электронная
128
18+
В тени

Бесплатный фрагмент - В тени


Объем:
188 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4485-0837-0

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

За нами всегда кто-то стоит, чья-то рука всегда над нами. Но мы не всегда видим эту руку. Так пусть бог всегда бережет эти руки.

— разрешите товарищ генерал?

— да, входи.

— товарищ генерал у нас самолет упал.

Генерал поднял глаза, посмотрел на помощника, и помощник протянул лист бумаги. Генерал медленно прочитал донесение

— он был на этом Самолете?

— да, он на борту

— выжившие?

— не знаем. Я уже договорился о встрече с министром обороны.

Генерал всегда ценил своего адъютанта за его смекалку и быстрое решение вопросов.

— машина уже ждет.

— хорошо пошли.

Через 15 минут генерал уже входил в здание министерства обороны. Министр обороны и генерал давно знали друг друга. И были хорошими друзьями.

— мой дорогой друг, — раскрыв руки министр встретил друга, — что же такое срочное случилось что ты меня выдернул из совещания?

Они обнялись очень сильно. Этих двух мужчин связывали не просто дружба, а настоящая дружба боевых товарищей. Ведь не зря говорят ничто не связывает на столько сильно, чем дружба, зарожденная на войне.

— слышал про самолет, — начал генерал,

На что министр головой кивнул. Министр умел всегда выслушивать. А потом делал выводы. Один из тех редких качеств, когда человек умел выслушивать и лишь потом делать выводы.

— помнишь операцию молчание звезд?

Министр опять кивнул головой.

— так вот помнишь 10-го, ты тогда даже обиделся, что почему мы не называем его имени? Так вот в этом самолете был он. Нам нужно что бы наша авиация вела контроль в этой зоне. Если что они вмешаться должны. Он не должен живим попасться к ним. Если что придется его ликвидировать.

— ну ты прям так и возьмёшь своего человека и ликвидируешь?

— да друг мой. Он знает правила. Да я не верю, что он сам им сдастся, но все же. На всякий случай подними самолеты и наш спецназ уже готов. Его группа лично выйдет на место происшествия. Да и потом он сам не захочет к ним в плен. Они его не убьют, а просто будут издеваться если поймут кто он такой.

Министр с серьёзным взглядом посмотрел на генерала.

— да понимаю, — видя его взгляд сказал генерал, — территория Армении. Но это они могли сбить его. И потом мы защищаем своих граждан. Кадры со спутника будут через двадцать минут у нас.

— м-да, мой друг ты же знаешь такой вопрос нужно решать с первым. И потом это может привести к полноценной войне. Военные действия могут начаться по всей границе. Мне нужно будет привести всю армию в боевую готовность.

— да мы и так в боевой готовности живем. Сколько лет — это чертова война идет?

— Да тут я с тобою согласен. Ну ты же знаешь мой преемник в каком состоянии держал армию.

— да я прекрасно знаю и знаю во что это может нам обернуться. Но поверь он из тех ради которого можно отдать даже ферзя. И потом первый в курсе, он дал добро.

— как это он в курсе? Как вы вышли на него?

— ну у нас свой канал.

— вот вы молодцы. Не зря про вас говорят черные тени. Они там, где никто не ждет

— друг мой, он дал добро. Ты набери его помощника.

Министр взял прямой телефон Президента страны.

— слушаю Вас господин министр, — Ответил помощник президента страны.

— я бы хотел поговорить с Господином Президентом

— если вы на счет самолёта, то он дал добро. И попросил оказать всякую поддержку.

— спасибо. Министр положил трубку и посмотрев на своего друга улыбнулся.

Он взял другой телефон.

Привести армию в полную боевую готовность.

— идем мой друг я тоже с вами лечу. Я лично буду там с тобой. Ведь и я его должник.

Как бы мы не пытались, но судьба всегда сама решает, когда и где нам быть. Но оказавшись на месте мы сами решаешь остальную часть нашей судьбы.

Самолет летел тихо. Все пассажиры были в хорошем настроении. Стюардессы раздавали напитки. Он всегда перед взлетом просил у стюардесс стакан газированной воды. То ли кола, пепси, вода с газом не исключение, главное газированное. После того как самолет взлетал он сразу засыпал. Он научился засыпать и быстр набирать силы, отдыхал при каждом удобном моменте. Ведь отдых для него по жизни это большая роскошь. Что он не мог себе позволить в жизни, когда ему захочется. Он всегда думал зачем терять время попросту, если можно в данный момент воспользоваться и отдохнуть. Закрыв глаза поспать хоть на десять минут. Он высыпался таким образом. Во сне он увидел, как впервые увидел ее. Он сидел тихо пил свое кофе. А тут она вошла с подругой. Она с кем-то по телефону общалась и улыбалась, пройдя около него они сели на против него. Он поймал ее взгляд. Ее улыбка его заворожила. Она села лицом к нему. Он поймал себя на том что нагло смотрит на нее и даже забыл свои мысли. Он не сводил с нее глаз даже когда она пошла себе и подруге кофе заказывать. В этом кафе было само обслуживание. Он видел, как она, получив свой заказ взяла кофе и прошла села на свое место. Он не мог от нее свой взгляд отвести. Он чувствовал, что она ему очень нравиться. Она из трубочки потягивала свое кофе. Он даже заметил, что она пила из пластикового стакана. Она усердно что-то рассказывала подруге. Жаль, такая женщина как она не может быть свободной, кажется она занята подумал про себя. Ее черные глаза, ее брови так четко подчёркивали контуры ее глаз. А ее улыбка темной помадой вообще сума сводила. Он смотрел на нее. Даже в миг он заметил, что, читая сообщение в телефоне она очень изменилась в лице. Улыбка пропала. Сразу серьезный вид. Но потом в другой миг она уже улыбалась подруге. Вот она молодец умеет скрывать свои боли и чувства. Она пару раз поднимала взгляд в его сторону. Их взгляды сталкивались. Он смотрел и не мог глаз отвести. Она тихо опустила глаза. Не смотря на его работу, он всегда был робок с женщинами. Не мог нагло подойти и сказать привет. Но порой просто надо было подойти и сказать привет. На этом может быть и все бы пошло-поехало. Но он не мог. Он всегда боялся, что может навредить. Его работа заставляла его всегда быть на чеку и поэтому он не рисковал. Сам не замечая стал оценивать её. Её волосы собраны сзади. Любит свободу действия. Веселая, ее черные брюки и черная кофта показывали, как она относится к выбору одежды изысканно. То как она слушала подругу говорила о том, что она очень внимательно слушала подругу и хотела вникнуть в суть беседы. Параллельно с этим она могла внимательно осмотреться и сделать анализ окружающих. Она казалась ему мужественной девушкой. Он смотрел, и она ему все больше нравилась. Он все смотрел и смотрел, но так и не мог набраться духу подойти к ней. А она сидела с подругой и что-то очень усердно обсуждали. Вдруг его что-то взволновало. Он резко открыл глаза, осмотрелся, вроде тихо, но почему это волнение, чувство которое его всегда предохраняет. Что-то не так. И в этот момент он почувствовал сильный толчок. Самолет резко стал уклоняться в право, загорелись лампочки надеть ремни безопасности. Стюардессы все начали бегать в разные стороны. Он быстро осмотрелся. Он почувствовал, как наклонился нос самолета вниз

— внимание всем пассажирам. У нас маленькие неисправности в самолете. В связи с этим мы вынуждены сделать посадку. Прошу всем занять свои места и пристегнутся.

Самолет все больше и больше наклонялся. Он в иллюминаторе увидел, как пилоты стали сбрасывать топливо в воздух. Так кажется пипец, подумал он про себя. Вытащил телефон набрал определенный код. Для таких случаев в телефоне была прошита специальная программа для автоматического уничтожения телефона и всех данных. Единственное что не уничтожалось это GPS (Global Positioning System — система глобального позиционирования) передатчик. После того как он набрал определенную комбинацию телефон автоматически уничтожил сам себя. Он уже видел землю и как быстро она приближалась. Он наклонился вниз, голову между ног руками обхватил себя за шею.

— Как же так — подумал про себя он — вот так глупо умереть в авиакатастрофе. Столько моментов было что я мог погибнуть как герой, как истинный сын своего народа, погибший защищая свою страну, а тут так глупо.

И тут он почувствовал, как от удара самолёта его стало туда-сюда кидать. Последнее что он успел подумать — хорошо, что ремень есть. Не дал мне улететь. И улыбнулся.

Не важно кто ты, не важно, чем ты занимаешься. Важно то что ты делаешь сейчас и как делаешь

Когда министр и генерал приехали на место дислокации чрезвычайного штаба то все были удивлены что сам министр обороны приехал. МЧС уже создал штаб экстренного реагирования. Все ждали что же будет. Самолет упал на захваченную территорию. Когда генералы МЧС увидели министра обороны на миг все задумались не ужели сейчас пойдет команда вперед? И войска пойдут вперед. А министр стоял с мужчиной в возрасте и тихо смотрели на все. Все видели, что этот странный мужчина тоже очень внимательно смотрит на все и вся. Он поднял трубку позвонили поговорил и положив трубку наклонился и что-то сказал министру. После его слов министр достал из кармана свой телефон и говоря по телефону подошел к генералам.

— кто здесь главный?

— я товарищ генерал полковник обратился к министру один из генералов.

— вот поговорите пожалуйста, говоря эти слова он протянул телефон к генералу МЧС.

Генерал взял трубку

— да товарищ министр, так точно товарищ министр. Хорошо все понял.

Вернув телефон министру обороны генерал МЧС повернувшись обратился к своим коллегам

— господа офицеры прошу всех удалится. Отныне здесь командует министерство обороны. Разрешите удалится товарищ генерал-полковник?

— да вы свободны, спасибо за понимание.

Хоть и он был на много выше по званию всех тех, кто тут работал, он не позволял себе лишнее.

— ну что мой друг давай тащи своих теней.

Через 10 минут приземлился вертолет. Генералы МЧС видели, как вышло 9 человек в маске, и все были вооружены от и до. В МЧС тоже служили генералы, которые в свое время не мало повидали в жизни. И увидев такую экипировку они поняли что-то планируется. Что-то серьезное. Но увы им ничего не оставалось как сидеть и смотреть на все происходящее со стороны. Потом один за другим стали прилетать вертолёты министерства обороны. Они видели, что с вертолёта выгружали какие-то ящики. Один из тех, кто был в маске посмотрел на них, подошёл к мужчине, который был с министром обороны. Он, смотря на них что-то сказал и на что другой кивнув дал согласие. После этого он подозвал к себе одного из офицеров министерства обороны и ему начал что-то объяснять. Тот в свое время отрапортовав ему повернулся и быстрыми темпами стал направляться в сторону генералов. Генералы видели, что он идет именно к ним

— Разрешите обратиться товарищ генерал-лейтенант.

— Да говорите,

— Министр обороны попросил Вас покинуть это место. Если хотите один из вертолётов Вас доставит прямо в Баку.

Они ничего не сказали просто повернулись и пошли в сторону своих автомобилей.

— что же в этом самолете было такое, что они все так перемешались и кто-нибудь знает кто этот человек рядом с генералом?

Все посмотрели и не ответив сели в машины и уехали.

Ты боишься драться? Ты не любишь драться. Не дерись. Будь мудрей, будь выше. Но ты должен уметь постоять за себя и любимых.

Он очнулся от того что кто-то его пинает. Не открывая глаза тихо прислушался. Они что-то говорили, что он не понимал. Но явно было видно, что проверяют жив ли он. Когда те отошли он тихо открыл глаза и увидел, как эти же двое подошли к другому пассажиру. Он тихо снял часы. Ремешок часов был сделан так что в любой момент можно было превратить его в холодное оружие. Часы были сделаны на заказ что бы никакой детектор не смог бы определить, что ремешок может превращаться в острое холодное оружие. Он тихо приподнялся. Сразу оценил обстановку. Трое вооруженных автоматами боевика. Сразу было видно, что это не армия. Не было дисциплины. Одежда была свободной. Он уже подошёл сзади к одному из них. Закрыв его рот нанес точный удар в сердце. А в это время другой поднял автомат, чтобы пристрелить мужчину, который открыл глаза. Он понимал, что у него пара секунд и все надо сделать так что бы они не успели открыть огонь. Его не волновало то что они могут упасть и при этом создастся шум падающего тела. Если они разбойники значит они будут шуметь и грабить, но другое дело, когда услышать звук выстрела. Он подпрыгнув нанес удар ногой по автомату от чего боевика развернуло на 180 градусов. Он просто ножом провел по горлу, он хрипя упал на колени. Третий видя все это оцепенел и даже не понял, как все это так быстро произошло. Он опомнился только когда почувствовал сильный удар в горло. И в следующий миг почувствовал, как что-то острое вонзилось в его грудь. Боевик уже был мертв, когда его мертвое тело он подхватил и уложил на землю. Мужчина видевший эту сцену сидел тихо весь в ужасе. Он уже хотел приоткрыть рот как быстро рукой прикрыл его рот на всякий случай, что бы не крикнул.

— тихо молчи. И притворись мертвым. Я сейчас.

Он тихо стал двигаться вперед. Он уже понял, что самолет потерпел крушение на захваченной территории. Его государство уже восемнадцать лет вела войну. Пройдя вперед он увидел ребенка лет двух-трех который ходил среди обломков. Он подошел взял ребенка на руки, это была девочка. Хорошо, что она не плакала. А то бы эти сволочи и ее не пожалели бы. Он знал на что способны эти сволочи. Когда они вырезали деревни поголовно не пожалели никого. Он помнил историю своего народа. Когда они устроили геноцид. Ходжалинская бойня, где они окружив расстреляли всех женщин, стариков и детей. Не пощадили никого. Да и еще потом поиздевались над их трупами. Бог все-таки если захочет сохранит жизнь любому из нас, то ничто не помешает ему. Да пилоты сделали все что смогли что бы самолет не врезался носом об землю. Они под конец все-таки сумели выровнять самолет. Осмотрелся все кажется никого нет. Только вот эти трое и были. Он вернулся позвал мужчину. Потом они стали осматриваться и искать выживших.

— смотри не кричи тихо проберись и постарайся найти выживших. — хорошо.

Через 15 минут их уже было девять человек. Он собрал всех, увел подальше от места крушения в более безопасное место. Убедившись, что за ними нет следа и все спокойно он остановиться, собрал всех вокруг себя и начал тихо говорить

— слушайте внимательно мы на вражеской территории. То есть на территории Армении. Мы должны быть сильными и помогать друг-другу. Я скажу честно будет трудно нам отсюда выбраться. Может и не сможем. Но это не значит, что надо отчаиваться и опускать руки. Нас тут четыре мужчины и четыре женщины и плюс ребенок. Для начала скажу, что меня зовут Мамед. По дороге все познакомимся более подробно. Главное сейчас уйти отсюда по быстрее. Пока не пришли остальные. Скоро здесь будет толпа. И не дай бог им попасться. Они просто будут издеваться на д вами. И что бы они не поняли, что есть выжившие нам надо срочно покинуть это место. Извините как вас звать?

Он обратился к мужчине которого спас.

— Мухтар

— Очень хорошо. Где служили? Вообще кто-то служил и знает, что такое оружие?

— Да я служил.

— Как Вас звать?

— Али

— очень хорошо Али. Где вы служили?

— В пограничных войсках.

— Али ты в заставе был или в части?

— В заставе служил.

— ну это очень хорошо

Али молодой парень лет двадцать двух двадцать четырех. Значит не давно вернулся с армии, а это очень важно в таком случае. Он будет замыкать строй. Он знает, что такое вести наблюдение. Раз служил в заставе.

— Мухтар, а вы наверно давно вернулись с армии?

— Да я давно не брал в руки оружие. Но я буду делать все что скажете.

— Отлично.

— Извините, а вас как звать? Обратился Мамед к третьему мужчине.

— Самед. И я полицейский в отставке. Так что я могу пользоваться оружием.

— отлично это. Значит вы знаете что такое пост и как вести патруль. Значит так Али будет двигаться сзади всех и будете замыкать цепочку. Учтите Али если увидите что-то странное сразу не стреляйте. Каждая выпущенная пуля выдает наше место положение. Так что прошу быть очень осторожным. Мухтар вы будете заменять Самеда по мере того как он будет уставать. Али молодой думаю выдержит. Самед вы будете за мной идти. Если что меня прикрываете огнем. И когда будем отдыхать покажите оружие Мухтару пусть вспомнит. Женщины идут по середине. Максимальная тишина. Если увидите, что –то странное не кричать, а просто позовите тихо. Очень тихо. Мухтар ты помогай женщинам что бы они не упали и не повредили себе ноги. А теперь у кого каблуки ломайте каблук. Милые дамы постарайтесь во всю силу приложится. Знаю будет трудно вам, не привыкли по лесам бегать. Да и я сам не привык. Но думаю мои знания в топографии нам помогут выбраться на границу.

— а в какую сторону мы будем двигаться?

— Я думаю нам будет легче в Турцию. Пробираться через все посты к своим. И не наткнуться на минные поля это не реально. Они сейчас закроют все места где можно уйти к своим. Так что будем двигаться в сторону Турции. И потом границу с Турцией они не так уж и сильно охраняют. Да нам придётся делать круг. Но я нашел карту и теперь можем передвигаться спокойно.

— Нет я не понимаю Вас, почему это к своим трудно будет. А что обойти нельзя минные поля — стала возмущаться женщина.

Он, проигнорировав ее слова, не стал с ней спорить. Зачем спорить с человеком, который и так не понимает, что говорит. Он просто продолжил говорить.

— понимаете, они могут узнать о том, что тут в лесах оказались выжившие и, если они начнут нас искать первым делом они закроют границу в нашу сторону. И тогда мы не сможем пройти к своим. А так если пройдем к границе с Турцией, то есть шанс попасть к ним. А попав к ним мы свободны. Да и самое главное кто из вас может взять ребенка на себя. Отвечу сразу на ваш вопрос почему женщина. Она больше вас послушается чем мужчину. И надо будет с ней вести все время беседу и объяснять, что надо тише воды ниже травы. Это ко всем относится. А теперь пошли.

Вдалеке уже они слышали шум подъехавших машин. Он и не сомневался, что это кто такие и для чего они тут. Он понимал, что если бы он был один, то он бы за просто пробрался к своим. Для него это как игра. Он обучался этому, но тут были гражданские которые не знают правила игры. И он не мог позволить себе рисковать ими. Да ему придется почти неделю их мотать по горам пока он доберется к границе с Турцией. Но у него не было другого выхода.

Они стали двигаться в глубь леса. Он то и дело уходил вперед на метров сто, осматривался возвращался и потом опять с ними уходил вперед. И каждый раз он так уходил вперед. И пока его не было они отдыхали. Если вдруг он нарвётся на патруль или кого-то случайно в лесу он мог бы их увести в сторону, не выдавая своих спутников. Шли они очень медленно. Женщины их тормозили очень. Одна из женщин уже все время стонала и бормотала под нос что-то. Он уже делал ей замечание, что не надо так шуметь. И тут одна из женщин села и выплеснула что мочь есть

— все больше не могу. Я не могу.

— Арзу, ты же видела стюардессу в бизнес классе, которая не спаслась. А ты спаслась. Нечего ныть тут. Давай вставай идем дальше. Мамед говорил, что трудно будет, но мы должны потрудиться и быть терпеливыми.

— да выжила она. Просто она не смогла выйти наверно из-под обломков.

— Как? и ты промолчала про это? Как же ты так могла Арзу?

Мамед увидел, как две женщины о чем-то спорят и то громко. Он повернулся направился к ним злой и готов был их обругать как услышал конец их разговора.

— что? Что вы сказали? Как это девушка не смогла выйти из-под обломков? Почему не сказали мне сразу. Вот черт. В какой части самолета она была?

— вы что теперь вернетесь из-за нее обратно? — Вмешалась Арзу.

— да придется.

— А вдруг там армяне?

— ну и что не оставим же девушку им на растерзание?

— нет это опасно. Вы же сами говорили, всех нас выдадите. И они примчатся за нами.

— Не волнуйтесь, я не выдам им ваше место нахождение. И потом если я не вернусь вы все равно не сможете выжить. Так что советую вам всем сесть тихо и ждать, когда я вернусь. Идите сюда. Вот сядьте тут. Сидите тихо. Что бы не случилось. Как раз отдохнете. Али ты будешь сидеть тут. Самед стрелять только в том случае если они вас увидят. Договорились? Все я пошел.

— а как же ты без оружия? Спросил Али

— ничего справлюсь. Кое-что придумаю.

Оставив их, ему пришлось сделать крюк, чтобы спутать следы на всякий случай. Не зря у них был норматив пробежки десять километров. Вот теперь пригодился ведь. Он пробегал определённую дистанцию останавливался прислушивался и опять рывком уходил вперед. Прежде чем выйти на место аварии он остановился и прислушался. Он слышал мужские голоса, но не мог понять, о чем они говорят. Он тихо пробрался по ближе к месту аварии. Он сидел за кустами и тихо наблюдал. Он искал место где можно было бы спрятаться и оказаться ближе у того самого места где Арзу видела девушку. И тут он увидел, как один из них крича что-то на своем тащил за волосы девушку. У него сердце сжалось. Что-то в ней он увидел знакомое. Но не мог понять, что именно? Он видел, как он ее тащит за волосы, а другой подойдя с размаху нанес удар ей в живот. И тут они подрались. Хоть и не понимал их язык, но было понятно, что другой на него разозлился за то, что он его добычу бьет. Он отпустил девушку и повернувшись кулаком нанес удар своему сопернику. Этого было достаточно что бы девушка вскочила и побежала. Молодец девушка подумал про себя он. Она бежала что мочь были силы. Давай милая беги. Давай зайди в лес, а там я все сам сделаю подумал он. Она вся грязная была, лицо вся в крови. Он все-таки он ее видел раньше. И тут дравшиеся поняли, что случилось. Один из них вскинул автомат прицелился и уже хотел нажать курок как другой остановил его. Оба побежали за ней.

— Э-эх хлопцы надо было стрелять. Ваша ошибка вам дорого обойдётся. Подумал про себя радостный Мамед.

Девушка забежала в лес. Он смотрел как она вбегает в лес и даже ее бег был очень знакомо.

Черт откуда я ее знаю, но это потом. Главное ее вытащить подумал про себя Мамед

Он лежал и не шевелился. Когда преследователи тоже вбежали в лес он аккуратно стал их преследовать. Из-за того, что он был в стороне и со стороны видел все, преследователи не могли его видеть. Даже и не подумали бы что кто-то вернётся за ней. Они были так увлечены ею что не смотрели назад. А он спокойно их преследовал.

— ну ничего поймав ее они расслабятся. И он спокойно их уберет, — знал Мамед. Все преследователи, поймав добычу успокаиваются. Такая уж психика человеческая. Только профессионалы не позволяли себе такого комфорта. А они не профессионалы, он это понял сразу как увидел. Но не смотря на все это Странное чувство его не покидало. Откуда он ее знает. Ее фигура ее волосы. У него было такое ощущение, что он ее уже знает. Он видел, как один из них догнал ее и повалил на землю. Перевернув ее на спину, он дал ей пощечину и что-то крича на армянском сорвал с нее рубашку. И тут он увидел ее лицо. Он понял почему его мучили эти мысли. Он тихо подобрался сзади, резким движением сломал шею тому, кто сзади стоял и смотрел. Она, увидев его замолкла. Она смотрела на него и тут ее глаза прослезились. Увидев это, ее насильник отпустил ее и выпрямился. И этого было достаточно что бы и ему свернуть шею. Она оставалась лежать и пыталась прикрыть свою грудь. Он, не смотря на нее приподнял ее, снял с себя рубашку и протянул ей. Она стояла и смотрела на него. Она одела рубашку, но никак не могла застегнуться. Он стал застегивать рубашку. Он застегивая подумал блин как же она красива. А она стояла и смотрела на него. После этого оттащил трупы в сторону накрыл их ветками что бы не было видно со стороны. Благо лес был густым. Подошел к ней надел на нее бронежилет, который снял с трупа. Нападавшие были не плохо вооружены. Что говорило о том, что где-то их база. И они не просто мародеры с деревни.

— Успокоилась? — Спросил Мамед

— Да, вот только руки трясутся.

— Хорошо, что руки трясутся. Это очень хорошо.

— Как ты тут оказался?

— я был в том самом самолете. — Улыбаясь ответил Мамед,

— Да я видела тебя в самолете, но как ты тут оказался?

— просто гулял и тут увидел их, — улыбаясь ответил Мамед.

Она поняла, что он не будет отвечать ему почему он тут, но она была на столько рада что именно он оказался тут рядом с ним. Она его обняла. И тихо прошептала

— что теперь?

Он отодвинул ее от себя посмотрел на нее. У нее были очень красивые глаза. Глаза, в которых мужчина может утонуть.

— Послушай меня впереди есть еще выжившие. Мы идем к ним. Но учти они меня знают под именем Мамед. Договорились?

— Да хорошо.

— ну что же если ты готова, то пошли. Будем идти долго и быстро. Если устанешь ты просто скажи.

— Хорошо. Я выдержу. Все равно стюардессы весь день на ногах стоят. Так что мне не привыкать. И ты не забывай, что я еще бегаю каждое утро.

— Хорошо. Посмотри-ка качественные бронежилеты. Не бедствуют. Значит это не просто армия. И их будут искать. Придется потрудиться что бы их спрятать.

У одного из них был большой нож. Ему потребовалось минут 15 что бы разобраться с трупами. Он сделал все так как будто это был хищник. Но все-таки при детальном осмотре они поймут тут рука человеческая работала. И тогда начнется охота на них. Ну у них примерно сутки пока все проверят. Что ж надо спешить. Он вернулся к ней. Надел на нее бронежилет. Проверил пистолет и отдал ей.

— Вот смотри, сняла с предохранителя, прицелилась и нажала на крючок.

— Хорошо, тихо ответила она.

— Готова? Побежали.

Он протянул руку к ней. Она взяла его за руку. Они побежали.


На войне не знакомые люди становятся друзьями братьями. Они учатся подставлять свою грудь ради друга под пулю. И только смерть может разлучить таких друзей.


— разрешите товарищ генерал?

— да

— товарищ генерал, группа черные тени к выполнению операции готовы.

— ну что же давай за стол. Вы знаете, товарища министра обороны все. Он будет в курсе всего.

Все поздоровались с министром обороны. Он встал подошёл со всеми поздоровался пожал руки всем.

— Да я знал Вашего командира, и думаю, что все уладится.

— Да никуда он не денется товарищ министр. Он у нас живучий.

— Хорошо, вот все данные которые у нас есть. И так ребята авиация и армия стоят на готов. Если что врываемся туда. Вот что мы имеем. Это последние кадры со спутника. Мы только через час сможем заново увидеть все там.

— извините, но почему не поворачиваем спутник и не смотрим в открытую. Пусть авиакосмос даст нам доступ.

— у них не все готово. Они смогут только через 3—5 часов. У них какие-то неполадки.

— м-да, как всегда, у нас всегда все есть, но как только надо применить ничего не работает

— хватит 6 ой. И я тоже злой на них. Сейчас думаем он жив или нет

— можно на фото спутника посмотрю?

Первый взял фото спутника и стал разглядывать его.

— Дай второй снимок и лупу.

Пока первый разглядывал фото со спутника министр обороны наклонился к генералу и прошептал

— Они что и в спутниках разбираются?

— Конечно, они не только в этом специалисты.

Министр обороны не мог знать, что после вступления в группу сотруднику дается два года на то чтобы защитится в указанной области и получить ученую степень. Их так выбирали что в группе каждый мог заменить другого в нужный момент.

— знаешь мой друг скажу тебе по секрету. Помнишь соревнования по военной подготовке, которые проходили в Австралии. И то как там один из участников умер от пищевого отравления. Сначала сразу все взгляды были направлены на нашу группу, которая там выступала. Как ни как он армянин. Началась проверка всех сотрудников. А в конце выяснилось, что он съел что-то не то в лесу и отравился. Так и не смогли найти что он съел такого.

— Да припоминаю тогда. Тогда еще мне нужен был снайпер и ты отдал своего снайпера.

— Так вот, его убрал мой снайпер. Он в лесу сделал яд. И подсыпал ему в еду. Яд подействовал только через два дня.

— Подожди, но это был снайпер, куда снайпер и куда химия? Да я могу понять он учился в школе хорошо, но там была детальное вскрытие, которое ничего не показало.

— Вот именно мой друг. Мой снайпер имеет ученую степень доктора по химии и биологии.

— Ну ты молодец, а зачем надо было его убирать? Да и потом там не было связи, и кто дал ему разрешение на такую операцию?

— Знаешь моя команда имеет право на то что бы сама принимать решения без моего вмешательства. Если они посчитают нужным убрать кого-то, то уберут. И я буду их поддерживать. Так вот он узнал его. Это был профессиональный киллер, который пару раз у нас высвечивался. И наши ребята за ним охотились, по всему свету. Но ему каждый раз удавалось уходит. И мы поняли, что его крышует какое-то государство. Не имей поддержку такого уровня, где все спецслужбы в твоем распоряжении так легко уходить от преследования невозможно было бы. Его даже как-то на частном самолете вывезли. И когда мой мальчик увидел его и узнал. Он сам решил весь вопрос. Тем более человек, который служит Армянской стороне, такого человека ни за что нельзя было отпускать. Вот и решил наш снайпер этот вопрос. А ты думал почему армяне так разорались. Из-за какого-то офицера? Кстати мы потом узнали, что он там должен был убрать турецкого генерала. Который так яростно поддерживал нашу армию. И был готов в случае войны пойти в наступление с турецкой стороны на Армению.

— извините Товарищ генерал, тут что-то не так. Смотрите на первом снимке видна тень. А на втором она уклонена. Дайте еще одну фотосъёмку. Да точно это тень человека, и она движется. Срочно дайте команду пусть развернут спутник и заново сделают снимки.

Генерал взял телефон сделал звонок поговорил и после это посмотрев на всех остальных сказал

— Предположим, что там есть выжившие. В таком случае наши действия?

— Первое надо уточнить если там действительно выжившие. И если есть, то куда бы вы пошли.

— конечно к границе. Сказал министр.

— да товарищ министр вы правы к границе, но не к нашей границе, а в сторону Турции.

— и что вы планируете делать? — Министр сам не верил услышанному через всю глубь страны идти что бы выйти на границу Турции. Да лучше прямо сюда. Шансов ведь мало.

— а что, если выжившие есть. А что, если он вообще мертв. Министр не успокаивался.

— товарищ министр, вмешался генерал, поймите он жив или нет по любому его тело должно быть доставлено. И эти ребята все лягут, но его вернут. Живой или мертвый. Не имеет для них значения.

— да товарищ генерал прав. Раз он сумел на себе и при том раненным меня 15 км протащить и еще сумел вернуться и увести за собой преследователей то и мы пойдем на смерть.

Министр обороны услышав эти слова встал надел фуражку и дал им честь.

— только бы каждый солдат думал так как вы сейчас. Благодарю вас за службу.

Они все встали на ноги по форме смирно.

— благодарю товарищ министр сказал генерал. И так готовьте планы нападения и эвакуации. Пока ждем Аэрокосмические снимки.

Через час у них уже все было готово. Все было решено. Они ждали только снимки.

— он жив, он жив. Вот смотрите. — вбежав сказал третий.

— черт бы его побрал. Реально это он.

— как вы можете быть так уверены? — Не смог сдержатся министр обороны

— у нас есть свои знаки, которые мы ставим на месте для оповещения. Это его знак. Он указал куда идет. Да мы были правы он будет пробираться через них в Турцию. И так. С ним три мужчины, ребенок, четыре женщины. Вот он молодец. Пусть возьмут под контроль вот эту часть. Эти участки. Товарищ министр можете нам организовать 14 истребителей. Мы хотим устроить провокацию.

— ну тогда изложите ваш план.

— а план прост, два истребителя будут лететь друг над другом. А между ними другой самолет на котором будем мы. И с высокой точки мы десантируемся туда. Мы немного вперед будем десантироваться. Заранее подготовим всю почву. Да и когда у нас все будет готово мы дадим вам знак. Но учтите Вам придется потом нас вытаскивать. А для этого придется туда вертолеты посылать. Но под прикрытием самолетов думаю сможете.

— Ну не проблема. Если что по всему фронту начнем диверсию. И они просто забудут про вас.

— да и самое главное у него есть маяк. Будь те готовы к тому что он может заработать на несколько секунд. Не думаю, что он будет рисковать и включенным оставит маяк. Все странные сигналы сразу отмечать. Но и сейчас, когда самолеты пошлете туда надо быть предельно осторожным что бы они не засекли другой самолет. Засекут то сразу все поймут.

— Хорошо — сказал министр и вышел отдавать распоряжения.

— Ребята вы там осторожно, — сказал генерал

— товарищ генерал, не впервой же в гости к ним идем

— Да товарищ генерал обижаете, мы же не маленькие как ни как.

— просто на этот раз вы будете не одни. И можете пострадать из-за гражданских. Знаете, я всего два раза был ранен за всю свою службу и оба раза из-за глупости гражданского. Так что будьте осторожны.

— не волнуйтесь все будет отлично.

— да и привезите командира вашего домой.


Живешь для себя, живешь сегодняшним днем. живешь, не думая ни о чем. И ты вольный волк. Но как только ты понимаешь, что ты не один ты перестаешь быть вольным. Ты становишься добычей других. Ибо твое слабое место появляется.


Они уже вторые сутки шли. Он старался передвигаться по ночам. Днем они отсыпались и ночью шли вперед. Женщины его тормозили. Из-за женщин он не мог идти быстрее. Уже расцветало, а он не мог найти место для ночлега. придётся потерпеть и пройти еще некоторое расстояние. Он оставил их, выставил постовых и сам ушел вперед. Всегда перед тем как двигаться вперед сам лично уходил вперед делал разведку. И на этот раз тоже он пошел вперед. Они никогда не узнают, что он, так уходя два раза вперед натыкался на патруль. И два раза ему приходилось вести их кругами что бы они не попадались. И на этот раз он ушел вперед. Он продвигался осторожно. Каждый хруст мог его выдать, каждая ветка могла его подвести. И поэтому он ступал очень осторожно. И это была захваченная территория. Он все время мог наткнутся на мину из прежних боев. Он уже собирался вернуться как услышал звук грузового автомобиля. Он прислушался, точно это грузовик. Он идет в его направлении. Он услышал, как остановился грузовик. Он продвинулся вперед, держа автомат наготове. Он уже все ясно слышал голоса. Опят эти армяне. Он уже приготовился что может вступить в бой. Он не боялся боя. Но он волновался за тех, кого он оставил позади себя. Он в плотную подобрался к ним и мог видеть все что там происходило. Он увидел, как несколько мужчин спустили с борта грузовика двух солдат. Они их на колени посадили и что-то говорили между собой. Вдруг один чисто на Азербайджанском сказал одному из заключённых.

— Хочешь жить? Зарежь его. Вот тебе нож.

И бросил перед ним кинжал.

— ты хочешь сказать, что если убью его, то я свободен? То-есть один из нас должен остаться в живых?

— да, один из вас умрет сейчас, а другой свободен. Я отпущу его в этот лес. Пусть выживает.

— хотя у вас чести нет. Вы все равно соврете.

Он лежал и смотрел, у него сердце сжималось. Для него снять этих боевиков ничего не стоило. Но потом, когда придут их искать и их не найдут, вот тогда начнется охота на них. Эх была бы его группа он бы точно их спас. Он не мог ничего сделать. Сидел проглотив эту обиду в душе.

— брат мой я знаю ты мне веришь. Но я должен попытаться. Может и получится у тебя. Бог в помощь тебе. Но я не запачкаю руки твоей кровью. Ты мой брат. Да простит меня бог.

Сказав эти слова, он вонзил нож в себя. Прямо в сердце. Ему в этот момент хотелось взять автомат и всех перестрелять. Черт какой солдат. Какой сын. Спасибо его родителям что вырастили такого сына. Дай бог ему в рай попасть думал и повторял про себя он. Как же так. Вот так просто убить себя, чтобы спасти другого. Да не раз он видел такое. Но там пулю ловили ребята. А тут сам в себя. Не мало силы воли нужно. Отваги и храбрости.

— ну что же придется тебя отпустить. Мы же дали слово.

— ты что совсем сума сошел? Куда его отпускаем. Вмешался один из охранников.

— да ладно куда он денется. Завтра возьмем ребят и устроим охоту. Будет чем позабавится. Деньги поставим кто первым его пристрелит.

— да идея хорошая.

И все рассмеялись

— давай вставай вали отсюда. Пошел, кому сказал беги.

Они говорили все на Азербайджанском. И солдат, который слушал все это понимал, что ему никуда не убежать наверно. Но все же он поднялся подошел к другу взял его на руки и пошел в лес. Выпрямился поднял голову и пошел в лес. Да он тоже гордый. Мне бы такие в группу. Он все ждал что они ему в след выстрелят. Но нет сели в грузовик и уехали. Он привстал и пошел за ним. Он его нашел сидящим на земле перед трупом. Он не плакал, у него глаза горели. Сразу было видно какая ненависть в нем. Он решил лишний раз шума не поднимать и поэтому подойдя тихо резко его уложил и не дал опомнится. Солдат даже не стал кричать. А просто раздвинул руки что давай убивай

— тс, успокойся я свой. Я ничего не сделаю тебе. Я тихо отпускаю тебя, не бойся.

Он чуть-чуть расслабил руки. Так теперь еще расслабляем вот ты свободен. Он отпустил солдата, а солдат так и лежал не двигался.

— как тебя звать?

— Мехти, тихо произнес он.

— Мамед

— откуда ты и что ты тут делаешь?

— слушай мне нужна твоя помощь. У меня там женщины и ребенок. Ты должен мне помочь их спрятать.

— я кто такой. Я никто. Я просто военный попавший в плен.

— послушай ты уже доказал, что ты храбрый. И ты не позволишь что бы кровь твоего друга просто так пролилась. Давай бери себя в руки и пошли.

— надо его закопать.

— нет, нету у нас времени завтра они оцепят эту зону. И мы не сможем выбраться. Пойми мне надо людей спасать. Идем оставь его тело.

— не могу его животные растерзают.

— ок, хорошо давай так. Помоги мне.

Он перебросил тело на плечи Мехти. Сам поднялся на дерево.

— давай его сюда. Оставим его на дереве. А потом я верну за ним. Слово даю тебе.

Он подтянул тело и с помощью веток привязал к дереву. Что бы он не упал.

— все пошли надо их выводит из этой зоны.

Когда они вернулись назад к своим то первое что он заметил, как Сура смотрела на него. А маленькая девочка побежала и обняла его.

— я думала ты не вернёшься.

— нет мила моя. Как могу тебя оставить одну здесь и уйти. Я же должен тебя доставить домой.

Приподнялся и поворачиваясь ко всем сказал — все встаем и идем. Переход будет сложным. И трудным. Так что потерпите.

— да мы почти ничего не ели. Да и всю ночь мы шли, — Высказалась Арзу.

Мамед ничего не ответил, Али подошел и тихо произнес

— Еды на два три дня осталось, нам надо экономить?

— Так давай экономьте.

— да с этими женщинами разве сможешь сэкономить?

— а ты заставь их мало есть. У тебя другого выхода нет.

— хорошо попробую.

— Давайте идемте, пошли-пошли. Мы не можем сидеть и ждать.

Он взял маленькую девочку на руки и пошел вперед. Мехти иди вперёд и будь осторожен.

— откуда ты его нашел, подойдя спросила Сура.

В этот момент он увидел перед глазами как солдат вонзил в себя нож и испытал дикую боль.

— Он тоже из самолета сухо ответил Мамед.

Откуда ему было знать, что Сура помнила всех пассажиров. Просто увидев, как его глаза наполнились ужасом она, промолчала. Она поняла, что что-то ужасное случилось. Они весь день шли вперед. Ему надо было как можно по дальше уйти из этой точки. Чем дальше, тем лучше. И поэтому они двигались вперед да глубокой ночи. Только когда женщины сели и сказали, что все не можем больше он остановился. Он выбрал место для лагеря.

— Тут будем спать. И отсыпаться. Мехти ты за старшего. Дай мне кинжал.

— не могу извини, но он мне дорог.

— я верну, слово.

— ты мне обещал, что его тоже вытащим.

— да я знаю.

— о чем это вы? Кого вытащит? вдруг вмешалась Арзу.

— ничего Арзу ханым, мы по-другому.

— нет вы должны мне сказать, что происходит

— ничего сказал я. Не сдержался и накричал на нее Мамед. Повернулся повел в сторону Мехти.

— слушай Мехти, я должен вернуться. Если они тебя не найдут, то расширят поиски. Поэтому я должен вернуться и что-то сделать.

Он понимал, что ему придётся с ними в бой вступить и их запутывать там все время. Он понимал на какой риск идет. Он знал, что может не вернуться. Вот Мехти возьми этот нож. Он тебе понадобится. Но дай мне кинжал этот.

Он вытащил и отдал ему свой нож, взамен взял кинжал. Он подошел к девочке обнял ее

— милая моя, дяде надо уйти. Вот дядя Мехти посмотрит за вами. Хорошо? Будь умницей.

Он встал собрал всех рядом

— слушайте меня с этой минуты за старшего Мехти, пока я буду в разведке. Вы пойдете на восток. И только на восток. Сейчас. Все вы ляжете спать. И отсыпайтесь Мужчины будут караулить. А с утра встанем и вперед. Он знал, что врет. Он видел, как Сура смотрела на него. Еще в самолете она, увидев его сказала подруге вот это он тот самый про кого она говорила. Он не знал, что она в душе рвалась на части. Каждый раз, когда он уходил. И она понимала, что он должен уйти и быть спокойным. Его мысли должны быть с ним. Ее брат был военным, и она сразу смогла определить, что он тоже военный.

— я пойду вперед разведку сделаю.

Он позвал Мехти в сторону что бы никто его не слышал.

— Мехти, слушай я должен уйти и попытаться их отвлечь. Мне нужно что бы ты двигался без оглядки. Не ждите меня. Вот возьми этот телефон. Как только вы выйдете в открытую зону нажимаешь эти кнопки, но не больше десяти секунд. Каждый раз выходя на открытость нажимаешь и идешь дальше.

— может мы сумеем уйти? Не надо рисковать.

— Послушай Мехти у нас нет другого выхода. Иначе мы не спасемся. И поверь наши уже знают где мы и куда направляемся. Думаю, Вас встретят. Все будет хорошо.

— Я не знаю кто ты Мамед, но спасибо тебе.

— Не за что друг мой. Это наша работа. Все я пошел.

Он повернулся и стал уходить. Мехти смотрел вслед.

Мамед пройдя вперед так что бы его не было видно. Она развернулся и пошел в обход лагеря что бы его не видели.

Ему пришлось бегом пройти то расстояние, что бы успеть вернуться на место где он спрятал труп. Он снял труп накинул на плечо и пошел. Таща на себе труп, он вдруг вспомнил что даже не спросил у Мехти как зовут его погибшего товарища. Это же надо так, даже после смерти он послужить благому делу.

Лес — он прекрасен, но и так же опасен. Тот, кто не понимает лес не сможет долго прожить в его условиях. Он может забрать твою душу, но может и спрятать тебя от других.

Он проснулся от шума ветра. Спасибо господи за ветер. Он будет хорошим прикрытием для меня. Он расставил несколько ловушек. Для своих гостей. Он сидел и ждал, когда же они появятся. Они не заставили его долго ждать. Появились. Он сидел на дереве и наблюдал как она разошлись в разные стороны. Ему этого и надо было чтобы они разошлись. Он тихо спустился с дерева. Прилег на землю. Он заранее подготовил маскировку себе. Один из них вскинув автомат на плечо шел в его сторону. Они на столько были уверены, что солдат где-то тут сидит и что его боятся не стоит, что не соблюдали осторожности. Он подождал, когда он поравнялся с ним. Шаг, два шага, резким рывком зажал рот и ножом прошелся по горлу противника. Он стал захлебываться в своей крови. Тихо опустил его на землю. Мамед повернулся и хотел уйти, но тут резко развернувшись нанес удар в сердце. Прямо туда куда убил себя солдат. Взял его оружие. Проверил автомат. Обыскал его, взял дополнительные магазины для автомата. Отошел назад спрятал оружие. Оставил рядом магазины. Присмотрелся и увидел еще одного. Так теперь твоя очередь. жалко глушителя нет. Он стал тихо подбираться к другому как услышал, что кто-то впереди кричит. Да солдат ты и после смерти мне послужил. Он не знал, что кричали, но видел, что все вскинули автомат и начали идти вперед. И тут ловушка сработала. Один из нападавших попав в ловушку, отчего сразу взлетело его тело на небо. Ловушка мина сделала свое дело. Они все легли на землю. Ему этого и нужно было отвлечь их. Подбежал сзади к одному ножом нанес удар в сердце. Кувырком оказался около другого и ножом прямо в сердце. Третий повернулся и увидев такое просто замер. Не зря говорят армянин увидевший кровь сразу сдается. Он бросил автомат и стал умолять. Он все еще не мог поверить в увиденное.

— ну что гнида готов сам в себя нож загнать. Сумеешь? — Спросил его Мамед.

— умоляю, у меня дети. Пощади.

— хорошо отпущу тебя если ты в себя нож вонзишь.

— нет, нет. Я не смогу. Я не Азер.

Мамед уложил его на землю и стал очень медленно вталкивать нож в него. Он зажал ему рот что бы не кричал. Он так медленно это делал что ему показалось прошел час. Он видел, как глаза умоляли убей-убей. А он не убивал. Он мстил, он мстил за всех тех, кто погиб от его руки, он мстил за тех матерей, сестер и братьев кто потерял на это войне любимых. Он не мог остановиться. Он вытаскивал и заново вставлял нож. И каждый раз шептал ему. Видишь их вспоминаешь, тех кого ты убил? Вспомни всех вспомни и пойми теперь, когда твои не увидят тебя вечером что они будут испытывать. Он так и не убил его. А оставил на земле истекать кровью. Он знал, что его уже ничего не спасёт, оставил его так и ушел. Он знал, что на кровь хищники соберутся, а это хуже, чем смерть.

Брат мой наша жизнь такая. Мы теряем, но мы выживаем. Нас бросают, но мы опять живем. Нас обманывают, но мы опять живем. И только слабые могут посягнуть на себя. И только трусы могут сбежать. А сильные сядут подумают встанут и пойдут вперед. А слезы — это хорошо. Значит у тебя не все потеряно. Значит в душе ты еще человек. Поплачь друг мой. Жизнь такая. Мы с тобой.

Днём Мехти всех разбудил. Он уже подготовил еду. Они все поели и пошли. Сура, видя, что его нет, подошла к Мехти.

— он не вернется? Я знаю он сказал, что ты был на борту. Но я знаю тебя там не было. И вы даже одеждой поменялись. Он вместо тебя пошел? Да? Он пошел что бы их отвлечь? Мы уже шестые сутки идем. Хоть он ничего не говорит, но я же вижу, что происходит. Каждый раз, когда он уходит и возвращается. Скажи честно он вместо тебя пошел?

— нет, он обещал, что вернется. Он впереди на разведке.

Сура поняла, что от него не добьется ничего и промолчала. И когда через час Мамед не появился и через два часа его опять не было она уже молча смотрела назад и молилась за него. Они шли уже вторые сутки. Мехти каждый раз видя на себе взгляд Суры сума сходил. Одни в себя нож вонзил что бы он жил. Другой вместо него полез на смерть. Почему господи ты хранишь меня задавался вопросом Мехти. И вдруг он сам того не понимая оказался на земле. Сзади идущие мужчины тоже ничего не поняли. Мехти увидел перед носом чей-то ботинок. Он не мог разглядеть их.

И тут Мехти услышал, как девочка заорала, но в следующий миг один их нападавших схватил ребенка и зажал ей рот. И тут он услышал чисто на азербайджанском слова.

— тихо, не кричать мы свои. Десятый выходи. Ау десятый выходи.

— да он хитрюга сам спрятался. Сказал один из нападавших

— вы про кого? — спросила Сура.

— про того, кого с вами был. Должен быть еще один. Откуда у тебя этот нож? Обратился к Мехти один из нападавших

— мне его Мамед дал.

— какой еще Мамед.

И тут они все поняли.

— Такой высокий с атлетическим телом.

— да с атлетическим телом. Эльдар Велиев произнесла Сура.

— откуда вы знаете его имя, а хотя стойте вы стюардесса. Вы наверно видели его имя на билете.

— да, а теперь скажите кто вы такие?

— мы за вами. В телефоне что он дал тебе есть передатчик, который позавчера активизировался, и мы вычислили вашу траекторию движения. Мы уже давно вас тут ждем. Но это не главное. Главное кто ты такой? Говоря эти слова, он повернулся и посмотрел на Мехти. Тебя в списке пассажиров нет. Откуда ты? И если Эльдар дал тебе свой нож значит он доверял тебе.

Мехти пришлось все рассказать. От и до. Как он попал в плен. И как его товарищ вонзил в себя нож. А теперь этот неизвестный вместо него пошел на жертву. И тут Мехти прорвало. Он сел на землю начал плакать как младенец. Сура видела, как один из них сел рядом с ним обнял его и сказал.

— брат мой наша жизнь такая. Мы теряем, но мы выживаем. Нас бросают, но мы опять живем. Нас обманывают, но мы опять живем. И только слабые могут посягнуть на себя. И только трусы могут сбежать. А сильные сядут подумают встанут и пойдут вперед. А слезы — это хорошо. Значит у тебя не все потеряно. Значит в душе ты еще человек. Поплачь друг мой. Жизнь такая. Мы с тобой.

— ну что ребята что будем делать? — Спросил третий.

— ничего, командир дал четкое указание спасти пассажиров.

— как вы не пойдете за ним? Это неправильно, — вмешалась Сура.

— послушайте, Сура ханым он наш командир и он своими действиями дал нам четкое указание спасти вас. Все. Выходи на связь.

— земля, земля — это небо. Мы готовы. Ждем Вас.

— небо, это земля будем через двадцать минут.

— все ребята готовьтесь идемте. Все встали и пошли. Построились и пошли.

— нет я не пойду, я без дяди не пойду, он обещал, он сказал, что придет. начала рыдать маленькая девочка.

Сура подняла ее на руки обняла и вместе с ней начала плакать. Она уже не могла сдерживать слезы. Она понимала, что он уже все не вернется. девятый подошел посмотрел на нее и произнес.

— Сура он и не из таких передряг возвращался. Мы его уже три раза хоронили, поверь он вырвется. Он вернется.

Им всем было тяжело ведь они были семьей. Они уже стояли на опушке леса и ждали вертушку. Вертолёт прилетел вовремя. Перед тем как появился вертолет они услышали звуки взрывов. Видя, что люди начали пугаться пятый, успокоил их

— не волнуйтесь это наши. Специально их отвлекают что бы вертолет не заметили.

Никто из пассажиров не знал, что в эти апрельские дни началось крупно масштабное наступление Азербайджанской армии по всей лини фронта. Противник не ожидал такого переворота и не мог понять откуда у Азербайджанцев столько военной техники. Они всегда думали, что они сильнее, но это короткая война показало, что они сильно ошибались. Несколько населенных пунктов было освобождено от захватов.

И тут вертолет прилетел. Они всех посадили на вертолёт. Они уже летели домой как по пути они заметили, как горит деревня. Как много трупов лежало на поляне.

— Ну ребята молодцы. Вот мы летели и гадали как это вы так успели все тут уничтожить. — сказал один из пилотов показывая пальцем в сторону маленькой деревни

— а что?

— Так вот же внизу.

— А ты откуда знаешь?

— Так я пилот того вертолёта, который отвлекал их, когда вы десантировались с самолета. И мы в этой части ничего не палили.

— Так ты говоришь всего этого здесь не должно быть?

— нет, это точно не мы были. Интересно, если не мы и не вы, так кто тогда?

И тут все повернулись посмотрели друг на друга.

— опускайся, давай вниз, — сказал второй.

— что? Что случилось? — в недоумении спросил пилот.

— я не могу так. Я не могу его ставить. Извините. Я вниз.

— Вы что ребята куда вниз? — начал было пилот возражать.

— Давай опускайся сказал. Быстро пока нас не застукали, оборвал его пятый.

Пилот стал опускать вертолёт. Когда он оказался над землей в двух метрах замер в воздухе.

Все посмотрели друг на друга. Улыбнулись. Проверили свое оружие, взяли сумки и спрыгнули. Тут Мехти взял свой автомат повернулся к Суре и крикнул.

— я тоже не могу его оставить. Я иду за ним. Передайте дома что меня зовут Мехти Ибрагимов. Попал в плен 5 лет назад. Из Ленкорани. Если умру пусть помнят, что не как тварь погиб, а за друга погиб. Сказав слова, он спрыгнул. Даже Арзу которая все время была не довольна расплакалась. Обняла Суру и прошептала ей на ухо

— вот бы я хотела, чтобы мой сын тоже был таким как они.

И вертолет улетел. Унося их домой. По дороге они увидели, как их окружили истребители.

— Я не знаю кто эти ребята, но знаю одно ради спасения своего друга они всю страну подняли на ноги. Вам очень повезло что с вами на борту оказался этот человек. А это наши истребители. Они будут нас защищать пока мы летим. Сура даже не слышала, что говорил пилот. Она обняла маленькую девочку и смотрела вниз искала его. Вертолет все выше и выше поднимался и на земле все становилось точками и ей все дурно становилось.


После того как он разобрался с ними он потратил пол дня на то что бы спрятать трупы. Но он не успел запутать следы как услышал звук моторов. Когда из грузовика стали спускаться солдаты он понял, что у него несколько секунд на размышление. И он бросился на ходу стреляя к грузовику. Солдаты на борту грузовика ничего не поняли. Да и никто не ждал что на них могут напасть. Каждая пуля попадала в цель. Разделавшись с врагами, он поджег автомобиль. И стал уходить в сторону границы Азербайджана. Он уже понимал, что после этого за ним начнется что ни есть настоящая охота. И идти в сторону Турции глупо. Поэтому правильно было хоть и боем продвигаться к своим. Боеприпасов достаточно. Так что он может вступить в бой еще пару раз. А там еще подберет. Он уходил, но по мере того как уходил оставлял еле заметные следы. Что бы преследователи могли определить куда он направляется. Он не знал того что бы его поймать сам генерал КГБ Армении подключился и лично сам командует всем. Когда он увидел в небе истребители и особенно то что они летели и бомбили все он понял, что это отвлекающий маневр. Рация у него начала все время работать. И он понял, что со стороны Азербайджана началась спасательная операция. Да-это за пассажирами летят. И тогда он решил дать бой. Что бы все силы врага на себя отвлечь. У него была фора, но эта фора очень быстро уменьшалась. Он ночью вошел в деревню. Заминировал полицейский участок, который был в деревне. Он в конце концов не зверь что бы убивать детей и стариков. И под утро, когда все уже просыпались взорвал участок. За ним приехавшие военные тоже попали на мину, которая была установлена на въезде в деревню. Из-за ветра не смогли вовремя потушить огонь. И его перебросило на другие дома. Скоро несколько домов в деревне уже горело. Когда доложили генералу о том, что военные истребители Азербайджана нарушили воздушное пространство и в тоже время что случилось в деревне, то генерал дал указ забыть о самолетах и всех направить в деревню.

Пока все бегали он прополз ближе к дороге и лежал там. Он пролежал около трех часов, когда увидел, что в его направлении едет два внедорожника и один бортовой ЗИЛ. Он пропустил внедорожники и когда ЗИЛ поравнялся с ним, он из гранатомета выстрелил в ЗИЛ. Грузовик стал полыхать как новогодняя елка. Быстро зарядил гранатомет и вторым выстрелом взлетел на небо внедорожник, который остановился. Бросив гранатомёт поднял автомат и точными выстрелами пошел на второй внедорожник. На все это ему потребовалось около двух минут. Несколько трупов оттащил в сторону подложил свинью для гостей и стал уходить. Не убегал, а быстрыми шагами уходил. Из деревни все видели, что происходило на поляне. И когда они увидел и что человек в форме убив всех не убегает, а просто уходит в лес, так это их еще больше напугало. Когда генералу доложили, что и втора группа полностью уничтожена, то он приказал перебросить сюда целый батальон. Чего и добивался Мамед. Ведь таким образом они забыли про пассажиров. Но когда они бросили все силы на его поиски он понял теперь ему уходить будет не куда. И только бой до смерти. Тут уже главное побольше с собою. Забрать на тот свет.

Он уходил от погони. Армяне никак не могли понять, как это могло случится что заключённый убил всех и сбежал. Они даже не могли предположит, что против них воюет человек, который имеет огромный опыт борьбы против терроризма. Человек, который в свое время спас от гибели президентов. Если бы это знали, то наверно целый батальон пустили по следу. Но когда они это поняли уже было поздно. Он за эти сутки несколько раз ввязывался в бой и каждый раз они теряли солдат. Армянские генералы уже были в шоке. Как простой военный просидевший в плену 5 лет сумел такое. Каждая пуля, выпущенная из его оружия, попадала в цель. Он вел их все дальше и дальше. Он пару раз уходил от них. Но потом опять возвращался, чтобы они его нашли. Он не мог позволить, чтобы они пошли в другом направлении. Вдруг выйдут на след группы. И вот после всего что он устроил в деревне за ним пустили батальон. Он уже второй день как уходил от погони и пару раз вступал в бой. У него уже кончались патроны. Но он вел их за собой. Он уже не мог бежать. Все сил нет. Второй день на ногах без сна. Присел, вытащил магазин проверил.

— Черт 10 патронов. М-да вот и кажись конец, — Подумал

Он слышал голоса и тут услышал лай собак. А вот это уже совсем не хорошо. Додумались наконец-то псов пустить. Ну что же. Из-за данного слова Мехти, он все время тащил с собой труп солдата. Он вытащил кинжал посмотрел на него, посмотрел на мертвого солдата. Прости Мехти прости что не смогу сдержать слово. И вернуть труп твоего друга домой. Прости мой друг. Он смотрел на кинжал и думал, а хватит ли у него силы так себя убить. Ведь ему ничего не останется убить себя. Нет еще рано. И тут он заметил кабана. Он притворился мертвым и Кабан, думая, что он мертвый близко подошел к нему. Он накинулся на него. Ухватился за задние лапы. Одной рукой сделал себе разрез и свою кровь помазал на кабана. И тут же чуть-чуть порезал кабана. Кабан визжал, он понимал, что надо все быстро сделать, Кабан тоже был опасным зверем. Сам кабан мог его растерзать и в тоже время на визг кабана могли прибежать. Он успел обвести вокруг кабана кусок от своей одежды, это хоть и на несколько минут, но все же как-то их отвлечёт. И отпустил кабана. Он слышал, как собаки лаем идут в его сторону. Но против собак у него мало шансов. И тут собаки побежали за кабаном.

— Спасибо господи. Значит еще поживем, — подняв руки к небу сказал Мамед

Он взял тело повалил на себя и пошел вперед. Звуки уже были из далека слышны. Он увидел опушку, назад идти нельзя. Вперед опасно. Слишком открытая местность. Но другого выхода нет. он ухватился сильнее за тело и стал быстрыми шагами спускаться по опушке. Он уже не помнил сколько шел, в бою ему пришлось делать круги что бы их запутать. И вот он уже доходил до конца опушки, как вдруг почувствовав, как что-то пронзило его. Теплота какая-то. Он чувствовал, что ему тепло стало от этого удара. Как вдруг еще несколько ударов в спину почувствовал. От этих ударов его кинуло на землю. Он упал. И тут его осенило что первая пуля попала в него. А остальные в бронежилет. Он машинально прикрыл тело. Жажда и бессонница делала свое дело.

— не бойся, я тебя прикрыл. Они не попадут в тебя. Ты вернешься домой. Я дал слово, только потерпи выживи. Только выживи.

Он приподнялся опять повалил на себя труп и сделал пару шагов как от взрыва его отбросило. Где-то рядом взорвалась ручная граната. Падая он выхватил пистолет и выстрелил в нападавшего. Он заметил, что он выстрелил в одного, но почему-то оба свалились на землю. Даже в таких моментах его мозг работал машинально. Что это было, кто его подстрелил. Все лицо было в крови. И он уже не видел ничего. Он терял сознание, когда увидел, как над ним склонился кто- то и крикнул.

— Живой, вот зараза живой гад. Берем его и уходим.


После высадки Мехти указал на карте где он его нашел.

— не плохо ориентируешься, молодец

— учился хорошо

— а как в плен попал?

— поступил в магистратуру и вот пришел служить. На разведку послали нас. А там нас ждали. Всех уложили. Меня и командира взяли в живых. Правда он так и не сказал, что он командир. Они думали солдат какой-то. Вот так. А остальное знаете.

— ладно вернемся разберемся как это вас ждали.

— вы реально думаете, что отсюда сможете выйти живыми?

— да мы не только тут, да мы везде выживаем.

— да если учесть место где они спрятали труп и, то время что прошло, то это он. Но мне интересно почему он так медленно двигается?

— Это мы у него спросим. Опять что-то придумал наверно.

— А ты не видел, что около деревни было. Они даже не убрали ничего так и лежать все там.

— Смотри, а вот и еще трупы. Здесь был бой.

— смотрите он был здесь.

— Вот следы которые он оставлял им. Но почему они не убирают свои трупы?

— может у них времени нет?

— Но почему он так в бой ввязался с ними?

— А ты не догоняешь? Он же видел авиацию нашу и понял, что мы идем за пассажирами вот и на себя всех потянул. Все не спим. Побежали. Бегом за ними. Мы должны его догнать.

Они шли по следу, который оставлял Эльдар. Они видели каждый раз как он убивал, один выстрел, один труп. Эльдар оставлял за собой трупы. И им это все меньше и меньше нравилось. Он давно мог бы уйти от них, но он почему-то их тащил за собой. Ведь он должен был видеть, что вертолёты вернулись и все закончилось Ему ничего не надо просто уйти от погони. Он же умеет это. Но откуда им было знать, что он все осиное звено растревожил и теперь против него батальон пустили.

— Послушайте, я не могу понять почему он их ведет кругами. Вот тут он мог бы спокойно уйти от преследователей.

— смотри у меня такое ощущение, что он на себе кого-то несет? Смотрите вот его след от ботинок. А вот еще один. Видите, разницу. Здесь он груженный.

— не может быть, — вскрикнул Мехти.

— тихо ты. Что с тобой?

— он обещал мне что труп командира вытащит. Я не думал, что он так серьезно все.

— да теперь понятно почему он так медленно двигается.

Пошли мы не можем терять времени. Они уже в открытую бегом передвигались по лесу.

— Да он нам ничего не оставил. Пошутил второй.

— Ничего еще успеем поиграть с ними. Ответил седьмой.

И тут впереди идущий девятый поднял кулак, и все сразу повалились на землю. Впереди был слышен лай собак. Они по лаю собак поняли, что они его нашли. И тут странный визг, и собаки понеслись в другую сторону.

— странно это, че вдруг собаки взбесились?

— Не знаю, но очень странно, обратили внимание что они лаяли в одном направлении, но понеслись в другом.

— Да тут что-то не так. Разделяемся?

— смотри там опушка леса.

— Он не пойдет туда это глупо, слишком открытая местность.

— Да, но у него нет другого выхода. Быстро проскочить там и он опять в лесу.

— С его грузом это очень рискованно.

— Я сейчас. Первый быстро пробежал к опушке.

— всем быть наготове.

— ребята я его вижу. Услышали все в наушниках слова первого. Он уже прошел половину опушки.

— так построились в боевой порядок. Мехти в самом конце. Проверит оружие. Готовы? Огонь.

Они выстроились в линию и шквальным огнём пошли вперед. Идем в лево крикнул девятый. Он быстро бегом пробежал на левый фланг присел и открыл огонь. После него таким же методом по очереди на левый фланг начали по одному переходить остальные. Это была военная тактика прикрываясь огнем уходит в лево. Преследователи не могли понять кто в них стреляет. И откуда такой шквальный огонь идет. Один за другим пули настигали врагов. Через две минуты преследователи пустились в бег. Они не ожидали такого напора и удара. И когда по ним полетели гранаты то они совсем испугались. На двадцать секунд стрельба затихла.

— первый где он?

— он уже почти дошел до конца

И тут они услышали один выстрел.

— черт снайпер стрелял. Они его нашли. Быстро идем

— Первый что там?

— вижу его. Вот он впереди. В него попали. Он упал.

— Огонь. Не дайте им опомниться. Первый давай за ним. Второй прикрывает первого.

— Я пошел.

Не смотря на все что вокруг происходило. Даже Армяне заметившие первого повернулись и стали стрелять в него. Но первый, не смотря на все это бежал что мог. Лишь бы быстрее дойти до него. Но каждый раз, когда открывали огонь по первому то сразу падали замертво на землю Второй не давал им опомниться.

— Да снимите этого снайпера. Он уже достал.

— Четвертый он твой давай. Третий встал и побежал, делая себя мишенью для снайпера.

Третий передвигался зигзагом. Что очень усложняла снайперу поймать в прицел. Он сделал выстрели и промахнулся, третий спрыгнул и сделал пару кувырков что бы снайпер не смог в него попасть.

— Есть нашел его. Еще пару секунд и…

И тут четвертый выстрелил. Пуля попала прямо в голову снайпера.

— все давай к десятому. Все чисто.

Когда первый подбегал к Эльдару, то из леса вышли двое с автоматами. И не смотря что прогремел взрыв ручной гранаты, он вскинул автомат и очередью выстрелил в нападавшего. Он видел, как взрывная волна откинула десятого в сторону и который на ходу успел сделать выстрел в сторону нападавшего. Он подбежал наклонился к нему проверил пульс, десятый был весь в крови. Он заметил, как Эльдар улыбнулся ему.

— земля, земля — это небо. Нам нужна вертушка. Мы его нашли. Срочно вертушку с медиками. Мы вступили в бой.

— Небо вас поняли вертушка будет через пять минут. Она уже в воздухе.

По приказу министра обороны по очереди в воздухе кружились вертолёты. Для них каждая минута была на счету.

— Живой, вот зараза живой гад. Берем его и уходим.

— Вертушка на подходе.

— Мехти ты куда?

— я не могу оставить командира своего.

— Да помогите ему и уходим. Они теперь все силы бросят на нас.

— бросай опознавательный знак.

— земля за синим дымом мы. остальные враги.

— Вас поняли, у нас шесть минут осталось потом их авиация настигнет нас.

— ставлю мину крикнул четвертый. Приготовить гранаты. Бросаем. Сдерживаем их. И вдруг над ними появились истребители. Шквальный огонь истребителей вообще спугнуло всех нападавших. И они отступили. И вертушка появилась в небе.

— смотри-ка министр не соврал. Айда молодец. Ты понимаешь, что теперь будет полномасштабная война.

— а пусть. Мы им все равно устроили. Они на долго запомнят. Как он?

— да жив, жив. Не так ли доктор? — Обратился первый к доктору, который осматривал десятого.

— Да с такими ранениями если он еще дышит это уже чудо.

— ты смотри у меня доктор не опускай руки. Он должен жить.

— Дай бог. Если до сих пор жив значит не помрет.

— Я сказал же живучий гад. Да он всех нас переживет.

И все рассмеялись А Мехти сидел смотрел на них и плакал тихо. Он никогда не видел такой верности, такой силы воли и человека, который не посмотрел, что может умереть все-таки решил даже ценой жизни сдержать слово. Он не знал кто эти все люди, но он был горд тому что он среди них.


Вертолет приземлился. Бригада скорой помощи уже их ждали. Из-за того, что в городе не где было сесть пришлось сделать посадку на окраине города. Как только вертолет сел его на носилки и в машину скорой помощи.

— так у него пулевое ранение в плечо, в левый бок и два сквозных. И осколки в нескольких местах. Он много крови потерял. Мы сделали ему переливание в вертолете. Но все же. Да и еще его лицо.

— как это вы делали переливание в вертолете?

— да вот так на прямую. У нас есть кровь его группы. Так что мы перелили. Да не волнуйтесь все под контролем.

— ну ребята как знаете. Поехали.

Скорая тронулась с места. И с мигалками двигалась в сторону больницы.

— а это кто такие? Крикнул водитель. В этот момент один из Галенвагенов обогнал скорую, а другой пристроился сзади. Сразу над скорой послышался шум вентилей.

— а это наши ребята, мы ваша охрана.

— жми давай.

Скорая мчалась на всех парах. По приказу МВД все улицы были освобождены. Пост патрульные службы через каждый метр выстроили цепь что бы никто не смог прорваться в больницу. По приказу Президента были все лучшие врачи подняты и ждали они в больнице. Скорая мчалась как могла. Включила сирену и почти уже летела.

— как он доктор?

— плохо, очень плохо. Нам нужна срочна операция. У него кажется внутреннее кровотечение.

— доктор делайте все что посчитаете нужным. Мы будем в больнице через три минуты.

Скора въехала во двор больницы. Какое же удивление было всех, когда из автомобилей выскакивали люди, вооруженные до зубов. Его забрали в операционную.

— так первый и третий у двери операционной. второй и четвертый у входного. Пятый быстро в комнату охраны и камеры наблюдения под контроль. Остальные проверить всю больницу и больных.

— вы кто такие тут больница, вмешался один из врачей.

— вы кто такой?

— я глав врач этой больницы

— вот и хорошо уважаемый. Говоря эти слова девятый показал документ, в котором говорилось что по приказу главнокомандующего все, кто видит этот документ обязаны помогать владельцу этого документа.

— поняли меня уважаемый. Да и еще есть ли кто-то кого сегодня оперировали?

— да есть один. Легка такая операция.

— шестой на прием. В реанимации есть клиент проверь изолируй.

— понял сейчас проверим.

Когда его унесли в операционную даже там стояла охрана с оружием. Врачи просто не могли ничего не понять. Операция шла уже который час. Все никак не заканчивали. Они все стояли и ждали.

На конец врач вышел и сказал- будем молится и надеемся на чудо.


— ну что там генерал? Спросил министр обороны

— пока ничего, оперируют. Никто не может ничего сказать.

— да выживет он. Успокойся генерал. Сам же говорил везучий он.

— да, но что мне сказать им?

Говоря эти слова, генерал указал на пассажиров

— Особенно ей. Ты знаешь кто она?

— нет не знаю.

— около десяти дней назад он пришел и дал имя этой стюардессы. Ты же понимаешь, что все жены наших сотрудников проходят специальную проверку. Вот и он не знал кто она такая. Он попросил проверить ее. Я даже в душе обрадовался, что наконец-то он решил остепениться. И вот мне пару дней назад дают дело ее. И я узнаю, что она на борту этого самолета. Конечно моя первая задача выяснит случайно это или нет. А вот теперь вижу, что нет. Бог сам решил их посадить в один и тот же самолет. И что мне теперь сделать. Пойти сказать он жив? Мы не знаем. Ведь никто не должен знать. Даже его родные не знают, чем он занимается. Для них он инженер и все

— да генерал не легкая у тебя работа. Да мой друг ничего не можем сделать.

— м-да. Мне ничего не останется как пойти и сказать, что он погиб. Понимаешь?

— да иди и скажи. Все для родины.

Генерал встал и пошел в сторону пассажиров самолета. В этот момент министр думал. Как жаль, что у меня нет таких генералов. Как жаль, что нет таких командиров и солдат. И что же такое надо сделать что бы сам президент лично следил за его жизнью

— милые мои можно минуту внимания, — начал генерал.

Все посмотрели на него, с надеждой услышать весть, которая их обрадует.

— милые мои простите нас, мы не смогли его спасти. Простите. Все, кто стоял сели на землю.

— а где остальные? — Спросила Сура

— никто не вернулся. Может и вернутся, но все же пока это на сегодня.

— нет не может быть. Я видела вертолёты улетели, но ни один не вернулся. Врете вы, что случилось скажите честно

— он не выжил дитя мое. Я понимаю тебя.

Как же себя проклинал генерал за эту ложь. Но у него не было другого выхода. Он понимал, что скажет он жив он раскроет его имя. Даже то что он был в самолете уже являлось конфиденциальностью. Да откуда вам бедным знать, что вам еще долго придется терпеть разные виды проверок. И вас будут гонять туда-сюда. Он видел, как Сура села на колени и обняла девочку и стала плакать.

Давайте выпьем за женщин, которые сводят нас сума, за тех женщин при виде которых мы теряемся. Мужчины, которые не наклоняются и не прячутся от пуль, но прячут свои взгляд от женщин

Только когда самолет пошел на посадку они с облегчением вздохнули, наконец-то мы дома. После посадки самолета он сидел и ждал, когда все пассажиры выйдут. Когда все пассажиры вышли стюардесса подошла к нему и рядом сидящим пассажирам

— Господа прошу покинуть самолет

— Хорошо, подождите пару минут пожалуйста.

— Но все сошли уже, прошу вам тоже покинуть самолет.

— А вот и наш сопровождающий. Говоря эти слова, он показал на мужчину, который только зашел в самолет. Он показал удостоверение и попросил позвать капитана.

— Вы капитан этого лайнера?

— Да я. А с кем я извините говорю?

— Я Аскер Ахмедович. Вот мое удостоверение. Он открыл и показал свое удостоверение. А теперь попрошу вас тихо отъехать в сторону. Вам сейчас скажут в какой ангар заехать. Попрошу всех кроме пилотов покинуть самолет.

— Хорошо, девочки прошу всех покинуть самолет. Вещи потом заберете.

Стюардессы все тихо покинули самолет. Та самая стюардесса, выходя из самолета повернулась и с такой ненавистью посмотрела на них.

— Смотри она готова тебя зарезать

— Да ладно тебе.

— Ну что думаешь нас с хлебом и солью будут встречать?

— ха, смешно. Ладно давай пошли. Подготовимся.

Когда самолет въехал в ангар, они увидели два кадиллака черного цвета с затемненными стеклами.

— Ну вот кавалерия нас встречает, а ты боялся, что мы одни будем.

Дверь открылась и в самолет вошли два бойца, хорошо вооруженные. На них был бронежилет и полный комплект боевой амуниции. Вошедший за ними третий боец принес с собой бронежилеты и два автомата.

— Ну что ребята вот и ваши игрушки. Разбирайте.

Они оба встали надели бронежилеты проверили оружие.

— Ну что дорогие мои вот вы и дома. Забираем и уходим. Всем внимание, приготовиться. Мы выходим. Скомандовал в микрофон десятый.

Они пересадили арестованных на кадиллаки и выехали из ангара. Без всяких приключений они добрались до министерства, сдали арестованных, сдали свое обмундирование и уже собирались покинуть здание как его позвал к себе сам генерал.

Сам генерал имел за собой не малую службу. Он в свое время Афганистан, Африку повидал. Даже шли слухи что бы найти шпиона которого заслали ему пришлось прослужить во французском легионе целых семь лет. Пока и его, не завербовав не послали в тогдашний советский союз. Первую свою генеральскую звезду получил еще в советское время. Потом распад СССР и как многих и его уволили со службы. Он сидел у себя на балконе пил свой чай, когда ему постучались и предложили работу в органах госбезопасности. Но когда ему сказали конкретно чем он будет заниматься то уже он не устоял. Многие наверно отказались бы от такой нагрузки. Сиди у себя дома, получаешь пенсию генеральскую, которая и даже в те кризисные дни были не маленькой суммой. Но все-таки долг есть долг. И генерал согласился. Все его сотрудники знали тяжелый характер генерала. Но и сам генерал понимал, что иногда надо ослаблять хватку. Ведь не раз сам нарушал прямые приказы на свой риск и страх. И он понимал своих сотрудников. Когда какой-то начальник из папиных сыночек начинал ругать своих сотрудников генерал просто качал головой и про себя говорил

— откуда ты знаешь, что такое окоп, что такое пуля летящая и обжигающая твои уши. Вот такие и командуют.

Он прошел в приемную генерала. Его адъютант, видя его встал. И его все тут уважали, и про него шли легенды.

— Можно? — Спросил Эльдар

Адъютант встал поправил себя и встав в стойку смирно сказал

— Да товарищ майор, товарищ генерал ждет вас.

— Спасибо

Он постучался в дверь генерала и подождал, когда скажут войдите

— разрешите товарищ генерал? товарищ генерал, майор Исмайлов по вашему приказу явился.

— Добро пожаловать на родину. Генерал встал подошел обнял его похлопал по плечу отодвинул стул указывая ему садиться.

— Ну что сынок? Как все прошло?

— отлично, да и что там вы все знаете вам уже доложили наверно.

— Да мне доложили. Но я не про это. Я про другое как прошло?

Эльдар понял про что генерал

— Честно, очень трудно. Мы думали, что они самолет просто собьют. И у нас не оставалось другого выхода как молиться богу что бы они не нашли нас до того, как мы покинем их воздушное пространство. Но слава богу обошлось. Они еще не в курсе что мы их выкрали. Они думают, что они сами сбежали. Но вот только один нюанс который меня очень волнует. Самиру не легко пришлось. Ему пришлось убрать двух не винных людей. Мы не могли рисковать. Они заметили его и начали на него идти. Они думали он какой-то грабитель. У него не было выхода. И он убрал их, а потом тела спрятал. Их тоже не найдут.

— м-да сынок знаю бывает и такое что бы выполнить задание тебе приходиться убирать того, кого совсем не хочется. Понимаю я тебя. В отчете я этого не видел.

— Знаю, я сказал, чтобы он не указывал. А то потом начнут его тащить туда-сюда. Вы же знаете кто служит в отделе внутренних расследований. Их бы послать хоь на месяц в позицию, а потом сказать ну что теперь понимаете?

— Ну правильно сделал. Вы наверно идете отмечать сегодня?

— Да, мы уже заказали место. Вас будем рады Вас увидеть.

— Да куда мне с вами. Я уже старик. И потом у внука день рождение. Так что я дома должен быть. А то не знаешь Рая меня убьет. Говоря эти слова, генерал улыбнулся. Да и тебе пора семью завести подумай об этом.

— Спасибо товарищ генерал. И передайте от меня большой привет дома.

— Обязательно передам. Да и ты заходи.

— разрешите товарищ генерал.

— Да иди.

Он вышел попрощался с адъютантом. И вышел из здания.

— Ну что командир отрываемся сегодня по полной?

— Да отрываемся, но если честно, то я тихое место хочу ребята. Голова трещит.

— Не проблема командир сейчас все сделаем.

— Вюсал давай звони своему корешу пусть нам место оставит.

— Минутку, сейчас сделаю.

Вюсал вытащил телефон поговорил и повернулся сказал

— Ребята, у меня супер-новости. Короче кореш сказал, что есть одно место. Короче там зал. Но там какие-то девочки сидят, и они тоже что-то отмечают. Он нас тоже в этом зале разместит. А кроме нас никого не будет.

— Ну что помчались тогда. Кого ждем?

— А вы угадайте кого ждем?

— Само собой кроме сони нашего, кого можем ждать. И все засмеялись.

Через три минуты они увидели, как Рафик шел к ним

— А вот и соня наша. Ну что поехали?

— Нет, помните наш уговор. Если пьем, то за руль не садимся. Так что машины оставляем и на такси.

В ресторане их встретил знакомый Вюсала. Он их радостно приветствовал и проводил в зал где они будут сидеть. Когда они вошли в зал то увидели в углу зала сидят четыре девушки. Они как профессионалы сразу всех четверых просканировали. Но виду при этом не подали. Они прошли сели на свои места. Стол был уже накрыт. Подошедший официант, приветствовав их спросил

— Добро пожаловать в наш ресторан господа. Что будете заказывать?

— Мы уже все заказали. Ты спроси у администратора пожалуйста. Ответил Вюсал.

— Хорошо. Ответил официант и удалился.

Через пять минут принесли половину кабана и курицу. Все аккуратно разрезали и всем разложили.

— Ну что мои друзья, пьем. Произнес тост Эльдар.

У них была традиция не писанная, они все встали выпили. Не говоря ни слова. Первый бокал они всегда пили за тех, кто остался жив после каждой командировки. Ведь уходя в командировку они каждый раз идут на смерть. Но как любил говорить их генерал, мы не уходим на смерть. Мы идем доказать смерти что мы сильнее, и мы выживем. Вюсал взял водку и разлил всем. Так как он был самым маленьким среди них то всегда его загружали. Да и он сам понимал все прекрасно. Они все продолжали стоять.

— Будем, тихо произнесли они.

И вторую рюмку тоже выпили. После того как все выпили они положили рюмки на стол. Когда все до последнего положили рюмки на стол. Они сели.

— Ну что-же теперь можем начинать. Приятного аппетита ребята. Сказал Эльдар.

— Ну что давай рассказывайте, как все прошло?

— Да командир расскажи, как было.

Эльдар уже открыл свой рот начать говорить, как он увидел девушку, которая зашла в зал. Она была в синем пальто. Он не мог ее спутать. Он бы узнал эту стройную фигуру из всех женских фигур. Он замер и смотрел как она на своих каблуках уверенно ступала к своим подругам.

— командир загляделся, — пошутил Самир.

— Да нет, вы не так поняли — ответил Эльдар

— Командир не забывай, что и мы профессионалы. Мы сразу заметили, как ты на нее посмотрел. И могу поспорить что ты ее не впервые видишь.

— Да ребята я ее видел.

— ах вот из-за кого ты постоянно тащился в эту Глорию. А мы то думали.

— Хватит вам уже.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.