электронная
54
печатная A5
479
16+
Узы Света

Бесплатный фрагмент - Узы Света

Книга 2. Воин Хаоса

Объем:
376 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4493-4727-5
электронная
от 54
печатная A5
от 479

Предисловие

Королевство лучезарных Серафимов — Искриор, расположено на светлом полюсе мироздания. Хаосат — мир Тьмы, его антипод. Хаоситы имеют демоническую природу и обладают способностью к метаморфозе. Попадая в материальные срединные миры, хаоситы и Серафимы материализуются, так как энергия первична, а материя вторична и является её функцией. Бесчисленные Радужные и Сумеречные миры — лишь Отражения этих двух истинных царств.

Лабиринт синего пламени — Нилам, в центре которого расположен Источник Света, является местом силы Искриора. Четыре «рукава» спирального Лабиринта Нилам простираются через все измерения, питая их водами. Источник Света генерирует энергию жизни, которая освещает, оживляет и согревает огненные миры Ра и материальные срединные миры. Женская энергия мироздания Нилам материализуется в нём в виде сапфиров. Сапфиры имеют постоянную связь с Источником Света, поэтому представители королевского дома используют их в кольцах силы и для открытия Порталов, чтобы перемещаться в пространстве по Огненной Паутине, генерируемой Источником. К Искриору, истинному миру на полюсе Света, примыкают девять миров Ра, отделённые Полями Сновидений от множества Радужных миров, которые являются материальными. Жители срединных миров могут попадать в миры Ра только в своих сновидениях, да и то, если их душа готова к путешествию по огненным пространствам Ра.

Столица Искриора — Сапфирион, находится на острове Сияния в Изумрудном море. В плане она имеет форму колеса с улицами-спицами, в центре которого возвышается двухглавая гора Карнак. На одной её вершине возвышается белоснежный дворец правителей, на другой — храм Шивы, через портал которого можно попасть к лабиринту Нилам. В этом храме Максаку придётся пройти через Ритуал «Удар Шивы», чтобы активировать свои сверх способности. После исчезновения короля Расина на полях Хайбита, при попытке ликвидировать Разлом — трещину в мироздании, королём Искриора становится принц Габриэл.

Болота Хайбита — это переходная зона между измерениями Света и Хаоса. С ними граничат пустыня Маат и Пояс Арканов, которые играют роль буферных зон между Болотами и срединными мирами. Пояс Арканов, Пустыня Маат и Болота Хайбита — зоны турбулентности и трансформаций, искривления пространства и времени. Они пользуются популярностью у авантюристов, сталкёров и экстремалов, которые ищут там магические амулеты, артефакты и редкие драгоценности.

В центре тёмного полюса мира, на вершине утёса возвышается Чёрная пирамида, в недрах которой растёт Кристалл Тьмы, генерирующий мрачную субстанцию Хаоса. Вокруг неё располагаются Дворы Хаоса — столица Хаосата. Сумеречные миры от царства демонов отделяют Девять Кругов Тьмы. Высшее общество хаоситов делится на четыре Дома: Дом Владык, Дом Люциферидов, Дом Драконов и Дом Хранителей. Низшее общество слагается из каст.

Медуза, солнце Хаосата, имеет вид голубой спиральной туманности и является отражением в его небесах лабиринта Нилам — полюса Света. Кристалл Тьмы окружает огненный Лабиринт, защищающий его от нежелательных гостей. В его огне рождаются рубины: концентрированная мужская энергия, основные аспекты которой — хаос и разрушение. Потоками лавы они уносятся в Подземелья Химер, где их и находят. Огневики высоко ценятся в срединных мирах и считаются универсальным платёжным средством. Ночью на беззвёздном небе висит большой диск Красной Луны, освещающий мир хаоситов своим кровавым светом. Под подвалами Дворов Хаоса простирается Пекло, от него начинаются Подземелья Химер, в которых также можно найти магические артефакты и огненные рубины. Подземелья Химер, являясь изнанкой мироздания, «подвалом» материального мира, существуют в ином измерении и тянутся от Хаосата под всеми срединными мирами до Искриора. Соединяя оба полюса, Подземелья являются невидимым основанием всего мироздания.

Химеры, обитающие здесь, похожи на огромных гротескных львов. У них короткий рыжеватый мех, тёмно-рыжая грива, жёлтые светящиеся глаза, острые уши, большие клыки и длинный хвост с ядовитым шипом на конце. Спастись от Химеры практически невозможно.

Все Мироздание пронизывает объёмный Лабиринт Кроноса — структура из Чёрных Дыр, соединённых каналами. Лабиринт Кроноса, как кровеносная система, объединяет все измерения и является каркасом Вселенной. Перемещение в Чёрном Лабиринте происходит мгновенно. Повелители Хаосата, имеющие особый «билет» — магический артефакт файярил, могут с его помощью открывать проход в Лабиринт Кроноса и перемещаться в пространстве и между параллельными мирами, используя это «межгалактическое метро».

Световые потоки, исходящие из Источника в Лабиринте Нилам на Ледяном Плато, заполняют пространство Вселенной Огненной Паутиной, по которой могут путешествовать владыки Искриора. Огненная Паутина, переплетаясь с чёрными струнами Кроноса, является энергетическим «каркасом» Вселенной. Ледяное Плато на полюсе Света охлаждает Вселенную от жара Пекла Хаоса: только при равновесии этих двух противоположных сил Вселенная может быть стабильна.

Максак — наследный принц Хаосата, родился уникальным. Его отец — король Серафимов, а мать — повелительница Хаосата. На нём сошлись генеалогические ветви трёх рас: демонов-хаоситов, Серафимов и крылатых файяров-архангелов. Правитель Хаосата Форанн и король Искриора Габриэл приходятся принцу Максаку сводными братьми.

Максак — единственный во Вселенной, кто может управлять как силами хаоса, так и огня, к тому же он обладает способностью материализовать крылья, облекая в материю их невидимый силовой каркас. Наставником принца становится Дарк — воин из королевского рода фангиров: ягуаров-оборотней.

Максак узнаёт, что его сводный брат Габриэл из царства Серафимов находится в одном из срединных миров, где живёт как обычный человек. Он отправляется в путешествие, чтобы найти брата, связанного с ним узами Света. Максак признаётся ему в своём родстве, и они становятся друзьями. Позже он женится на сестре Габриэла.

Максак единственный во Вселенной, кто может управлять обеими силами мироздания, родился не случайно. За всё надо платить, а за свои уникальные способности тем более. Принцу придётся принять на себя роль Спасителя мира и сразиться с инфернальной тварью, высасывающей свет из Вселенной, а затем запечатать Разлом — прореху в мироздании на границе соприкосновения сил Хаоса и Света. После сражения, оказавшись выброшенным в иное измерение и время, Максак делает все возможное и невозможное для возвращения домой. Он верит, что у него получится открыть запечатанный портал в храме Шивы, даже, если для этого придётся создать новую Вселенную.


Луч света превращается

В сверкающий клинок.

И Млечный Путь у ног лежит,

Прекрасен и далёк.

О, если вспомнить весь тот путь,

Который я прошёл,

Я б захотел навек уснуть —

С ума бы я сошёл.

В скольких я побывал мирах,

Терял своих друзей,

Но никогда не ведал страх,

Идя своей стезей.

Друзей, любимых и врагов,

Я в памяти хранил,

Но время шло и пыль веков

Лишь ветер уносил.

Я никогда не знал оков

Кроме оков любви….

Но вереница прошлых лет

Теряется вдали.

Что впереди? Кто даст ответ?

Куда мой путь лежит?

Грядущего мерцает свет,

И век как миг бежит.

Часть 1.
Разлом мира


Глава 1

Если вы решили действовать,

закройте двери для сомнений.

Фридрих Ницше

Я сидел на краю утёса, свесив ноги в пропасть, и наблюдал, как Зеараг на её противоположной стороне тщетно пытается поймать прыткого козерога. Заложив очередной вираж, дракон вытянул вперёд лапы и ринулся к скале, намереваясь ухватить свой обед. Но козерог в последний момент сиганул на нижний уступ и скрылся в узкой расщелине, а Зеараг, кроша когтями камень, чёрной кляксой сполз по каменной стене. Взобравшись на уступ, он безуспешно попытался выковырять козла из расщелины, да лапа оказалась коротковата. Потом попробовал просунуть туда голову, но та не пролезла: дракон за этот год сильно подрос. Посидев пару минут в раздумье, Зеараг соскользнул со скалы и чёрной тенью понёсся вдоль пропасти к долине. — Что, решил поохотиться на более мелкую и сговорчивую дичь? — Хмыкнул я. Полчаса назад я с помощью файерила переправил Дарка в крепость. Сегодня мы провели тренировку на мечах первый раз после его свадьбы, с тех пор прошло уже три месяца. Время летит! Дарк, женившись на Омре, был счастлив. Истинный король фангиров, он снова отказался от трона, оставив на нем Оригэля. Дарк теперь много времени проводил в своей крепости с Омрой, но и меня не забывал. Хотя я вошел в полную силу, он по-прежнему заботился о моей безопасности, для него я оставался все тем же воспитанником, приёмным сыном.

— Надо переодеться и отправиться в Лергос. — Подумал я, но не пошевелился, так и сидел в полном воинском облачении.

Зеараг мои джинсы и футболку презрительно называл тряпками. А вот к кольчуге относился благосклонно, так как она походила на его чёрную чешую. Было приятно посидеть в тишине, которая в горах казалась абсолютной. Огненный диск солнца медленно сползал по синему куполу небес к горизонту. Острые пики гор вдалеке окутывала фиолетовая дымка. Ничто не нарушало покоя этого места.

Мир людей шумен и суетлив. В нем постоянно разыгрываются драмы и комедии, хотя драм больше. Жизнь человека коротка и быстротечна, поэтому люди стараются втиснуть в неё как можно больше событий, переживаний и приключений. Я с горечью подумал, что мне предстоит потерять почти всех своих друзей, кроме Габриэла и его семьи. Меня можно убить, но если избегать этой печальной участи, то я был практически бессмертен. Обладая способностью к метаморфозе, я мог бесконечное количество раз восстанавливать своё молодое тело, используя материю хаоса — первооснову всего сущего.

Я провёл ладонью по широкому золотому браслету, украшенному тремя крупными прозрачно-дымчатыми топазами. Два таких парных браслета, как близкому другу, подарил мне Дарк в день своей свадьбы:

— Эти камни похожи на твои глаза. Льдистые топазы также сияют в сумерках! — Сказал он, надевая браслеты на мои запястья.

Дарк хотел ещё что-то добавить, но потом передумал. Я догадался. Он собирался сказать, что когда его не будет в живых, эти браслеты будут напоминать мне о нём.

Дарк! Фангиры живут до тысячи лет, но потом я его потеряю. Даниэль! Благодаря моим усилиям он сможет прожить несколько сот лет, не более: поэтому мы никогда не привязываемся к людям.

Я вернулся к воспоминаниям о свадьбе Дарка и Омры в его королевском дворце. Кроме меня были приглашены Форанн с Аркандром: дядя стал неотъемлемой частью как моей жизни, так и нашей маленькой компании. Демоны и фангиры на протяжении веков были непримиримыми врагами. В этой вражде оборотни-ягуары понесли большие потери. Но после того как моим наставником и учителем фехтования на мечах стал Дарк, сражения прекратились. Сарг издал указ, запрещающий под угрозой казни нападать на фангиров. Позже и мой младший брат Форанн стал воспитанником фангира Мурилла, сына их правителя. Поэтому на свадьбе люди-ягуары относились к нам доброжелательно, без неприязни.

Дарк оделся на торжество в цвета своего клана: коричневый, жёлтый и чёрный. На Омре был наряд в серо-голубых тонах, который шёл к её вороным, отливающим синевой, волосам и серым глазам. Королевский дворец был под завязку забит фангирами: все подданные желали лицезреть свадебную церемонию истинного короля собственными глазами. В обычном виде оборотни-ягуары выглядели как люди, от которых они отличались лишь цветом глаз, к тому же светящихся в темноте. А глаза у них были красивые: темно-золотистого, изумрудного или серо-опалового цвета. Наша троица явилась во дворец тоже в чисто человеческом облике, без всяких демонических атрибутов, поэтому на торжестве от фангиров мы отличались только своим высоким ростом. Я заново пробежался в памяти по событиям тех трёх дней и вздохнул: будет ли когда-нибудь и моя свадьба или Миэла меня отвергнет, узнав мою истинную сущность.

Солнце почти достигло линии горизонта, превратившись в раздутый багровый шар, когда я, отрешившись от своих мыслей, наконец, поднялся и переоделся. Вернулся довольный Зеараг, видимо охота удалась. Мы попрощались. Каждый раз, встречаясь с драконом, я приносил ему в подарок какую-нибудь золотую безделушку, чем очень его радовал. Он не уставал любоваться и восхищаться своей драгоценной сверкающей кучей золотого добра, аккуратно сдувая с неё пыль. Меня это забавляло: ну, что делать, у каждого из нас свои привязанности и фетиши.

Вернувшись в свой дом на берегу Нила в Лергосе, я немного поплавал. А затем, разжившись через Зеркало Сета блюдом с мясом и овощами, отправился в гости к Габриэлу, решив, что ужинать вдвоём — веселее. Габриэл теперь знал, что я его брат. Наш откровенный разговор состоялся полтора месяца назад, но пока мы хранили это в секрете. Габриэл хотел сначала открыть мою тайну Эриану — с дядей у них были хорошие отношения, а уже затем Расину. Мы с ним не раз обсуждали данную тему: Габриэл убеждал меня, что проблем с признанием меня сыном короля — не будет. Но я всё тянул время и просил его подождать. Я боялся, что Миэла не захочет больше встречаться со мной, узнав о моем демоническом происхождении. К тому же её может шокировать тот факт, что демон оказался её сводным братом, но данную проблему надо было решать!

Наконец, мы с Габриэлом договорились открыться Эриану в его очередной приезд. За ужином он сообщил мне, что Эриан приезжает через десять дней, как только закончится парусная регата, проходящая на каких-то южных островах, в которой он участвует. Воистину, интересы у Эриана были разнообразны. Впрочем, а как ещё убивать своё время тем, чья жизнь исчисляется тысячами лет. Серафимы — жители полюса Света, хотя не могли омолаживаться, прибегая к метаморфозе, как хаоситы, но обладали способностью регенерировать. Они также как и мы — демоны, могли быть убиты, но по своей сути являлись бессмертными. По версии людей — Богами.

— Ему так понравилось плавать под парусами, что он купил себе собственную яхту среднего класса, точнее, её сделали ему на заказ. Он научился сам управлять яхтой. Дядя приглашает нас с тобой совершить вояж вдоль экватора. — Сказал при встрече Габриэл.

— Миэлу и Аркандра он тоже приглашает! Максак, ты как, согласен?

— Да! Это был бы интересный опыт. Столько впечатлений! Зимой в Египте туристов мало, можно на месяц взять отпуск и прокатиться под парусом! — Ответил я.

И про себя добавил:

— С Миэлой хоть на край света!

— Отлично! Дядя приедет, обсудим детали. — Согласился брат.

Но плавание под парусами пришлось отложить: ситуация резко изменилась и в не лучшую сторону, поэтому раскрытие своего инкогнито Эриану выглядело сейчас неуместным.

Он приехал вечером десятого дня на такси. За долгие годы, проведённые в срединных мирах, Эриан привык вести себя как заурядный человек и пользовался файярилом только в экстренных случаях. Обычно энергичный и любящий пошутить, на сей раз, он был хмур и неразговорчив. После ужина у меня дома, он сказал, что ему нужно срочно поговорить с Габриэлом. Они ушли. Я догадывался, что разговор пойдёт о вторжении армии Хаоса, которой командовал мой дядя Суккур, в Радужные миры. Это были форс-мажорные обстоятельства. Демоны воевали в срединных мирах, используя в качестве солдат их жителей. Сами они участвовали в войнах негласно в качестве консультантов и офицеров: между Хаосатом и Искриором было заключено соглашение, что хаоситы и Серафимы в сражениях людей напрямую не участвуют. Иначе это будет уже война не людей срединных миров, а война богов. Некоторые конфликты хаоситы и искриорцы разрешали, проводя в пустыне Маат или Поясе Арканов локальные сражения без использования людей. Но это были, скорее, спортивные поединки, чем полномасштабные войны. Поэтому я недоумевал, чем вызвано нынешнее вторжение демонических сил в Радужные миры. У меня было сильное подозрение, что Сарг затеял крупную игру, стремясь захватить власть над обоими полюсами мироздания, и я был в ней не последней фигурой, припрятанной «в рукаве».

— Ну, это мы ещё посмотрим, кто будет в дамках, а кто в дураках! — Подумал я, решив пока остаться сторонним наблюдателем. Да и как я мог повлиять на ситуацию? Сарг пару раз пытался подвигнуть меня на руководство войском вторжения, но я отказывался. И вот теперь он начал войну, даже не поставив меня в известность.

На следующий день вечером я отправился в Хаосат, где Форанн сообщил мне последние новости. Войско Хаосата, используя стационарные Порталы и диски файярила, неделю назад телепортировалось на планету Сайгон, в солнечной системе Окорион, расположенной рядом с Поясом Арканов, и разбило лагерь в поле недалеко от границы королевства. Три дня тому назад, выстроившись клином, оно начало движение, уничтожая и сжигая все на своём пути. Пленных не брали. Острие этого клина было направлено на столицу Сайгона — Ра-ха.

Войско сайгонцев расположилось недалеко от столицы, защищённой насыпным кольцевым валом, в котором по периметру были врезаны пять ворот. С одной стороны города за валом и полем начинались горы, в которых имелось несколько крепостей. С другой, город полукольцом охватывала неширокая река Кала. Насколько я понял, войско правителя под руководством военных стратегов Искриора решило дать бой в долине между рекой и кольцевым валом. Обычно Искриорцы не вмешивались в стычки между людьми Сумеречных и Радужных миров, но сейчас в дело были введены силы Хаосата, и простым солдатам с ними не справиться. Искриорцы внедрили своих эмиссаров в высший эшелон военной структуры: в качестве стратегов, генералов и магов. Я понимал, что этого мало, и Серафимам все равно придётся вмешаться в дела людей, чтобы их защитить, ведь сайгонцы, увидев, что против них сражаются не люди, а воины-демоны, впадут в панику. Что, собственно говоря, уже и происходило: войско Хаосата продвигалось вперёд, легко побеждая защитников страны.

Я понимал, почему для первого удара был выбран мир Окориона. Дело в том, что вселенные, нанизанные на силовые струны, протянутые между полюсами сил, не равнозначны. Их можно разделить на кластеры, в каждом из которых имеется свой фокус концентрации энергии. Окорион как раз и является таким фокусом — ближайшим на пути, ведущем от Болот Хайбита к мирам Ра. Если Хаос, завладев фокусом одного из звёздных скоплений, погасит его сияние, то и весь кластер сопредельных миров погрузится во тьму и автоматически отойдёт в стан Сумеречных миров. А там, где начинают преобладать деструктивные силы хаоса, создание гуманной цивилизации, ориентированной на справедливые законы, невозможно. В тех мирах будет царить произвол, угнетение большинства меньшинством, социальное неравенство, войны, болезни и голод. Захватывая сопредельные кластеры и возводя Порталы, Сарг намеревался создать Путь, идущий через параллельные миры от Хаосата к Искриору. Через Порталы можно быстро перебрасывать в нужную точку войска.

— Неужели он так уверен в своём превосходстве, что собирается сразиться с Повелителем Серафимов? — Задавался я вопросом.

Похоже, Сарг не сомневался, что когда начнётся решающая битва, я не останусь в стороне и поддержу его. Моё появление на поле боя в стане врага деморализует воинов из миров Ра и Искриора, где файяры почитались за светлых богов. Хотя файяры и были когда-то элитой Хаосата, но именно они создали царство Света, сражались с демонами, победили их, после чего навсегда покинули пределы Вселенной, уйдя в высшие сферы, недоступные ни демонам, ни Серафимам.

Сейчас наследный принц Искриора Габриэл ещё не обладает полной силой, но менее, чем через год, пройдя инициацию, он сможет пользоваться неограниченной энергией Огненной Паутины, антиподом Чёрного Лабиринта Кроноса, и силой из Источника Света.

— Значит, до его инициации Сарг будет использовать все возможности, чтобы уничтожить Габриэла. Надо удвоить внимание, и не спускать с брата глаз! — Решил я.

Меня беспокоил Исин, который шёл по моему следу, ведущему его к Габриэлу. Джаср исчез из Дворов Хаоса, и я не мог определить его местонахождение. У него имелся ключ Сор-Гора, позволяющий перемещаться между стационарными Порталами. Исин мог быть где угодно!

Я курил, стоя в тени рекламного щита, и наблюдал, как начальник Службы Безопасности с помощником и Габриэлом осматривают вертолёт перед вылетом. Новый начальник Безопасности появился в нашей фирме около трёх месяцев назад. Меня насторожил его рост: когда в одном месте объявляются два очень высоких человека, это может быть случайностью. Но когда три….! Для обслуживания нашего аэродрома и в охрану набирались в основном местные. Египтяне были все худощавые, низкорослые и черноволосые, со смуглой кожей, словно обожжённой зноем пустыни. Кроме нас с Габриэлом из «иноземцев» работало ещё пять человек: хорват и мексиканец — ничем не отличающиеся от египтян; два белокурых невысоких немца и, невесть как попавший сюда — кореец, который среди аборигенов выделялся только узкими раскосыми глазами. Когда босс представил нам нового начальника Безопасности, у меня между лопаток пробежал холодок. Ингор был почти так же высок, как и мы с Габриэлом, гораздо выше среднего человеческого роста. Я сразу же решил познакомиться с ним поближе, чтобы выяснить, не имеются ли при нём какие-нибудь артефакты или не навешены ли в ауре заклинания, что указывало бы на то, что он не житель этого мира. У него были чёрные волнистые волосы — цвета воронова крыла, и тёмно-серые, отливающие синевой глаза. Но он был чист: ничего обличающего на нём не обнаружилось. Вел он себя спокойно: не суетился, не нервничал. Я присматривался к нему неделю, потом успокоился, почти…, решив, что это совпадение. Как я и ожидал, Ингор прибился к нам с Габриэлом, как наиболеё подходящей компании. Впрочем, он этого и не скрывал.

Через пару недель после знакомства Ингор пригласил меня и Габриэла к себе в гости, сказав, что одному коротать вечера скучно. И что он был бы рад познакомиться с нами поближе, а на работе для общения времени нет. Я воспользовался этим приглашением, чтобы обследовать его жилище на наличие магии, но опять ничего не нашёл. То ли он, в самом деле, был обычным человеком, то ли полностью отказался от всего магического, чтобы я не «унюхал» её следов и не разоблачил его. В общем, обговорив проблему «ингор» с Дарком и братом, я предупредил их, чтобы в компании с ним они не расслаблялись и держали язык за зубами.

Когда я познакомил Ингора с Дарком, и он на вопрос: не известно ли ему искусство боя на мечах, ответил утвердительно, мои подозрения вспыхнули с новой силой. Это было уже слишком: случайно — высокий, случайно — владеет мечом…. Случайно в одном месте собралась столь странная компания…. Интуиция просто кричала мне, что Ингор опасен! Я рыл носом землю, и хотя ничего компрометирующего не нарыл, решил держать его поближе к себе. Мы приняли Ингора в свою компанию, чтобы он был всегда на глазах. Ингор оказался спокойным и доброжелательным. Он хорошо владел мечом, даже слишком хорошо для обычного человека. Визитами не докучал, поэтому у нас всегда была возможность время от времени исчезать из этого мира. Вот и сегодня наша троица собралась посетить Хаосат: я хотел на месте выяснить подробности интервенции Сарга в Радужные миры, которые находились под юрисдикцией Искриора. Надо также порасспросить Тэрлу. Ещё я хотел воспользоваться Оком Хаоса: чёрной полусферой в полу перед покоями матери. Настраиваясь на мысли вопрошаемого, она показывала картинку интересующего его места сверху в любом из миров, открывая «окно» в сотне метров над поверхностью. За давностью веков, Око работало плохо, требовалось поднапрячься, чтобы туман на поверхности полусферы рассеялся. В настоящее время я один из немногих мог активировать сферу так, чтобы она показывала устойчивые чёткие изображения. Ещё нескольким сильным магам удавалось получать расплывчатые и неясные, быстро затягиваемые туманом, виды интересующих местностей.

Во Дворце меня ожидала радостная весть: Форанн, наконец, обрёл в Подземельях Химер кольцо силы. Ну, если быть, точным, то это паук Хаор нашёл своего Носителя. Я с изумлением разглядывал изумруд: никогда не слышал, чтобы кто-то находил подобное кольцо! Кристалл в виде пентакля был густо-зелёного цвета без всякой желтизны. Хотя зелёный цвет — цвет потустороннего мира демонов, они его не любили и избегали. Наверное, потому, что он был распространён в человеческих мирах, растительность которых имела все оттенки зелени. Кольцо было не только красивое, от него веяло мощью.

— Мой младший брат будет великим воином и правителем! — С гордостью подумал я.

Форанн сообщил неутешительные вести: Сайгонцы несли большие потери — войско Хаоса скоро подойдёт к Ра-Ха. Разговор с матерью только подтвердил слова брата. Выйдя от Терлы, я активировал сферу Ока Хаоса и с высоты птичьего полёта проследил путь войска, оставляющего за собой выжженную землю. Сожжённые деревни, в которых кое-где догорали последние дома; сгоревшие леса, ощетинившиеся чёрными иглами стволов; трупы людей и зверей…. Пелена густого дыма покрывала добрую треть континента, в плане похожего на большой полумесяц. Я сел в кресло у камина в своих покоях и задумался: надо что-то предпринять! И срочно! Вовлечение в войну множества сопредельных миров, через которые протянется Тёмный Путь, грозило смертью не только массе человеческих существ, погибнут целые солнечные системы. Если нарушится равновесие во Вселенной, пограничные с Путём звезды начнут коллапсировать и схлопываться! Возможен разрыв Огненной Паутины, что приведёт к выбросам солнечной энергии и взрывам звёзд. Тёмный Лабиринт Кроноса — проводник Хаоса, начнёт разрастаться: это спровоцирует увеличение энтропии. Изменится скорость потока Времени в локальных мирах: в одних из них процессы замедлятся, в других, наоборот, ускорятся. Болота Хайбита активируются. Если там усилится нестабильность и турбулентность, то Энергия Времени разорвёт ткань мироздания по линии Ян-Инь. Произойдёт отделение материального мира от духовного, связь между срединными мирами, мирами Ра и Кругами Тьмы будет нарушена. А это значит, что прекратится циркуляция Душ: одни не смогут покинуть материальные планы, другие не смогут воплотиться.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 54
печатная A5
от 479