электронная
180
печатная A5
517
18+
Ужас – рядом с нами!

Бесплатный фрагмент - Ужас – рядом с нами!


Объем:
238 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-3805-1
электронная
от 180
печатная A5
от 517

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Может ли обычный телевизор отправить на смерть двух человек? Может ли выжить молодой парень после встречи с семьей каннибалов, на чьем счету — не одна загубленная жизнь? Возможно ли такое, что целая деревня боится одного призрака? В сборнике рассказов «Ужас — рядом с нами» — и вы узнаете ответы на эти, и многие другие вопросы. 8 разных судеб, которые связывает ужасом в самых разных своих проявлениях.

Телесущность

Пролог

Эта история случилась в одном небольшом городе. До мегаполиса он явно не дотягивал, но его жители от этого не особо страдали. Это был маленький уютный город со своими красотами и интересными местами, а также — с проблемами, которые были, и, как мне кажется, всегда будут присущи таким городам. В подобном городке люди знают друг друга чуть ли не с детства, а все — потому, что в нем жило совсем немного народу — не больше тридцати тысяч. Этакая большая деревня, только вместо деревянных домиков — кирпичные многоэтажки.

Состоял этот город из двух кварталов. В первом квартале находились жилые массивы с многочисленными мелкими магазинчиками, парикмахерскими и прочими зданиями, которые необходимы людям для хорошей и комфортной жизни. Было несколько спортзалов, а если кому-то надо было отметить какой-нибудь праздник (неважно — Новый год, корпоратив или чей-нибудь день рождения), то он шел в кафе, которое называлось «Сурок и суслик». Было непонятно, почему именно эти два грызуна украшали вывеску кафе, но об этом мало кто задумывался. Чаще люди использовали это место для встреч в качестве ориентира. В таком вот квартале и проживала большая часть населения города под названием Малогорск.

Второй квартал состоял, по большей части, из школ, всевозможных кружков, библиотек, и многого другого. Он был чем-то вроде противоположного берега реки, только вместо самой реки была широкая асфальтированная дорога, которая имела кучу ответвлений, что заканчивались в жилых дворах или возле входа в спорт-клуб с одной стороны, и возле входов многочисленных школ и садиков — с другой стороны. «Жемчужиной» этого квартала считалась здание, где находилось единственное высшее учебное заведение в городе — «Малогорский государственный гуманитарный институт». Это было основательно построенное трехэтажное здание, которое выделялось своим ярким наружным убранством. Вся красота состояла в колоннах, имеющих вершины в виде гипсовых статуй древнегреческих богов, и персиковом фасаде.

Основной проблемой для студентов этого ВУЗа было отсутствие общежитий. Первокурсники обычно снимали какую-нибудь квартиру на окраине и жили по два-три человека, хотя бы потому, что так было проще оплачивать коммуналку. А, начиная со второго курса, молодые люди находили себе квартиру побольше (чаще всего — по газетным объявлениям), договаривались с хозяевами и за символическую плату заселялись туда.

Примерно тот же путь пришлось проделать и героям нашей истории.

Глава 1

В одной из таких квартир жили парень и девушка. Оба учились в МГГИ с той лишь разницей, что она была на третьем курсе, а он — на четвертом. Девушку звали Нина, это была молодая двадцатилетняя девушка, которая была студенткой факультета романской филологии. Училась она на «отлично», но, тем не менее, находила время для развлечений, сплетен с подружками и всего остального. Она производила впечатление какого-то невинного ангелочка, да и внешность была соответствующей: красивые светлые волосы, сияющие синие глаза, фигура, хрупкая и с виду напоминающая фигуру фарфоровой статуэтки. А уж если она засмеется, то будьте уверены — вы тоже улыбнетесь в ответ, даже если являетесь самым мрачным и депрессивным типом на планете Земля. Она была очень живой и непосредственной, и это делало её слегка похожей на ребенка. Нет, она не была наивной или доверчивой, она просто была естественной, за что её любили и парни, и девушки.

Она принадлежала к такому типу людей, которые предпочитали тусовкам, клубам и многолюдным сборищам небольшую компанию друзей, с которыми можно было сходить в кафе или в кино, да и просто поболтать. Будучи очень разборчивой и даже слегка привередливой в выборе второй половинки, она заставила многих знавших её парней поухаживать за ней. Началось это все примерно в выпускном классе, где каждый пытался завоевать расположение скромницы, но все их попытки заканчивались провалом. Её сердце пытались заполнить многие, хотя, когда их через время спрашивали, чем же она их так зацепила, то внятного и конкретного ответа никто так и не дал. Многие пытались стать её второй половинкой, но добиться от неё ответного чувства удалось только одному человеку. Сейчас он живет с ней в одной квартире.

Его зовут Игорь. Он не являлся спортивной звездой, выдающимся музыкантом или кем-нибудь из типов, от которых сердца слабого пола таяли бы, как масло — от горячего ножа. Но, несмотря на это, парень все равно пользовался популярностью, и часто вместе с ним можно было заметить небольшую компанию, в которой постоянно болтали и смеялись вместе с ним. В чем заключался его секрет?

Разгадка была простой: Игорь обладал незаурядным умением моментально заводить новые знакомства. К тому же, он обладал способностью, которой мало кто мог похвалиться — умение мирить людей. За эту черту друзья называли его «Мирись, мирись». И очень часто Игорь, совсем забывая о том, что у него — такая кличка, соответствовал этой характеристике, ведь часто именно ему приходилось охлаждать пыл спорщиков, чьи разговоры вот-вот грозили перейти в драку.

Он никогда не сторонился вечеринок, да и вообще был «своим» человеком в любом кругу. Несмотря на любовь к развлечениям, ему никогда не хотелось напиваться до поросячьего визга. Выпить — это он любил, но даже бокал с пивом в его руке можно было увидеть нечасто. Если все студенты-парни увлекались футболом, тяжелой музыкой или ковырянием в технике, то нашего героя чаще можно было заметить с карандашом или кистью в руке. Это было ещё одной особенностью, выделявшей его.

Иногда у него проявлялась еще одна черта, которая очень его красила в глазах окружающих, но изредка заставляла его краснеть или ссориться с ними — его упорство. Игорь не любил оставлять дела незаконченными, и неважно, что это было — какая-нибудь творческая задумка или житейский вопрос. Любовные дела не были исключением, и Игорь обычно покорял сердце своей пассии, даже если та обращалась с ним, как Снежная Королева.

Именно такой оказалась его будущая сожительница. На тот момент Игорь уже закончил первый курс института и кое-что знал о студенческой жизни. А девочка, которая только-только переступила порог высшего учебного заведения, ещё не успела узнать, кто есть кто, и что её вообще здесь ждет. Игорь решил воспользоваться этим и завязать знакомство. Для начала он позвал её в кафе, чтобы там познакомиться с ней поближе. Девушка приняла приглашение не сразу, но через несколько дней она, отозвав его в сторонку во время перерыва между парами, дала ему понять, что согласна. Игорь назначил встречу на половину шестого. На том и порешили.

С этого момента началась настоящая эпопея. Целых 10 месяцев Игорь, закидывал девушку десятками букетов, писал ей сотни признаний. Когда понял, что одному ему не управиться — попросил помощи у друзей, вместе с которыми пел ей серенады. Короче говоря, влюбился парень по самые уши. Он искал каждую свободную минутку, чтобы с ней пообщаться, но она, будто специально, оставляла все его ухаживания без внимания и общалась с ним, как с другом. К Нине он испытывал самые теплые и искренние чувства, но взаимности не видел. Парень уже подумывал о том, чтобы бросить эту затею. В голове крутилась одна мысль:

«Да брось ты это дело. Этот орешек тебе не по зубам. Да и надоел ты ей просто — постоянно навязываешься. Девушкам это не нравится».

Сколько цветов он ей подарил, сколько бессонных ночей потратил за написанием её портретов, сколько подарков сделал, сколько серенад спел — а реакции нет. Игорь был близок к отчаянию. Но не зря ведь у нас говорят, что «если долго мучиться, то что-нибудь получится»

Именно так и получилось. В один из жарких июльских дней Игорь, уже мысленно похоронивший своего Амура, вдруг увидел записку, торчащую у него из двери. На ней мелкими буквами было написано:

«Встретимся в 6 вечера возле памятника Альпинисту».

Парень стал дожидаться вечера, и, как только часы показали 5.45 после полудня — пулей рванул к памятнику, забежав по пути в цветочный киоск.

У памятника он стоял уже с букетом, когда пришла Нина. Игорь вручил ей букет, и, поблагодарив его, она произнесла всего несколько слов. Когда эти слова долетели до ушей влюбленного юноши, тот понял, что не зря страдал все эти 10 месяцев. Она произнесла:

— Я согласна быть с тобой. Ты сделал для меня очень много хорошего и не сдался, несмотря на то, сколько плохого я тебе сделала, если…

Договорить она не успела — Игорь, наверное, впервые в жизни познавший состояние вселенского счастья, наградил её долгим и страстным поцелуем. Девушка покраснела, опустила глаза, но потом — посмотрела на него и улыбнулась. Игорь видел эту улыбку и понимал, что так может улыбаться только действительно счастливый человек.

Они гуляли по городу, держась за руки. Игорь предложил хорошее место, где они могли бы жить вместе. Он рассказал, что его приятель переехал в другой город, а квартиру, чтобы не пустовала, сдает в аренду за символическую плату в 5000 рублей за все, включая свет, газ и прочие «прелести» цивилизованной жизни. Нина согласилась, не раздумывая. Теперь они будут жить вместе, и эта мысль была для них самой лучшей.

Сама квартира была небольшой, но уютной. В ней была небольшая кухня, просторный и светлый зал, чуть поодаль находилась спальня. Особнячком стояла небольшая комнатушка, находившаяся приблизительно посередине между залом и кухней. Вполне себе достойная квартира, не хоромы Абрамовича, конечно, но жить можно.

Молодые люди перевезли в квартиру свои вещи, и, спустя некоторое время, зажили обычной студенческой жизнью.

Глава 2

Они пришли домой после тяжелого учебного дня. Погода была хорошая, но последнее, чего им хотелось — покидать уже ставшую родной квартиру. В тот момент все, что им нужно было для счастья — это перекус и телевизор с какой-нибудь лёгкой телепередачей. Нина и Игорь зашли в квартиру. Парень запер двери, после чего они переоделись и разошлись по комнатам. Игорь ушел в зал, чтобы поискать какую-нибудь программу, а Нина пошла на кухню, чтобы послушать радио и сделать некоторые дела по хозяйству.

Включив приемник в сеть, она принялась искать сигнал. Маленькая красная палочка двигалась по шкале частот, и иногда сквозь помехи можно было услышать речь радиоведущего или музыку. Были и такие станции, которые не давали ничего, кроме шума, но их было немного. В сотый раз мысленно поблагодарив тех людей, которым в голову пришла идея построить башню для радиовещания, девушка нашла станцию, которая работала без помех. На ней крутили отечественную и зарубежную рок-музыку.

«Играет — и ладно» — подумала она и налила в чайник воду.

— Игорь! Чай будешь? — крикнула девушка.

— Нет, — ответил ей парень — я не хочу.

Нина поставила его на подставку и включила в сеть. После нажатия на кнопку чайник оживился и начал греть воду. Пока стрелочка на маленьком градуснике ползла к верхнему концу шкалы, девушка взяла свою чашку, засыпала туда ложку чёрного чая, и, убавив громкость до нуля, пошла в зал.

— Что смотришь? — устало спросила девушка, устроившись рядом с ним на диване.

— Да так, всего понемногу — ответил ей парень и провел по лицу рукой, словно пытаясь отогнать сон.

Они лежали в обнимку, уставшие и молчащие. Со стороны можно было подумать, что они о чем-то задумались. Так иногда кажется, когда видишь этот взгляд — уставший, немного равнодушный, в котором читается только одно желание — покой. Но они были здоровы, если не считать хронического недосыпа, который был их верным спутником с первого дня обучения, и просто отдыхали. Молодой человек пытался найти какую-нибудь программу о путешествиях или документальный фильм, потому что это было единственным, что можно было смотреть без желания переключить на следующий канал. Они лежали, когда из кухни послышался короткий писк. Чайник нагрелся, Нина пошла заваривать себе чай.

Поиски не увенчались успехом. Игорь бросил пульт на диван и побрел в ванную.

— Я пойду в душ, а потом — спать — сказал он, зевнул, а потом — добавил — Буду спать без задних ног.

Пожелав ему спокойной ночи, она взяла чашку с чаем и направилась в зал. Поставив ее на столик, стоящий рядом с креслом, она хотела взять пульт, но тут же поняла, что больше нет необходимости переключать каналы. Она наткнулась на передачу о путешествиях, которая только-только началась.

На неё с экрана смотрело добродушное мужское лицо. Ведущий, находясь в какой-то деревушке на другом конце Земли, рассказывал о стране, в которой находилось это селение. Он делал это так, как делают те, у кого действительно есть талант. Что уж говорить — у него это получалось очень интересно. Девушка внимала каждому его слову, а ее заветной мечтой стала поездка в ту страну, откуда вещал ведущий.

Из ванной доносился плеск воды. Через две минуты плеск затих, а потом из ванной вышел Игорь. Парень вытирал голову и, напевая под нос мотивчик из какого-то старого фильма, зашагал в зал.

— Где он в этот раз? — спросил Игорь.

— На каких-то островах. Я не знаю, пропустила этот момент — ответила она, не поворачивая головы.

Игорь вытер голову и вернулся в ванную, чтобы вернуть полотенце на место. Направляясь в спальню, он поцеловал её и пожелал спокойной ночи. Она ответила тем же и продолжила смотреть передачу.

Ведущий, больше напоминавший доброго волшебника, чем закаленного в походах путешественника, был уже где-то в пустыне. Он рассказывал о том, как племена, обитающие в пустыне, делают ловушки на тех немногочисленных животных, которые обитали под палящим солнцем и, со слов ведущего, составляли чуть ли не львиную долю рациона аборигенов.

«Вот повезло-то человеку! — с легкой долей зависти подумала девушка Занимается любимым делом, зарабатывает на этом, еще и по миру колесит!»

Печально вздохнув, она сделала глоток из чашки. Когда напитка оставалось совсем немного, она поставила чашку на столик и обратила внимание на то, что сигнал пропал. Теперь вместо доброго волшебника на экране мигали белые полосы. Девушка встала с кресла, взяла с дивана пульт и начала переключать каналы. Решив, что это — лишь минутная техническая неисправность, она в очередной раз прошлась по всем каналам. Только этот «круг почёта» убедил ее в том, что сигнал пропал окончательно. Везде её ждали белые полосы, а картинки, даже нечёткой, не было нигде.

Выключив телевизор, она пошла на кухню, где стояло радио. Подумав, что случай с телевизором — это дело некритичное, и, что к утру он будет работать, как ни в чем не бывало, она покрутила колесико, чтобы сделать музыку громче.

И тут её снова ждал неприятный сюрприз: вместо звуков музыки из динамика доносился шум. Девушка крутила колёсики на приёмнике, но никакого результата так и не добилась. Даже на тех станциях, которые худо-бедно, но работали, слышалось лишь шипение. Девушка выдернула штепсель, но шум не исчез. Шипение было слышно, но оно было совсем тихим, на грани восприятия. На секунду у неё появилось ощущение, будто кто-то специально поставил глушитель сигнала им в дом или совсем недалеко от него.

«Да ну, тебе это мерещится. Ты устала, и тебе нужна мягкая постель» — подумала Нина, улыбнувшись.

Но через несколько минут она призадумалась и поняла — что-то здесь не так. Ведь в этой квартире чересчур часто ломалась техника. Да, Игорь не был гением от электроники, но, даже несмотря на это…

Все началось с того дня, когда Игорь пытался починить фен, но он всего за несколько секунд рассыпался буквально на глазах у удивлённого парня. Как утверждал сам Игорь, никаких критически важных деталей он не трогал. Как правило, ему хватало общего описания проблемы, и через полчаса отремонтированный фен работал, как новенький. А здесь все многочисленные попытки Игоря починить его кончались обычно тем, что фен, плойка, или другая мелкая техника оказывалась в мусорном ведре уже после второй поломки. Но крупная техника, какая бы серьёзная поломка не была, сама включалась, примерно через 3—4 дня, и начинала работать еще лучше, чем прежде.

«Это не просто так. Такое уже было несколько раз — техника неожиданно выходила из строя и также неожиданно чинилась. Сама! Что произошло с твоим феном, когда Игорёк попытался его починить? А как же плойка?» — говорил её внутренний голос.

Нина стала вспоминать. Действительно, так оно и было. Однажды Игорь решил починить её фен, в котором надо было всего лишь прочистить внутренние схемы, но маленький синий приборчик просто рассыпался у него в руках. Его пришлось выбросить. То же самое случилось и с плойкой, которая развалилась в мгновение ока, хотя поломка тоже была не слишком серьёзной. Но когда Игорь решил вообще не трогать поломавшийся телевизор, который целую неделю давал чёрно-белое изображение, то на следующий день он очень удивился, когда увидел яркую, чёткую, а главное — цветную картинку.

Девушка решила, что и этот «каприз микросхем» пройдет сам по себе, как вдруг до её ушей донесся звук. Он постепенно перекрыл едва слышное шипение. Сначала это был звук, напоминавший вой ветра. Он доносился из зала, и с каждой минутой становился все громче и громче, постепенно изменяясь и превращаясь из ровного, пусть и очень низкого, звука ветра в звук кипящего в котле варева. Движимая любопытством девушка направилась в зал.

Телевизор, как и раньше, показывал белые полосы, и девушка уже собиралась выключить его и присоединиться к Игорю. Тем более, время было уже позднее, часы показывали далеко за полночь. Но стоило только ей потянуться за пультом, как началось то, что заставило её застыть на месте.

Сначала телевизор, будто на минуту ожив, попытался «найти» сигнал. Непроницаемая поначалу пелена помех начала подрагивать, а затем — медленно исчезла. Уже через минуту из центра небольшого экрана появился круг, размер его не превышал размера тарелки. На нем не было видно ничего, кроме каких-то стен и длинного коридора. Света там практически не было, единственным его источником были небольшие лампы, каким-то образом утопленные в полу так, что свет от них бил не веером, как это обычно бывает, а узким длинным столбом. Потолка видно не было — видимо, световой столб был недостаточно ярким и высоким, чтобы осветить коридор по всей его высоте.

Девушка застыла у экрана, словно завороженная. Она не могла пошевелиться, её как будто прибили к тому месту, где она стояла. А тем временем, её глазам представала странная картина.

Что-то, отдаленно напоминавшее камеру, резко двинулось. На экране появился коридор, который был таким темным, что ничего дальше, чем на несколько метров, видно не было. Несколько секунд изображение было неподвижно, затем оно отодвинулось немного назад, будто прыгун, который берет разбег для прыжка. Через секунду камера резко сдвинулась, словно кто-то её сильно потряс, и помчалась вперед. Лампы слились в одну линию, свет на стенах превратился в полосы, сменяющие друг друга с невероятной скоростью. Коридор, секунду назад казавшийся бесконечным, всего через несколько секунд закончился тупиком. После резкой остановки изображение отползло чуть-чуть назад. Через секунду Нина увидела небольшой выступ, на котором стояло нечто, отдаленно напоминавшее кровать или койку.

Тут картинка в кадре снова покрылась рябью помех, но в этот раз они были мелкими и возникали в определенном месте, как по команде. Спустя секунду в коридоре начали появляться фигуры ростом не больше шестилетнего ребенка. Они были в черных балахонах, капюшоны которых были так глубоки, что скрывали лица, оставляя лишь узкие белые точки.

Девушка приблизилась к экрану и напрягла зрение, чтобы разглядеть их. Но стоило ей пошевелиться, как фигуры одновременно подняли руки в останавливающем жесте. Поняв, что они не хотят себя выдать, она решила остаться на месте. Спустя миг она почувствовала, как её ноги потеряли опору. Посмотрев вниз, девушка поняла, что она — летает. Попытки привести в движение руки или ноги не увенчались успехом — она была похожа на муху, попавшую на липкую ленту. Она попала в ловушку, но, когда эта мысль пришла к ней, было уже слишком поздно.

Нина попыталась позвать на помощь, но кричать она не могла, всё, что ей удавалось — это шевелить губами. Она смогла увидеть, как фигуры в балахонах начали делать какие-то движения руками.

Лилипуты подняли руки и повернули их, оттопырив направленные на неё пальцы. Она почувствовала, что мир вокруг неё меняется, и была бессильна что-либо сделать. Силы оставили её, и теперь ей оставалось не уснуть. Откуда ей было знать, что они с ней сделают, когда её глаза закроются?

Она не могла сопротивляться слишком долго. Фигуры в балахонах наслали на неё чары, и она начала засыпать. Поняв, что борьба проиграна, она собрала свои последние силы и крикнула:

— Помоги мне, Игорь!

Это было последнее, что она успела сделать. После этого её глаза сомкнулись. Из-за действий фигур в балахонах её тело стало похоже на кусок резины, который можно было связать в морской узел, не опасаясь травм. Кости как будто превратились в желе, и теперь перед ними лежал кусок плоти, обездвиженный и лишенный сознания. Тело скрутило в косичку, которую карлики тянули к себе. Это стоило им немалых усилий, но через несколько минут её тело оказалось по ту сторону экрана.

Телевизор выключился спустя несколько минут после этого пугающего действа. Игорь безмятежно спал и даже не предполагал, что эта была последняя ночь, в которую он сможет спать спокойно.

Глава 3

Наступило утро. Парень открыл глаза и увидел, что вторая половина кровати, где обычно спала его Ниночка — пуста. Сначала он подумал, что Нина уже проснулась и давно колдует на кухне. Но почему же тогда не слышно музыки из радиоприемника, шипения газовых конфорок и прочих звуков, характерных для утренней кухни?

Молодой человек встал и взял висевшие на стуле джинсы, потом — футболку. Одевшись, он вышел из комнаты и бросил взгляд на телевизор. Он был выключен, о чем свидетельствовала маленькая красная лампочка, горящая в левом нижнем углу устройства. На экране было видно слегка искаженное отражение фигуры Игоря и комнаты позади него.

— Нина! — крикнул парень. Ответа не последовало. Парень крикнул еще раз или два, но всякий раз ответом ему служила тишина.

Игорь пошел на кухню. Пока он шагал туда, первое, что стало ясно — в квартире, кроме него, больше никого не было. Здесь царила гробовая тишина. Не было слышно ни музыки, доносящейся из радио, ни шума от телевизора. Такая тишина обычно бывает, когда дом стоит пустым. Парень краем глаза глянул на вешалку, и удивился, увидев, что вещи девушки висели на своих местах. Чтобы убедиться, что и её обувь — на месте, парень открыл дверь и выглянул в коридор. Действительно, пара миниатюрных сапожек на небольшом каблуке стояла возле коврика, лежащего у входной двери

«Не могла же она пойти в чем была» — удивлённо пробормотал про себя Игорь.

Когда он зашел на кухню, то не увидел ничего особенного. Вся посуда стояла на своих местах, газ на всех конфорках был перекрыт — в общем, картина непримечательная. Парень включил радио в сеть, но там, где вчера он слышал музыку, сегодня был шум. Крутя колёсико, парень не находил ничего, кроме этих помех.

«Да что же это за хрень?» — с тревогой спросил он сам себя и вернулся в зал. На столе стояла чашка с чаем. Он узнал её. На ней был изображен слон, высасывающий что-то своим хоботом из огромной чаши, больше похожей на озеро. Парень взял её в руки и медленно прокрутил.

«Я, конечно, всё могу понять, но, чтобы Нина, со своей почти фанатичной тягой к чистоте и порядку, оставляла чашку тут? Да ещё и недопитую? На неё это совсем не похоже» — подумал он и поставил её на место.

Постепенно в его голове укрепилась мысль — произошло нечто непонятное, и теперь его девушка пропала. Идея с опросом соседей поначалу показалась Игорю довольно здравой, но вспомнив сапожки, стоящие возле коврика, понял, что ничего этим не добьётся.

Сначала парень попробовал перебрать какие-никакие варианты. Среди них — похищение, побег по какой-то, только ей известной причине, лунатизм и еще три-пять вариантов. Скоро Игорь отмёл их, как бредни сумасшедшего. Кому сдалась студентка, которая даже в школе пирожка без спроса не брала? Зачем какому-то там гуру из секты сдалась девушка, которая даже в Бога не верит?

Ему в голову не приходило ни одной здравой идеи. Не зная, что и думать, парень собрался в институт, несмотря на то, что одну пару он уже пропустил.


Нина лежала на кушетке. Высокие потолки создавали иллюзию, будто она поднимается вверх, и, если не остановится, то её просто размажет по потолку. Но было достаточно посмотреть по сторонам, чтобы убедиться в том, что она — на месте. Хотя место было такое, что даже если бы стены двигались, было бы неясно — падает она или движется вверх.

Состояние её было хуже некуда. Все тело болело, как будто она попала под паровой молот, мысли были спутаны. Когда она открыла глаза, ей показалось, будто её накачали наркотиками и оставили умирать. Любое действие вызывало сильную боль, и даже то, что она просто открыла глаза, можно было считать первой, хоть и небольшой, победой. Девушка повернула голову сначала вправо, а потом — и влево. Ей так и не удалось узнать что-то новое о том месте, где она оказалась.

«Где я? Что со мной?» — подумала она, и тут же голова отозвалась резкой болью, словно её сжали клещами. Девушка резко закрыла глаза и, что было силы, стиснула зубы. Через минуту боль утихла. Попытки пошевелить рукой или ногой закончились провалом. Они были будто приклеены к койке. Прекратив всякое сопротивление, Нина попыталась расслабиться. Её внимание привлекла одна интересная деталь — свет был только вокруг койки. Он образовывал круг и был единственным светлым пятном. Всё видимое пространство было темнее ночи. Света, даже самого тусклого, не было вовсе, даже лампы, которые она увидела перед тем, как началось это все действо с существами в черных одеждах, были потушены.

И тут снова показались какие-то фигуры. Словно из воздуха, появилась одна, затем — ещё одна и постепенно их число увеличилось до десяти. В отличие от тех карликов, которых показала камера, эти фигуры были в белых балахонах.

Они медленно поплыли в направлении койки, на которой лежала девушка. Глаза её расширились от страха и ужаса, ей хотелось кричать во всю силу своих лёгких, но все, на что она была способна — лишь еле слышный стон. Она начала дергаться, насколько это было возможно с её приклеившимися конечностями, и, когда команда карликов в белом уже подлетела к койке, девушка завопила не своим голосом.

Неожиданно самый главный из них, одетый в белый балахон с желтой полосой на правом плече, остановился возле основы кушетки и жестом приказал своим «подчиненным» сделать то же самое. В следующий момент девушка уже не вопила, а визжала, как обычно это делают свиньи перед тем, как им перережут горло и порежут на куски. Тело уже не подчинялось мозгу, оно просто пыталось выжить. Всё, на что оно было способно — выполнять древнейшую программу, заложенную в любом живом организме — «Борись или беги».

Но белый карлик в балахоне с полосой, лидер группы, уже поднялся на один уровень с девушкой и начал делать какие-то действия, которые больше напоминали сеанс у гадалки. Девушка перестала вопить, её голосовые связки могли издать лишь хрипы. Пассы руками привели её в состояние, в котором она прибыла сюда. Глаза её сомкнулись, и девушка впала в кому.


Вам знакомо то состояние, когда умирает ваш друг, с которым вы дружили очень много лет? Я думаю, вам было очень больно. Было ощущение, будто от вас оторвали очень большой кусок души.

Наш герой чувствовал себя именно так. В институте он сидел на парах, как и все студенты, но лекции слушал с таким выражением лица, будто его послали на каторгу. Все его мысли были заняты другим. Где её искать? Как быть? К кому обратиться?

Такой настрой явно не способствовал хорошим отметкам, но сессии и хвосты его сейчас волновали меньше всего. Сейчас его главной задачей было найти Нину. И не столь важно, живой или мертвой.

Еще никогда парень не ощущал в себе таких противоречивых эмоций. С одной стороны, в нем была невероятная решимость, которую при большом желании можно было обратить в неплохую опору для её поисков, но, с другой стороны, его подтачивал страх. Даже то, что он может найти её обезображенное до неузнаваемости тело, не пугало его. Лучше уж было найти её, даже мертвой, чем не найти вовсе.

Просидев, как на иголках, остаток дня, он рассеянно собрал свои вещи, оделся и вышел. Но он не пошел домой, как обычно, а направился в милицию.

Глава 4

Спустя полчаса он, промокший до нитки, уже сидел в очереди к участковому. До самого здания он дошел минут за десять, но даже за такое короткое время он успел вымокнуть под проливным дождём. Возле входа Игорь увидел двух молодых сержантов, которые спрятались под крышей, чтобы хотя бы чуть-чуть укрыться от дождя. Они о чём-то весело болтали и пускали облачка табачного дыма из сигарет, оставшихся сухими только благодаря чуду. Обратив на них столько же внимания, сколько он обратил бы на камень на дороге, он толкнул металлическую дверь и оказался внутри.

Интерьер был весьма стандартным — серые стены, на потолке висел ряд белых плафонов. Бетонный пол, похожий по своему виду на кривую детскую мозаику, был единственным ярким пятном, выделявшимся из этой однообразной серо-зеленой палитры.

Подойдя к дежурному, студент постучал в стекло и поздоровался. Неохотно повернувшись, дежурный, толстый мужик в черной рубашке и кепке, посмотрел на Игоря с немым вопросом «Чего надо?»

— Здравствуйте. А где участковый милиционер? — хотел сказать парнишка, но дежурный, уже на слове «участковый» оборвавший Игоря, хрипловатым баритоном сообщил:

— Прямо по коридору, а потом — поверни направо. Кабинет номер шесть.

— Спасибо — поблагодарил Игорь толстяка и пошел искать указанный кабинет. В коридоре у входа он увидел сидящего человека. Это был старичок, ждущий своей очереди. Он был маленький и сморщенный, в руке у него была трость. Лицо его было спокойным, он будто что-то разглядывал.

— Извините — обратился к нему студент и, на всякий случай, добавил погромче — Вы в очереди — крайний?

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 180
печатная A5
от 517