электронная
90
печатная A5
422
16+
В её руках небо

Бесплатный фрагмент - В её руках небо


5
Объем:
264 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0050-7905-3
электронная
от 90
печатная A5
от 422

Предисловие

Спасибо тем, кто послужил вдохновением для создания этой книги. Благодарю три К в моей жизни: посвящается Ариэлю, Носопырке и Золотцу.

Всегда в сердце и с любовью.

Глава 1. Известие

На столе перед Алекс лежал рисунок ангела, отчего-то казавшийся ей смутно знакомым, но… времени думать над этим совсем не было. Прозвенел звонок, и ученики наперегонки ринулись из класса. Девушка не глядя закинула вещи в рюкзак, и, поправляя в спешке лезущую в глаза длинную чёлку, направилась к выходу.

— Александра, — остановила её учительница у выхода, — можно тебя на минуточку?

Женщина отвела девушку в сторону. Алекс не могла припомнить, в чём она уже успела провиниться, но, судя по тому, как учительница нервно покусывала губы и заламывала кисти рук, дело было вовсе не в плохом поведении или прогулах. Девушка приподняла брови вверх в ожидании. Словно выигрывая время, учительница медленно стала складывать тетрадки с домашним заданием. Часы громко тикали за спиной. Закончив, женщина нагнулась и достала из-под стола объемистую коробку.

— Дорогая, я очень сожалею, — отводя глаза, она протянула её ученице. — Он, безусловно, был хорошим человеком, — раздавались будто в тумане последние слова женщины.

Тот, которого Алекс знала всю жизнь, исчез, будто его и не было. Странно думать, что все воспоминания, события, радужные моменты смогли уместиться в одной картонной коробке, которую девушка принесла в свою комнату и бережно поставила на тумбу. Алекс открыла её с робким почтением. Наверху — записная книжка деда, глубже — пара перьевых ручек, которыми он любил писать, сидя за столом. Может, последние записи в дневнике написаны именно ими?

Алекс представила, как заходит в комнату. В потёртом вельветовом кресле, смотря в окно, сидит и ждёт её с каникул дедушка. Услышав звук шагов, он оборачивается. Даже не пытаясь сдержать эмоций, девушка подбегает к нему и, обняв, чувствует запах трав, мяты и черного, густо посыпанного солью, хлеба.

Алекс провела рукой по жёлтым страницам дневника, взяла в руки медальон-часы и надела его на шею. Вязаный шарф, старая трубка, которую нужно набивать перед тем как закурить, и фото в рамке — все эти вещи пропахли махоркой, тем самым мятным чаем и густым солоноватым запахом дома. Закрыв глаза, девушка легла на кровать и прижала фото к груди.

****

— Я сожалею, — опустилась на траву рядом с Алекс круглолицая кудрявая девушка. Кто-кто, а закадычная подруга не могла оставить её в беде. Вырвав травинку и покусывая стебелёк, она присоединилась к молчанию. Только ветер шумел в листьях старого дуба на поляне позади школьного стадиона, где они сидели.

— Как думаешь, Лиззи, — прервала тишину Алекс, прикусывая губу, — я смогу здесь остаться? — она подняла глаза на подругу.

— В прошлом году тебе немного не хватило до стипендии, — положив руку на плечо девушки, произнесла Лиз. — Я не вижу смысла не дать её тебе… сейчас, — осторожно закончила она.

Посмотрев вдаль, Алекс вздохнула:

— Надеюсь, ты права.

Дедушка заботился о ней все эти годы обучения в интернате и вот, когда ей осталось всего пара лет до окончания… Слёзы выступили у неё на глазах. Теперь она одна, и учёба тоже потеряла смысл. Но возвращаться некуда. Родителей Алекс не знала. Они умерли, когда она была ещё совсем маленькой. Дедушка заменил ей всех и всё. Но теперь не стало и его.

***

Сидя в холодном помещении приёмной, девушка чувствовала, как этот холод заползает и внутрь. Укутавшись в свитер поплотнее, Алекс смотрела на ползающую по грязному оконному стеклу муху.

— Я пришёл за журналом, — глубокий бархатный голос заставил девушку поднять глаза. Молодой человек с мягкой каштановой чёлкой облокотился на стол их секретаря Евы. Полная изящества высокая фигура в чёрном костюме без единой пылинки. Стоило ему улыбнуться, как Ева сразу засуетилась, начав рыскать по полкам.

— Вот, держите, — протянула женщина журнал и кокетливо поправила высокий начёс. -Подождите в приёмной.

Алекс показалось, что на всегда надменном лице этой обрюзгшей тётки даже промелькнула улыбка, когда она передавала этому молодому человеку журнал. Впрочем, лицо секретаря вновь приняло обычное брезгливое выражение, стоило ей повернуться к ученице:

— Можешь войти, — сказала она, пропуская Алекс внутрь.

Девушке захотелось чихнуть от пыли, которая поднялась, едва ей стоило переступить порог. Несмотря на то, что окна были наглухо закрыты, а в кабинете, в отличие от приемной, стояла жара, человек в конце кабинета сидел, укутавшись в тёплый плед. Тонкая рука жестом пригласила ученицу присесть.

— Твой дед успел оплатить обучение на несколько месяцев вперёд, — ни слов сожаления, ни жалости, сразу к делу… — Думаю, ты знаешь, что те, кто не является стипендиатами, не имеют права находиться на территории интерната бесплатно.

Алекс провела носком обуви, выписывая вокруг себя полукруг.

— Впрочем, — пальцы скрестились в замок, и лицо с белесыми, как у рыбы, глазами выдвинулось из темноты, — лишь от тебя зависит, будешь ли ты получать стипендию в ближайшие несколько месяцев.

— Но, директор, вы же не можете вышвырнуть…

— Александра, я знаю твою ситуацию, — процедил тот. — Тяжело потерять родителей, а потом и опекуна…

«Он был не просто опекун, а ещё и мой дед!» — ногти впились в ладонь девушки.

— Но правила, — откинулся мужчина на спинку кожаного стула с лёгкой улыбкой, — есть правила.

В дверь постучали.

— О, профессор Арин, заходите, мы как раз закончили, — встал он со стула. — Как вам наш интернат?

Знакомый молодой человек мельком пробежал глазами по Алекс, проходя мимо, и крепко пожал протянутую вялую руку директора.

— Прелестное место, — ответил профессор, переводя взгляд зелёных глаз на девушку.

— Один из лучших в округе, — самодовольно продолжил директор.

Не в силах слушать дальше, Алекс подхватила рюкзак с пола и, выходя из кабинета, громко хлопнула за собой дверью.

— Сволочь! — выругалась она.

— Хэй, Стаилз, чего лицо такое кислое, умер кто-то? — перегородил ей дорогу высокий длинноволосый парень.

— Отвали, — огрызнулась Алекс.

— Да ладно… — самоуверенно ухмыльнулся ученик, нависая над ней. — В конце недели нас ждёт вечер развлечений. Перестанешь хмуриться, — взял он девушку за подбородок и прижал к стене, — и, так уж и быть, я и тебя приглашу. Да, ребятки? — оглянулся обидчик на смеющихся подростков за своей спиной. — На моей вечеринке ведь не место хмурым лицам, верно? — кивнул им парень и повернул лицо к девушке, ещё сильнее сжав её подбородок. — Так что улыбнись, милая.

Ученица отрицательно помотала головой, несмотря на гиканье и улюлюканье парней.

— Давай-давай, — не отпускал он её, так что девушке всё же пришлось выдавить из себя хоть какую-то улыбку. — Вот так, — ухмыльнулся парень, — молодец, — ослабив хватку, он провёл пальцами по её щеке и отпустил.

Бросив напоследок полный презрения взгляд, Алекс быстрым шагом пошла по коридору.

— Запомни, на моей вечеринке нет места хмурым лицам! — прокричал он ей вслед.

В ответ Алекс показала фак за спиной.

— Паршивый-паршивый день! — в сердцах бросила она, открывая дверь в комнату. Пройдя внутрь, девушка со всей силы захлопнула оконные ставни, распугав голубей. Помёт опять пластом покрывал подоконник. Взяв тряпку, ученица принялась оттирать следы, которые никак не хотели поддаваться. Она стала тереть сильнее, но те камнем застыли на гладкой белой поверхности, образуя зелёные пятна. Со злостью отбросив тряпку, Алекс упала на кровать и зарыдала.

Глава 2. Сладкоголосый

В комнате послышались шаги, но Алекс было плевать кто это, она лишь сильнее натянула одеяло на голову. Шаги остановились возле её кровати и замерли в нерешительности. Если это Лиззи, то ей стоило бы выйти из комнаты и вернуться на уроки. От учителей отделаться сложнее, но девушка мертвой хваткой вцепилась в спасительное одеяло.

«Чьи-то шаги» опустились на кровать.

— Гхм… — нерешительно кашлянул неизвестный и заерзал на одеяле. Кто-то начал тормошить девушку за плечо, так что она сползла вниз.

— — Алекс, вставай, ты не можешь оставаться здесь вечно, — раздался голос лучшей подруги. — Александра Стаилз, ну же, поднимайся! Я так и знала, что ты проспишь оба урока. Не то чтобы Крот рассказывал что-то интересное, но парни на спор решили съесть на следующем уроке кольцевых червей, — затараторила Лиз, но одеяло так и не поднималось.

— Алекс, медо-овый торт, — сладко пропела она, так что её подруга тут же приподняла край одеяла. — А если ты поднимешься сейчас, то, может быть, ещё успеешь, — улыбнулась Лиз.

Подскочив, Алекс принялась одеваться под смех подруги. Если что-то и могло пробудить интерес девушки к жизни, так это сладкий кусок пирога, который здесь был редкостью.

Когда подруги вошли, в столовой уже было не продохнуть. Оставалось только надеяться на чудо, но оно, к сожалению, не произошло. На полке сиротливо лежали крошки. Алекс усиленно попыталась представить из них кусок пирога. Не получилось. Вздохнув, девушка взяла сырник. Чёрные глазки изюма сочувственно смотрели из выпечки. Ожидать, что этот день удастся, не приходилось.

— Представляешь, пока ты тут спала, — начала рассказывать Лиз, садясь на пластиковый стул, — к нам устроился новый учитель истории.

Алекс задумчиво жевала сырник, рассеянно слушая подругу.

— Он уже вёл в классе Хлои, — накручивая на палец светлую прядь, продолжила девушка. — Она, конечно, говорила, что он потрясный красавчик, но, когда я встретила его в коридоре, то обомлела. Это тебе не сморщенная брюква, как наша училка по химии… — Хотя, что я тебе рассказываю, у нас же прямо сейчас с ним урок. Уверена, тебе понравится.

Да уж, разочаровываться действительно не было смысла. Чистейшая утончённая красота, будто сошедшая с обложки журнала. Казалось, только тронешь, и с него начнёт сползать фотошоп. Стоило новому учителю войти в класс, как Алекс сразу узнала в нём красавчика из приёмной — профессора Арина. Но разве учителям разрешено быть настолько привлекательными, что уроки теряют весь свой первоначальный смысл? Все девчонки в классе разом притихли. Голос учителя, начиная с приветствия, действовал так обволакивающе, что хотелось слушать его бесконечно, погружаясь в него, как в сладкий сон.

Дав задание, профессор Арин начал делать пометки в журнале. Алекс задумчиво ставила галочки напротив ответов в школьной тетради, как вдруг этот взгляд… Казалось, что он смотрит на неё в упор. Девушка почувствовала, как капелька пота потекла у неё по спине, и прикусила губу. Это всего лишь учебный класс, чтобы бояться посмотреть. Усилием воли Алекс подняла глаза, чтобы встретится взглядом с одними из самых красивых зеленых глаз, которые ей приходилось когда-либо видеть. Но как только девушка это сделала, молодой человек продолжил задумчиво листать журнал.

Алекс передёрнула плечами. Что за паранойя? Новому учителю вовсе нет смысла наблюдать за ней. Девушка взялась за карандаш, когда опять почувствовала пристальный взгляд. Ученица вновь подняла глаза, но вновь застала профессора за разглядыванием страниц школьного журнала. Весь урок девушка не могла отделаться от мысли, что новый учитель наблюдает за ней, но зачем бы ему было это делать? Ведь стоило Алекс на него взглянуть, как он начинал заниматься своими делами и, казалось, вовсе не обращал на неё внимание.

Сидящая рядом Лиз хихикнула:

— Ты весь урок на него пялишься, скоро дыру выжжешь.

— Ничего не пялюсь, — отрезала Алекс. Даже если она и посмотрела на нового учителя пару раз, то на фоне по-настоящему пялящихся на него одноклассниц её взгляд совсем затерялся. Вот, например, Катерина, как открыла рот, так до сих пор и не может его закрыть.

Их начинающуюся перепалку прервал звонок на перерыв.

— Можете быть свободны, — произнес профессор Арин, убирая журнал. — На следующий урок жду пересказ главы и две страницы на эту же тему.

— А с виду он казался милашкой, — вздохнула Лиз, складывая учебники в рюкзак.

— Определённо, — поддакнула Алекс. Выходя вслед за подругой из класса, она почувствовала взгляд зелёных глаз, скользящих по её спине.

***

— Камаэль — хранитель небесных сфер, — Алекс провела пальцем по выцветшей странице. Витиеватые буквы аккуратно обрамляли рисунок ангела с множеством крыльев. Величественный взгляд его гордой фигуры, стоящей на скале, казалось, ощущался даже сквозь чернила. Ученица перевернула страницу дедушкиного дневника, читая: «И битва та была священной, но сгинувшей в веках. Погибли все, лишь те остались, кто не бросил свой путь, но, вновь его пройти решившись, ключ этот не забудь».

Алекс улыбнулась. Дедушка любил рассказывать ей сказки. Сказки про ангелов.

«- Знаешь, Алекс, этот мир совсем не такой, каким мы себе его представляем.

— А какой же, дедушка? — в голове девушки пронесся её, маленькой пятилетней девочки, голос.

— О, дорогая, он напоминает слоёный медовый пирог. Только если верх у него сладкий и вкусный, то низ подгорел. Там, где самый сладкий слой, высоко над облаками, наш мир населяют Ангелы. В середине, где слой потолще и пожёстче… — Алекс представила, как дедушка проводит руками, рассекая воздух пополам, — людьми. А внизу, у самой кромки, где всё почернело, населён демонами под властью Сата.

Долгое время демоны и ангелы жили в согласии. Демоны забирали к себе души людей, что жили плохой жизнью, а наверху, с ангелами, веселились в прекрасном саду души добрых людей.

Но, как и бывает в любой сказке, демоны были злы и завистливы. Им оказалось мало их мира. Мало было людей, что хотели к ним примкнуть. Они хотели жить подобно ангелам, править не только внизу, но и наверху. Довольствоваться и миром людей, чтобы те, слыша их голоса, совершали лишь плохие поступки.

Поэтому, под покровом ночи, Сат отправил армию демонов, чтобы захватить мир Ангелов. Те ничего не подозревали. Но и для людей приход демонов не остался незамеченным. Люди, через чей мир шли толпы чёрных теней, стали кричать так громко, что их голоса услышали жители небес. Развернулась битва. И длилась она не годами, а столетиями, пока пыль не достигла вершин облаков…»

Вздрогнув от раздавшегося треска, девушка очнулась от воспоминаний. Где-то вдали зазвучал гром. Ветер начал покачивать крону деревьев. Послышались голоса учеников, спешно уходящих со скамеек школьного стадиона. Капля воды упала на нос Алекс, заставив девушку поднять голову вверх. Сидя на ветке, хитрым глазом на неё смотрел пузатый голубь. Надув губы и кинув сердитый взгляд на пернатого, ученица смахнула упавший на дневник лист и поднялась с травы. Она не заметила, как листья на кустах зашевелились, стоило ей повернуться спиной и поспешить к зданию.

ГЛАВА 3. Вечеринка

Подготовка к вечеринке шла полным ходом. Может, её популярность была обусловлена тем, что всё происходило под строжайшим секретом. Или тем, что её проводил самый популярный парень в школе. Как бы то ни было, девушки уже обсуждали наряды, а парни — девушек и выпивку. Мероприятие по счастливому совпадению приходилось на момент отбытия директора по важным делам в Министерство. А это значит, что и воспитатели разбредутся по домам пораньше, стоит им убедиться, что ученики разошлись по комнатам. За сторожа волноваться не приходилось: он как всегда должен быть уснуть и проснуться не раньше, чем его разбудит метёлкой уборщица, пришедшая убрать классы перед началом утренних занятий.

Вечеринка была запланирована на стадионе за интернатом. Там были места для сиденья, а трава и кусты не мешали расставить ящики с едой и напитками. На переменах младшеклассники разносили обрывки листов с размашистой подписью, вырванные из ученических тетрадей. Получил такой — значит раздобыл автоматический проход на вечеринку.

Нужно ли говорить, что Лиз зорко высматривала всех посыльных? Её не покидала стойкая уверенность, что один из этих парней подойдёт именно к ней. Алекс на это не рассчитывала, да и, по правде сказать, и ждала-то не сильно. Сборище напыщенных подростков её мало привлекало. Вытянув ноги в проход в классе для занятий, она наблюдала, как одноклассники, раскинув тетради с домашним заданием на партах, устроившись, кто на крышке стола, кто на стульях, были заняты обсуждением. Девушка вернулась к алгебре, но, со скукой пролистав пару страниц, вытащила из сумки дедушкин дневник. Алгебра никуда не убежит.

«Узнаешь ангела в обличье человека по травяным глазам, гордому взгляду, тонким рукам с прожилками и коже, мерцающей, словно снег… Пожалуй, эти характеристики можно применить ко многим топ-моделям, — подумала ученица. — или к девчонкам, поддерживающим футбольную команду, — обернулась она на хихикающую стайку болельщиц у окна. — И голос его льётся, словно он не говорит, а поёт. Прям как на уроке истории с новым учителем, — продолжила чтение девушка. — Демонов же легко перепутать с ангелами, если бы не чувство, что рядом с ними твою голову будто начинают сжимать невидимые тиски. Обличье они могут принимать любое: от кошки, до…»

— Уроками балуемся, — прервала её чтение Лиз, водрузив на стол стопку журналов, — когда нужно решать более насущные проблемы. Например, что надеть на вечеринку, — открыла блондинка глянец.

Алекс закатила глаза. Перерыть весь шкаф, а потом клянчить одежду на вечеринку у старшеклассниц совсем не входило в её планы.

— И ещё… — добавила подруга, — ты же знаешь, сколько на меня взвалилось с подготовкой к этому важному… — Лиз подняла палец вверх, — ответственному и долгожданному мероприятию?

«Например, накрутить и без того кудрявые волосы?» — подумала Алекс. В этом вся её подруга, сейчас наверняка попросит о каком-нибудь одолжении.

— До часа Х остался всего один день, а мне ещё нужно написать два этих грёбаных листа по истории. Ты же поможешь? Правда-правда? — заглянула блондинка в глаза подруги, выпятив нижнюю губу и делая щенячьи глазки.

— Ну-у… — улыбнулась Алекс, — только если в обмен на алгебру, — девушка пододвинула учебник поближе к Лиз. Та попробовала запротестовать, но её прервал вошедший в класс долговязый парень с такими яркими рыжими волосами, что его голова напоминала начищенный медный котелок.

— Девчонки, привет! Кто тут из вас Александра? — он повернулся к Лиз.

Девушка всеми силами перевела пальцы в сторону подруги, отворачиваясь к окну. Если это волонтёры из «помой окна в субботу, так просил директор», то она предпочитала сразу же скрыться из поля видимости. Алекс переводить стрелки было не на кого, поэтому она вздохнула и вопросительно взглянула на паренька.

— Детка, — широко улыбнулся он, наклоняясь к её уху, — меня зовут Фрай, но ты можешь звать меня Удача. Ты вытянула счастливый билет.

Жестом фокусника он протянул ей лист с размашистой подписью. Лиз во всю вытаращилась на драгоценный кусочек бумаги, в то время как Алекс взяла обрывок в руки и начала его комкать под удивлённое выражение парня.

— Знаешь, можешь передать этому… — начала она, но блондинка спешно вырвала листок из рук подруги.

— Передай, что она просто обезумела от счастья! — затараторила девушка. — Просто обезумела! — Она начала толкать парня к выходу из класса для занятий. — Просто обезумела…

— Алекс, ты что, головой упала? — шикнула блондинка, возвращаясь обратно и благоговейно разглаживая листочек. Она подняла его над собой и проверила на свет, будто это была не бумажка, а купюра с водяными знаками. Алекс лишь громко вздохнула, вернувшись к дневнику.

— О, красотка, — счастливым голосом оповестила Лиз, — это наш пропуск в рай!

***

— И кто бы мог подумать, что у него такой сложный почерк? — высунув язык, Лиз уже в пятый раз пыталась скопировать подпись, приложив обрывок бумаги к окну.

— Ну да, по идее он должен был вообще крестик поставить, — хихикнула Алекс, получив убийственный взгляд от подруги. — Ладно, давай я попробую, — сменила девушка подругу, встав к окну.

Лиз уже отчаялась получить приглашение до конца следующего дня, поэтому небольшое читерство, как она полагала, было вполне оправданным. На вечеринке и так ожидалась прорва народу, поэтому никто и не заметит, если к ней присоединится пара-тройка лишних человек.

— Я тебе такую новость расскажу, — начала Лиз с предыханием, открывая тумбочку и доставая ярко-розовый лак. — Дэнни расстался с этой крашеной куклой из старших классов. Как её?.. Сэнди, кажется.

— Кэнди, — поправила Алекс, отрываясь от листика.

— Кэнди, Сэнди… Все они на одно лицо, — фыркнула девушка, размазывая лак по ногтю на правой ноге. — И знаешь, кто планирует заполучить Короля Вечеринки на его же вечеринке? — спросила она и сама хихикнула от получившегося каламбура.

Алекс лишь вздохнула. Выкрашенные в цвет вороньего крыла волосы, улыбка школьного обольстителя, кожаная куртка и серьга в правом ухе. Да, Дэнни определенно был парнем, на которого можно засмотреться. И даже делать суперзаинтересованное лицо, когда он рассказывает о футболе.

Только вот Алекс этот напыщенный пижон совсем не интересен. Поэтому девушка и не стала рассказывать подруге о встрече с ним в коридоре. Одно прикосновение этого «ангела во плоти» вызвало бы у Лиз бурю эмоций. Вероятно, если бы она оказалась на месте своей подруги, то ещё и подбородок месяц бы не мыла после его рук.

— И кто же? — усмехнулась девушка.

— Конечно, я! Дэну нужно быть совсем бесчувственной скалой, чтобы не заметить меня в этом платье, — перегнувшись на кровати, Лиззи дотянулась до рюкзака и извлекла коробку. — Та-да-ам…

Платье и правда было изумительным. Ярко-голубое, украшенное маленькими белыми жемчужинками на груди. Только вот навряд ли оно могло бы сделать школьного ловеласа верным и примерным мальчиком.

— А что насчёт тебя? — спросила блондинка, прищуривая левый глаз.

Алекс пожала плечами:

— Надену серые джинсы и какую-нибудь майку… Поярче, -добавила она.

При этих словах Лиз ойкнула и посмотрела на подругу так, будто та сказала какое-то кощунство.

— Даже не смей, — спрыгнув с кровати, она открыла шкаф. — Я уверена, в твоем гардеробе есть… Впрочем, — окинула Лиз взглядом однотипные майки и джинсы, — возьмёшь что-нибудь из моего. У меня есть неплохая юбка, которую я надевала всего пару раз. Она неплохо подойдет к той майке, что ты купила прошлым летом. А туфли мы возьмем у старшеклассниц, — подмигнула девушка, возвращаясь к маникюру.

— Тебя не победить! — рассмеялась Алекс. Если бы не Лиззи, её было бы не затащить на на это «событие года». Так и бы и провела время на кровати в окружении дедушкиного дневника, чая и подушки.

Вдоволь насмеявшись, Алекс вновь сосредоточилась на подписи. Сквозь тонкий листок виднелись синие чернила. Она начала выводить букву, как вдруг по листку пробежала тень. Прищурив глаза, девушка увидела фигуру. Отодвинув клочок бумаги, Алекс поняла, что, кем бы ни был этот человек на улице, смотрел он именно на неё.

***

— Только не думайте, что раз в следующий понедельник контрольная, то домашнее задание можно не выполнять, — строго произнёс профессор Арин, складывая тетради. — Отчёты должны быть сданы перед началом урока.

Несмотря на то, что с появлением нового учителя уроки истории стало посещать в разы приятнее, особенно женской аудитории, сегодня был тот самый день Х, который сорвал учеников с мест, будто крыши домов во время урагана.

По коридору забегали стайки шушукающихся школьниц, одалживающих друг у друга туфли, помаду и пенку для волос. Ближе к вечеру в женском туалете было не протиснуться, поэтому, стоя в комнате подруги, Алекс мучительно держала в руках маленькое зеркало, поворачивая его то туда, то сюда, чтобы Лиз могла накраситься. Едва на улице стемнело, как ученики группами потянулись из интерната в сторону стадиона.

Ковыляя вслед за подругой на каблуках, Алекс в очередной раз одернула короткую юбку. Девушка уже тысячу раз чертыхнулась, что согласилась надеть всё это на себя. Ощущение было такое, что на неё пялится вся выстроившаяся перед входом на стадион очередь. Ну, может, не вся, но этот знакомый рыжий парень по имени Фрай, собирающий на входе билеты, увидев её, споткнулся и едва не растянулся на траве.

— Воу, леди, вы сегодня выглядите шикарно, — поприветствовал он подруг. Широко улыбаясь, Лиззи протянула свой «читерский проход». Парень так же широко улыбнулся в ответ, пропуская блондинку и задерживая Алекс.

— Я помню, что давал билет только тебе, — шепнул он ей на ухо.

— Моя подруга получила его раньше, — ответила девушка, мысленно скрестив пальцы.

— Я сделаю вид, что не заметил, но с тебя один танец. Я — единственный, кто раздавал вашему потоку пригласительные, — подмигнул Фрай, отпуская её руку.

Подруги начали двигаться в центр, где уже вовсю гремела музыка. Тут и там стояли деревянные ящики с бутылками и одноразовыми стаканчиками. Вокруг них тусовались ученики, потягивая напитки и пританцовывая.

— Хэй, подсаживайтесь, подсаживайтесь! — кричал Дэн в неизвестно откуда взявшийся рупор. Размахивая руками, парень стоял на скамейке в окружении болельщиц и ребят из старших классов. — Эта ночь обещает быть жаркой, — проорал он, пошатнувшись и едва не упав. Ойкнув, девушки заботливо подхватили его под руки, усаживая на скамью.

«Только если для тебя она не закончится куда раньше», — со злорадством подумала Алекс, взяв с ящика стакан с соком.

«Боже, да тут же водка!» — выплюнула она, отпив глоток.

Её подруга уже убежала танцевать, сняв свои туфли на тонкой шпильке и двигаясь по траве босиком. Алекс присела на скамейку, поставив стакан возле себя.

— Скучаешь? — подсел к ней знакомый рыжий парень.

— А я и не думала, что младшекурсникам разрешили присутствовать, — удивленно ответила девушка.

— Ха, ну, смотря на тебя, сложно сказать, кто из нас младшекурсник, Александра, — улыбнулся Фрай. — Что-нибудь будешь?

— Нет, спасибо, у меня уже есть, — девушка показала на сок, — но, если вдруг ты знаешь, где тут нет алкоголя, то…

— Подожди, я быстро, — перепрыгивая через ступеньки, долговязый парень скрылся в толпе.

Тем временем Лиз уже танцевала в обнимку с каким-то высоким блондином. Держа в одной руке бутылку с пивом, другой он обнимал девушку, подливая ей в стакан. Алекс лишь покачала головой. Уж кто-кто, а Лиззи умела развлекаться. Главное, чтобы опять не попала в какую-нибудь передрягу.

— Протестировано лично, — прервал мрачные мысли девушки запыхавшийся Фрай, — я не знал, какой ты любишь, поэтому взял апельсиновый, вишнёвый и персиковый. Яблочный уже разобрали, но если ты…

— Спасибо, я апельсиновый буду, — усмехнулась Алекс стараниям парня, взяв один из стаканов. — И давно ты в команде Дэнни? — поинтересовалась она.

— Это услуга за услугу. Мне нужно было попасть на вечеринку, ему — человек, разносящий флаеры, — пожал плечами рыжик. — Ну и тем более, как я понял, тут не часто веселье устраивается. В прошлой моей школе повеселее было.

— Хочешь сказать, что ты тут первый год?

— Ну, это явно объясняет то, почему мы до сих пор не пересеклись, верно? — подмигнул парень. — Если что, мой блок на третьем этаже.

— Если что, — хитро улыбнулась девушка, — у нас тут запрет на посещение блоков противоположного пола.

— О, боже! — в притворном ужасе взялся Фрай за сердце. — А мне рассказывали, что это элитное современное заведение. Разве что завтрак в комнату не носят.

Алекс улыбнулась. В округе не было места учебы, которое считалось бы более престижным, чем этот интернат. Уроки здесь строились таким образом, чтобы в последних классах ученики могли сами выбрать профильную специализацию. История, биология, точные науки, языки — обучение по одной из выбранных дисциплин обеспечивало почти стопроцентный проходной балл при дальнейшем поступлении. Поэтому учеба в интернате стоила недёшево, но были и те, кому по счастливой случайности удавалось выбить стипендию. Директор успешно пел дифирамбы своему заведению.

Но, попав сюда, Алекс увидела, как много здесь избалованных детей, чьи богатые родители попросту устали от их выходок. Ведь причина успеха интерната крылась ещё и в том, что здание представляло собой закрытую резервацию, отрезанную от мира. Здесь ребята учились, жили и отдыхали. Покидать пределы здания можно было только во время школьных каникул. И так вплоть до окончания учебы. По мнению директора, такой подход как нельзя лучше формировал дисциплину будущих выпускников. А сам интернат становился идеальным местом для неуправляемых подростков: ни интернета, ни телефонов, никакой связи с внешним миром. Сидя за компьютером в своём кабинете, директор священно считал, что любые средства общения будут отвлекать детей от занятий. Родители уезжали с последним глотком цивилизации в карманах и с полной уверенностью, что их дети в надёжных руках.

— О, смотри, там, кажется, кто-то собрался устроить дикие пляски, — произнёс Фрай, показывая на собравшихся в центре стадиона учеников.

Прихлопывая в ладоши в такт музыке, они образовали круг,. В его середине, подняв руки вверх и изгибаясь, двигалась девушка. Какой-то парень начал обливать её из бутылки.

— Давай! Давай! — подначивала их толпа.

— Боже, да это же Лиз! — Алекс подскочила со скамейки, узнавая голубое платье. Опрокинув стаканы, девушка помчалась в круг. Распихивая руками толпу, она выбежала в центр и схватила Лиззи за руку.

— Эй, Алекс, ты ч-чего?.. — удивлённо посмотрела на неё блондинка.

В нос девушки ударил острый запах алкоголя. И когда она только успела так напиться?

— Хочешь потанцевать со мной? — игриво произнесла подруга, смеясь и оголяя плечо.

— Боже, Лиззи, — воскликнула Алекс, возвращая рукав на место. — Пошли, я отведу тебя в интернат.

Вокруг них начали раздаваться недовольные возгласы.

— Чего уставились? — злобно произнесла Алекс толпе. — Не на что тут смотреть.

— Эй, госпожа Уныние, чего обламываешь кайф, тебе же сказали, что девушка никуда не хочет идти, — выкрикнул Дэн. Вся его компания пересела на ящики, с интересом наблюдая за танцами. — Это ведь вечеринка.

— Плевать я хотела на твою вечеринку! Мы уходим, — она потянула подругу за руку.

— Н-нет, я хочу танцева-ать… — скривилась в жалобной мине Лиз.

— Во сне на кровати потанцуешь, — прошипела девушка, сжимая руку так, что подруга ойкнула. Чертыхаясь, Алекс потащила её за собой.

— Стой-стой-стой! Я никому не разрешал уходить, — преградил ей путь Дэнни.

— Своё разрешение можешь… — сердито взглянула на него Алекс, но не успела договорить, потому что к парню подошел Фрай.

— Дэн, — примиряюще сказал он, — ты же видишь, девчонка пьяна, отпусти их. Пусть себе идут.

Но по выражению лица Дэна было видно, что так просто он это не оставит. Кто такой этот долговязый младшеклассник, чтобы ему указывать? Парень готов был вступить в словесную перепалку, если бы не вмешавшиеся болельщицы.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 422