электронная
108
печатная A5
457
16+
В пору золотую

Бесплатный фрагмент - В пору золотую

Объем:
334 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4496-0205-3
электронная
от 108
печатная A5
от 457

…Неумолимо вращается гигантское колесо бытия. Суровая, почти бесконечная зима еще, кажется, далеко, но уже давно пришло время начать готовиться к ней.

На дворе- осень, пора воспоминаний, раздумий, неспешного подведения итогов. Грусть и меланхолия, умерив наши весенне- летние амбиции, помогают не размениваться на пустяки.

Поэтому так хорошо пишется осенью… или об осени, какая разница? Давайте грустить и радоваться вместе, уповая на то, что жизнь и любовь — бесконечны!

Ваш Михаил Солдаткин.

Рождественская ночь

Замысловатая дорожка тянет к проруби,

пытаюсь грех свой стародавний замолить,

а в небе стайкой

пролетают чьи -то голуби,

они все утро будут в небе колесить.

Внизу река

она печальна и сурова,

сковал мороз ее крутые берега,

уходит вдаль

ее могучая подкова,

и лед хрустит, расправив острые бока.

Я обещал сюда приехать —

было дело,

лишь неба синь

и в этой сказке я — один,

со мной ты ехать напоследок расхотела

в прекрасный край седых березок и рябин.

А вот и прорубь,

я разбил руками наледь,

мои сомненья навсегда умчались прочь,

попив воды, я освежил былую память,

увидев давнюю Рождественскую ночь…

3.01.16г

Величье пирамид

Величье дутых пирамид,

нам жить спокойно не давало,

карьера, деньги, яркий быт,

сознанье наше застилало.

Таская блоки день за днем,

стремясь добраться  до вершины,

трудились мы, горя огнем,

чтоб разглядеть в конце руины.

И сколько было нас — таких,

теперь мы бродим по обломкам,

истратив пыл годов лихих,

оставив боль своим потомкам.

Но мы усвоили урок,

уж не поднять нам те каменья,

а впереди — конечный срок

земного вечного забвенья…

12.01.16г

Стремнина

Я оттолкнувшись от причала,

уже не вижу четких линий,

а ты стояла и молчала,

казавшись издали богиней.

Я приналег на весла с пылом,

достойным силы Аполлона,

во мне любовь давно остыла,

я шел к стремнине из затона.

Мне не постичь чужую душу,

хватило в жизни ощущений,

я все, что было здесь, разрушил

за эти несколько мгновений.

Теченье мчится  мне навстречу,

меня швыряя в быль другую,

а лодка жизни с явной течью

несет меня в волну тугую.

Мне б выплыть к берегу крутому

и затопить несчастий лодку,

я поклонюсь чужому дому,

забыв надменную красотку.

Моя дорога в даль пробьется,

я понимаю степень риска,

но смысл в дела мои вернется

и будет сердцу очень близко.

30.01.16г

День рождения

А тонкий луч через окно

коснулся пальца на ноге,

и в этом есть свое зерно —

конец зиме, конец пурге.

Чего валяться целый день,

и дурь меня не бередит,

лишь на глаза напустит тень,

приляжет рядом и молчит.

Ну, и не надо,

мне — в пике,

а с ней общаться недосуг,

ведь будет легче налегке

принять свалившийся недуг.

Я даже встать не поленюсь,

взгляну на пыльное окно,

с утра взбодрившись, соберусь

в палатку рядом за вином

11.03.17г

Иллюзии

Напротив в доме свет дрожит,

его деревьев тень ломает,

в ночи он по двору бежит,

то засверкает, то растает.

Жильцы под вечер по домам

устав от службы, разбредутся

по самым разным адресам,

и в телевизоры уткнутся.

Диваны нынче — первый сорт,

любых желаемых оттенков,

ну просто маленький курорт

в убогих каменных застенках.

Года летят, и в этом суть,

ведь жить иллюзиями — скучно,

и лет счастливых не вернуть,

и жизнь уйдет благополучно.

13.03.17г

Поток

Мой нескончаемый поток воображения

не доставляет мне особенных хлопот,

каскады мыслей —

необычное движение —

меня давно уже спасает от невзгод.

Не сомневаюсь я в своем предназначении,

запал фантазий бесконечностью велик,

мне эти радости достались в увлечении,

изгнав навечно всех условностей тупик.

Я забываю все вокруг в пылу творения,

и мне легко на созидательном пути,

а в сам момент необычайного везения,

мне виден свет неугасимый впереди…

14.03.17г

Мартовский лес

Притихший лес ветвями обнаженными

касаясь неба, ждет преображения.

иду вперед шагами осторожными

в минуты колдовства и отрешения.

Мой лес, ледовым панцирем охваченный,

узорами подтаявшего прошлого,

глядит на тучи снизу озадаченно

и рвет корнями мартовское крошево.

Зима не собирается покаяться,

стволы берез стоят в недоумении —

когда весна речушками покатится,

и лес проснется почками весенними.

Кусты в лесу сугробами завалены,

коряги под ногами непролазные,

дороги нет, но мне видны проталины,

разводьями поблескивают грязными.

Но время всем подарит оживление,

разбудит от зимы апрельской просинью,

дождемся и природы омовения,

и солнечных деньков до самой осени.

26.03.16г

На небесном лугу

На мерцающем небесном лугу

первый клин  проплыл, за ним — второй,

я тебя своей мечтой увлеку —

вслед за птицами умчаться долой.

В Вологодчину рвануть, на Двину,

или дальше — за Полярный круг,

только сам я не совсем пойму,

что на сердце накатило вдруг.

Захотелось мне познать глубину

всех дорог в тот несравненный край,

я тебя в прекрасный рай приведу,

будем жить среди приветливых стай.

И морошку есть, и клюкву топтать,

с жемчугами из реки колдовать,

о гнезде своем семейном мечтать,

дабы жизнь свою с нуля начать.

Как приятно на небесном лугу!

Солнце вторит мне, рассыпав закат,

соглашайся, я тебе помогу

убежать от всех житейских шарад.

22.04.16г

Сад

Под шершавой корой бродит жизни тяга,

создавая волшебный садовый рай,

засиделся под деревом я, бедолага,

скоро кончится месяц желаний — май.

Соки прут из земли от корней корявых,

разливаются в ветках, стремясь в тупики,

привлекают к цветам и больших, и малых,

ярких пчел золотых, холодам вопреки.

На меня осыпается белая нежность

лепестков — этих главных примет весны,

над деревьями стелется неба безбрежность,

а ночами гуляют счастливые сны.

11.05.16г

Книжный хлам

Скучают полки в шкафчике напротив,

они полны томов забытых книг,

когда -то я, на умном повороте,

к сокровищам, в них собранным, приник.

Теперь там, кроме книг, живут фигурки,

отечественных промыслов изыск,

они по вечерам играют в жмурки,

я слышу топот ног и тонкий писк.

Навряд ли кто из них заглянет в книгу,

им глазки строить с полок веселей,

а книжному дружку покажут фигу,

уж если гость — завзятый грамотей.

Я много книжек в тонком переплете,

сложив в суму, засунул на чердак.

и если вы в мой дом еще зайдете,

читать вам будет нечего. Вот так.

12.05.16г

Не простил

Застыл вопрос, ухмылка на лице,

пущу ли в дом, согрею ль у камина?

мы топчемся на маленьком крыльце,

со стороны — пикантная картина.

Взлетела бровь забытою дугой,

и пальцы рук встревожили косынку,

я б не пустил тебя, но я уже другой,

как не пустить заезжую блондинку?

Пустить — пустил, но вовсе не простил

Я помню, как бессонными ночами

любви волшебной пригоршню просил,

засыпав ночь горячими словами.

Но ты с другим обжечься предпочла,

и Бог тебе судья и пепелище,

а память и коварна и прочна,

и воздух стал прозрачнее и чище.

Горит камин, трещат в огне дрова,

и тщетны все любовные попытки,

слова твои — они и есть слова,

а сцены унижений — хуже пытки…

14.05.16г

Потеряны ключи

Потеряны ключи от прошлой жизни,

туман в глазах и старческая скорбь,

дрожанье рук и боли катаклизмы,

и топь кругом, одна гнилая топь.

И лестница крута, подъем не сдюжить,

любая кочка, трещина — подвох,

в любое время можно занедужить,

устроив вдруг в семье переполох.

Ведь скоро это все на самом деле

прицепится, попробуй не принять,

в огне горят продажные недели,

чтоб вновь кусочек жизни отобрать…

14.05.16г

Сигарный дым

Потолок пестрит изъянами вразбивку,

представляя из себя пучки решетки,

не собрать мне вижу, мысли из обрывков,

накурился я за день, не чую глотки.

Примостившись за столом, чешу затылок,

привожу в порядок скомканный рассудок,

Мне б мелодию поймать среди фальшивок,

уловить забытый запах незабудок.

Дым убил мое пространство и растаял,

я с нутром громоздкой вытяжки не спорю,

приближается уже концовка мая,

захотелось все забыть и двинуть к морю.

Мне бы выбраться из всех хитросплетений,

заказав себе прекрасную погодку,

да влюбиться до потери ощущений,

повстречав на пляже дивную красотку.

18.05.16г

Лампа Аладдина

Наевшись на ночь аспирина,

я пик давления прикрою,

мне ночью лампу Аладдина

мечталось в снах найти, не скрою.

Дары принять, взъерошить перья

и навсегда забыть о вечном,

прорвать решетки недоверья

и хоть во сне пожить беспечно.

Но мне приснился злобный демон,

он, как сапожник, матерился,

огрел меня гнилым поленом

и в черной дымке растворился.

С тех пор мне лампа не дается,

вы раритет тот не ищите,

ведь жизнь над вами посмеется,

а что не так? уж не взыщите.

18.05.16г

Паломник

Я, разбивая в пыль дороги,

прижавшись к посоху душой,

несу в закат босые ноги,

найдя в пути своем покой.

Размерен шаг, не ноют стопы,

и ночь вот — вот накроет даль,

я — налегке, слегка потрепан,

судьбой обиженный бунтарь.

Летят в сторонке две вороны,

не сбиться б с верного пути,

ведь где -то там деревьев кроны,

туда обязан я дойти.

Холмы сияют белой плешкой,

ни озерца, ни ручейка,

я гол, как шахматная пешка,

а степь зовет издалека.

Иду я к цели дни и ночи,

пытаясь главное понять,

где путь найти к себе,

короче — в степи напрасно не петлять.

В один из дней увидев море,

я ближе к скалам подойду.

Погасли страсти на просторе,

забрал рассвет мою беду…

19.05.16г

Скука

В потемках комната, обвисшие обои,

нежданный дождь кривляется в окне,

нахохлившись, синица на заборе

купается в весенней пелене.

Уснувший телефон не отвечает,

не светится зеленое табло,

без связи он по прежнему скучает,

и нам с ним, как всегда, не повезло.

В затворничестве жить пока надежней,

чем лбом ломиться в запертую дверь,

я занят ерундой пустопорожней,

приткнувшись в раздраженьи на постель.

Не радует наш лес на темном взгорке

и дождь наслал навязчивый мотив,

повсюду лишь  сороки — тараторки,

выказывают сольный примитив.

Пожалуй мне пора, к чему раздоры,

кота втащу упрямого в авто,

проскочим вместе плотные заторы,

чтоб вновь сыграть в житейское лото.

22.05.16г

Старуха

Ты обручем стянула мысль мою,

надсадно прокричала что -то в ухо,

ты видишь, я пока еще стою,

уйди, прошу, несносная старуха!

Мне птичка до зари подарит трель,

я жду, когда рассвет уже над лесом

постелет мне цветочную постель,

и солнце глянет сверху с интересом.

Я выйду по росе, прижмусь к траве

всем телом, каждой клеточкой отдельно,

мне хочется остаться в сентябре,

и просьба для тебя не запредельна.

Ты рано притащилась, сгинь пока,

настанет день, я сам тебя окликну,

рассей над жизнью скорби облака,

а я к своим желаниям привыкну…

22.05.16г

Пустота

Я снял в прихожей башмаки,

повесил пыльную тужурку,

молчат жилища — тупики,

Лишь шум машин по переулку.

В квартире — стойкий полумрак,

и блики по полу играют,

над дверью крашеный косяк,

да тени под ноги ныряют.

Я не был здесь примерно год,

исчез от распрей и упреков,

и ты устала от невзгод

и от соседских кривотолков.

Я свет зажечь не тороплюсь,

пройду к окну, открою шторы,

обилью пыли удивлюсь,

она кругом сплела узоры.

Тебя здесь не было давно,

с тех пор, как я уехал, видно,

но где -то в мыслях все равно

за нас с тобой вдвойне обидно,

Что не сложилось, не срослось;

звонить и каяться не стану,

мы целый год прожили врозь,

не бередить же нашу рану.

Весь вечер в кресле просижу,

и вспомню лучшее, что было,

и все по полкам разложу,

чтоб наваждение остыло.

23.05.16г

Тетрадь

Открыв тетрадь с записками давнишними,

с которой я кокетничал порой,

искал следы запретного и лишнего,

Чтоб с чистым сердцем выбросить долой.

Печное пламя съест мои амбиции,

страница за страницей, боже мой!

мечтания, сомнения, традиции,

сметет мгновенно огненной метлой.

Лишь искорки в трубе и память цепкая

оставят привкус давнего в ночи,

пропала и любовь, и дружба крепкая,

и ныне это прошлое горчит.

Не жалко слез, они — из подсознания,

дожил я до серебряных волос,

придут когда -то сроки  расставания,

а слезы от бессилья — не всерьез.

23.05.16г

Цветущий май

Да! Язык мой остер и безжалостен,

просверлил он бумагу насквозь,

этот день и не плох, и не радостен,

просто жить нам приспичило врозь.

Я с блокнотом сольюсь, трону прошлое,

нацарапаю символов вязь,

подчинюсь подсознанью дотошному,

только б снова не вляпаться в грязь.

Новоспасскую пристань обрадую,

Да взберусь на большой теплоход,

не стою, не лежу и не падаю,

просто скрыться спешу от забот.

Подыщу себе место укромное,

благо, в будни народ при делах,

в вышине — небо в перьях огромное,

значит, дождик кипит в закромах.

Я попробую снять наваждение,

уплыву в незнакомый край

как прекрасны свободы мгновения,

бесподобен цветущий май.

25.05.16г

Дилемма

Майское утро в тумане обманчивом,

лес неподвижен, ни ветра, ни солнца,

птиц щебетанье — в порыве запальчивом,

радует звуком в проеме оконца.

Где -то по гнездам — птенцов оравы,

всех прокормить, как всегда, проблема,

всюду лесные блаженствуют травы,

нужно косить, но возникла дилемма —

Или, расслабиться, сердцу внимая,

иль норовистую выбрать косилку?

жалко весну, мы в концовку мая

вместе с судьбой проложили тропинку.

Выберу третье — вздремну, помечтаю,

вытянусь в струнку на мягкой качалке,

тихо в заоблачном сне полетаю,

день, надо думать, не будет жарким.

Вижу прогалы в затянутом небе,

ночью загадывать буду желанья,

мне б посидеть на воде и хлебе,

чтобы приблизить свои ожиданья.

26.05.16г

Ялик

Заприметил я стать стыдливую,

только парус осталось поднять

накатила любовь лавиною,

не сумеют нас в лодке догнать.

Заготовленный клок материи

на верхушку, как флаг, подниму

нам зеленые волны поверили,

не позволят пойти ко дну.

Разозленные толпы завистников,

сбились кучей на том берегу,

я далек от пророков и мистиков,

но устрою отпор врагу.

Ялик мчится, с волной беседуя,

вот он — плес и дремучий бор

в деревеньку свою приеду я,

на любимый тобой косогор.

Параллели сошлись в единое,

и желанья — в одну полосу,

а пристанище наше родимое

сбережет твою стать и красу.

28.05.16г

Забота усталого кресла

Свой трон во дворе вижу чаще и чаще,

зовет он  обнять исхудавшие чресла,

нет времени в жизни любимей и слаще,

чем эта забота усталого кресла.

Действительность тянет меня в нирвану,

куда с костылями, в душе разбитой,

я встану ступнями на мягкую траву,

и сердце наполню природной палитрой…

Сосед — горемыка врубил косилку,

какие тут могут возникнуть полеты?

в субботу и даль отдает лесопилкой,

когда же жильцы отдохнут от работы?

Душе нужно просто принять катаклизмы,

а я наберусь в понедельник флюидов

природа очнется от шумной жизни

приезжих из города эрудитов.

28.05.16г

Волны бумажные

Ждут — не дождутся добытые строчки

выхода к небу, в словесной плотности

разные знаки — тире и точки

в пору заката моей беззаботности.

Все, что написано, волны бумажные

выплеснут в мир, рассыпаясь веером,

мысли ненужные, в меру продажные,

где -то живут между югом и севером.

Нет расстояний для них нехоженых,

с волнами разных людей смыкаются,

дней не считают в скитаньях прожитых,

вечно они по просторам шляются.

Все мы затихнем в последней плоскости,

больше ни слов, ни шарад — молчание,

волны заполнят земные пропасти,

смысла не видя в своем шатании…

29.05.16г

Как всегда

Сегодня первое июня и среда,

да, лето накатило, так всегда,

а крыши от росы еще ржавеют,

и стекла по утрам пока потеют —

не беда.

Я утром, в три, таращился на свет,

валялся на тахте полураздет,

душа в потемках явственно дрожала,

как будто мне блаженства обещала —

в обед.

Растаял сон в глазах, встаю, бодрясь,

своей разгульной жизни устыдясь,

ступлю на пол прохладный и приятный,

взгляну на Лик суровый и занятный —

помолясь.

Все начинается с утра и вот — среда

меня не обманула, как всегда,

в свой мир непредсказуемый пустила,

соломки где -то даже подстелила —

без труда…

1.06.16г

Близость

Надолго я видениями жив,

пришел к реке, а там — шуршанье ив,

как будто в измерении  другом

и поле, и река, и этот дом,

мои босые ноги землю трут,

они меня в сомненья заведут,

а речка тихо всплесками гоняет,

под корни с наслаждением ныряет,

меня освободив от суеты.

А ты?

Со мной дождавшись темноты,

подол встряхнула мятый,

а цветы

привстали после пресса и, вздыхая,

тебя вдогонку тихо попрекая,

расправили бутоны и листы

и я пойду, я день провел не зря,

себя слегка за вольности коря,

тебе сказав от силы полсловца,

не потеряв от близости лица,

Достоинства в любви не уронив,

я все еще в податливости ив,

любовными видениями жив,

иду домой мотивчик напевая…

2.06.16г

Л. В.

Деревья на погосте, видно, спят,

не смея шевелить своей листвою,

они стоят, как памятники, в ряд,

прижатые небесной синевою.

Я, силясь вспомнить, где и кто лежит,

Зайду в аллею скорбную у храма

здесь Дух святой их души сторожит,

его я вижу словно из тумана.

Иду, молчу, я знаю, что найду

могилу эту там, у самой стенки,

уняв в коленях дрожь, едва бреду,

кругом приметив скорбные оттенки.

Сияет день, но дальше — полумрак,

ведь сколько лет прошло, а не забылось,

как ты прошел сквозь стену просто так,

и смерть, тебя приняв, не удивилась.

А мы с тобой — ровесники, друзья,

и сколько б мы могли еще судачить

о жизни, о проблемах бытия,

и пиво пить на загородной даче.

Но нет тебя, а я один, как перст,

десяток лет судачу в одиночку,

пока ведь для себя земли окрест

не вижу, понадеясь на отсрочку…

2.06.16г

На грани тьмы

Я мальчишкой сражался на палках,

и каменья бросал во врагов,

все катилось ни шатко, ни валко,

много в жизни я сделал кругов.

Сколько обуви я перемерил,

сколько помню былых удальцов,

но до старости вовсе не верил

в предсказанья чужих мудрецов.

Временная узда бесконечна,

и до срока быть может мила,

только жизнь на земле быстротечна,

и во многом увы тяжела…

5.06.16г

Выбор

Я тебя обниму на счастье,

ты мне правильный путь укажешь,

по ступеням наверх все ненастья,

все узлы по дороге развяжешь.

Принесешь мне желаемый выбор,

разольешься горячей лавой,

не хочу быть льстецом и пронырой,

чтоб закончить житье канавой.

Ты одна мне укажешь правду,

не позволишь в делах усомниться,

никогда не позволив азарту

с середины горы скатиться.

Да покажешь мне тайные тропы,

к совершенству идти поможешь

ты, как истинная Пенелопа,

Лучшей доли дождаться сможешь.

Мы не зря столько лет в упряжке,

наши чувства судьба не гложет,

ведь по сути, мы две неваляшки,

нас беда уронить не может…

5.06.16г

Шептунья

И что ж тут поделаешь, дождь обнаглел,

плюс шесть, это надо — в разгар июня!

Меня электрический друг обогрел,

но в доме теперь завелась шептунья.

Я зиму едва пережил, матерясь

от сборища самых нелепых недугов,

откуда она мне на горе, взялась,

попутчицей став и моей подругой.

Придет, подбоченясь, присядет на стул,

и, вроде, беззлобно, но очень настырно

наводит болезни, кричу: «Караул» —

Болеть среди лета вдвойне обидно.

Я съехал с квартиры, шептунья — за мной,

я в поле, я в лес, только все напрасно,

ну где же найти настоящий покой,

ведь с ведьмой на свете дружить опасно.

7.06.16г

Где -то, что -то…

Где -то что -то крутится в природе,

в полночь затихает и горит,

звездами подмигивает, вроде,

в бездну взгляд приветить норовит.

Я, дрожащий, брошенный и трезвый,

взор свой поленился отвернуть

с неба, где красуется облезлый,

видимый заплатой, Млечный путь.

Что мне, муравью, глухая бездна,

здесь своих заботушек — не счесть,

все, что светит сверху, если честно,

мне за так не даст ни пить, ни есть.

Манна не обвалится, не думай,

кто ты, чтобы лопать задарма?

это даже кот мой — мот беззубый

знает, хоть и выжил из ума.

Посижу еще, набрав силенок,

чтобы груз проблемный донести,

знаю, мир наш призрачен и тонок,

Господи, послушай, но прости…

8.06.16г

Град

Свисают ветки, тлею недобитые,

что мне до тли, кусты цветут уже,

дорожки в сад затихли неумытые,

и град, летит похожий на драже.

Зима в июне сильно  огрызнулась,

без вьюги и мороза, как тут быть?

сегодня вдруг стекляшками вернулась,

чтоб беды нам вперед наворожить.

Недолог срок, напасть к утру растает,

совок и веник сделают добро,

сгребу с дорожек все, что не летает,

и выброшу в прогнившее ведро.

Земля повсюду чистая, как прежде,

июнь на приключения горазд,

с котом пройдемся рядышком — в надежде,

что холод к нам пришел в последний раз.

9.06.16г

Две куклы

Сидят две куклы на буфете,

напоминание о лете,

когда -то в них играли дети,

слегка потрепаны они,

мгновенья лета не продлить,

другие в нас горят огни,

теперь уж некого винить,

нельзя все снова повторить,

Да и виденья эти…

Я вновь стою на берегу,

уйти так просто не могу,

себе немножечко солгу,

ведь трудно быть в ответе

за дождь занудный на лугу,

который вызовет тоску,

но взгляд мой светел.

А жизнь отпущена не зря,

освоил сушу и моря,

себя нисколько не коря,

стою, но слезы льются,

о прошлом хочется забыть,

за все себя сейчас простить,

года ведь не вернутся…

9.06.16г

Потоп

Набедокурила гроза, взорвав пространство,

косые струи лупят — жди беды!

В саду от предыдущего  жеманства

остались лишь поникшие цветы.

Картина удручающе знакома:

дождя неумолкающий размах,

дорожки всюду вспенились у дома,

и бочки под навесом — при делах.

Вся живность разбежалась, разлетелась,

скворечник на шесте подстать мячу,

ему под шквальным ветром захотелось

исполнить трюк, подобно циркачу.

Внезапно все движенье прекратилось,

и с неба льётся реденькая дробь

и тучка, поворчав, за лес скатилась,

оставив за собой разор и топь.

10.06.16г

Аукнулось…

Аукнулось, откликнулось

и дальше побежало,

я вырвал из реальности

свое тупое жало,

чтоб больше не аукалось,

а просто догорало,

бежать  ведь дальше некуда,

бежать пора в начало.

Простуженным заморышем

я встану за окошком,

потешусь над сознанием

от злости у порожка,

аукнулось, запомнилось,

быть может, дурь какая,

от крайностей без почестей

У видимого края.

Начало не отыщется,

искать — не та затея,

смотрю с сарказмом в зеркало,

от ужаса бледнея,

так что же мне аукнулось,

куда же подевалось?

видать, в своих амбициях

слегка перестаралось.

В глазах — сплошные всполохи,

наверно — наваждение,

я в свете не понадоблюсь,

я — только привидение,

мне жало сунуть некуда,

не будет завершения,

откликнулось — да поздно ведь,

уймись, хитросплетение…

11.06.16г

Крутой вояж

Очищен старый саквояж,

для щетки, мыла и рубашки,

подамся я в крутой вояж,

где ждут стрекозы и ромашки,

где не проходят инструктаж,

где от судьбы не ждешь поблажки,

туда, где вычтутся промашки,

где не востребован багаж.

Нырну в купе на верхний ярус,

прикроюсь тонкой простыней,

мне раньше ехать не случалось

по рельсам в прошлое, домой,

душа от счастья волновалась:

куда несет тебя, родной?

Но я, как истинный больной,

с печальным городом расстанусь.

Я там, где шепчут ковыли,

увижу степь, да вытру слезы,

мне совесть грешная велит

из сердца вытащить занозы,

в дороге шлепать по пыли,

ведь в детство ноги привели,

вернуться вечером с покоса,

застать закат в речной дали…

Такие вот метаморфозы.

12.06.16г

Морская забава

В сумасбродную снова поверив затею,

я смелей становлюсь, поднимаясь по трапу,

приключений дождался, но врать не умею,

и доверился новому в жизни этапу.

Только молодость может подкинуть забаву,

от которой в пятнадцать «поедет крыша»,

кто научит моряцкому делу ораву,

чтобы толк из салаг непременно вышел?

Впереди испытания вздыбленным морем,

я всегда относился к нему с почтеньем,

мы поблажек не ищем и честь не уроним,

уповая на выдержку, смелость, везенье.

Из юнцов мы пытаемся стать мужиками,

закалив свою волю, уняв истерию,

нас бывалые люди зовут моряками,

мы в трудах покорили морскую стихию.

16.06.16г

Немые картины

Я на стуле ссутулился, весь в напряженьи,

я ловлю тонкий смысл своего движенья

за искрящейся мыслью залезу в глубины,

как в альбоме, листая немые картины,

отвлекусь от работы, откинусь на спинку,

и услышу заезженный скрип пластинки,

тихий голос возник на одно мгновенье,

может, он мне подскажет простое решенье.

Разлетелась осколками та услада,

что любовью звалась, может, так и надо,

утонула, развеялась — не вернется,

мне печаль да разлука пока остается,

кто на помощь придет, не найти ответа,

ведь душа моя в горе почти раздета,

за любовь еще можно успеть побороться,

может, счастье откликнется и вернется…

16.06.16г

Приосанился

Мне бы сесть на пенек да расслабиться,

ведь в ногах и мозгах — круговерть,

перед выходом в свет приосаниться,

и при виде тебя не бледнеть.

Я из леса зеленого, темного,

наконец, ту дорогу нашел,

лешака я надул вероломного,

поллитровку поставив на стол.

Ох! Проснется он завтра, умоется,

лучший друг — да за юбкой сбежал!

мне потом все обломится сторицей,

как -никак — он меня уважал.

Ну, а юбка ведь точно не ведает,

что ее присмотрели в лесу,

вот петух за избой кукарекает,

отловлю, да задобрю лису.

Разорался, весь лес нервирует!

Ба! Да вот и хозяйка сама,

на плече коромысло вибрирует

и бежит по ногам бахрома.

Ну, дальнейшее знать не стоило,

мне досталось от своры собак,

это силы бежать утроило,

ну какой же я был дурак.

Пролетел я пенек — не расслабился,

надо лешему харч выставлять,

через месяц я вновь приосанился,

но с женитьбой решил подождать.

17.06.16г

Кокетка

Я сломаной кукле приделал ногу,

она ж без ноги целых двадцать лет,

и клей и шурупы пришли на подмогу,

и внучкин из города теплый привет.

Сидела красавица тихо на полке,

глаза отрешенно смотрели вверх,

жена, как всегда, в огородной прополке,

а мне искупать свой давнишний грех.

Веселая кукла ходила за ручку,

в коляске каталась, сидела в авто,

росла и растила любимую внучку,

меняла и платьица, и пальто.

Случайно ее уронил с крылечка,

упала с размаху в осеннюю грязь,

с тех пор я не слышал ее сердечка,

сидела в кладовке, от всех затаясь.

И надо ж такому случится  было,

весь хлам, что скопился, решили убрать,

и вдруг о прошедшем душа заныла,

ведь нужно красавицу нашу спасать.

Теперь восседает она на кушетке,

глаза, словно сливы, цветущий вид,

я куклу с утра не узнал в кокетке,

и сердце теперь за нее не болит.

18.06.16г

Жасмин

Отцвел в углу заброшенный жасмин,

он был один и я совсем один…

цепляясь за ушедшее ветвями,

цветы бросает жухлые горстями,

не думая, что будет впереди,

Заклинит что -то тяжкое в груди,

зажжется подсознание огнями,

но путь в закат уже неотвратим.

Заноет в рукаве, то — боль в костях,

устал мозолить внешностью в гостях,

а звезды равнодушным взором метят,

слегка в дорогу искорками светят —

кого направить в путь дорогой предков,

кого поставить позже на заметку,

а вдруг — меня в той спешке не заметят?

шокирует агонии размах…

Стою, молчу на вспаханной грунтовке,

движенья беспорядочны, неловки,

шумит вокруг в задумчивости лес,

мне трудно в споре вбить противовес…

Как быстро отцвели мои цветы,

меня понять не можешь даже ты,

но слишком слаб мой жизненный протест,

я вижу все коварные уловки…

20.06.16г

Провода

Что нынче старый дом без проводов?

они к жилью подкатывают парой,

минуя сверху клумбы из цветов,

напоминая струны от гитары.

А дом без них, как дряхлый старичок,

не включишь даже старый радиатор,

сидишь в углу кушетки, как сморчок,

в душе мечтая двинуть на экватор.

Я встану утром рано у окна,

а там — пора осенняя вернулась,

под стрехой воробьиная шпана

с утра еще от сна не шелохнулась.

Все вымокло вокруг. Какая топь!

и, видно, настроенье не вернется,

я слышу на крыльце дождинок дробь,

и мышь в углу отчаянно скребется.

Придется снова ставить самовар,

как жить без электричества — не знаю,

ведь скоро может кончится запал,

и нет душе ни отдыха, ни края.

23.06.16г

В личине паяца

Я вижу законченность дел повсюду,

и поздно лечить отчужденья простуду,

мелькнули во сне неприятные лица,

от них не избавиться и не скрыться.

И руки металлом тяжелым застыли,

суставы зажатые больно заныли,

мне много чего наяву предлагают,

принять все на веру? — не угадают.

Тяжелые волны ломают берег,

спасется лишь тот, кто в случайность верит,

а я уже веру свою растерял,

на откуп дела свои Богу отдал.

В заманчивой пене мелькают ракушки,

я волю свою раскидал по подушке,

судачу о смерти с далеким астралом

и думать не думаю — даже о малом.

Давно просыпаюсь в личине паяца,

и как мне с посулами тьмы расстаться?

в избе — полумрак, на часах — четыре,

зачем эти сны на меня накатили?

Начать все сначала? Зачем эта ночка,

ведь в каждом витке где -то бродит точка,

пока мне волна только ноги лижет…

А что впереди? Я уже не увижу.

24.06.16г

Муза

Опустела вдруг качалка навсегда,

ты сидела в ней вчера еще, в июне,

но уехала, исчезла — не беда,

я не стал ни веселее, ни угрюмей.

В октябре я ту качалку разберу,

по частям сложу, как раньше, за сараем,

ветерок пройдется сонно поутру,

Парусиной и пружинами играя.

Больше нет причин испытывать судьбу,

в нашем доме поселилось отчужденье,

все решалось, как придется, на бегу,

сознавая, что любовь та — наважденье.

Мы расстались и зависимость пройдет,

нам обоим не нужна была обуза,

может, счастье в новой жизни принесет

отстраненная в запальчивости муза…

26.06.16г

Богиня

Прости меня, мой человечек,

за недомыслие и речи,

тебя обидевшие, может,

мурашки бегают по коже,

Я не со зла, я просто дурень,

я «Явой» бросовой обкурен,

в такой тропической жаре,

себя представил на коне,

лечу я прочь, в поту и страхе,

в ночной разорванной рубахе,

пытаясь вырваться из круга,

меня постигшего недуга —

И каяться…

А ты стерпела, ты — богиня,

не добавляешь в свару клинья,

меня сквозь боль не ослепила,

но взглядом странным проводила,

и я, одумавшись, вернулся,

весь мир у ног перевернулся,

и конь пропал, дышу — не жарко,

мне стало слов избитых жалко,

и тех, что выпалил со зла,

а ты меня опять спасла,

спокойно выслушав, простила,

мой гнев надолго погасила —

Случается…

30.06.16г

Любовный карантин

Соединяем невозможное в пространстве,

ты — в том углу, я — в этом, не беда,

мой глаз не замечал в тебе жеманства,

ты — сильная и добрая всегда.

Быть может, устарел я для знакомства,

сейчас другое время, век другой,

не жду я от общенья вероломства,

ты кажешься мне весточкой благой.

Проникли силы света за пределы

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 108
печатная A5
от 457