электронная
72
печатная A5
449
16+
В ритме его сердца

Бесплатный фрагмент - В ритме его сердца

Объем:
378 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-4495-2
электронная
от 72
печатная A5
от 449

Глава 1

Полина Дягилева ехала по горной дороге, делая поворот за поворотом, по извилистому серпантину. Её путь на машине из Санкт-Петербурга, до посёлка Дивноморское, растянулся на несколько дней.

Она безумно устала за рулём. Мама несколько дней пыталась отговорить её от этой дальней поездки. Просила лететь самолётом или отправиться поездом, но Полина планировала задержаться на побережье до конца лета, поэтому подумала, что машина ей будет крайне необходима.

Дивноморское. Её любимый посёлок. До сих пор нет места, для неё более комфортного и уютного для отдыха на Черноморском побережье.

Словно дорогая маленькая жемчужина, он скрыт в ладонях живописной бухты Геленджика. Красивейшая долина с уникальной природой, слияние двух рек, необыкновенно мягкий климат, жаркое лето и тёплая осень. Великолепная мощёная набережная с перилами, мелко галечные пляжи, песчаное дно и главное, дивное море, именно в этом месте, чистое и с уникальным потрясающим цветом воды, завораживающей взгляд. За день, кажется, можно увидеть всё уникальное буйство и смену красок, какие только может создать природа, когда смотришь на его гладь.

Полина улыбнулась.

В душе разливалась нега. Она поймала себя на мысли, что возвращалась домой, после долгого отсутствия в дорогое сердцу место, в котором не была уже двенадцать лет.

Она родилась в Геленджике, это были её родные края. Но когда ей исполнилось четыре года, они с родителями навсегда покинули это прекрасное место, и переехали в Санкт-Петербург, куда перевели на новое место работы её отца. И лишь каждое лето, они возвращались сюда всего на несколько недель к бабушке. В её небольшой домик с мезонином, расположенный прямо на берегу моря, которое голубой гладью сверкало всего в нескольких шагах от её дома.

Она ехала в Дивноморское, с намерением провести здесь с дочкой всё лето, и возможно, на период курортного сезона, найти себе какую-нибудь работу.

Полина с детства была городским ребёнком огромного мегаполиса, выросшая с родителями в Санкт-Петербурге, в семье военного врача и учительницы. Девочка с малых лет была охвачена всесторонним образованием. Специализированная школа с углублённым изучением иностранных языков, занятия в театральной студии и школе бального танца.

Мама до сих пор себя ругала за то, что отвела её туда в пять лет. Танцы настолько её очаровали, что все другие занятия были впоследствии заброшены. Уроки хореографии захватили её с головой на всю оставшуюся жизнь.

Началось всё просто и банально. Обыкновенные посещения два раза в неделю танцевальной школы, зачастую из-под палки, в которых играло роль только желание мамы, сделать из своей дочери красивую, грациозную, уверенную в себе девушку. Впоследствии, Полина втянулась, стало интересно самой, и даже кое-что начало получаться.

Всё изменилось кардинально и бесповоротно, когда ей исполнилось тринадцать и, в школу пришёл новый тренер по спортивным бальным танцам, хореограф с большим именем в прошлом. Он моментально рассмотрел в девушке потенциал, прекрасные физические данные, необыкновенную артистичность, чувство ритма и гармонии, ну а упорный труд и старания приложились уже позже, когда её поставили в пару с Егором Беркутовым.

Высокий, красивый шатен с голубыми глазами, любимец всех её подружек. Она помнила, что когда он шёл по коридорам школы, девчонки готовы были падать перед ним ниц. Он был на два года старше, учился в девятом, и на Полину не обращал абсолютно никакого внимания.

Да и в паре, как партнёрша, она его не особо устраивала. Он часто срывал тренировки, нервничал, кричал на неё, что не так подаёт руку, не так прогибается, что она «деревянная» и у неё нет никакого чувства ритма.

Он пришёл в их пару с великолепной школой танца. Длительное время он жил с родителями в Нью-Йорке, и посещал одну из престижнейших школ Brooklyn Dancesport Club. Поэтому долго не мог смириться, что к нему в пару поставили эту негнущуюся, холодную особу, как он её называл.

Но у тренера на этот счёт было своё мнение, и так называемое чутьё профессионала. Потому, что когда Полине исполнилось восемнадцать, она превратилась в прекрасного «лебедя». Хрупкая, невысокая, стройная с потрясающей фигурой, роскошными длинными волосами цвета спелого пшеничного колоса, с красивыми европейскими чертами лица и серыми с бархатным оттенком, глазами. А её успехи, которых она самостоятельными усилиями и тренировками до седьмого пота достигла в танцзале, оставаясь одна допоздна, очень скоро смог по достоинству оценить не только хореограф, но и Егор, ради которого, собственно говоря, она и работала так усиленно. Влюбилась она в него с первого взгляда, ещё в тринадцать и все пять лет тяжело вздыхала и украдкой наблюдала, как он обольщал её подружек.

Но её звёздный час настал…

Когда у неё появились первые поклонники, Егор тут же расставил все акценты по местам, и сразу дал понять, что теперь, она не только его партнёрша, но и его женщина.

Без лишних ухаживаний и предложений они стали жить вместе, к явному недовольству родителей Полины.

Начало их совместной жизни дало ещё и начало взлёта их танцевальной карьеры. Бесконечные конкурсы, не только российского, европейского и мирового масштаба. Победы сыпались на них, как из рога изобилия.

Но Егор не желал останавливаться, ни на минуту, выжимая из неё все соки на тренировках, и требовал ещё большей отдачи на танцевальном паркете. Их латиноамериканская программа требовала чувственной подачи, необыкновенной грации и задора.

Полина всё делала идеально, но Егор был постоянно недоволен и требовал от неё нереальной пластики и чувственности. Она старалась изо всех сил, но чаще ловила себя на мысли, что в этой безумной гонке она не чувствовала себя женщиной, любимой, нужной, желанной. После конкурса если он был доволен, всё что она получала это лёгкий поцелуй в щёку и жаркий шлепок по ягодице. Словно она не женщина, а скаковая лошадь на бегах и в случае победы, достойна только лёгкого шлепка хозяина.

Егор готовился к новым и новым конкурсам, он мечтал добиться победы на престижнейших фестивалях мира. Вершиной, всего должны были стать Blackpool Dance Festival в Англии и Открытый чемпионат США по бальным танцам.

А она хотела быть просто женой, любимой женщиной и мамой. Они прожили вместе пять лет, но тема беременности была под строжайшим запретом. Постоянные тренировки, частые переезды, конкурсы, поэтому о ребёнке не могло быть и речи.

Но Алинка появилась на свет, не спросив, ни у кого разрешения.

Полина почувствовала себя плохо, прямо во время танца на конкурсе. Потеряла сознание и естественно к дикой злости Егора, сорвала им всю программу.

Он уговаривал её сделать аборт, но вмешалась мама Полины, и запретила ей даже думать об этом. Егор долго лютовал по этому поводу, но потом согласился оставить ребёнка, при одном условии. Полина после родов должна была сразу же восстановить свою прежнюю форму и вернуться к танцам, а малышкой полностью займётся бабушка.

Это устроило всех и через восемь месяцев, Полина родила дочку. Помнила этот момент до мелочей…

Громогласный голос Алины в родильном блоке, маленькая крохотка, которая смотрела на неё большими голубыми глазами и удивлённо хлопала необыкновенно длиннющими ресничками. Она помнила её крохотные пальчики, обхватившие её палец. Помнила её первую непроизвольную улыбку.

Но после выписки из роддома, их тесный контакт матери и ребёнка окончился ровно через полтора месяца. Усиленные тренировки и нагрузки лишили её грудного молока и малышку перевели на искусственное вскармливание. Егор посчитал, что теперь с ребёнком справиться бабушка, и на долгие пять лет, жизнь Полины превратилась в уходящую и приходящую маму.

Она прервала воспоминания, и бросила взгляд в лобовое стекло, на дорожный знак, с указанием объекта — «МИХАЙЛОВСКИЙ ПЕРЕВАЛ».

Опасный участок дороги. Она это помнила, с момента, как была здесь с отцом в последний раз в шестнадцать лет, и видела страшную аварию своими собственными глазами. Перевал через гору Михайловскую. Помнила, как отец рассказывал его богатую историю в прошлом. Получивший своё название в честь сына императора Николая I — Михаила Николаевича Романова, который был командующим войсками Кавказского военного округа. В период революции и гражданской войны в этих местах велись ожесточённые, кровопролитные бои.

Уникальное место с восхитительной природой. Бесконечные леса, высокие красивые горы, множественные ущелья, от которых захватывает дух, когда смотришь вниз, сказочные водопады и таинственные дольмены. Они приезжали сюда на экскурсии не один раз, и каждый раз она, молча, затаив дыхание, словно в первый раз, не могла оторвать своего взгляда от этого места, потрясающего воображение.

Она остановила машину на обочине и откинулась на спинку кресла. Ей необходим был отдых перед подъёмом. Этот отрезок пути требовал сосредоточенности и крайней осторожности. Осталось немного, совсем немного до посёлка, и она сможет, наконец, полноценно отдохнуть.

Полина открыла дверь машины, вышла на улицу, глубоко вдыхая свежий горный воздух, и снова задумалась.

Сколько раз она плакала, уезжая на очередной фестиваль в слезах, наблюдая в заднее стекло машины, как Алинка бежит за такси, размахивая маленькими руками. Слышала её крики, громкий плач, который разрывал её сердце на части. Безутешно плакала сама, когда возвращаясь, домой обнаруживала новый появившийся молочный зуб, слышала новое слово, сказанное дочкой и всё без неё, в её отсутствие. Она всё пропустила…

Все эти тонкие, нежные моменты абсолютного единения со своим ребёнком с момента рождения, в угоду карьере, успеху, славе, которые ей были абсолютно не нужны.

Их совместная жизнь и работа с Беркутовым напоминали безумную гонку по кругу. Изнуряющие тренировки, адский труд до седьмого пота на паркете и лавры победителей. И так, до бесконечности… Пока три месяца назад, она случайно не зашла вечером в танцевальную студию Егора. Он давал частные уроки в свободное от тренировок время. Она застала его с одной из таких учениц, в весьма недвусмысленной позе у стены, когда видимо он ей объяснял очередную чувственную позицию танца, которая страстным эхом раздавалась в её ушах, пока она бежала на выход из здания.

Сказала ему обо всём только утром, попросив собрать вещи и уйти навсегда. Он пытался воззвать к её благоразумию, кричал, просил, доказывал, что они ещё не закончили танцевальную карьеру, что всё это просто спонтанное, сиюминутное мужское увлечение и ничего серьёзного.

Но Полина, была непреклонна. Сыграла свою роль твёрдость её характера, доставшаяся ей по наследству от отца, полковника медицинской службы военного госпиталя. Всегда решительно обрубать концы и не жалеть ни о чём. Без слез, пощёчин и долгих объяснений.

Жизнь разрушена, так и не став устроенной. И в двадцать восемь, снова придётся начинать все с ноля.

Она тяжело вздохнула и, приоткрыв задние двери, посмотрела на свою спящую пятилетнюю дочь.

Алина спала в детском автокресле с откидывающейся в горизонтальное положение спинкой. Вокруг неё машина была заполнена многочисленными пледами, подушками и комплектами постельного белья, заботливо собранными в дорогу мамой Полины.

Полина всматривалась в лицо дочери. Её девочка, её маленькая принцесса. Белокурая малышка с длинными волосами и кукольными чертами лица. Они, наконец, за долгие пять лет её маленькой жизни, были вместе.

Полина улыбнулась, заметив, как Алинка смешно морщит свой носик во сне. Когда три дня назад, она узнала, что проведёт всё лето с мамой на море, предела её счастья и радости, просто не было. Дом наполнился суетой, радостным детским смехом и нескончаемыми прыжками на кровати «до потолка». Она поспешно собирала в дорогу свои игрушки, любимые платья и книжки.

Она была очень способной девочкой. Бабушка, отдавшая много сил для её воспитания, научила её очень рано читать, немного считать, записала на курсы английского языка и школу по фигурному катанию.

Но вот чего не одобряла бабушка, так это тягу Алины к маминым танцам. Частенько заставала внучку, пересматривающую видео отрывки выступлений Полины и Беркутова на конкурсах, и с точностью повторяющую все их движения перед зеркалом.

Ей уже было достаточно одной танцовщицы с её исковерканной судьбой, и абсолютным отсутствием серьёзного образования. Для внучки, она такого повторения судьбы не хотела. Слишком её любила, слишком… потому что одна растила её с пелёнок

Полина погладила дочь по щеке и, поправив фиксирующие ремни безопасности автокресла, тихо закрыла двери автомобиля.

Ещё немного походив по улице, она сделала несколько разминочных упражнений для мышц спины и снова села за руль. Медленно тронулась с места и, вписавшись в многочисленный поток машин начала, подъём по дороге на перевал.

Длинная вереница авто постепенно рассеивалась.

Она взглянула на часы. Девятнадцать вечера. Планировала уже через тридцать минут быть на месте в посёлке.

Она снова задумалась.

Бабушка ушла из жизни три месяца назад, и дом перешёл ей в наследство. Мама предложила продать его или как другой вариант сдавать на лето отдыхающим. Но Владимир Петрович, её отец, был категорически против продажи дома своей матери, и именно он предложил Полине, взять дочь и уехать на всё лето, на море.

Работы в городе у неё всё равно не было. Танцевальная карьера закончилась, после расставания с Беркутовым. Она пыталась найти какую-нибудь подработку, но всё что ей предлагали, это танцевать так называемый стиль Pole Dance, в ночных клубах, у шеста.

Относящаяся к своему ремеслу очень серьёзно, да и воспитанная в старых традициях, она даже и представить себя не могла в подобных заведениях. Поэтому и отказывалась, несмотря на то, что ей сейчас очень были нужны деньги.

С Беркутовым они не были официально женаты, несмотря на то, что Алина была записана на его имя. Его денег после того, как они расстались, она не видела, как впрочем, и его самого. Подруги рассказывали ей, что он взял себе новую партнёршу и начал готовиться к очередному конкурсу.

Полина повернула машину направо и въехала на дорогу, ведущую к посёлку. Море длинной, бескрайней, сверкающей на закате лентой, раскинулось слева от неё.

Она устало улыбнулась.

Сегодня они отдохнут с дороги, а уже завтра отдых. Полноценный на несколько дней, которые она специально запланировала. Загорать и купаться, а после она попробует поискать работу. Она надеялась, что начало курортного сезона, возможно, поможет ей заработать, хотя бы небольшие деньги для себя и дочки.

Она взяла мобильный телефон в руки, чтобы сообщить маме, что они почти доехали, но тут, же отбросила его в сторону, увидев перед собой стремительно несущуюся на неё, спортивную машину яркого красного цвета, которая с рёвом пересекла сплошную линию, и выехала на встречную полосу, прямо перед Полиной.

Она резко повернула руль вправо…

Столкновения удалось избежать, но вот удержать автомобиль, она уже не смогла. Выкатившись с дороги и слетев с обочины, машина пробила столбики ограждения, и врезалась на полной скорости в длинные ряды небольших кустов молодых виноградников, расположенных по обе стороны от дороги. Автомобиль долго не останавливался, продолжая двигаться, оставляя за собой многочисленные поваленные кусты и раздавленные на земле шинами грозди, с крупными ягодами винограда.

Смягчившая, первоначальный удар, подушка безопасности её новенькой иномарки, единственный подарок Беркутова за выигранный конкурс, спасла ей жизнь. Она сидела, словно в оцепенении, в шоке, уставившись в одну точку. И только громкий плач Алины на заднем сидении, заставил её прийти в себя.

Она резко обернулась и посмотрела на свою дочь.

Малышка сидела, размазывая слёзы по личику, и судорожно пыталась убрать с лица, спутавшиеся длинные пряди волос.

― Дорогая моя…

Полина, с трудом повернувшись, нажала на ручку двери и вышла из машины. Стремительно открыв задние двери, она наклонилась в салон, и с волнением осмотрела малышку.

— У тебя, что-нибудь болит, котёнок? Ты пострадала?

Отстегнув ремни безопасности, она аккуратно трогала и осматривала ручки, ножки, голову и тельце девочки.

— Нет. Я, просто испугалась… Мама, что это было? Мы что, попали в аварию?

— Да, солнышко, попали, — она гладила дочь по голове. — У тебя небольшая ссадина на руке. Ты ударилась? Тебе больно?

Дочь отрицательно покачала головой.

Благодаря автокреслу и ремням безопасности Алина была в абсолютном порядке. Женщина вытащила её из кресла и, разбросав на заднем сидении многочисленные подушки и пледы, уложила девочку поверх них.

— Дорогая, попробуй снова заснуть. А я попытаюсь найти кого-нибудь, кто нам поможет. Мы не выберемся отсюда, самостоятельно, — сказал она, обращаясь к дочери.

Алина послушно кивнула головой и закрыла глаза. Женщина поцеловала её в щёку и закрыла дверь машины. Она обошла авто вокруг, и оценила ситуацию аварии. Машина была повреждена, но не очень сильно. А вот самостоятельно выехать из этой колеи, она точно не сможет.

Ей нужна была помощь эвакуатора. Но телефонов местных компаний, предоставляющих подобные услуги, у неё не было. Полина взяла телефон и попыталась включить мобильный интернет, но связь была в этом районе недоступна, даже для экстренных вызовов.

Дягилева поднялась на обочину и вышла на дорогу. Пристально всматриваясь вдаль, она надеялась, что кто-нибудь будет проезжать в это время мимо. Одна только мысль остаться здесь с дочкой вечером на дороге, или не дай бог, на ночь, приводила её в состояние ужаса.

Дягилева принялась нервно ходить вперёд и назад по проезжей части, поджидая счастливого спасительного случая, в лице водителя, который мог бы свернуть на эту дорогу, поздним вечером.

Глава 2

Ярослав Одонецкий стремительно поднялся с кресла, и вышел из кабинета. Он сбежал по ступенькам лестницы и быстрыми шагами подошёл к своей машине. Завёл мотор и стремительно сорвался с места.

Он думал сейчас лишь о том, как хорошо, что в последнее время, появились дополнительные денежные средства, на установку целостной системы охраны, на территории его виноградников. Это значительно облегчило работу, и наконец, дало возможность отслеживать, в режиме реального времени, всё, что происходило на этой огромной территории.

Охрана позвонила ему, когда он ещё был на работе. Задержался в кабинете сегодня, дольше обычного, разбирая бумаги и работая с электронной почтой. На одном из участков, при подъезде к посёлку, сработал сигнал тревоги сигнализации, и он сейчас туда стремительно направлялся.

Виноградники стали его одержимостью, новым делом и смыслом жизни, одиннадцать лет назад. С того самого момента, как ушёл из гражданской авиации.

До сих пор, не мог смотреть спокойно на пассажирские лайнеры. Подолгу, всегда стоял в поле, смотрел в небо, провожая глазами очередное судно, стремительно набирающее высоту.

Одержимый мечтой с детства, стать пилотом, именно таких самолётов, он по окончании школы, поступил в высшее авиационное училище гражданской авиации в Ульяновске. Отец долго не мог успокоиться и смириться с его отъездом. Не понимал, его решения. Ехать так далеко за своей мечтой, если рядом в Краснодаре, был тоже лётный ВУЗ.

Но Ярослав для себя, всё решил твёрдо, и хотел непременно учиться именно там. Изучив многочисленные материалы, информацию и отзывы уже окончивших ВУЗ студентов, он своего решения не только не поменял, а ещё сильнее укрепился, в правильности своего выбора.

Старейшее, прославленное высшее учебное заведение начало свою историю в 1935 году. Образовательные программы высшего, среднего, дополнительного и послевузовского профессионального образования, с постоянно расширяющейся сферой деятельности, при подготовке авиационных специалистов. Со своим аэродромным комплексом, со всеми необходимыми службами и центром с тренажёрами самолётов, различной модификации. Высшее училище, имеющее военную кафедру, дающее абитуриентам отличные базовые знания и практические навыки, выпускало главный костяк специалистов гражданской авиации в России — пилотов, диспетчеров и бортинженеров.

Учёба, кропотливая и упорная, с полной самоотдачей и осознанием, для чего он здесь находится, пролетела для него незаметно. Ярослав закончил его с отличием. Поступил на работу сразу же, в небольшую авиакомпанию, тут же в Ульяновке.

Спустя год, в один из своих рейсов, в аэропорту, он встретил свою будущую жену Наталью. Она влюбилась в него с первого взгляда, увидев его в кафе аэровокзала, куда он зашёл после работы, выпить чашку чая и перекусить. Красивый, высокий, статный пилот в роскошном чёрном кителе, сразу же покорил её сердце. Стремительно накрывший с головой их обоих, страстный роман, закончился его поспешным романтичным предложением о замужестве, прямо у трапа самолёта. Во время очередного рейса, спустя всего лишь два месяца, после их знакомства. Она сразу же ответила согласием.

По окончании учёбы Натальи в университете, они переехали в её родной город Обь. Купили в кредит квартиру, и зажили счастливой семейной жизнью, обычных молодожёнов.

Ему, сразу же повезло с работой. Одонецкий прошёл огромный конкурс, преодолев многочисленные тестовые задания, и оставив позади, многих претендентов, устроился на работу вторым пилотом на Airbus A310—324, в одну из крупных авиакомпаний России.

Ярослав тяжело вздохнул и попытался сосредоточиться на дороге, но мысли прошлого, не отпускали….

Четыре года, спокойных и размеренных полётов на этом самолёте. Радость от каждого взлёта и каждой посадки. Ярослав был на своём месте, и был человеком своего дела, отдающего ему себя, полностью. Всепоглощающая любовь к небу и самолётам. Он с чёткостью понимал, всю важность и ответственность работы, которую выполнял. Всегда с упоением ждал каждого нового рейса. Садился, в свою уже ставшую родной кабину, и каждый раз, когда выводил свой самолёт на взлётную полосу, всегда невольно улыбался, глядя в небо.

Великолепный лётный состав их экипажа. Прекрасные рабочие отношения, никаких интриг, сплетен, только чёткая работа, под командованием их командира Войтенко Алексея Петровича, опытного пилота, с большим количеством часов налёта.

Ярослав, каждый день был счастлив, быть на своём месте. До того страшного дня, в июле девяносто второго.

День, который оставил в его сердце и жизни, болезненную и незаживающую до сих пор рану.

Обычный рейс. Обычный взлёт из Домодедово. И казалось, обычная посадка…

Он до сих пор помнил, жуткий звук и силу удара корпуса самолёта о бетонное ограждение аэропорта, когда лайнер не смог остановиться, и выкатился за пределы взлётно-посадочной полосы. Разрушение фюзеляжа, задымление, пожар в салоне, страшные крики людей, жуткая паника, заклинившиеся двери, давка, потасовка в салоне и спасение пассажиров. Они сделали всё, что могли, но большая часть людей того рейса погибли. Спасая людей, сам сильно обгорел…

Он коснулся пальцами шрама на своей правой щеке и поморщился. Уже подживший рубец, но до сих пор стягивающий кожу, и причиняющий сильную боль, был словно напоминанием на всю жизнь, о том, сколько людей погибло тогда, в тот страшный день.

Он винил во всём себя, и летать уже больше не смог. Его уговаривали, просили остаться, потому что его вины в случившемся не было. Ошибку допустил командир экипажа. Но он не смог, не смог преодолеть этот психологический барьер.

Первые месяцы после случившегося, не мог спать по ночам. Видел перед собой лица пассажиров, погибших бортпроводников, командира экипажа и винил, снова и снова винил себя и только себя.

Депрессия затянулась…

От предложенной работы в аэропорту, отказался. Глаза снова и снова поднимались в небо. Это было мучением быть внизу, когда душа была в небе, в каждом взлетающем самолёте. Он был пилотом по призванию своего сердца. Своим упорным трудом, он достиг всего, о чём мечтал, но судьба распорядилась иначе, и внесла коррективы в его твёрдые, жизненные планы.

Жена его надуманной проблемы, относительно полётов, не поняла, считала это глупостью и его прихотью. Просила сделать пластическую операцию, убрать шрам и вернуться в профессию. Отношения разладились и развод, словно приговор, прозвучал в их семье, ровно через год, после случившегося. Наталья подала иск в суд на раздел жилья, но он посчитал для себя это унизительным и оставил квартиру ей, забрав только свои вещи.

Он вернулся в родительский дом на юге. Мама давно умерла и отец, оставшись один, был очень рад, возвращению домой своего старшего сына. Жизнь пришлось начинать с ноля, в двадцать восемь. Когда у других за спиной к этому возрасту, полный багаж. Работа, семья и дети. У него не осталось ничего…

Он активно включился в дело отца. Производство, которое по наследству перешло им от деда. Его отец занимался выращиванием винограда и производством вина всю свою жизнь.

Отлаженное хозяйство, двадцать девять гектаров земли и небольшой завод. Старая, проверенная годами, технология выращивания, ухода за виноградом и производство премиального вина, были основой их работы. Белые и красные многочисленные сорта винограда. Лоза некоторых из них, была завезена из солнечной Италии, из хозяйства давнего друга отца.

Благоприятный морской климат в посёлке, чистый воздух, сосновые леса, защищающие виноградники от сильных ветров и качественный уход, обеспечивали высокую урожайность ежегодно и отличные свойства, и качество выращиваемого винограда.

Ярослав досконально изучил всю технологию выращивания винограда и производства вина. Он уехал на полгода к другу отца в Италию, на стажировку и обмен опытом. Винченцо Санторо показал ему все тонкости производства изысканного вина класса премиум, обучил основам дегустации. Одонецкий стал отменным дегустатором, умеющим тонко почувствовать вкус, аромат, тональность и послевкусие изысканного напитка. Вернувшись, домой, он ушёл с головой, в ставшее для него любимым, новое дело.

Отец ругал его, говорил, что он молод, и нужно устраивать свою личную жизнь, попутно с работой. Но после развода и предательства, Ярослав для себя всё решил. В его жизни, больше нет места любви. Он встречался с женщинами, как любой взрослый мужчина, и не заводил длительных отношений. Встречался на одну ночь, и утром мягко и тактично, выпроваживал особу женского пола за дверь.

Когда отец тяжело заболел, он взял управление виноградниками и заводом в свои руки. Был строгим и требовательным руководителем, и за это его недолюбливали. Многие ушли, бросив работу, не выдержав его строгости и чёткости в постановке задачи. Остались только верные и преданные своему делу люди, и это его не могло не радовать.

Работа с полной отдачей, начала приносить свои первые финансовые вознаграждения. Его вино, созданное своими руками, от выращенной грозди созревшего винограда, до искрящегося напитка в бокале, стало очень популярным далеко за пределами края. Массовые заявки от столичных ресторанов заполонили его электронную почту. Одонецкий и его сотрудники работали днём и ночью, выполняя многочисленные заказы и совершенствуя свою продукцию до предела.

Ярослав купил и привёз из Италии новую лозу. Нежные кусты белого отборного винограда мускатных сортов Москато Бьянко и Москато ди Канелли, из которого он планировал в будущем, начать производство собственного игристого вина. Он изучал эту технологию производства много лет, с момента возвращения домой из Италии. Приобрёл все необходимое оборудование, и начал строить подземные подвалы. Это была его давняя мечта. Готовить нежный изысканный искрящийся напиток, по старой технологии выдержанной шампанизации. Винченцо заразил его этой идеей, и он последние несколько лет её тщательно вынашивал.

И вот теперь, он ехал к участку, где росли эти, так любимые им, сорта винограда. Четыре года кропотливого труда, несколько тысяч кустов, строгое соблюдение всех агротехнических приёмов культивирования. Согретые его собственными руками.

Он был каждый день на этом участке, словно навещал маленького ребёнка, растущего под его неусыпным контролем. Следил за развитием, своевременной обработкой, своевременным орошением и два дня назад, когда он был здесь, уже держал в своих ладонях, первые крупные грозди, наполненные солнечным светом и ароматом морского бриза.

Виноград только начал поспевать, и возникший тревожный сигнал говорил о том, что кто-то вторгся на эту территорию. Конечно, первая мысль была о животном, которое могло случайно попасть на участок. Но на душе было неспокойно. Прошлогодний инцидент с вырубкой и поджогом его виноградников на возвышенности, заставлял его думать о другой причине. Снова люди, снова их желание разрушить и уничтожить чужой труд.

В свои тридцать девять лет, он стал нелюдимым после смерти отца, закрывшись в своём доме от всех. Потеряв самого близкого человека, и оставшись в одиночестве со своей неустроенной жизнью, он похоронил себя за стенами большого, некогда такого шумного дома. Дома, который был наполнен когда-то счастьем, весёлым смехом и запахами вкусной еды, приготовленной руками мамы. Его младший брат жил в Геленджике с женой и тремя детьми. Работал в собственной фирме и был вечно занят. Они виделись крайне редко. Даже приехав на похороны отца, Дмитрий не остался ночевать в доме Ярослава, а сразу вернулся в Геленджик.

Единственным спасением после смерти отца, для него стала работа, и днём и ночью, до изнеможения. Когда засыпал прямо за столом в своём кабинете, а просыпаясь, снова ехал на участки, лично контролируя работу своих сотрудников. Не мог иначе. Привык всю жизнь, делать свою работу качественно, с полной отдачей, упорством и настойчивостью.

Ярослав сделал последний поворот и резко остановил машину, на обочине дороги. Он открыл двери машины и стремительно вышел на улицу.

Внутри у него всё закипело, от представшей перед ним картины…

Дорогая иномарка цвета спелой вишни, полностью находилась в гуще виноградной лозы. Она пробила ограждение и застряла в виноградных кущах.

Он не моргая, смотрел на ужасающую картину. Боль, злость и отчаяние. Всё это перемешалось в его душе жгучим коктейлем, разрывающим его сердце. Он стиснул ладони в кулаки. Сейчас у него было только одно желание, разбить эту ненавистную машину до конца. Выплеснуть всю злость, всю ненависть на человека, который устроил аварию. Но водителя поблизости не было видно.

Внезапно Ярослав услышал за своей спиной громкий голос. Он обернулся и увидел худенькую, невысокую молодую женщину, которая быстро сокращала расстояние между ними.

Она остановилась с ним рядом и, немного отдышавшись, обратилась к нему:

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 72
печатная A5
от 449