электронная
116
12+
В стране эмоций

Бесплатный фрагмент - В стране эмоций

Год первый

Объем:
72 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4493-0208-3

О проекте «Страна эмоций»

Меня зовут Анна Смолярова, и я путешествую по загадочной стране эмоций.

В 2017 году я училась в терапевтической группе «На эмоциях». Оказалось, об эмоциях можно говорить вслух, у них есть имена, и они имеют право на существование.

В этой книге вы найдете итоги первого «учебного года». В ней собраны под одной обложкой посты, написанные с сентября 2017 года по июнь 2018 года. Иллюстрации принадлежат автору (инстаграм @freedomtoart), если не указано другое.

Приглашаю вместе со мной учиться рассказывать про эмоции и создавать словарь чувств.

С чего все началось

Однажды знакомая психолог сказала мне: «Человек каждый момент что-то чувствует». Я замерла. Нет, я точно чувствовала замешательство сразу после этой фразы, — но оно было вызвано тем, что я спрашивала себя: «Да? Каждый момент? Тогда что я чувствовала при разговоре за секунду до осознания этой фразы?» Я не находила ответа на этот вопрос, и мне было очень неуютно.

Когда мне было лет одиннадцать, я часто ходила одна до поликлиники и обратно на курс массажа. Дорога занимала минут двадцать в одну сторону, и я развлекалась тем, что «откручивала назад мысли». В случайный момент я останавливалась на какой-то мысли в голове и вспоминала, что меня к ней привело, что я думала до предыдущей мысли, и за две мысли до нее. Наверно, поэтому из меня потом получился неплохой кандидат наук. Но с чувствами я так всё ещё учусь поступать.

Какая разница, спросите вы, если ты не осознаешь чувства, ты все равно их чувствуешь. Да, чувствую, и они руководят моими действиями совсем не так, как мне хочется. Например, я часто выгляжу неискренней или прокрастинирую, потому что не понимаю своих чувств.

Так и появилась идея для блога. Чем больше я о ней рассказывала, тем лучше понимала: не я одна сталкиваюсь с немотой, когда нужно ответить на вопрос «Что ты сейчас чувствуешь?»

В блоге я рассказываю о своем опыте переживания и вербализации чувств. Кажется, я уже не в Канзасе. Добро пожаловать вместе со мной в страну эмоций!

Сотворение мира

До недавнего времени я совершенно не задумывалась о том, что я чувствую. Но однажды выяснилось, что моя начитанность и хорошее знание классической литературы совершенно не помогает в назывании эмоций. В лингвистике вопрос о влиянии языка на мышление остается спорным. Согласно некоторым исследованиям, отсутствие в языке слов для оттенков цвета сказывается на скорости распознавания этих оттенков при лабораторных тестах. В случае с эмоциями мне кажется, что это так и есть: чем больше словарных статей на отдельные эмоции, тем легче их осознавать.

Хочу, чтобы в моей голове были готовые протоколы для распознавания. Например, если я чувствую А и В, значит, это гнев, а не чувство вины.

Готовый словарь для подобных целей я обнаружила в одном приложении для медитаций. В нем есть опция — оценить свое эмоциональное состояние и выбрать для него тэги. Идея хороша: потом можно отслеживать, что провоцирует плохое настроение или помогает чувствовать себя счастливой. Но заранее заданных тэгов, описывающих эмоции и эмоциональное состояние, в приложении целых 243. Немыслимая цифра для человека вроде меня — обычно я обхожусь пятью словами.

Такое состояние называется алекситимия — в буквальном смысле неспособность называть свои или чужие эмоции, вербализовать чувства. Термин предложил в 1973 году гарвардский профессор Петер Сифнеос.

Для выявления чаще всего применяется Торонтская шкала алекситимии. На русском языке легко найти первый вариант, состоящий из 26 вопросов и подготовленный НИИ им. Бехтерева. Впоследствии оригинальный опросник был сокращен до 20 вопросов. Русскоязычный вариант подготовлен совместно группой ученых из Москвы и Торонто в 2010 году.

Примеры утверждений из опросника:

— У меня бывают чувства, которые я не могу точно назвать

— Когда я расстроен, я не знаю — то ли мне грустно, то ли я испуган, то ли злюсь

— Мне трудно описывать, какие чувства я испытываю к другим людям

Чем выше сумма баллов по результатам теста, тем выше уровень сложностей, с которыми вы сталкиваетесь при назывании и определении эмоций.

Чувствую себя Адамом, которому надо назвать всех животных за один день. Впрочем, нет, мне проще — у меня хотя бы есть шпаргалки.

Благодарность

Я заказала на обед форель, которая оказалась восхитительно вкусной. Она была настолько нежной и ароматной, что впервые в жизни мне захотелось вознести благодарственную хвалу создателю. Как многое во вселенной должно было совпасть, чтобы благодаря устройству моих вкусовых рецепторов и биохимической структуре форели я могла получить удовольствие от еды!

Сегодня по дороге на работу я вновь испытала необъятное чувство благодарности. Необъятное — потому что она была направлена не на одного человека, не на конкретное действие. Я радовалась тому, что запустила блог, и чувствовала признательность многим, благодаря кому эта идея получила реализацию.

Оказывается, благодарность относится к группе эмоций, в основе которых лежит любовь. Рядом с ней — спокойствие, доверие, безопасность. Мелани Кляйн в книге «Зависть и благодарность. Исследование бессознательных источников» пишет: «Одним из главных производных способности к любви является чувство благодарности». Уже у младенца эмоция благодарности связана с удовольствием. «Младенец чувствует, что он получил от своего объекта исключительный дар, который он хотел бы сохранить». Так закладывается основа для способности делиться чем-то с окружающим миром — для щедрости и творчества. Даже народная этимология солидарна с психоанализом: «благо-дарить» = «дарить благо»?

Что интересно, безопасность и доверие напрямую связаны с благодарностью в концепции Мелани Кляйн. Чувствуя благодарность, мы знаем, что нас любят и защищают, — и одновременно сами любим и хотим защитить.

Благодарность тесно связана со спокойствием в философии стоицизма. Стоик невозмутим и спокоен, видит возможности в сложные времена и остается счастливым несмотря на обстоятельства. «Именно благодарность делает спокойствие возможным», пишет Лари Уоллас в эссе для журнала Aeon (перевод сайта «Теории и Практики»). Благодарность стоика настолько сильна, что «можно вынести все».

«Получая подарки от жизни, не забудьте поблагодарить вселенную за доставку»

Я очень благодарна Анне Черных — без ее одобрения я бы еще лет сто не решилась реализовать идею. Спасибо Варваре Лялягиной и ее проекту StartBlogUp: еще не применяю рекомендации, но использую как путеводную карту. Безмерная благодарность психологической группе «На эмоциях» Полины Мишулович — за путешествие в кроличью нору, которое еще продолжается. И любовное спасибо человеку, который возился ради меня с запуском CMS, а теперь вынужден смотреть на меня за ноутбуком.

Как страшно сделать второй шаг

Скоро первое сентября, и мне нужно написать письмо новым магистрантам. Я хочу рассказать им про сообщество молодых ученых и группу Вконтакте. Вряд ли у меня уйдет много времени и сил, чтобы написать письмо: его план уже висит в Trello. За день я дважды о нем вспомнила, но так и не выделила время даже для черновика.

Как только моя рука тянулась открыть текстовый редактор, я успевала подумать: да ну ерунда, никому это письмо не будет интересно, никто не перейдет по ссылке в паблик, это действие окажется бесполезным для сообщества и вообще я не годна для того, чтобы это сообщество вести. Делать хоть что-то — бесполезно.

Что я могу противопоставить? Могу сосредоточиться на том, зачем я пишу письмо. Поставить внятную задачу, в которую я верю. Напомнить себе, что это стоящая задача — установить контакт с новыми членами сообщества, предоставить им информацию. Удивительно, но только в этот момент я замечаю, что я пыталась заочно проконтролировать чужие чувства. И как — незаметно! — определила собственные действия как зависящие от чужих, еще только гипотетических чувств.

Вот как устроена эта ловушка:

1. мое действие вызовет какую-то реакцию других

2. их реакция мне важна, но я не могу ее проконтролировать

3. опасность! лучше ничего не делать.

Точно таким же образом я часто избегаю беседы с интересными мне собеседниками. Я стесняюсь написать «что-то не то» и ставлю себя в абсолютную зависимость от того, какие чувства испытает Другой. Как будто без положительной реакции Другого у меня нет никакой ценности!

Эта взаимосвязь, пожалуй, родом из детских конфликтов с родителями. Меня долго и упорно учили извиняться первой — «быть выше и умнее». Но научили тому, что чувства одного из родителей важнее и ценнее моих чувств.

В итоге из меня вырос очень умелый внутренний критик. Когда пропадает первый запал энтузиазма, какая-то часть меня вспоминает, что во мне и моих проявлениях нет ничего ценного, что нашло бы поддержку у других. В этот момент я бросаю задуманное.

В поисках оазиса

Спутанные чувства воспринимаются как комок в горле. Когда эмоций много, я тереблю основание шеи. Растягиваю большой и указательный пальцы так, чтобы касаться ключичных косточек, а ладонью слегка давлю на грудь.

Последний раз я использовала этот жест на презентации летнего проекта, в котором я принимала участие. Докладчица — блестящий модератор, с большим опытом, умеющая вовлечь окружающих и вдохновить на подвиг. Но презентацию она ведет скучно, путано, так что даже я, знакомая с содержанием проекта, теряю мысль и не вижу стройной картины. Задаю себе вопрос: что чувствую? И получаю злобный ответ: «Ничего не чувствую, не знаю, что и сказать, отстаньте!»

Хотя в этот момент я переживала с такой силой, что к концу доклада была совсем истощена. Мне казалось, что я бреду по горячей пустыне, почва под ногами потрескалась, на много миль вокруг никого нет.

Мне не хватало точных слов: я могла уловить эхо фраз в голове, но поймать и присвоить эмоции имя — нет. Пришлось лезть в словарь — разглядывать снова и снова «Карту чувств», нарисованную Анной Худорожковой, соотносить свои ощущения со словами, выбирать подходящее.

Спустя неделю я написала об этом случае маленькую пьесу.

Не только я иногда плохо веду презентацию, — радовалась Облегчение.

А я-то думала, идеальные профессионалы существуют, — грустила Разочарование.

Ага, наша идеальная Z. вовсе не такая идеальная, как мне казалось, — радовалась Злорадство.

Чтобы получить ее обычный результат, тебе еще работать и работать! — просыпалась Отвращение к себе.

Ай-яй-яй, что же о нашем проекте подумают теперь, — металась Стыд. — Разлюбят, отвергнут!

Я лучше знала тему, надо было всё же настоять на том, чтобы я выступала, — каялась Вина.

Да что там, теперь-то уже ничего не изменишь, — опускались руки у Беспомощности.

Мораль: иногда у меня нет ответа на вопрос, что я сейчас чувствую, потому что эмоций слишком много. Часть из них попадает под запрет, и их вытеснение создает у меня внутри ощущение выжженной солнцем пустыни. Но даже в Сахаре есть оазисы.

Квантовое топливо злости

На подавление злости уходит много сил — конечно, их не остается на действия в реальном мире. Если я разрешаю себе злиться, происходит небольшой выброс энергии — словно внутри меня работает маленький квантовый реактор Бора.

Пелена перед глазами, пульс учащённый, движения резкие. За пять шагов до тренажерного зала я понимаю, что не закрыла шкафчик, потому что от раздевалки я шла в тумане из своей злости.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.