электронная
200
печатная A5
418
12+
В каждом живёт автор

Бесплатный фрагмент - В каждом живёт автор

Инклюзивная литературная студия

Объем:
162 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4498-8130-4
электронная
от 200
печатная A5
от 418

Введение

В отличие от изданных ранее книг «Литературная студия: открытие возможностей», где о занятиях с особыми детьми говорилось совсем немного, и «В каждом светит лучик. Занятия словесным творчеством с особыми детьми и не только с ними», эта книга содержит много новых подходов и приёмов.

За прошедшие годы мой опыт в этой области существенно расширился. Вместе с тем расширилось и моё представление об инклюзивном обучении сочинительству. Сейчас я уверен, что существует множество путей пробуждения способностей, которые применимы достаточно универсальным образом. Это позволяет говорить об инклюзивной литературной студии в самом обобщённом смысле: кто бы ни входил в число её участников. Ведь у каждого из нас свои особенности развития.

Более того, совместные занятия взрослых, подростков и детей, в том числе с особенностями умственного и психического развития, могут стать особенно многогранными и плодотворными. Происходит взаимодействие всех участников студии друг с другом, а в результате возникает удивительная общая атмосфера решения каждым своих индивидуальных задач.

Этим интересным открытиям и посвящена книга. Я глубоко благодарен всем участникам летних студий в селе Давыдово Ярославской области и в реабилитационном центре «Наш Солнечный Мир», без которых не было бы этих открытий!

Автор

О письменной речи

Сохраняемая речь

Письменная речь — это уникальная особенность человека, ещё не до конца оценённая. Прежде всего, это речь сохраняемая. Но в отличие от аудиозаписей и видео, которые тоже позволяют нам сохранять произносимую речь во времени, с тем, что написано, можно работать: улучшать, изменяя.

Это способ взаимодействия с могучей и удивительной стихией языка. Она бросает нам вызов, когда мы ищем слова, нужные для выражения мыслей и переживаний. Она приходит нам на помощь, поскольку мы обращаемся к энергии, накопленной в языке теми, кто пользовался ими до нас.

Письменная речь — это вход из внешнего мира во внутренний, благодаря чему каждый воспринимает смысл сказанного другими, но воспринимает его по-своему, соединяя его с собственным опытом и устроением личности.

Вместе с тем это и выход из внутреннего мира во внешний. Ведь человек, вкладывая свой смысл в написанное, обращается к тем разным людям, которые могут встретиться с его самовыражением, которое всегда индивидуально до неповторимости.

Творческая возможность для всех

Письменное творчество отличается от всех других видов творчества своей максимальной доступностью для любого, кто овладел письменной речью. Для такого творчества не нужны кисти и краски, музыкальные инструменты, глина и камень. Даже без записывания некоторое время можно обойтись, складывая и запоминая слова в уме.

Письменное творчество — это блаженно-мучительная свобода высказать себя в слове. Это волны попыток сформулировать важное для себя, и эти волны порою выносят из глубин души удивительные дары. Это то, что творит тебя, если относишься к сказанному всерьёз.

В то же время письменное творчество может оказаться самой замечательной игрой на свете, если обостряешь своё внимание к языку, если узнаёшь его игровые возможности, если встречаешься с теми, кто готов разделить с тобой радость неожиданных открытий, сделанных с помощью знакомых или постепенно узнаваемых слов.

Записывание, сочинительство, писательство

Записывание — самый естественный и простой способ использования письменной речи, если это служит не деловым целям, а внутренним потребностям личности (или формированию таких потребностей). Примерами записывания можно считать различные формы дневников, в том числе впечатлений от увиденного или прочитанного.

Это своего рода копилка для текущих событий и переживаний. В такой копилке собирается бесценный материал для будущего осмысления и творческого использования. Можно сказать, что это разговор с собой-будущим, обращение одного возраста к другому.

Сочинительство — это своеобразный гибрид игры и дела, осмысление мира через сюжеты и персонажей. Это придумывание словесной реальности, живо перекликающейся с реальностью окружающей. Это способность воплощать свой опыт, понимание жизни, воображение и фантазию в словесные формы.

Писательство — это разговор с самим собой, который может быть интересен другому. Словесная переработка содержимого души для читательского восприятия. То есть транспорт от своего сознания к сознанию других людей.

Писательство — это добровольная и достаточно профессииональная работа по самовыражению, плодами которой пользуются читающие люди..

Все эти виды использования письменной речи являются особой разновидностью разговорчивости. Разновидностью, исключительно важной, кстати, для того, у кого имеются проблемы с устной разговорчивостью или даже с самой способностью говорить.

Что такое
литературная студия

Не кружок, не лито и не школа

Слово «студия» происходит от латинского «учиться». Это не «кружок», собирающийся вокруг какого-то общего интереса, потому что каждый приходит сюда со своими интересами и особенностями. Это не «лито» (литературное объединение), где все слушают друг друга, кто бы что ни сочинил. Однако это и не школа, с её дисциплиной и обязательной программой — одной для всех.

Литературная студия — это место творческого обучения своим собственным возможностям. Ведущий студию не является учителем в обычном смысле этого слова. Он, скорее, помощник для каждого в обнаружении этих самых собственных возможностей. Да, он предлагает тему и структуру занятия, показывает тот или иной литературный инструментарий, рассказывает о том, как им пользоваться, но всё это техническая поддержка, а не само обучение, которое остаётся делом каждого участника студии.

Можно попробовать уговорить кого-то заниматься на студии, если видишь, что это ему будет интересно и пойдёт на пользу. Но нет никакого смысла принуждать к этому в дисциплинарном порядке. Так можно загасить даже те внутренние импульсы, которые со временем могли бы окрепнуть.

Литературная студия — это место творческого обучения своим собственным возможностям.

Инклюзивная — это общая

Когда мы говорим об инклюзивном обучении как о включении «особых детей» в обычное окружение, хорошо бы вспоминать о том, что обычных детей вообще не бывает. Каждый ребёнок — особенный. Если мы пользуемся выражением «особый ребёнок», заменяя им обидное слово «инвалид», то необходимо видеть обе стороны этой особости. Это не только трудности в осуществлении нарушенных общечеловеческих возможностей, но и особые качества, выработанные постоянными усилиями по преодолению таких трудностей.

Тем более не существует обычных взрослых — во всяком случае, с точки зрения участия в литературной студии. Если под обычным человеком понимать заурядного, то на литературную студию заурядный человек просто не пойдёт. Не поймёт, зачем ему это нужно.

Итак, не будем забывать, что важны особенности каждого участника, независимо от наличия у него диагноза. Единственным условием его участия в студии всегда остаётся: не мешать заниматься другим участником. Разумеется, во многом это зависит от ведущего студии.

Вообще говоря, здесь каждый решает свои задачи. Но то, что решение этих задач происходит в обстановке общего занятия, является очень важным фактором и нередко помогает делать то, что вне занятия было бы неосуществимо.

Литературная студия вполне может называться инклюзивной в самом широком смысле слова: здесь пишут и сочиняют ВСЕ. И все взаимодействуют друг с другом, повышая тем самым эффективность общего занятия, благодаря самым разным ситуациям — и методически организованным, и возникающим стихийно.

Ровную, однородную студию легче вести. Её можно сделать более эффективной в целом. Но лучше ли это для каждого отдельного студийца? Может быть, полезнее неровности и неоднородности…

Если термин «инклюзивная» понимать строгом смысле — как «включающая в свой состав особых детей и взрослых, с медицинским диагнозом» — и если на какой-то период таких людей в студии нет, стоит всё-таки считать её потенциально инклюзивной. То есть готовой в любой момент принять их в свой круг. Это означает, что студийцы в любом случае должны знать о проблематике людей преодоления и радоваться их приходу, поскольку он обогащает их общую работу. И ведущий должен заранее о таком настрое позаботиться.

Кто кому помогает

Непросто даже ответить на вопрос, кто тут кому помогает.

Да, волонтёр помогает ребёнку, которого опекает. Но ведь и его подопечный помогает ему быть волонтёром: искать и находить способы поддержки, соединять опеку с самостоятельным участием в занятии (это важное условие: участником студийной работы становится каждый из присутствующих — если, конечно, он согласен на это).

Ребёнок постарше может помочь с записыванием ребёнку помладше, которому легче сочинять, чем это записывать. В то же время это помогает тому, кто берётся помогать (иногда самоотверженно, с ущербом для своего сочинительства, а иногда ловко совмещая эти два дела) развивать свою ответственность за другого, укреплять готовность быть полезным младшему, ещё не вполне овладевшему своими техническими возможностями.

Взрослый может в чём-то помочь ребёнку — за счёт того, что он взрослый. Но и детское восприятие играет большую роль для взрослого, соскребая с него чрезмерную взрослость.

Поскольку много лет я брал на себя роль ведущего студии, могу уверенно сказать, что изложенное в это книге обязано своим формированием её участникам. Многие вещи невозможно было бы придумать чисто теоретически, без живого взаимодействия с моими замечательными и разнообразными соучастниками.

А что дальше?

Инклюзивная литературная студия должна помочь каждому из её участников попробовать письменную речь на вкус, почувствовать её возможности для себя лично. Должна возбудить интерес к языку, на котором мы пишем, к тем жанрам, которые позволяют нам раскрывать свой внутренний мир, выражать свои мысли и переживания. Должна дать каждому почувствовать себя пишущим человеком.

Здесь не ставится задача дать кому-то путёвку в большую литературу. Куда важнее здесь — внутреннее развитие каждого студийца с помощью письменной речи.

Стоит понимать, что для многих особых участников студии комфортнее всего было бы циклическое повторение определённого круг тем. Но даже при повторении тем и осваивамемых жанров возможно поддерживать разнообразие занятий, а не пускать их по одной и той же наезженной колее.

Что же касается наиболее продвинутых студийцев, их надо постоянно приучать к авторской самостоятельности. К тому, что со временем переходишь к самостоятельному литературному развитию, которое разворачивается, прежде всего, во внутреннем мире автора.

Принципы студии

Участники или авторы

Полезно почаще называть всех скорее авторами, чем участниками. Подчёркивать, что все мы на студии — колеги.

Слово «участник» больше применимо к коллективным сторонам работы студии: к правилам поведения на занятии, к взаимоотношениям в рамках студии, к общим вопросам её работы.

Когда речь идёт о тексте, о работе над ним, о возможностях его улучшения, лучше использовать слово «автор», напоминающее о персональной работе с письменным словом.

Авторское саморазнообразие

Каждого из авторов, особенно тех, кому сочинительство и письменная речь даются легко, стоит постоянно приучать к преодолению собственных шаблонов. Если уже писал так, пробуй написать по-другому.

Это важно и для зрелого автора, и для начинающего студийца. Потому что на разнообразии подходов учишься понимать свои возможности и свои способности, улучшать свою письменную речь.

Об этом принципе можно и нужно говорить применительно ко всем. Однако он менее актуален для начинающих и для тех, кому затруднителен сам процесс сочинительства. Вместе с тем им стоит напоминать об этом принципе, чтобы тонизировать их поисковую активность.

Коллективный поиск
индивидуального самовыражения

Один из главных принципов, на которых основана работа студии, можно сформулировать немного парадоксально. Все занятия студии направлены на коллективный поиск индивидуального самовыражения. Впрочем, сочетание этих двух начал звучит вполне естественно, если помнить об инклюзивном характере студии.

Практически это означает, что совместные занятия не должны вести к стандартизации средств самовыражения в сочинительстве. Самобытный подход приветствуется, попытки подражания мягко амортизируются.

На занятиях студии следует всячески подчёркивать, что каждый участник студии обладает своими особенностями и своим личным опытом, что позволяет ему быть неповторимым автором. Это означает также индивидуальный подход к каждому участнику со стороны ведущего. За время занятия ведущий должен стараться вступать в контакт с каждым автором, чтобы тот чувствовал, что занятие ориентировано и на него персонально.

Уважительное равноправие

Подразумевается, что все авторы на студии равноправны (включая ведущего) и заслуживают полного уважения. Открыта возможность самовыражения для каждого, ограниченная лишь тем, чтобы не причинять помех и отрицательных переживаний другим участникам. У ведущего есть дополнительное право обеспечивать нормальный ход занятия и противодействовать такому поведению, которое этому заметно мешает.

За каждым автором признаётся его решающее слово при выборе окончательного варианта текста, который он сочинил. Собственное творчество участника имеет преимущество перед любыми методиками и заданиями, то есть не обязано им соответствовать.

Не мешать другим

Это единственное строгое условие студии: не мешать другим!

Соблюдение этого условия требует от ведущего сочетания мягкости напоминания об этом правиле и строгой решимости после всё более настойчивых призывов добиться его осуществления.

Крайней мерой, используемой ведущим, если ситуация зашла в тупик, может стать отказ продолжать занятие, пока участник, «закусивший удила», его не покинет. Это вполне может сочетаться с миролюбивым напоминанием, что на следующее занятие конфликтный участник вполне может прийти и заниматься, как обычно. А вне занятий может сам продолжить то, что было начато сегодня.

Побуждение, но не принуждение

На студии возможны разные виды побуждения к творчеству, но исключено какое-либо принуждение к нему. И само участие в работе студии, и степень активности участников занятия зависят лишь от свободного желания участвовать и заниматься. Даже те задания, которые предлагается выполнить к следующему занятию, называются незаданиями, то есть их всегда можно и не выполнять.

Побуждение к творчеству со стороны ведущего может принимать те или иные формы, но должно оставаться именно побуждением, то есть пробуждением тех возможностей, которые не всегда известны ни самому автору, ни ведущему. Вся работа ведущего с участниками студии основана на уверенности в существовании таких возможностей.

Добровольным должно быть само посещение студии. Нет смысла и принуждать к каком-либо определённому поведению во время занятия (при соблюдении условия не мешать другим). Ведь мы не знаем досконально, что, как и когда срабатывает в человеческой душе. Даже если кто-то присутствует на студии, но ничего не пишет или не участвует в предложенной игре, занятие оказывает на него своё воздействие, замечаем мы это или нет.

Игровая увлечённость

Существенным для студии подходом служит принцип игровой заинтересованности участия в происходящем для каждого, кто присутствует на занятии.

Игровые подходы начинаются с самого уподобления жанров — играм, тем более что «жанры» и «игры» очень созвучные слова. Предлагается считать, что жанр — это литературная игра по определённым правилам.

Игры на студии — не развлечение, не отвлечение для отдыха, а разновидность тормошения, причём весьма энергичного. Иногда именно в игре возможно освоение нового жанра. Нередко в игре человек обнаруживает такие способности, о которых сам не подозревал. И в любом случае словесные и другие студийные игры должны возбуждать интерес к словам, к их взаимодействию, к способам самовыражения

В идеале, может быть, всё занятие литературной студии должно быть своего рода игрой. Но это не так-то просто устроить. Поэтому будем радоваться, что хотя бы во время игры занятие идёт так, как надо: увлекательно и весело.

Терпимость к ошибкам

На студии практикуется полная терпимость к ошибкам, грамматическим и синтаксическим. Это не мешает при случае подсказать правильное написание. Но всячески подчёркивается, что ведущий ошибок не боится и при вводе в компьютер они будут исправлены.

Ошибки не считаются фактором, ухудшающим качество текста. Помогая порою от них избавляться, ведущий не акцентирует на этом внимание остальных.

Это позволяет сосредоточиться именно на креативной стороне сочинительства, а не на формально-грамматических знаниях правописания.

Вовлечение родителей

Ещё один принцип работы студии правильнее считать желательным, чем полноценно применимым, поскольку тут всё больше зависит не от организации студии, а от поведения родителей тех детей и подростков, которые участвуют в занятиях. Это принцип родительской вовлечённости, усиливающей эффективность детского и подросткового творчества.

Имеется в виду отношение родителей к самому участию ребёнка в литературной студии (обычного ребёнка или, тем более, особого, младше он или старше):

— их внимание к результатам сочинительского творчества студийца,

— внимание к чистовым распечаткам произведений,

— отношение к публикациям в газете

— готовность подбодрить ребёнка, порадоваться всякой удачной находке,

— уважительное восприятие его как пишущего человека, способного выразить свои переживания и свою фантазию в слове.

Всё это — это существенная питательная среда для ребёнка. И ведуший должен постараться объяснить это родителям, вовлечь их в соучастие.

Элементы занятия

Что касается организационной стороны занятий, большое значение имеет принцип чередования различных элементов занятия. К выполнению конкретных заданий по сочинению текста должны подводить рассказы ведущего, диалоги, возникающие из вопросов-ответов, разминочные темы и пр. Беседы со студийцами о свойствах языка, о жанрах, о подходах к сочинительству, о связанных с этим случаях из жизни — всё это может располагать к основной теме занятия, а потом сосредотачивать на нужных его ракурсах.

Даже те регулярные элементы занятия, которые могут показаться формальными, должны быть насыщены живым взаимодействием ведущего со студийцами. Например, перекличка (отмечание присутствующих) даёт возможность с самого начала вступить в индивидуальный контакт, пусть мимолётный, с каждым участником. Для новых участников — это возможность на равных войти в круг студийцев.

Ведение списка студийцев

В том или ином виде список студийцев нужно вести обязательно. Полезно в нём отмечать, кроме имени и фамидии, отчество (даже для младших: «вот станешь уважаемым писателем, как же я к тебе без отчества обращаться буду?»), день рождения (не только год, чтобы поздравить, если надо), занятия, на которых он присутствовал, и что-то дополнительно, по своему усмотрению.

Раздача бумаги и ручек

Надо приучать студийцев приходить на студию с тетрадкой и ручкой — как свидетельством того, что они по-писаельски относятся к заятию. Вместе с тем всегда наготове нужно иметь достаточное количество ручек и бумаги для раздачи тем, кто пришёл без всего. тем более, что бумага нужна для того, чтобы написанное в конце занятия было сдано на листочках ведущему для просмотра и ввода в компьютер. Тетради же нужны студийцам для записи того, что они услышали на занятии полезного для запоминания.

К раздаче бумаги и ручек полезно привлекать тех студийцев, для кого это будет особенно полезно.

В конце занятия нужно собрать и розданные ручки (для раздачи на следующих занятиях).

Выдача распечаток

В главках о поддерживающем редактировании и поддерживающей публикации говорится о необходимости вводить сочинения авторов студии в компьютер и распечатывать их для возможности дать всем написавшим перечитать, что у них получилось, и сделать, если захочется, самостоятельные исправления.

Выдача таких распечаток в начале занятия даёт ведущему возможность сказать каждому автору что-то ободряющее, уточнить подробности текста и подчеркнуть удачные стороны написанного во всеуслышание.

Некоторые работы ведущий может прочитать вслух, привлекая внимание к удачным местам и не упуская возможности похвалить автора, чтобы укрепить его в осознании собственных возможностей.

Разминка

В зависимости от времени на перекличку и раздачу распечаток можно провести небольшую разминку (или не проводить её). Возможны разминки, например, такого рода:

— Короткая игра, вроде цепочки слов (когда каждый придумывает слово, начинающееся на букву, которой закончилось слово предыдущего участника).

— Вопросы на сообразительность викторинного типа (вроде того, сколько яиц можно съесть натощак).

— Кто первый вспомнит вторую часть пословицы по первой её части.

— Назвать кого-нибудь из известных поэтов (или прозаиков, или драматургов: русских или зарубежных).

Материалы такого рода можно найти в книге «Литературная студия: открытие возможностей» (см. главу «Библиография и ссылки»).

Упоминания о книгах
и их авторах

С помощью попутных упоминаний книг и авторов можно понемногу возбуждать интерес и аппетит к чтению. Разумеется, могут быть специальные занятия — читательские, а не писательские (например, разговор о любимых книгах с предоставлением слова каждому из присутствующих), но упоминания отдельных книг или эпизодов из жизни авторов могут присутствовать на каждом занятии в виде коротких отступлений. Хорошо, когда у кого-то из студийцев возникает желание сказать что-то из своего читательского опыта.

Такое косвенное подкрепление роли чтения для пишущего человека в наше время, когда культура чтения пошатнулась под воздействием интернета, крайне важно.

Рассказ о жанре

Предварительное описание конкретного жанра необходимо при первом знакомстве с ним на студии. Важно сделать его не формальным, возбуждающим интерес к жанру и аппетит к тому, чтобы его опробовать. Надо также показать его доступность. Если дальше будет использован метод поддерживающих вопросов (см. ниже), нужно внушить уверенность в том, что этот способ неизбежно поможет каждому написать свой текст в этом жанре.

Если жанр используется повторно, нужно напомнить о его особенностях и сказать о том, как участникам студии удалось проявить себя в нём.

Обязательно надо учесть возможно присутствие на занятии тех, кто не слышал о данном жанре раньше. Это для всех будет уместным предисловием к практическому применению жанра на теперешнем занятии.

Сочинение небольших произведений

Как правило, сочинение проводится с использованием того или иного из полезных жанров (см. о них ниже). Однако подходы к одному и тому же из жанров могут быть различными.

Для некоторых жанров (общий монорим, общая сказка) сочинение может быть коллективным. Хотя это сочинительство не является авторским, личностным, оно имеет заметное обучающее значение. Причём даже не слишком активный студиец может оказаться вовлечённым (не без усилий ведущего) в эту творческую игру. Это позволяет просто почувствовать энергетику сочинительства и его особенности, приоткрываемые в данном жанре.

Для сочинения почти в любом из полезных жанров может быть использован метод поддерживающих вопросов (подробнее о нём см. ниже).

Что касается аппетита, который может разгореться у кого-то из продвинутых участников к тому, чтобы попробовать написать нечто такое же самому, в индивидуальном порядке, да и не обязательно такое уж маленькое, — такое можно только приветствовать. Напомним, что можно что-то написать и вне студии, а потом принести написанное в качестве урожая.

Малые игры и большая игра

Время от времени центральным элементом занятия, его темой, можно сделать одну из больших игр (в отличие от малых, разминочных).

Игрой можно объявить также сочинительство в каком-либо жанре, особенно когда в создании общего произведения участвуют все участники занятия (два примера приведены в предыдущем пункте).

Могут это быть и просто самостоятельные игры с условно-соревновательным характером: скажем, «Шпионская игра» (запоминание выложенных предметов) или «Нет предмета без сюжета» (сочинение, сюжет которого задаёт случайно вытащенный предмет). Список конкретных игр можно найти в упомянутой книге «Литературная студия».

Во время игровых занятий особое внимание ведущего должно быть сосредоточено на посильном включении в игру тех, кому труднее в ней участвовать. К этому же стоит приучать взрослых участников и волонтёров.

Фотографирование

Не стоит забывать о внимании тому, чтобы работа студии нашла бы отражение в фотографиях или даже в видео. Фотографии пригодятся и при оформлении газеты студии (о ней пойдёт речь в теме «Поддерживающая публикация»), и как память о работе студии для её участников, и для общего освещения студийной жизни.

Ведущий может фотографировать сам, выбирая паузы, когда студийцы заняты сочинением произведений.

Можно приглашать кого-то со стороны для фотографирования процесса занятия.

Можно подключать кого-то из готовых к этому участников студии (при этом надо избегать лишнего ажиотажа, связанного с фотографированием).

Важно учитывать, кто из студийцев любит, когда его фотографирует, а кто избегает попадать в кадр.

Сбор урожая

Урожаем студии естественно называть написанные её участниками произведения. При перекличке нужно спросить, кто сделал незадание, чтобы не забыть его сдать.

При раздаче листочков бумаги нужно не только предупредить, что их с написанным текстом нужно сдать ведущему, но и попросить сразу написать свои имя и фамилию, потому что после творческой работы про это часто забывается, а различать написанное по почерку удаётся не всегда.

При сборе листков стоит особенно следить за тем, чтобы они были подписаны.

Нужно приучить всех, что ведущий не будет читать сданные ему тексты, пока они не будут введены в компьютер. Тогда уже можно будет обсудить необходимые исправления.

Незадания

Так на наших студиях было принято называть предложенные темы для сочинительства вне студии. Это подчёркивает необязательность, добровольность внестудийной работы. Приветствуется и замена любой темы — собственной. Не предъявляется никаких серьёзных упрёков за невыполнение незадания.

Незадание сочетает уважение к свободе автора с подталкиванием его к словесной работе в том или ином направлении. Подчёркивая необязательность незаданий, имеет смысл одновременно напоминать про необходимость писательской работы вообще. Для того, кто пишет что-то сам, вполне естественно предпочитать своё творчество незаданиям. Для того, кто не пишет своего, естественнее пользоваться ими, чтобы развивать сочинительские навыки.

Тормошить автора с помощью незаданий, избегая их превращения в обязательный элемент работы, — вот что означает такой подход. Побуждать, но при этом признавать возможность и самостоятельной работы, и неработы.

Тормошение жанрами

Тормошение: противодействие силе инерции

Тормошение, пробуждение энергии в человеке, побуждение его к творческой активности — это главная сила, противостоящая силе инерции в нём, силе торможения.

Тормошение жанрами, или ТЖ-методика, — это побуждение к литературному творчеству, к поискам собственной манеры письменной речи. Основой для опробования различных приёмов и особенностей письменной речи служат полезные жанры (о которых речь пойдёт ниже) — наиболее благоприятные для начального творчества. Это позволяет каждому, в меру желания и возможностей, постепенно сформировать свои навыки работы со словом.

Освоение небольших жанров, мягко, а нередко и в игровой форме, вводящих автора в пространство литературного творчества, позволяет человеку пробовать разные пути самовыражения с помощью письменной речи, и выбирать наиболее интересные для себя.

Душевный и духовный мир автора являются главной опорой ТЖ-методики. Поэтому тормошение жанрами не ограничено чисто литературными рамками, техникой работы с текстом. Задача в том, чтобы способствовать душевному развитию человека, его самосознанию, постижению окружающего мира и пониманию других людей.

Тормошение жанрами подразумевает творческий подход к самой своей жизни. Для кого-то — это лишь самые азы такого подхода, для кого-то — активное его освоение.

Методика тормошения жанрами применима для занятий с авторами любого возраста и разного уровня развития. Но это не значит, что её можно использовать совершенно одинаково, безо всякой адаптации. Если мы имеем дело с разнородной группой, особенно с инклюзивной, необходимо усиление индивидуального внимания к участникам. Однако в итоге одновременная работа с теми, кто различается по возрасту или по уровню развития, оказывается даже интереснее и плодотворнее, чем в однородной группе.

Тормошение жанрами — наиболее естественный путь пробуждения вкуса к письменному творчеству. Чем же и тормошить автора, как не самими литературными возможностями!

Ниже остановим внимание на некоторых подходах, входящих в ТЖ-методику, с ориентацией на инклюзивную студию.

Совместное творчество

Коллективное сочинение общего текста в процессе игры или решения общей творческой задачи, полезно двумя основными свойствами.

Во-первых, участники подзаводят друг друга. Общая энергетика коллективного сочинительства растормаживает закомплексованных и помогает каждому азартно искать возможность сказать своё слово, не думая о том, что получится в целом. Таким образом, снимается зажим, связанный с боязнью неудачи или критикой результата твоей индивидуальной работы.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 200
печатная A5
от 418