электронная
360
печатная A5
429
16+
В обнимку с творчеством

Бесплатный фрагмент - В обнимку с творчеством

Книга творческих медитаций

Объем:
166 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0051-0709-1
электронная
от 360
печатная A5
от 429

















ЭТО УЧЕНИЧЕСКАЯ КНИГА — ВО ВСЕХ СМЫСЛАХ.

Введение

Необязательно собирать все камни, достаточно поднять один, рассмотреть его внимательно, положить на свое место и перестать разбрасывать. И в творчестве также — заметка к заметке — приходят и складываются мысли для книжки, приходят и остаются. Я не любитель сентиментальных историй и вижу разницу между котячьими восторгами и большим человеческим вдохновением, в которое погружает светлая мысль. Именно свет дает основу для творчества, и не стоит пренебрегать пониманием его сути.

Я люблю слова. Хотя, признаюсь, совершенно не умею ими пользоваться. Мы, люди, — запутанные существа. Нам необходимо периодически устраивать чистку своего внутреннего мира. Можно делать это через текст.

Моя тяга к творчеству проявилась в детстве, когда любимым занятием было сочинять и рассказывать сказки. Мне было лет пять, когда я начала этим заниматься, а осознанно продолжила в семь-восемь. Надо признаться, меня никто не слушал. Единственный человек, который выдерживал эти длинные рассказы, был мой отец. В подростковом возрасте были сонеты Шекспира и его трагедии. Тогда пришли и стихи. Стоило прочитать «Гамлета», как стихи сами полились на бумагу. Все это было неожиданным даром и хотелось продолжать, но навыка творить не было. В школе мы писали сочинения на заданные темы и нас не учили развивать дар письменного слова. А развивать дар лучше всего именно там — в школе, когда все основные силы направлены на узнавание себя. Туда же направлены и силы всех окружающих — и учителей, и родителей. В школе очень сильный настрой — развить в нас разные навыки, дать знания, обучить. Единственная загвоздка это подмена понятий: знания на информацию и неизменно коллективный подход. В школе представляются разные концепции мира, но даже не упоминается о единственно нужной — концепции внутреннего я, которое задыхается, если не обращать на него внимания.

Первые опыты создания детских текстов я обозначаю как связь с Неведомым, которое предлагало свои слова и мысли, образы, видения, сны. Эти обрывки, являясь чем-то сокровенным, складывались в целые медитации. Сегодня я пользуюсь методом «литературной медитации» для самоисцеления и рекомендую своим студентам. Мы и не знаем, что можем оформлять в словах красивые мысли и образы. Для этого нужна небольшая помощь: правильная настройка, спокойный разговор, представление о бесконечности нашей творческой природы, музыка и образ. Это может быть образ цветов, самолета, образ весны или одиночества. Образов множество, каждый из них порождает что-то особенное и впускает природу творчества в наш мир.

Ряд медитаций представлен в этой книге, ими можно пользоваться как ресурсом — для поднятия личного коэффициента Творца внутри себя. Все медитации работают.

Для становления внутреннего мира важны атмосфера любви, понимания и люди, которые способствуют продвижению. Для творчества мы нуждаемся в некоей опоре. Папа очень много сделал для меня в этой жизни, вложил свои силы, любовь, дал ресурсы, указал дорогу. А его опорой и поддержкой была наша мама. Светлая, женственная, красивая и очень сильная. Именно она создала своего героя, поверив в него. Я безмерно благодарна им за жизнь, за возможности, которые они дали с лихвой. Невероятны помощь и поддержка моего старшего брата, ставшего мне другом и во многом учителем.

Огромна роль в моей жизни человека, вдохнувшего силы для перемен и начала нового творческого пути — духовного учителя, философа, художника, путешественника Александра Геннадьевича Хакимова. Без него эта книга не была бы создана.

Благодаря моей коллеге писательнице и блогеру Карине Васяевой я открыла для себя книги Джулии Кэмерон. Подход Джулии к творчеству напомнил мне собственные размышления о медитативной природе искусства, в частности, литературы. Я очень благодарна Джулии Кэмерон за ее книги, за источник поддержки и вдохновения, который никогда не изменяет и подхватывает именно в тот момент, когда ты готова опустить руки, и уголки губ твоих становятся подобны Пьеро. Эта грустная маска всегда приходит, когда ты ополчаешься на себя целым сонмом страхов и грозных сущностей. Все они знакомы нам: неверие в собственные силы, непонимание близких, страх, иллюзии, несобранность, лень, разочарование, зависть. Когда приходят они, мы становимся Пьеро. Творчество Джулии Кэмерон — безразмерный ресурс веры в себя, позитивного настроя, правдивости. Несомненной удачей стала и встреча с человеком, который готов читать и редактировать мои тексты, какими бы неуклюжими они не были. Любовь Каракуц — лингвист, знаток творчества Набокова, преподаватель. Спасибо ей за то, что стала первым читателем этой книги!

Хочется выразить благодарность психологу Марине Таргаковой и журналистам портала «Такие дела» Марие Бобылевой и Андрею Любимову за истории, которые использованы мною в качестве материала в одной из глав этой книги.

Особенная статья — это иллюстрации и техническое оформление книги. За иллюстрации — благодарность художнице Айсылу Тувалевой, которая чутко пропустила текст через себя и в рисунках отразила мои мысли. За умный и чуткий подход к техническому оформлению книги большая благодарность знатоку своего дела Марселю Ишимбаеву.

И, конечно, ничего не состоялось бы без моих студентов и учеников. Люблю каждого.

Глава 1.
Вечная душа.
Пирожки для Алины

Когда я окончательно поняла, что должна написать эту книгу, был сентябрь. Я вернулась из прекрасного путешествия, меня сократили в деятельности, которой я посвятила много лет жизни. Это то, что оставалось у меня в жизни незыблемым. Я училась, чтобы преподавать, я научилась преподавать и делала это с искренним интересом к душам людей. Это не всегда понятно и не принято сегодня. Категории «душа», «духовный мир человека» всплывают в образовании только в контексте русской классической литературы. Но и это бы ладно. После школы единственное, что осталось в моих представлениях о мире и о себе, — это то, что я люблю читать и люблю литературу, историю и английский язык, и что я не знаю все остальное. За десять лет это совсем немного. При том, что современный человек живет не тысячу лет, в отличие от героев «Махабхараты». Десять лет лучшего возраста, когда много сил, кровь кипит, желание все знать зашкаливает, ушли коту под хвост. Я так и не узнала, что мое здоровье — это прана и ее правильное передвижение внутри моего тела, т.е. гармоничное сосуществование со своим телом и тем, что окружает. Я так и не узнала, что лучшие виды спорта для меня это плавание, занятия йогой и бег. Я ненавидела уроки физкультуры, так как была слабая и стеснительная, силы рук не хватало, чтобы забираться на канат, надо мной смеялись, и в списках по физкультуре я была на последнем месте. И это несмотря на длинные ноги и довольно спортивное телосложение. Я бы и забиралась на этот канат, если бы кто-то начал заниматься со мной этим индивидуально, вникая в подробности и частности моей жизни и моего характера. Я так и не узнала, что поедать плоды убийства — это плохо, и то, что обычно готовится в кастрюле на кухне и вызывает неприятные ассоциации из-за запаха, крови и костей, — это и есть плоды убийства. Я так и не узнала, что для девушки самое радостное — это петь, танцевать и печь вкусности, а для меня ещё — писать красивые стихи и рассказы. Я так и не узнала, что должна буду стать женщиной и полюбить мужчину, выйти за него замуж и создать свою семью, и как именно я должна буду ухаживать за мужем и за детьми. Я так и не узнала, что я не просто долговязый худой подросток, а красивый человек и красивая девушка с зелеными глазами, не такими, как у всех. И так и не узнала, что к моим глазам пойдут определенные цвета, и что мне нужно немного осветлить волосы и позаботиться о красивой одежде, которую не так и сложно было подобрать, потому что у меня красивая фигура. Я так и не узнала, пока училась в школе, почему у меня заболела печень, и почему ухудшилось зрение, и мне выписали очки. Я так и не узнала, что я — не просто тело, что я — душа, а у меня есть тело, и я пришла из духовного мира, оторвавшись от Бога, и я даже не узнала, что есть такой — Бог…

Можно продолжить список, но я остановлюсь, потому что такой же точно путь прошли все дети моего поколения, такой же путь проходили и старшие, его проходят и сегодняшние дети, на которых спустили всех собак усложненной информационной среды обитания. Обитания, в котором все меньше места для счастья.

Благодаря родителям я смогла понять, куда меня тянет больше всего: в доме было много книг, родители и старший брат читали запоем, среда была интеллигентская. Я попала туда, куда нужно — на филфак. И после пришла в сферу образования, пройдя многие перипетия в жизни, с четким намерением — давать знание о душе, нести его через литературу. Потом, когда я стала еще и деканом нового факультета, у меня появилась удивительная возможность начать заботиться о студентах так, чтобы они получали в высшей школе теплое достойное отношение к себе, чтобы они знали, что их ценят и любят — каждого. В те годы моя жизнь была полна путаницы и совсем не являлась образцовой (и никогда таковой не была). На нашем юном факультете нам удалось создать такую атмосферу, в которой каждый студент и преподаватель мог рассчитывать на уважение, профессионализм, такт, доброту, мудрость и заботу. И это был счастливый период в моей жизни. В рамках небольшого факультета нам с командой прекрасных педагогов удалось осуществить небывалое — к нам шли учиться и работать с радостью.

Когда я поняла, что должна написать эту книгу, моя педагогическая деятельность в высшей школе была сокращена до минимума. А в целом — я была счастлива. Именно той осенью, в конце сентября из моей жизни ушел редкий и прекрасный человек, моя соседка по саду, которая, как я узнала только в августе, несколько лет боролась с раком. Алина… Тонкий, умный человек, знаток французского и английского языка, психолог, мама и замечательная бабушка, центр большой семьи. Последнее лето своей жизни она провела в саду, и, как говорят соседи, в последние дни ходила по участку и фотографировала на телефон его уголки… Мне кажется, до сих пор там осталась ее частица. У нас были своеобразные отношения: Алина как будто отдыхала со мной от своих домашних и принципиально не обсуждала болезнь. Мы говорили о чем угодно: о психологии, о наших мамах, о ее внуках, о стиле в одежде, о прическах, о книгах. В последнюю встречу она попросила у меня рецепт моих пирожков с яблоками, которые ей так нравились… Рецепт будет в этой книге. Алина ушла незаметно для меня, но я будто знала, что она уйдет этой осенью. Предчувствия породили тогда текст.


«Прозрачность осени еще не наступила. Подкрадывается в промозглом ветре, потоках холодного дождя и желтых подпалинах на по-летнему одетых пока деревьях. Прозрачность придет с глубоким синим небом, отражающимся в лужах и прудах и в изменившей цвет похолодевшей реке; с опавшей полностью листвой, которая выстелит тротуары, парки и лесные посадки; с чувством наслаждения, возникающим, когда выбегаешь ранним утром на первый ледок и вдыхаешь морозный бодрящий воздух, и знаешь, что в течение дня лед растает, но уже скоро вернется надолго. Не навсегда, только до долгожданной весны. И начинаешь ждать весну осенью. И скользишь в солнечно-морозном пространстве для того, чтобы улетать в весну, и ценишь бестелесность осени. Осень более всех времен года способна напомнить о том, что мы здесь только гости, зашедшие ненадолго, и каждый в свой срок сбросим цветную оболочку и отправимся туда, куда отправляются души. Осень философична своей прозрачностью. Она безжалостна и этим прекрасна. Говорит прямое „нет“ на все просьбы: „А может…“ Не может, ушло вместе с летом, и, как не хитри, не вернешь тепла, не воротишь. Что ж… Собери в ладошки лимонные и красные листья, цветы оранжевых бархатцев, сплети их со стеблями осоки, пошепчи над веночком обо всем, что хочешь сказать Неземной силе, и отправь вниз по течению просветлевшей реки. И верни веру в тепло и его источник».


Я знаю, что она прочитала это в соцсети. И корю себя за то, что не смогла дать ей больше силы и тепла, что была слабой и эгоистичной. Когда Алина ушла, я открыла «Бхагавад-Гиту как она есть» и прочитала: «Как человек надевает новые одежды, сбросив старые, так и душа принимает новое тело, оставив старое и бесполезное». Это знание, которое Кришна дает своему другу Арджуне в ответ на его вопросы о необходимости вступить в войну со своими близкими родственниками. Кришна говорит о том, что, если эта война необходима для того, чтобы бороться со злом и восстановить дхарму на земле, то нужно уничтожить все сомнения и вступить в сражение. А сомнения возникают даже у такого возвышенного воина, как Арджуна, от того, что нет понимания нашей духовной природы. И поэтому Кришна в нескольких стихах подряд говорит именно об этом — о душе и ее вечных качествах. Для того чтобы уничтожить сомнения Арджуны, он продолжает: «Эту индивидуальную душу нельзя разбить, растворить, сжечь или иссушить. Она существует всегда и везде, неизменная, недвижимая, вечно та же. Душа невидима, непостижима и неизменна. Зная это, не следует скорбеть о теле». И, чтобы окончательно сбить Арджуну с платформы ума, Кришна говорит следующее: «Тот, кто родился, обязательно умрет, и после смерти обязательно родится. Поэтому не следует предаваться скорби».

Надеюсь, душа Алины услышала меня. Мне показалось, что я смогла хоть чем-то быть ей полезной. Ведь эти строки разъясняют самое главное, что есть в жизни — что` именно будет с нами после смерти. Это тот вопрос, на который не дают ответа школьные учебники, а поиски ответа на него в жизни каждого человека являются главными.

Удивительна роль этой уникальной книги — «Бхавад-Гиты как она есть» — в моей жизни. Когда-то я писала диссертацию о творчестве Бориса Зайцева, русского писателя начала 20 века, и была очень увлечена этим процессом. Тогда же я изучала эзотерику, модную в среде интеллигенции и в начале 20 века и в начале 21. Творчество Зайцева вело к истокам: к древнерусским житиям святых, другим христианским источникам, к Евангелию, к священным книгам других религий. Был очень важный вопрос, над которым я думала. В ранних рассказах Борис Зайцев много пишет о смерти, и его восприятие смерти таково: он будто знает, что смерть это не есть конец, это освобождение от тех пут, которые есть на земле, и что это есть переход в более светлый мир. Я искала тогда и пыталась узнать, что же такое душа. Перечитала четыре Евангелия, там говорится о том, что тело есть дом для духа. Однажды ко мне пришла «Бхагавад Гита» — сама, просто откликнулась на мой зов. Эту книгу я прочитала за несколько дней — серьезно, с подчеркиваниями, выписками и осталась счастлива от того, что наконец-то получила знание.

Алина — потрясающий человек: как в жизни она была часто той, кто вдохновляла меня на разные начинания и усовершенствования, так и, уйдя, она будто заставила сесть за клавиатуру и продолжить писать то, что должна. Три месяца лета она провела в саду, почти всегда одна, продолжая заботиться о внуках и близких, превозмогая боль, постоянно что-то делая руками, в работе, в движении. Сколько ей пришлось всего пережить, знает один Бог и ее самые близкие люди… Она стала такой тонко чувствующей в свои последние недели и дни, что совсем по-другому воспринимала и жизнь и людей и отношения. Она рассказала мне историю, которая показала мне совсем с другой стороны этого человека, такого насмешливого прежде. Вместе с подругой они нашли чистое место для купания на реке. У нас было очень жаркое лето, а жизнь в городе на реке и без реки тяжела. Весь берег реки Уфимки в районе города усеян следами тяжеловесного человека современности: найти чистое место — это большая удача. Они искупались, Алина собрала в пакетик мусор, который был у них, и еще то, что осталось от кого-то. На это же место пришла молодая пара, и молодой человек, только что закончивший курить, искал место, куда бы можно было бросить окурок. Он столкнулся взглядом с Алиной и увидел мешочек, который она ему протягивала со словами: «Я здесь, вот сюда как раз можно». И верю, что в глазах молодого человека отразились удивление, смущение и благодарность.

Я пишу эту книгу не за упокой, а для того, чтобы жить. Я верю, что кто-то, прочитав ее, обретёт свое вдохновение, кто-то ответит себе на вечные или простые жизненные вопросы. И я рада, что у меня сейчас есть такая возможность — писать для кого-то. Пусть это будет тем мешочком, который подставила Алина. Пусть кто-то удивится, улыбнется, смутится и может, вдохновится делать также…

Я буду рада, если эта книга принесет пользу и знание хоть одному художнику, который застрял в дебрях неразгаданного и опустил руки.

Задание

1. Возьмите лист бумаги или заранее приготовленную тетрадь и напишите в течение 20 минут о том, когда вы начали заниматься творчеством. Вспомните все этапы этого процесса. Расскажите о мотивах и подстёгивающих факторах.

2. Перечислите 5—10 людей, которые вдохновляли вас заниматься творчеством.

3. Представьте себе одного из этих людей и напишите небольшую медитацию-размышление, посвященную этому человеку.
_______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________

Медитация-рецепт.
Яблочное лето

Странная материальная жизнь. На улице долгожданное тепло. Машины грохочут за окном так, что хочется закрыть все щёлочки. Под окном грузно начал работу трактор: наверное, будет что-то чистить, убирать. Суббота, день Сатурна, кто придумал, что ты — выходной? А я проснулась с мыслью о яблочном пироге и никуда не побежала сегодня. Стала печь. Благо морозилка забита замороженными яблоками, так щедро уродившимися в саду прошлым летом. Это лето было одним из самых странных в моей жизни.

Тесто делаю творожное. Отдельно в миске смешиваю 4 ст. ложки простокваши (в моем случае йогурта), примерно 70 грамм сливочного растопленного масла, сахар (по вкусу, в зависимости от начинки) и добавляю туда 200 грамм протертого творога. Все смешиваю.

Когда завершился семестр, а лето было уже в самом разгаре, хотелось сразу в Крым, в Грецию, в Польщу, на Алтай и в Калининград. Но нашлась масса дел. Потом лето вошло в пору своего заката. А я так и не отдохнула.

Отдельно в миске смешиваю 2 стакана просеянной муки и 1 ч. ложку соды. Потом порциями добавляю муку в творожную смесь и вымешиваю не липнущее к рукам плотное тесто. Это тот случай, когда как раз хватило 2 стаканов муки и пришлось лишь немного добавить в процессе замешивания подсолнечного масла.

Лето было дождливое и холодное — не судьба была отдохнуть. Выдались два счастливые денька, которые мы провели в моем саду с подругой, приехавшей из Парижа, и ее двумя дочками. Мы делали самые простые вещи: ходили на речку, купались в похолодевшей Деме, пытались смешно загорать, ловили убегающие за тучи солнечные лучи; готовили всякие вкусности, собирали желтую сливу с самых высоких веток, забравшись на крышу кладовки; объедались малиной с куста; смеялись, что-то друг другу рассказывали. Сливовое дерево очень высокое, и сбор сливы это целый поход: забраться на деревянную лестницу, не слишком устойчиво стоящую на земле (но для поддержки есть старший брат — он держит лестницу), пробраться сквозь колкие ветки сливы, забраться на крышу кладовки и там гроздьями загребать с ветвей желтые, созревшие, сладкие сливы, половину отправляя в рот. На крышу кладовки была отправлена легкая и юркая Алина — мы же вчетвером принимали улов, поддерживая и подстраховывая. Дроздам не осталось почти ничего. А у меня образовалось сливовое варенье.

И яблоки, ими завален весь сад, и летняя жизнь — это процесс борьбы с ними. Их так много, что невозможно переработать это все. Всегда мечтала о жёлтом грузовичке, который бы ездил по садам и забирал излишки яблок, а потом отвозил их на заводик по изготовлению яблочного повидла. Но видно, не в этой жизни. В этот раз яблоки собирали Гуля и ее дочки. А я просто соорудила быструю начинку для пирожков: потушила нарезанные яблоки, добавив полстакана сахара и горсть калины для аромата. Начинка вышла жидкая, и прежде, чем формировать пирожки, я остудила начинку, слив при помощи дуршлага лишнюю жидкость.

Начинка и тесто — пирог или пирожки. В зависимости от условий приготовления. В саду нет духовки, поэтому пирожки частично пеку в подаренной печке-микроволновке, частично обжариваю на подсолнечном масле.

Предлагаю Высшим Силам, потом друзьям, потом — несу Алине.

Пирожки — жизнь. Пирожки — память.

Глава 2.
Найти смысл

К раскрытию творческого потенциала, который дремал или растрачивался в никуда, привело еще одно важное событие в жизни — инициированный путь к себе, поиск смысла. Моя жизнь это сплошной эксперимент. В соцсетях ходит разухабистая цитата микс а-ля Хантер Томпсон, перечисляющая разные способы поисков расширения сознания и результат, к которому пришли в итоге. Упоминаются алкоголь, наркотики, разные виды медитаций, эзотерические тусовки, поиски гуру на задворках подсознания и многое другое.

Мой путь был извилист. Алкогольно-рок-н-рольные тусовки, в которых нашла двух прекрасных друзей, но многое растеряла; написание диссертации по литературе; семь лет эзотерики, а в процессе изучение философских, религиозных книг, книг по мифологии, психологии; из практик сидячая медитация, молитва. Был и эксперимент, который помог понять, что я не только это тело. На это тоже ушло определенное время. Во время практики сидячей медитации у меня был опыт выхода из тела, не совсем обычный, не такой, когда ты видишь себя со стороны. То, что похоже на мой опыт, описано в книге Даниэла Киза «Цветы для Элджернона».

Это было неописуемое состояние: я словно вылупилась из яйца, прорвалась сквозь оболочку, вышла из нее и некоторое время находилась в пространстве удивительного света — слишком яркого, слишком красивого, света блаженства, в котором хотелось остаться. Этот свет заполнял собой все вокруг, я словно купалась в нем, и в это время у меня не было понимания, что я Юлия Камильянова, что я чья-то дочь и чья-то сестра. Ничего этого не было. Был только свет. С тех пор убежденность в том, что я — не только это тело, не покидает меня. Хотя сохранять ее все время очень сложно, ибо мы — часть материального мира. Чтобы почувствовать себя творческим существом, неплохо бы конечно испытать на себе разный опыт, но это необязательно. Иногда нужно просто остановиться и произнести внутри себя: «Я не только то, о чем говорят и думают все люди, я — больше, я — нетленное, я — вечное», и сознание само переместит вас в точку сборки.

С этого места мы и начнем наш поход в литературную медитацию. В книге их целый ряд, но, по сути, все они — одна медитация как погружение в творческие моменты, развитие способности мыслить неординарно, спонтанно, иррационально.

Слово «медитация» в переводе с латинского обозначает «размышление». Именно в этом значении мы будем его использовать. Мы не будем углубляться в медитацию как одну из форм восточной духовной практики. Хотя всё, что мы делаем, взывая к творческим силам, это буквально соединение с нашим духовным Источником. Медитация в книге — глубокое погружение в природу различных вещей, раздумье над ними, приводящее к реализации самых сокровенных и закрытых в обычной жизни составляющих нашего существа. О медитативном значении творчества в своей жизни я задумывалась и раньше. Наверное, и вы замечали: когда есть нечто, проблема, обида, боль или радость, нам остро хочется поделиться этим с кем-то; иногда не с кем, и мы делимся с бумагой и пишем текст о том, что было с нами, что произошло. Постепенно, просто водя ручкой на бумаге, мы приходим к освобождению от проблемы, боли, обиды, четче понимаем смысл происходящего. Бывает и по-другому: на бумаге реализуется чувство, пришедшее от созерцания красоты, соприкосновения с прекрасным — в стихах или эссе, остается в словах, меняя наше сознание, просветляя его. Именно в значении умиротворения и сосредоточения в тексте я использую этот термин. Мысли о медитативном начале литературного творчества развиваются в книгах Джулии Кэмерон: «И пусть кажется, что писать — светское занятие, тем не менее это все-таки духовная практика… Погружаясь в текст, как в глубокую медитацию, мы ощущаем, как сопровождают нас высшие силы, поток озарения и вдохновения, которые кажутся „не такими“, как наше бытовое мышление».

Литературные медитации, приведенные в этой книге, помогут найти приют в уголках потрясающего по величине, красоте, охвату, природного парка под названием «творчество», обнаружат наклонности к красоте и позволят выплеснуть ощущения в красивые тексты. Тексты — стихи, тексты — прозу. Миниатюры, любовные признания, природные зарисовки, этюды… Жанровая природа того, что мы способны создать, необозрима. Мы порождаем новые жанры, легко фантазируем, не упираясь в рамки уже существующих. Мы — вне. И это самое важное. Мы — вне.

Задание

1. Прогуляйтесь вдоль реки, моря или озера. Посмотрите на текущую, плещущуюся воду, попробуйте описать ее. Расскажите, что для вас — вода.

2. Набросайте на листе бумаги названия тех мест, где вы чувствуете спокойствие, умиротворение, гармонию. Опишите их. Приведите друга или подругу в такое место. Поделитесь своим открытием.
_______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________

Медитация 1.
«Точка сборки»

Точка сборки все та же — сердце. Неизменна, добра и вечна. Наполняй ее, пока замечен за смешным занятием жизни в теле мудром и да! прекрасном. Наполняй только самым красивым, самым рвущимся, самым ярким. Не тащи в эту точку мусор, не топчи там, не беспокойся — все тревоги Господь разрулит, Он же есть и Он всемогущий. Осторожен будь с сердцем чужого, потому что одно у вас сердце — все, что есть во вселенной святого, там записано, зачеловечено. Одной мантрою, одною молитвою все обклеено в каждой грануле, в каждой клеточке мира волшебного бьется только любовь. Не обманывай ни себя, ни прохожего нищего, что живешь незачем ты под солнышком — ты для счастья до неба, для истины, ты для света, для самого доброго. Верь в звезду свою, самую нежную, а найдешь, обогрей без стеснения, звездам так тяжело без поддержки, звездам нужно наше горение. На космических строгих дорогах как же им одиноко и холодно, звездам нужно чье-то горение. Мы на звезды тоже похожи…

Медитация-рецепт.
Краковские яблоки

Сегодня просто запекаю яблоки. Это очень умиротворяющее занятие. Ароматные красивые яблоки, купленные вчера после дивного занятия Любови Каракуц в Школе леди и краткого, но очень обогащающего общения с ней.

Все очень просто: мою яблоки, вырезаю хвостики, так чтобы образовалась ямочка и засыпаю в каждую ямочку небольшую ложечку сахара, а сверху еще корицы. Выкладываю на противень, наливаю туда немного воды, ставлю в духовку.

Огромные красные яблоки ассоциируются у меня с Польшей и в частности с моей поездкой в Краков. Ох и веселая была поездочка… Была осень, и в Краков нужно было на конференцию. Я заболела уже в Москве, где жила у загрипповавших знакомых в холодной квартире, покупала билеты на поезда до Варшавы и обратно. Вот как раз тот случай, когда не понравилась мне Москва. Зато поездка Москва-Варшава и потом электричка Варшава-Краков очень порадовали, особенно, когда стали появляться стога сена, уютные дворы с фигурками журавлей, с настоящими цаплями и с деревьями, просто увешанными огромными, словно игрушечными, красными яблоками. Вообще всегда интересно въезжать в новую страну. А тут было как-то особенно — меня никто не встречал там, никто особенно не ждал. Но цель была — попасть на конференцию. В Кракове было поразительно тепло, солнечно, очень красиво и празднично. Я болела всю поездку и очень благодарна Рите Берсеневой, которая трогательно лечила меня. Я умудрилась при этом обойти все экскурсии, весь Вавель, это древняя краковская крепость, излазить весь центр в каком-то вдохновенном порыве, переходя от кофейни к собору, от собора к магазинчикам и на главную площадь Кракова со зданием ратуши. Все это путешествие было наполнено какими-то мистическими переживаниями, было полное ощущение, что я жила в этом городе когда-то, в прежних жизнях…

Я уезжала из Кракова отдельно от своей группы и должна была успеть перейти с одного вокзала на другой, чтобы попасть на поезд, как сейчас помню, Бонн-Москва. Польские вокзалы это особенный случай и разобраться в них очень сложно. Я не разобралась, и …мой поезд мило тронулся с соседнего пути прямо у меня на глазах. Зато как же я была счастлива, когда забралась в известный уже поезд Варшава-Москва и смотрела в окошко на красоту польской земли, а пожилой, благородного вида поляк достал из своей сумки те самые душистые красные яблоки и угощал наше купе и рассказывал, как жил и работал в Уфе несколько лет.

Незабываемое вышло путешествие, и я еще не знала тогда, что Польша снова замаячит в моей жизни…

Тем временем яблоки мои готовы. Аромат от них стелется вокруг, и сами они все такие же красивые.

Глава 3.
Обрести чуткость

Вдохновение приходит от стихов, часто — от чужих. Стихов, которые дают нужные слова, раскрывают их идеальность, напитанность смыслом, их любовь. Слова любят нас. Слова загораются, когда мы берем их в оборот — ласковые, теплые, сочные; слова гаснут — когда мы пренебрегаем ими, перестаем произносить, думать над ними. Слова притягивают. По сути, поэты — это те, кто притягивают словами. Вплетают их в обыденность жизни и придают им блаженный оттенок истины в первой инстанции. Поэтому они, поэты, божественны и обожествляемы, они — вершители моды, что меняют вкусы.

Достаточно найти свой неповторимый текст, с которым вы не просто согласитесь, с которым срастётесь. В ранней юности у меня было несколько таких.

К стеклу прильнув лицом, как скорбный страж…

А подо мной внизу ночное небо…

А на мою ладонь легли равнины

в недвижности двойного горизонта…

К стеклу прильнув лицом, как скорбный страж,

ищу тебя за гранью ожиданья,

за гранью самого себя…

Я так тебя люблю, что я уже не знаю

кого из нас двоих здесь нет.

Поль Элюар (пер. М.Н.Вахсмахера)

Мне показалось, что в этом стихотворении есть все о любви, о проникновении в другого, о чуткости не только к его душе, но и к природе любви в целом. Это стихотворение — верх совершенства для меня до сих пор. Поль Элюар покоряет своими формулировками. Одно из его стихотворений называется «О точность человеческого сердца…».

За всем, что жёстко и материально в нас, живет что-то трепетное и неописуемое. То, что позволяет приближаться к божественному. То, что позволяет любить. «Что-то еще, чтобы не сбиться с курса» — это нужно разбудить в себе прежде, чем приоткроется дверь в творчество. Творчество — идти, не избегая предчувствий, а доверяя им, чтобы прийти в назначенное место в назначенный час. И найти подлинное — твое.

В словаре Ушакова: «Чуткость — это способность чутко относиться к окружающим и к окружающему, быть чутким».

«Чуткий — 1. Быстро воспринимающий что-то слухом и обонянием.

2. Очень восприимчивый к впечатлениям, легко воспринимающий впечатления органами чувств. «Но лишь божественный глагол до слуха чуткого коснется, душа поэта встрепенется, как пробудившийся орел.» Пушкин…

3. Отзывчивый человек, внимательный к окружающим.»

Чуткость — умение отдавать и получать одновременно. Универсальное свойство человеческого сердца.

Мы открываемся миру, впитывая из него самое прекрасное, и в то же время, напитываясь, мы способны отдавать. Быть чутким — постучаться в дверь к тому, кто нуждается в тебе, кому ты можешь отдать свое тепло. У животных своя чуткость — улавливать запахи, звуки, чувствовать тревогу, у них она связана больше с естественным законом выживания. У животных нет разума (хотя и это на сегодня остается загадкой), но в чуткости они порой превосходят нас, высокоразвитых существ. Многие примеры из жизни и литературы говорят о том, что животные способны переживать и сопереживать. Достаточно перечитать рассказ Андрея Платонова «Корова», чтобы убедиться в этом. Задача человека — развить чуткость как душевность, способность отвечать взаимностью, открытость.

Как именно проявляется точность человеческого сердца в нас? Было ли у Вас такое, когда Вы случайно, наугад приходили в место, где Вас ожидало что-то удивительное, что-то важное, с ног сшибающее? Было ли с Вами такое, когда Вы ни с того ни с сего звонили близкому человеку, которого давно не видели, и Ваш звонок был безмерно ценным для него. Или выглядывали на улицу в окно, и прямо на вас смотрела двойная радуга.

Чтобы таких моментов было больше, не нужно делать ничего особенного: достаточно высветлять свое внутреннее пространство, делать его более прозрачным.

Медитации помогут перекрасить стены внутреннего пространства из темно-серых оттенков, к которым привыкли, в яркие, сочные, палевые, прозрачные. Будем учиться перебираться из мрака в свет и обратно, чтобы научиться ценить свет.

Задание

1. Сосредоточьтесь на впечатлениях этого дня, не на мысленном фоне, а на чувствах. Поразмышляйте о чуткости. Вспомните несколько случаев, когда кто-то проявлял чуткость по отношению к вам или вы проявляли чуткость к кому-то. Или кто-то другой проявлял чуткость. Запишите эти впечатления. Пишите, пока не остановитесь.

2. Закройте тетрадь и посмотрите внимательно вглубь себя. Что произошло с вами, какие внутренние резервы проснулись, что вы увидели лучше, что осознали в своей жизни? Запишите осознания.
_______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________

Медитация 2.
Собери в коробку сны

Собери в коробку сны и безделушки, обрывки откровений и цветных фотокарточек, кусочки древесной коры, завалявшиеся в кармане на память, ароматы можжевельника и мяты на ладонях и все волшебные прозрения своего бытия, смиксуй все это, потряси и выпусти наружу радужной птицей с крыльями, переплавленными из меди и латуни, с хвостом чудесного павлина и небесного цвета хохолком. И любуйся на это создание. Оно и есть — твоя уникальная жизнь. Такая красивая в каждом мгновении, многоликая и многоголосая. Кинолентой упархивает она, и самое ценное, что остается, это солнечный смех обогретых тобою людей, горсти добра, донесенные до сердец, драгоценные россыпи вдохновения, отданные даром, и тайна. Вечная тайна создания — глубины души в тонкой атмосфере света, преломленного в куполах древних храмов, стрельчатых, башенных и округлых… В храмах, сотканных из божественного света, который льется с небес и несет души в этот мир. Без скорби и без радости, спокойно взгляни на это, отметь про себя: «Я была здесь снова», и благодарность рассыплется по свету волшебными птицами счастья, жар-птицами наших лучших надежд, наших самых высоких открытий. Спасибо за жизнь!

Глава 4.
Обнаружить слово

Мы начинаем писать, когда не можем по-другому. Препятствие для этого — отсутствие точки отсчета. Откуда начать, с чего. Я определила для себя, что первым приходит слово или словосочетание. И это не умственный процесс. Это процесс расслабления до такой степени, чтобы искренность слова, в тебе живущего, достигла наивысшего накала. А если быть более точной, то сначала сосредоточение на объекте (объектах), а потом предельная отрешенность во время записывания.

Это отпускание себя. Это тот процесс, когда ты как колобок: и от бабушки ушел, и от дедушки, и от пережевываний ума избавился, потому что они скучные. Техника фрирайтинга позволяет все это делать, но я бы добавила к этому метод вылавливания первых слов. Их надо найти и поймать, так как от точности первого слова выстроится все остальное. Нитка смысла хватается именно за него — первое слово. Так приходят тексты сказок, статей, диссертаций, книг по писательству.

Я люблю эту медитацию, потому что когда ее написала, я еще не знала, что назову это именно так, но была потрясена эффектом. В кратком тексте, написанном за 10 минут, уложился весь тот смысл, что теснился во мне и должен был во что-то вылиться. Я и правда была за городом поздней осенью, я замерзла и хотела скорее домой. Тогда во мне поселилось это сильное чувство обездоленности в материальном мире и стремление объяснить себе смысл происходящего. В голове чредой замелькали мысли, они не давали покоя. Я еще не читала книг Джулии Кэмерон и Марка Леви, но, приехав, просто схватилась за ручку и вцепилась в это первое: «Бывают дни…». А дальше вышло это:

Медитация 3.
Бывают дни

Бывают такие дни, осенние, промозглые, когда сыплет мелкий дождь, а ты оказался далеко от города, почти в чистом поле, и наблюдаешь эту сырую чёрную землю, клочками поросшую жухлой травой и впитавшую в себя и летнее солнечное тепло, и нынешнюю ломающую непогоду. Земля терпелива. Она выносит всё на своих плечах, хотя она женского рода и поэтому хрупка. Такая тоска возникает вдруг в душе и пронизывает её всю насквозь, и ты знаешь в этот момент чётко, что столько раз скитался по её родной чёрной поверхности, кем только ты не был, как только не исходил её. Был и листом, подобным этому жёлтому, который ты зажал сейчас и теребишь мокрыми зябнущими пальцами, был и деревом с огромным шероховатым стволом и корявыми ветками, на которых так удобно вить гнёзда птицам. Был и птицей, что могла, не касаясь земли, плавать над ней, гордо оглядывая огромные просторы, нехотя обводя их взглядом. Был и ужом, пластающимся по земле, был и собакой, вечно ждущей подачи от прохожих. Был и ослёнком, кочующим в жаркой пустыне с неумелой ослихой мамой. Был и камнем придорожным. А может и ангелом был, и полубогом. В средние какие-то там века слонялся в поисках птицы счастья, писал безумные стихи, а потом воплотился в первую красавицу в одном порочном городе. И дальше-дальше… И такая неизбывная печаль охватывает при мысли о бренности всего этого, что ты есть сейчас — со своим тёплым телом, близкими людьми, кровными узами, которые исходят от этого тела, обрастающего домами, вещами, машинами. А потом переводишь взгляд на небо темно-синего цвета, с голубой прогалинкой, и так тебя начинает туда тянуть, прямо на небо, прямо в тучу, сквозь неё и дальше. И стоишь ты здесь на родной и совершенно неприкрытой чёрной земле, такой уязвимый и маленький, одной частью здесь, а другой частью, взглядом, цепляешься за ту частичку райского света, которая и есть ты. Искорка от Бога, малюсенькая, тоньше острия иголки. И вот в такой момент ты видишь более правдиво, кто ты, и понимаешь, что путь твой уже предначертан. Вернуться домой — это всё, что ты можешь. Это всё, что ты должен.


С тех пор, когда я нахожусь в преддверие даже небольшого текста, я стараюсь вы`носить его первые слова. Они не должны быть банальными. Они и не бывают банальными, если искренне складываются. И записав их, я двигаю дальше тот образ, что возник. Образ возникает из объектов, на которые мы смотрим, среди которых находимся, о которых думаем. Лучше всего тренироваться на улице. Это всегда великолепно. Меня очень вдохновляют прогулки по одной и той же улице в разное время суток: если идти и всматриваться, можно заметить много всего. Можно думать о ерунде и пропустить все. А можно не думать ни о чем и заметить. Так поступают фотографы — просто видят то, что вне. Когда фотограф идет с камерой на улицу или снимает людей, событие, он концентрируется на картинке, отвлекаясь от обычных мыслей. А отвлекаясь, он включается в процесс неосознанной медитации, «ухватывает» жизнь. Я обожаю рассматривать снимки хороших фотографов и пытаюсь уловить то состояние, в котором находился человек, сделав снимок. И очень часто вижу предельный интерес к объекту и минимум интереса к себе. Фотограф отдает, он проявляет чуткость, он словно сливается с объектом съемки. Просто разглядывая снимки А. Картье-Брессона, А. Стиглица, А. Родченко, А. Ньюмана, можно научиться еще и эстетическому подходу к реальности, что собственно и есть искусство. Я — небольшой любитель фотографии, но знаю, что хорошая фотопрогулка может оживить заскучавшего, поднять настроение расстроенному. Просто одинокая прогулка — я и фотоаппарат. Это подчас эффективнее, чем сидение в позе лотоса и медитирование на статуэтку Будды. Важно поймать — настроение, кадр, интуитивное прозрение, ощутить свое слово и уцепиться за него.

Задание

1. Возьмите любой фотоаппарат или телефон с фотокамерой и отправляйтесь на прогулку. Сделайте кадры тех мест, к которым привыкли, найдите то новое, чего не замечали. Увидьте красоту в обыденном.

2. Вернувшись, разберите фотографии. Обработайте их, рассмотрите внимательно, уловите свое настроение. Сгруппируйте фотографии в небольшой фотоочерк, так, чтобы вы смогли показать это друзьям и близким.


3. Делайте так чаще. Разбирайте фотографии после поездок, обрабатывайте их, формируйте отдельные фото истории.
_______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________
_______________________________________________ _______________________________________________

Совет

Когда текст громоздится в вас, записывайте его. Бывает, что их несколько. Нужно успеть записать. Они уходят так, что не заметишь. Записывайте ключевые слова и первые фразы. Один в блокнот в телефоне, второй — в начатый уже файл в компьютере. Бывает и третий. Тот скорее в тетрадь с утренними страницами. Не упускайте тексты. Стерегите их. Каждый может стать базовым в разных сферах вашей жизни: в работе, в литературе и даже в личной жизни. Особенно внимательны будьте к тем героям, которые живут в вас и просятся наружу. Они ревностны к вашим жизненным действиям и к вашему писательству. Поэтому если вовремя не запишете что-то о них, не затеете рассказ или повесть, они сами начнут менять вашу реальность. Станут жить вместо вас. И даже не спросят, чтобы вы их впустили. Лучше управляйте своей реальностью сами: всех героев в текст, себя — в свою жизнь, насыщенную и кипучую.

Медитация-рецепт.
Пасха

Все-таки испекла куличи и очень порадовалась. Светло под эту Пасху. И путь Христа очень светлый. Кажется, пекла куличи сама единственный раз по строго записанному от Наташи Самсоновой рецепту. Помню, было здорово! Сейчас пеку немного по-другому.

Взяла 500 г. муки, 500 мл. кефира, 180 г. сливочного масла, 200 г. сахара, 1,5 ч. ложки соды, 150 г. изюма, цедру с одного лимона, пакетик ванильного сахара.

Для глазури: 150 г. сахарной пудры, 4—5 ст. ложек лимонного сока, 3 ст. ложки сливочного масла.

Для начала промыла изюм, просушила, обсыпала мукой. Также заранее приготовила формочки, смазала их маслом, обсыпала немного мукой бока. Просеиваю муку, чтобы тесто получилось нежное.

Пасха — замечательное время для того, чтобы пересмотреть свои отношения с миром и людьми, подумать о том, насколько ты добр и терпелив, насколько смиренен, и смиренен ли вообще. Насколько умеешь прощать, можешь ли вообще это делать.

После того, как просеяла муку, натерла цедру одного лимона на мелкой терке. Затем соединила в отдельной посуде кефир с содой. Параллельно растопила масло, добавила к нему сахар и цедру. Туда же можно добавить немного куркумы и ванильный сахар.

Затем соединила все это с кефиром и содой, размешала. С этой смесью соединила муку, вымешала тесто, добавила в него изюм. Тесто получилось не слишком жидкое.

Выложила тесто в подготовленные заранее формы, залила его в объеме примерно половины формы, так как тесто должно подняться. Поставила в духовку примерно на 35 минут при 180 градусах. Мои куличи немного не поднялись почему-то, но получились очень вкусными, скорее похожими на кексы. Пока они остывали, я приготовила глазурь: 4 ч. ложки лимонного сока, 4 ст. ложки сливочного масла растопленного, 150 г. сахарной пудры. Глазурь сначала кажется жидкой, но затем загустевает. В этот момент ею и нужно обмазать куличики. Я посыпала все еще размолотыми грецкими орехами, просто других украшений не оказалось. Утром, похристосовавшись со мной, мама сказала: «Христос Воскрес. Все-таки мы же православные», а потом добавила: «Мы — православные кришнаиты». Я не стала спорить.

Глава 5.
Знать, что ты можешь все,
что угодно

Стокгольм стал городом, в котором я впервые четко поняла, что есть реинкарнация. От поездки к поездке этот город становился все более ясным и родным для меня. В свои двадцать я не осталась там, хотя теоретически могла бы. Это была бы совсем другая жизнь. Я могла все, что угодно, в тот момент. Борюсь с этим ощущением — «я могла все, что угодно». Это одно из сказочных ощущений. Тогда, в свои двадцать, я этого не понимала. Зато сегодня проснулась утром с этим чувством: «Я могу все, что угодно, сейчас». Это чувство очень важно для творчества. Им нельзя пренебрегать, если оно проклюнулось, стоит хватать его и пользоваться — нагло и бескомпромиссно. Как раз в бескомпромиссности дело. Если бы тогда, в мои двадцать, кто-то дал мне эту мысль: «Ты можешь все, что угодно, сейчас» и поработал бы с этим хорошенько — поубеждал, пообъяснял, стал бы моим личным психологом, моя жизнь вошла бы в другое русло. Мне нужно было так немного для этого тогда — всего лишь поверить в то, что «ты можешь все, что угодно, сейчас».

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 360
печатная A5
от 429