электронная
360
печатная A5
544
18+
В вихре событий

Бесплатный фрагмент - В вихре событий

Остросюжетный триллер

Объем:
282 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4483-6909-4
электронная
от 360
печатная A5
от 544

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Автор выражает особую признательность и благодарность:

— Тульевой Алле Валерьевне — тематическому редактору.

ЧАСТЬ 1

Глава 1

Меня уволили из полиции после десяти лет работы. Из-за какого-то сопляка, который отстреливался из нелегального оружия, и я уложил его только тогда, когда пули просвистели возле моего уха. Пройдя много комиссий, и потеряв кучу нервов, мне поставили на моем личном деле большую прямоугольную печать: Превышение служебных полномочий, и сдали дело в архив.

— Джек, — не переживай, — сказал мой напарник, — они просто сволочи, дело было абсолютно чистое, но…

Это *но* до сих пор сидело глубоко внутри. Я послал их всех, сдал оружие и значок. Вещей у меня было мало, я забрал их, и, не попрощавшись, вышел. День стоял чудесный, и я направился в сторону моего дома. Кое-какие сбережения у меня были, но надолго их бы не хватило. Устраиваться на хорошую работу с такой формулировкой об увольнении было делом бесполезным, особенно в этом городе. Вечером я пошел в ближайший бар и напился, так я отметил начало своей новой жизни. В этом месяце мне должно было стукнуть тридцать, я попал в свой отдел сразу после окончания школы полицейских. А теперь стал самым обычным безработным.

Я был сбитого телосложения, среднего роста со светло коричневыми волосами и серыми глазами. Немного выступающий подбородок придавал, как мне казалось, моему лицу мужественность. И вообще, по фигуре, лицу и походке, во мне запросто можно было узнать полицейского, кем я и являлся до последнего времени.

Отойдя от вчерашнего рома, я сел думать. Куда бы я ни направлял свои мысли, все опять сходилось к одному: из этого города надо было уезжать. Но уезжать можно было только к родителям. Я был их единственным сыном. Мой отец когда-то был банкиром, но уже давно был на пенсии, как и мать. Оба жили в другом месте. До их небольшого городка шел прямой поезд, а на машине было часа два езды. Я продолжал думать до вечера, но ничего нового мне в голову так и не пришло. Я встал и пошел к хозяйке, сказав ей, что завтра я съезжаю.

— Уволили? — спросила она.

Я молча кивнул.

— Это сейчас обычное дело. Не волнуйся, ты еще молодой.

Утром я пошел на поезд. Телеграмму я не стал давать, зная, что они всегда дома. Пока ехал, я успел хорошо выспаться в поезде и чувствовал себя бодро. Сойдя на нужной станции, я не стал брать такси, а двинулся пешком. Я вырос в этом городе и знал почти все. Единственное, что меня смущало, это как сказать отцу про формулировку увольнения. Я знал, что он меня не похвалит, но поймет ли он меня или нет, я не знал. Может, я открою в городе какое-нибудь сыскное бюро? — подумал вдруг я. — А почему бы и нет?

Через квартал я уже видел их дом. Он был такой же, как и всегда, средний, двухэтажный, чисто выкрашенный в голубой цвет. Я тяжело вздохнул, постучал, но никто не открыл мне. — Странно, — подумал я. — Я нажал на ручку и дверь открылась. Первое, что я увидел, были две лужи крови, одна ближе к двери, другая чуть подальше, как бы за ней. У меня как мороз прошел по коже, а руки покрылись гусиной кожей. Я закрыл дверь, развернулся и побежал в полицию, она была буквально в двух кварталах.

Первым, кого я встретил на входе, был мой бывший одноклассник, и я попросил его выйти на крыльцо.

— Фред, у меня, то есть, у моих родителей в доме две огромные лужи крови, — возбужденно сказал я.

— Джек, я должен сказать тебе неприятную новость. Позавчера их убили. Прими мои соболезнования, — он опустил голову.

— Как убили?! Кто? За что?

Вопросов было много.

— Джек, я знаю, что ты тоже полицейский, поэтому тебе я расскажу. Кстати, мы послали в твой отдел сообщение.

— Пожалуйста, только все, что ты знаешь.

— Кто-то приехал на машине. Скорее всего, это был микроавтобус. В дом вошли двое, по отпечаткам обуви. Дело в том, что с ними жила одна девушка, и в тот момент их было трое.

— Какая еще девушка? Отец никогда не писал мне об этом. — Это действительно было для меня новостью.

— Одна девушка, по имени Сью. Она приехала в наш город не так давно на курсы бухгалтеров. Видно она попросилась к ним, и они ее взяли, а она помогала им по хозяйству. Не знаю, платила ли она им или нет. Я так думаю.

Я не знал что сказать.

— Как предполагает следствие, приехали именно за ней, чтобы забрать ее. Но видимо твой отец за нее заступился, и получил очередь из Узи в живот, а потом и твоя мать. Сама девушка исчезла, просто испарилась. С трудом, но мы вычислили ее, она приехала черт знает, откуда, тысячи километров, и скорее всего она просто от кого-то скрывалась. По ее адресу в наших данных мы послали запрос, и из того города каждый день к ней ходил полицейский, но никто не открывал. Соседка сказала, что не видела ее уже сто лет. Из дома твоих родителей ничего украдено не было.

— Но Узи…

— Да, ты прав. Мы подозреваем, что это мафия или банда.

— Спасибо Фред, ты настоящий друг. — Чувствовал я себя скверно.

— Можешь занимать дом, все, что нам надо было, мы уже сделали.

— А где эти курсы бухгалтеров? — на всякий случай спросил я.

Он назвал адрес и ушел.

Я вернулся в дом, но пока не мог прийти в себя. Гуляя по комнатам, я переступал эти два пятна. Хоть я и видел такие пятна на бывшей работе уже много раз, эти казались мне жуткими, и особенными.

Я пошел в бар и прилично выпил. Потом вернулся в дом и постарался отмыть эти два пятна. Улегшись на диване, я сразу заснул.

На следующий день я пошел на бухгалтерские курсы. Видимо к ним приходили из полиции ни один раз, поэтому преподавательница даже не спросила кто я такой. Она выложила ее анкету, с маленькой фотографией. Я переписал все, что мне было нужно, и еще раз вгляделся в фотографию. Симпатичная девушка, стрижка каре, глаза серые, нос прямой, губы полуоткрытые, немного пухлые. Где-то лет двадцати пяти.

— У нее были подруги? — спросил я преподавательницу.

— Нет, лично я не замечала, она была очень замкнута. Мне почему-то всегда казалось, что она все время чего-то боится.

Я поблагодарил ее и пошел домой. — Сью Нотрон, кто же ты такая и где тебя найти? — думал я по дороге. Войдя в дом, я понял, что больше в этом городе я ничего не узнаю. Я был уверен, что след там, откуда эта девушка приехала, и только там можно понять, что к чему. Но туда надо было лететь на самолете. Или ехать автобусами, или поездами, но это долго. И надо было иметь с собой деньги на любые непредвиденные расходы.

Я знал, что у отца были сбережения, ведь он когда-то был банкиром. И я даже подозревал, где он их прячет, хотя никогда не видел. Спустившись в небольшой полуподвал, я начал простукивать деревянные ступеньки, но это мне ничего не дало. Тогда я попытался их расшатать, и одна поддалась. Я снял ее и увидел узкий деревянный продолговатый ящик. С трудом вытащив его, я увидел, что он доверху был забит пачками денег. — Извини меня, отец, — сказал я про себя, и взял несколько пачек. Остальное я вернул на место и закрыл ступенькой, как было.

— Джек, — подумал я вдруг, — а тебе это надо? Ты ведь знаешь, почему их убили и как. — Спрашивал я себя. И тут же отвечал: — Да, но я не знаю, кто это сделал, и точно ли их убили только из-за девушки.

У меня в сумке был пистолет с глушителем, револьвер и Узи. Все это я конфисковал во время службы в полиции, конечно же, нелегально, на всякий случай, и они были зарегистрированы на разные имена, или вообще без имен. Я предчувствовал, что это может очень пригодиться, но тогда отпадал самолет. С оружием я бы просто не прошел контроль. Поездом же, надо было ехать целую вечность, как и автобусом. Я впервые решился на автостоп, полагая, что моя внешность внушает доверие. Любой машиной я бы добрался в два раза быстрее.

Я закрыл дом и пошел в сторону большой трассы. Она проходила через нужный мне город, и доходила до моря. Мне действительно повезло, примерно через час напротив меня остановился новенький голубой Форд, и симпатичная девушка приблизительно моего возраста спросила, куда мне надо. Я сказал.

— Садитесь. Хотите — на переднее сиденье.

Я сел и стал посматривал на нее. Интересно, почему она остановилась именно возле меня, там же были и другие люди? — подумал я

— Вам повезло, — сказала она и улыбнулась. — Кстати, меня зовут Кэт.

— Джек, — ответил я, — а в чем повезло?

— Я еду на побережье, и буду проезжать ваш город.

— Да, действительно повезло — подумал я. — Как в сказке.

— Тогда я оплачиваю бензин, — безоговорочно ответил я.

— Тогда повезло и мне, — она рассмеялась.

Кэт была славная девушка, и очень симпатичная. Она много не говорила, и мало тоже. И вообще с ней приятно было беседовать на любую тему. Уже к вечеру мы знали почти все друг о друге. Мне даже показалось, что я ей понравился. Она была почти моего возраста, не замужем, и работала в какой-то финансовой фирме.

— Кэт, ты спешишь? — спросил я ее, когда начало темнеть, перейдя на *ты*.

— Да, я уже опаздываю. Но ничего.

— Хочешь, поедем без остановок? Ты спишь, я веду. Ты ведешь — я сплю.

— Хорошая идея, — сказала она, — так мы сэкономим и на мотеле, и по времени. А тебе не трудно водить ночью?

Я усмехнулся, вспоминая ночные дежурства в полиции.- Абсолютно. Когда-то мне даже нравилось.

Доехав до какого-то попутного городка, мы заправились и пересели. Сначала Кэт еще смотрела вперед, но потом я увидел, что она еле удерживает глаза открытыми. В конце концов, она сдалась.

Шоссе было почти пустым и вести машину, тем более, почти новую, было одним удовольствием. Кэт видимо спала в машине первый раз: она крутилась и вертелась не преставая. Наконец она успокоилась только тогда, когда положила голову мне на плечо. Я сразу почувствовал хорошие и приятные женские духи, ее волосы и голову. Потом, во сне, она протянула руку и обняла меня за пояс. Я был не против. Она была похожа на ребенка, который очень устал, долго играя, и мгновенно заснул на первом удобном месте. Так мы и ехали. Я гнал сто пятьдесят километров в час, не жалея бензина.

Наконец начало светать. Кэт спала беспробудным сном. Я действительно немного устал, вернее, потихоньку клонило ко сну, но ехать я еще мог целый день, работа в полиции приучила меня ко всему.

Наконец на одной ямке Кэт открыла глаза и села на свое кресло ровно.

— Джек, извини…

— Кэт, скажи мне лучше: доброе утро. Не волнуйся, мне было удобно ехать. Спасибо.

Кэт улыбнулась, протирая глаза.

Впереди был очередной городок, и мы заехали на заправку. Там же Кэт села за руль, зато я расслабился и начал потихоньку засыпать. Что-что, а в машинах я проспал уйму часов, работая в полиции. Вдруг я почувствовал, что мягкая женская рука очень нежно склоняет мою голову. Я не сопротивлялся и моя голова уже лежала не ее плече. Так было гораздо мягче, и я мысленно поблагодарил ее. Чуть позже, моя вторая рука, которая висела и болталась в воздухе, вдруг поползла и обняла Кэт спереди за талию. Я не понял, кто это сделал: она или я. Но я засыпал, и это было неважно. Мне было хорошо и удобно. Нам предстояли еще всего две ночи. Поездом или автобусом я бы добирался втрое дольше.

Я проснулся где-то в полдень, я всегда мало спал.

— Спасибо, Кэт, мне было очень удобно. — Мягко сказал я.

Она просто засмеялась.

— Джек, мне нравится с тобой ехать. Наверное, не зря я тебя взяла.

— Мне тоже. Лучшей компании у меня еще не было. — Я не врал.

Действительно, всего за несколько дней мы притерлись друг к другу. А может, просто наши характеры были очень совместимы.

— Мы же еще встретимся в жизни? — вдруг спросила она, но уже серьезно.

— Хотелось бы. Но не думаю. — Также серьезно ответил я.

Она замолчала. Через километр была заправка, и мы заехали. Рядом было маленькое кафе, и мы зашли попить кофе.

— Кэт, не молчи. Я тебя чем-то обидел? Если хочешь, я останусь здесь, а ты езжай дальше. — Я заметил, что она перестала смотреть в мою сторону, и вообще замолчала.

— Я без тебя не поеду, Джек. Почему ты думаешь, что мы никогда больше не встретимся? Ты не хочешь? Я тебя обидела? — вдруг спросила она.

— Кэт, хочу. — Я пытался выправить ситуацию. — Ты мне понравилась, как только я сел в машину. Но я многого тебе о себе не рассказал, и, думаю, что когда ты узнаешь, то поймешь меня.

— Тогда рассказывай, — и она впилась в меня взглядом. — Пожалуйста.

Я подумал, что нам осталось ехать всего две ночи, и наши пути вскоре разойдутся. И я рассказал ей все.

— И это все?! — воскликнула она. — Ты думаешь, что мне пятнадцать лет, и не видела жизни? Из-за того, что тебя уволили из полиции, и ты только собираешься открыть сыскное бюро, а пока без работы? Что ты вообще обо мне знаешь и думаешь?!

— Ничего. — Просто ответил я, но удивился ее тону.

Мы попили кофе и поехали. Кэт молчала, я — тоже. Вдруг она затормозила и выехала на обочину в чистом поле.

— Джек, идем, погуляем, — попросила она. Мы вышли из машины, и пошли прямо в чистое поле по какой-то узенькой тропинке. Потом она остановилась в одном месте, повернулась и поцеловала меня.

— Джек, мне нравится сам человек, а не его работа, или остальные побочные вещи. Понимаешь меня?

— Извини Кэт. Ты — очень славная девушка. Можно я тоже тебя поцелую? И мы все забудем.

— Если хочешь, и если нравлюсь.

Я поцеловал ее. — Хочу, и нравишься, — добавил я, и мы оба засмеялись.

Вернувшись в машину, мы уже ехали, разговаривая и улыбаясь друг другу. Но я знал, что скоро это все кончится и останется лишь маленькое, но очень теплое и приятное воспоминание.

Еще две ночи она спала так же, сразу пристраиваясь у меня на плече, и кладя руку на живот. Я делал то же самое, когда мы менялись.

Наконец мы подъезжали к тому городу, где мне нужно было выходить. Я специально остановился раньше, на заправке, и залил полный бак. Впереди уже виднелась табличка с названием города. Кэт неожиданно попросила меня свернуть на обочину.

— Джек, у тебя есть телефон? — спросила Кэт.

— Дома, но я там редко бываю. — Я имел в виду дом родителей.

— А как с тобой связаться?

— Я пожал плечами. — Только адрес, и продиктовал его.

— Запиши мой телефон. Вот моя визитка. — Она подала мне карточку.

Я списал с визитки телефон, а потом увидел слово: *Психолог*. Визитку я тоже забрал.

— Ты психолог? — удивился я. — А скажи, вот мы провели с тобой бок обок три дня. Что ты можешь сказать обо мне с точки зрения психологии?

— Что ты — очень хороший человек, — улыбнулась она. — И мужчина. Но последнее это с моей личной точки зрения.

Трасса шла через город дальше, на побережье. Я остановился в центре города. Не знаю как, но наши губы сблизились и слились в крепкий поцелуй. Я вышел, а она села за руль и уехала.

Глава 2

Я сразу купил карту города и пошел искать какой-нибудь отель, поменьше и незаметней. Вскоре я нашел такой, на скромной тихой улочке, и заселился. Имя я назвал другое. Комнатка была маленькая: одна кровать, встроенный шкаф, стул и маленький стол. Для меня этого было вполне достаточно.

Вечером я сидел и думал, что делать дальше. Город был для меня неизвестным, но с чего-то надо было начинать. Я взял телефонную книгу и нашел трех человек с фамилией Нотрон. Потом я позвонил по всем трем, как бы из пиццерии. Один не ответил. Второй подняла маленькая девочка, и были слышны и другие детские голоса. На третий мне ответил серьезный мужской голос, и я обвел его в книге красным цветом, хотя это был не факт, что это именно тот человек, которого я искал.

Теперь мне нужна была хоть какая-нибудь информация. Вечером, натянув шляпу на глаза, я вышел на прогулку. Гулял я долго, пока не нашел, наконец, то, что искал. На углу одной из небольших улиц стоял парень, лет шестнадцати и продавал наркотики. Подъезжала машина, он подходил к окошку, и оно открывалось, происходил обмен, и машина уезжала. Улучшив момент, я подскочил к нему, вывернул руку и быстро завел в подворотню. Он не мог говорить, потому что было больно.

— Слушай, парень, — сказал я ему на ухо, — я тут новенький в городе, но хочу знать про все. Если ты мне расскажешь, я тебя отпущу и еще дам сто баксов. Если нет — ты останешься без руки, я просто оторву ее и выкину в мусорный бак.

Парень заговорил сразу. Я задавал ему вопросы, а он отвечал. Нотрона он не знал. Но в целом нижняя самая простая половина города мне была ясна. Не хватало другой половины. Парень мне сказал, что все копы собираются в баре *МАЙКЛ*, и я поехал на автобусе туда.

Сегодня была пятница, и бар был забит до отказа. Кроме полицейских там почти никого не было, притом к этому времени многие уже еле стояли на ногах. Как раз это мне и надо было, я зашел в самый удобный момент. Из всех я выбрал одного рыжего копа и подсел рядом. Он сразу начал называть меня Джимом, хлопал по плечу и лез обниматься. Слово за слово, за два часа я выудил у него все, что меня интересовало, даже больше, пока он не упал головой на стойку.

Я вернулся в гостиницу. Надо было разобрать по полочкам всю полученную за вечер информацию. Из кармана неожиданно выпала визитка Кэт. На ней был и ее мобильный телефон. — А если я ей позвоню? — вдруг пришла мне в голову мысль, — типа, поинтересуюсь, как она добралась?

Я сел на телефон и набрал номер. Ответили сразу, и я узнал голос Кэт.

— Кэт, это Джек. Извини меня за поздний звонок, но я волновался, как ты доехала.

— Джек, дорогой, это так мило с твоей стороны. Я действительно очень рада твоему звонку. — Мягко сказала Кэт.

Мы проболтали, наверное, час, и она взяла с меню клятву, что я ей буду звонить всегда, когда буду свободен. У меня даже поднялось настроение.

Я сел на кровать и стал думать. В городе правили две мафиозные группировки. Первую возглавлял Нотрон, вторую — какой-то Джонсон. Они держали абсолютно все в городе. Странно, но их центральные офисы располагались очень близко друг от друга. Если у Нотрона это было высокое здание, то у другого — огромный ангар. У Нотрона была одна дочь: Сью, у Джонсона — единственный сын, Гарри, его правая рука.

Насколько я понял, несколько недель назад Джонсон выставил Нотрону какую-то претензию, или на денежную сумму, или на влияние в городе. Но тот ее не принял. И полиция ждала войну, которая могла начаться в любой момент. Это было самое главное в настоящей ситуации. Остальное шло как дополнение.

Я пораскинул мозгами: — Нотрон, зная ситуацию, отправляет свою дочь почти на край света, зная, что на детях можно сыграть очень легко. Но другой, каким-то образом, узнает, где она, и похищает ее, убивая при этом моих родителей. Если бы это были люди Нотрона, она пошла бы с ними, без всякой крови. Значит, по идее, Сью должна находится сейчас в руках Джонсона, как козырь против ее отца. А чем же ответит Нотрон? Войной? А может он вообще промолчит, если его дочь не играет для него никакого значения? — Последнее мне казалось неправдоподобным. — Нет, надо поговорить со Сью. Но как?

Назавтра я вышел прогуляться. Оружие и документы я оставил в гостинице. Поплутав по улицам с картой в руке, я, наконец, вышел на нужную дорогу. Я прошел мимо двух враждующих лагерей несколько раз. И все время рядом со зданием, как и с ангаром, находились какие-то люди. — Охрана, — разглядел я, — нечего и соваться. Я остановился напротив ангара и пытался что-то рассмотреть. Пришлось спуститься и подойти ближе. Но вдруг, я почувствовал дуло, которое упиралось мне в спину. Пытаясь оглянуться я заметил какого-то жлоба, который толкнул меня вперед в сторону самого ангара. Сделать я ничего я не мог, и в его компании вошел прямо в ангар.

— Тут я попал круто, — подумал я. — Сам виноват.

Ангар был забит всякими ящиками, но центр был свободен. В конце ангара был сделан второй этаж, куда вела металлическая лестница. Там было несколько комнат, с завешенными окнами.

— Ты кто такой? — спросил меня подошедший сбоку парень, лет тридцати, высокий, с наглой улыбкой.

Я назвал первое, что мне пришло в голову.

— Похож на копа, — услышал я голос сзади. — Я обернулся и увидел другого. Тот был невысокий, но коренастый.

— И, что ты тут вообще делаешь, рассматривая мою частную собственность? Ты думаешь, что самый умный? — спросил первый.

— Я просто новый в городе, вообще ничего не знаю. Просто стоял, смотрел по сторонам, — невинным голосом ответил я.

Парень меня обыскал.

— А вещи? А документы? — спросил он.

— Вчера вечером у меня забрали все. Ограбили на прямо на улице. Я даже не успел остановиться в отеле.

— Гарри, поверь мне, это типичный коп. У меня глаз наметан.

— А что я сделал? — невинно спросил я?

— Вечером ты сам все расскажешь, когда вернется мой отец. Он и не из таких вытряхивал. — Нагло сказал Гарри и засмеялся. — Засуньте его в камеру, — обратился он к двум жлобам. — Ему там скучно не будет.

Меня подхватили под руки, и повели в конец ангара, где пол был из металлических решеток, сваренных между собой. Причем проволока была толщиной с палец. Одна из решеток была дверцей, ее открыли и столкнули меня вниз. Потом приковали каждую руку наручниками к решетке. Было темно, но все равно я увидел, что в том конце клетки кто-то сидит. Это была настоящая клетка: пол, крыша и стенки были сделаны из такой же решетки. Когда глаза привыкли, я рассмотрел симпатичную девушку, как на фотографии с бухгалтерских курсов.

— Привет, Сью, меня зовут Джек. — сказал я ей, как можно дружелюбней.

— Ты от отца?

— Нет, я сам по себе.

— Завтра меня хотят убить, — заплакала она, — я слышала их разговор. Мне показалось, что отец послал тебя за мной.

— А как же отец? Почему он тебя не вытащит?

— Не знаю. Наверное, потому что ему важнее всего деньги. Теперь я даже и не надеюсь. А вы можете что-нибудь сделать? — с мольбой обратилась она ко мне. — Я вам заплачу, я сделаю все, что угодно, я…

— Тише, Сью. — Я тоже не хочу здесь сидеть. Значит надо что-то думать.

Я осмотрел клетку. Она стояла на какой-то другой, тоже из металлической решетки. Но в одном месте в нашей клетке я заметил на полу дверцу, сделанную из той же решетки, с двумя замками. Я не знал, куда она идет, но это мог быть и выход. Я взялся за дело. У меня в кармане всегда были скрепки. Выгнув одну, я отстегнул свои наручники, а потом и ее. Труднее было с двумя замками, но все-таки я смог открыть и их. Протиснувшись в дверцу, я помогал Сью. Дальше шла металлическая лестница еще ниже. Потом другая. Наконец мы спустились в самую настоящую канализацию. Сью повисла на мне, и целовала мое лицо. Она была очень похожа на свою фотографию, хотя я представлял ее повыше.

— Сью, подожди радоваться, мы еще никуда не вышли. — Тихо сказал я.

— Но мы же на свободе? — радостно спросила она.

— В какой-то мере да. Куда вот только двигаться? — Я посмотрел на часы. Вылезать наверх можно было только в темноте, а идти сейчас надо было как можно дальше, пока охрана не спохватилась. Мы тронулись, как я себе представлял, в сторону города. Удовольствие было еще то. Наконец, после двух часов ходьбы, мы остановились у одной лестниц, которая шла наверх. Я полез, и смог чуть-чуть приподнять люк. Я увидел темную улицу. — То, что надо, — подумал я и, отодвинув немного люк, вылез наружу. Следом показалась Сью.

— Сью, где мы? Я не знаю города. Я вообще здесь первый раз. Название улицы мне не о чем не говорит.

— Я знаю, где мы. А куда идти?

— Тогда веди нас темными переулками. И я назвал адрес гостиницы.

Глава 3

Мы шли долго, но наконец, добрались. Мне повезло, что на вахте в этот момент никого не было, и мы проскользнули незамеченными. Я представлял, какая от нас шла вонь. Уже в комнате встал вопрос: мы были грязными и мокрыми. Но если у меня была сменная одежда, то у Сью ее не было. Но она первая побежала в душ. Вышла же она абсолютно голая, неся кипу постиранной одежды.

— Я потом оденусь, когда высохнет, как ни в чем не бывало, сказала она. — Иди, Джек. Ты не представляешь, какое удовольствие.

Я искупался и тоже постирал свою одежду. Выйдя, я достал чемодан, и одел сухую, стараясь не смотреть на Сью.

— Джек, нам обоим под тридцать, давай не играть как дети. Ты что, никогда не видел голых девушек? — Сью держалась так естественно, как будто мы были знакомы годы, а может, даже и регулярно встречались.

— Видел, но… — замялся я.

— Смотри на меня, какая я есть, и если то, что ты увидишь, тебе не понравится, — представляй, что я полностью одета. — Просто сказала Сью.

— Ладно, подумал я, у каждого свои нравы.

В комнате стояла только узкая кровать, и мы оба на нее забрались.

— Сью, что мне с тобой теперь делать? Тебя ищут и одни, и вторые.

— Не думаю, что мой отец ищет меня, иначе он бы давно кого-то прислал на помощь. Скорее всего, он думает, что со мной покончено. Сейчас он нанесет ответный удар, наверное, по Гарри, сыну Джексона. Я его знаю. Мне надо где-то спрятаться на это военное время. Можно я пока побуду у тебя?

— Можно, только если ты не будешь выходить, или звонить. Один твой звонок — и мы оба будем там же, откуда мы недавно прибыли. Если не хуже. — Предупредил я.

— Джек, а кто тебя нанял?

— Никто. Я сам приехал.

— Сами не приезжают.

— Я — сын той пожилой пары, у которых ты жила, пока тебя не похитили.

— Боже мой! — Она схватилась руками за голову. — Я не забуду этот день. Они были такими хорошими людьми. — И она заплакала. — Я во всем виновата.

Я молчал.

— Это был Гарри, стрелял он. — Всхлипывая, сказала она.

У меня заходили желваки. Ведь я стоял с ним лицом к лицу.

— А если тебя вернуть отцу? — спросил я.

— Я бы этого пока не делала. В ближайшие дни что-то будет. Надо посмотреть по обстоятельствам, а потом решать.

Было уже поздно. Выбора не было, спать надо было вместе на одной кровати. Белье ее высохнет только к утру. — Да, — почесал я затылок, и лег. Сью легла рядом.

— Джек, позволь мне отблагодарить тебя за то, что ты меня спас, — сказала он шепотом и прижалась вплотную. Выдержать было очень трудно.

Наутро, я вышел и купил за углом местную газету. Сью была права, на первой странице было написано, что двумя неизвестными был убит Гарри Джонсон, сын известного финансового воротилы города.

— Значит, Сью была права, Нотрон, подумал, что его дочь убили, и отомстил, тем же образом. — Подумал я. — Значит, начинается война, а отец убитого ищет Сью еще сильнее, что бы расквитаться.

Я поднялся в номер. Хоть вся одежда уже высохла, Сью ходила по комнате только в нижнем белье. Я сообщил ей новость.

— Завтра будет другая, не переживай, — спокойно сказала она. — Они оба доиграются, что приедут федералы.

— Слушай, Сью, а что я вообще тут делаю? — Вдруг спросил я. — Убийцу моих родителей убили такие же, как и он, со свидетелем убийства я встречался. Что мне осталось? Возвращаться. — Я посмотрел на нее.

— Джек, ты меня вот так просто бросишь?! Зная, что только я выйду на улицу, как меня схватят и пристрелят?

Из ее глаз потекли слезы.

— Джек, я умоляю тебя, побудь со мной еще хоть несколько дней, пока не закончится война. Я с тобой рассчитаюсь сполна, поверь мне.

Мне стало жалко ее, и пару дней ничего не меняли.

— Только не плачь.

Назавтра я спешил за газетой и сразу увидел заголовок. Убили Джима, правую руку отца Сью. Я поднялся и положил перед ней газету. Она прочитала и спокойно сказала: — Скоро может быть и покушение на отца.

Я вышел, хоть немного пройтись и развеяться. На одной из центральных улиц висели фотографии Сью с черной толстой надписью: РАЗЫСКИВАЕТСЯ. И искали ее не полиция, а уже Федеральные службы. Вечером я опять заглянул в *полицейский* бар, и узнал, что в городе полно федералов, и они чешут обе мафии одновременно. Могут быть аресты. Я быстренько вернулся обратно, и все рассказал Сью.

— Ты много знаешь про отца?

— Не знаю, много или мало, но со всеми он всегда встречался и разговаривал при мне. Я всегда сидела у него в кабинете и рисовала. Он мне даже поставил столик и мягкий стульчик. Иногда я слушала, а иногда нет.

— Теперь ясно. Тебя ищут как свидетеля.

— Это что значит?

— Федералы тебя возьмут под свою охрану, увезут куда-нибудь далеко, дадут своего человека, а потом привезут на суд. Ты дашь показания, а когда дело закончится, тебе дадут новые документы и закинут еще дальше.

— А если я захочу остаться здесь?

— На твоего отца работало много людей. Один из них отомстит тебе.

— А если я не буду давать показания?

— Твое дело. Но как только тебя найдут федералы, они обработают тебя так, что ты согласишься.

— Получается, что мне надо сейчас прятаться от полиции, мафии моего отца, мафии Джонсона, и от федеральных служб???

Я промолчал. Замолчала и она, что-то думая.

— Джек, а ты кем работаешь? — спросила она меня просто так.

— Работал долго в полиции, а сейчас делаю свое сыскное бюро, — приврал я, так как еще и не начинал.

Она вдруг подскочила на кровати.

— Джек, милый, а можно я к тебе обращусь за помощью как к сыщику, в твое бюро? — Она смотрела мне в лицо.

— Пожалуйста, — подумал я. Вот и первое дело.

— Я заплачу тебе много денег. А от отца мне вообще останутся миллионы. Завещание на меня. Да и вообще меня никогда не интересовали деньги. Наверное, потому, что их всегда было очень много.

— А что ты от меня хочешь?

— Чтобы ты меня прятал до суда от всех, а потом отвез в какой-нибудь тихий город, где все меня бы оставили в покое.

— Не пойдет, — сказал я. До суда может пройти и год, и два.

— Ну, тогда увези меня куда-нибудь подальше, но что бы уже точно не нашли. С деньгами проблем не будет.

Мне пришла мысль. — Хочешь, купим тебе какое-нибудь ранчо, далеко от города, с домом, садом, и так далее. Только не здесь, а в другом месте.

— Там где ты живешь?

— Там, или дальше. Какая разница. Поживешь там, в тишине годика три-четыре, и сможешь выбираться. Одно условие: никаких телефонных звонков, никуда и никому. А к тому времени все страсти уже улягутся.

Сью бросилась ко мне на шею и опять начала расцеловывать. — Я знала, что ты можешь! Конечно, я согласна.

— Сью, подожди радоваться. Сначала надо выбраться. — Ухмыльнулся я. В такой обстановке это совсем не просто.

— Джек, мне только надо в банк. — Попросила Сью.

Это была проблема. И большая. Я понимал, что с собой ей нужны деньги. За углом был какой-то банк, но тогда нас быстро вычислят. Я дал ей карту.

— Сью, составь маршрут до любого банка на окраине города, но что бы идти только тихими улочками.

Она серьезно занялась этим делом, а я набрал телефон Кэт.

— Джек, я вчера прождала твой звонок весь вечер. У тебя нет совести, ты обо мне совершенно не думаешь.

— Извини, дорогая, дела. Как твой отдых?

— Скоро заканчивается, еще неделька и все. Слушай, может, я тебя заберу на обратном пути? Ты же там, в том же городе?

— Как-то неудобно, — сказал я.

— Джек, тебе не стыдно, а? — Голос Кэт стал суровым.

— Хорошо. Ты — прелесть. Я тебе перезвоню.

— Это кто? — спросила Сью, — невеста? — она подала мне карту.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A5
от 544