы и уточнены долго игнорировавшиеся аксиомы и формулы гер­метической мудрости. Теофрасту Гогенгейму, называвшему себя Парацельсом (что означает „более великий, чем Цельс“), мир обязан многими знаниями, в частности, древних систем медицины. Парацельс по­святил всю жизнь изучению и изложению герметической медицины (герметической философии). Каждое понятие и теория бы­ли просеяны сквозь сито его взглядов, и в то время как медицинское сообщество ста­рается умалить его достижения, поскольку не принимает его систему, оккультный мир знает, что он до сих пор является величай­шим из врачей всех времен и народов. Хо­тя сложный характер Парацельса настраи­вал против него людей, а его страсть к путе­шествиям называли бродяжничеством, он был одним из немногих умов, искавших синтез искусства врачевания с философ­скими и религиозными системами языче­ства и христианства».

Парацельса — этого великим наблюдателя — современники, знавшие его, называли вторым Гермесом, или же Трисмегистом Швейца­рии. «Он исходил Европу из конца в конец и, может быть, ходил и по восточным зем­лям, собирая суеверия и изучая утраченные учения. От цыган он многое узнал о лекар­ственных растениях, от арабов — о том, как делать талисманы, и о влиянии небесных тел. Парацельс полагал, что лечение боль­ных гораздо важнее утверждения ортодоксальной медицинской доктрины. Поэтому он пожертвовал официальной медицин­ской карьерой и, несмотря на преследова­ния, которым подвергался всю свою жизнь, яростно атаковал лечеб­ные системы своего времени. Основой его мировоззрения было убеждение, что все в природе является бла­гом для чего-нибудь. По этой причине Парацельс собирал плесень из склепов или полуноч­ную росу. Он был истинным исследовате­лем тайн природы.

РИС. 2. ПАРАЦЕЛЬС

Парацельс испытывал высочайшее пре­зрение к модным в то время узким меди­цинским системам; его убеждение в их неадекватности лучше всего выражено им са­мим в его причудливой манере: «Но число болезней, которые происходят от некото­рой неизвестной причины, превышает премного те болезни, которые происходят от известных медицине причин, и для та­ких болезней наш врач не знает лекарств, поскольку, не зная причин, невозможно с болезнью справиться. Всё, что врачи могут осмотрительно делать, это наблюдать больного и делать догадки, а пациент должен быть доволен, что предписанная медицина не делает ему вреда и не мешает его выздо­ровлению. Самые лучшие врачи — это те, кто делает наименьшее зло». Есть такие врачи, в которых премногая ученость начисто вытесняет всякий здравый смысл, а другие врачи гораздо больше заботятся о своих доходах, нежели о здоровье пациен­тов. Болезнь не может приспосабливаться к знаниям врача; скорее, наоборот, врач должен понять причины болезни. Врач должен быть слугой природы, а не ее вра­гом. Он должен вести и направлять ее в борьбе за жизнь и не воздвигать препятст­вия на пути к выздоровлению».

РИС. 3. ФИЛИПП АУРЕОЛ ТЕОФРАСТ БОМБАСТ ИЗ ГОГЕНГЕЙМА, ИЗВЕСТНЫЙ ПОД ИМЕНЕМ ПАРАЦЕЛЬСА
(1493—1541)

Вот как о Парацельсе отзывается Блаватская: «Парацельс. Символическое имя, принятое величайшим оккультистом средневековья — Филиппом Бомбастом Ауреолом Теофрастом фон Хохенхеймом, родившемся в округе Цюриха в 1493 г. Он был мудрейшим врачом своего столе­тия и самым знаменитым, ибо излечивал почти всякую бо­лезнь силою им самим изго­товленных талисманов. Он не имел ни единого друга, и был окружен врагами, наизлобнейшими из которых были церковники и их клика. Понятно, что его обвинили в союзе с дьяволом, также нече­го удивляться, что в конце концов он был убит одним неизвестным врачом, в возрасте сорока восьми лет. Он умер в Зальцбурге, оставив после себя много трудов, которые по сей день высоко ценятся у каббалистов и оккультистов. Многие из его изречений оказались пророческими. Он был ясновидящим высокой степени, одним из самых ученых и эрудированных философов и мистиков, и выдающимся алхимиком. Химия в долгу перед ним за открытие азота».

Парацельс был истинным целителем, и не было заболеваний, которых он не вылечивал. Он учил, что человек с болезненным умом может отравить свою собственную эфирную природу, и эта инфекция, нарушая естественный ток жизненной силы, позднее проявится как физическая болезнь. Все хронические заболевания исходят из невидимой части человека, в этом и есть сокровенная тайна древней медицины. Классическая медицина, не веря и не изучая невидимую часть человека, бессильна перед психическими и хроническими заболеваниями. Собирание Парацельсом плесени из склепов или полуночной росы вызывало недоумение у современных ему врачей. А потом в начале двадцатого века станут выделять из плесневых пенициллин, который положит начало эре антибиотиков. Ученые получат за это Нобелевскую премию.

Древние знали больше и лечили лучше, а мы всякий раз изобретаем велосипед. Учёным, это наше глубокое убеждение, еще предстоит заново открыть росу, которую, действительно, надо собирать в полночь, в полнолуние и в определенное время стояния звёзд. В этой выделенной искусно и с большой осторожностью субстанции есть невидимая часть, содержащая силу Солнца и Луны, которую можно сравнить с «живой водой».

Убеждение в том, что все причины болез­ней кроются в невидимой природе человека, есть фундаментальный принцип герметической медицины. Гермес, никоим образом не отрицая важности физического тела, тем не менее верил, что материальная конституция человека является эманацией, или объекти­визацией его невидимых духовных принци­пов.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.