электронная
252
печатная A5
318
12+
Утренняя любовь

Бесплатный фрагмент - Утренняя любовь

Объем:
72 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4490-2064-2
электронная
от 252
печатная A5
от 318

Вечная любовь

Вечная любовь,

Живут, что бы любить

До слепоты

И до последних дней

Одна лишь ты.

Нефтегорск. Новый городок геологов, геофизиков, буровиков, строителей, — нефтяников. Его построили, в связи с открытием нефтяного месторождения.

Уже сданы и заселены, около двадцати четырехэтажных домов. Есть детсад, школа, больница и другие социальные постройки.

Мне и моим одноклассницам Вале и Наташе по 14 лет.

В школе договорились встретиться у Наташи дома, и послушать самую модную пластинку «Вечная любовь» Шарля Азнавура.

Одеваю на голову новую беленькую, вязаную шапочку с помпоном, демисезонное пальто, легкие кожаные ботинки. На улице конец зимы начало весны. Выхожу на улицу, чтобы идти к подружкам.

Пока дети маленькие, они во дворе- кувыркаются на горках, играют в снежки, катаются на лыжах и коньках.

А вот как только ты начинаешь взрослеть- ты начинаешь выходить в «свет» — вечером — медленно идти по центральной улице.

Еще снег не сдается и терпеливо лежит в бывших горках, еще легкий морозец, но все равно уже календарная весна.

Воздух свежий, пьянящий, весенний. Звенит капель, каркают, чирикают и посвистывают птички.

И, кажется вот оно новое прекрасное начало. Весна жизни, весна юности.

Я начинаю идти быстрее и еще, и еще раз вдыхаю, этот пронзительный, тонкий, будоражущий, все внутри, озон.

Наташа живет в доме, который стоит рядом с «бродом».

Большая комната, угловая, с двумя окнами, в них проникает много света.

В углу стол, на нем, проигрыватель.

Включается пластинка.

И вдруг все меняется вокруг.

Слышится бархатный, протяжный голос молодого мужчины, который поет — плачет о любви.

На коробке от пластинки — нет перевода.

Но мелодия и звучание настолько гармоничны, а мы так готовы воспринимать — эти пронзительно-чувственные звуки, что начинает щемить в груди.

Я вдруг понимаю, что эта бесконечная печаль и искренность, пропетая мощным неподражаемым тембром и есть — любовь!

Вскоре приходит мама Наташи, и мы с Валей как синички выскакиваем из квартиры. Она на первом этаже, и мы мгновенно снова на улице.

А музыка не выходит из головы, не останавливается, и этот далекий иноземец все поет и поет о вечной любви.

На улице уже стемнело. Подхожу к своему подъезду.

Снимаю свою шапочку, задираю высоко голову и смотрю вверх.

Там, далеко — далеко, черно — синяя вечность из которой медленно, плавно, словно по невидимой леске скользят снежинки.

Они садятся на мои детские разгоряченные от щемящей музыки щеки и тают, превращаясь в теплые капельки воды.

Вот водяная капелька соскользнула мне на шею, чтобы развеселить меня.

Но я стою и смотрю в бездонную вечность, в которую уходит из моей головы песня этого Шарля Азнавура.

И мне становится жутко от черной неизвестности и темноты.

У меня еще все впереди и мой гормональный росток, который сформирует мою женскую суть еще не проклюнулся.

Я еще, ни разу не целованная, смотрю и думаю о вселенной, о космосе, о вечности, о какой то, непонятной мне еще любви.

Еще впереди целая жизнь, еще впереди горести и печали, еще впереди Победы и Успехи, еще впереди вселенская любовь и долг перед жизнью.

С неба сыпится бриллиантовая снежная пыль. Мельчайшие ледяные кристаллики, растертые, от долгого полета с бесконечной высоты, отражаются, в свете ночных фонарей и превращается в отблеск драгоценных камней. Снежная пыль, пролетая сквозь полоску света, переливается всеми цветами радуги.

Замерзаю.

Бегу к подъезду и думаю, что завтра утром, в школу, обязательно снова одену зимнее пальто и теплые сапоги.

Вспоминаю, что дома осталась недочитанная книжка Джека Лондона, с закладкой. Скоро придут родители, будем ужинать. А потом я залезу, с ногами, на диван. Укроюсь маминой теплой шалью и буду читать — «Морской волк».

Прошло время. Я окончила школу, поступила в институт. На последнем курсе влюбилась.

Мы решили пожениться. Начались хлопоты по подготовке к свадьбе.

И вот завтра состоится официальная регистрация.

На кресле воздушным белым лебедем, лежит мое подвенечное платье.

Я просматриваю сборник музыки и песен для свадебного веселья. На глаза попадается название Шарль Азнавур» Вечная любовь».

Нажимаю кнопку, и в наушниках звучит неподражаемая песня о вечной любви. На картонном конверте от диска нахожу перевод.

Подпеваю: «все слова любви — безумный крик сердец… аааААа», «живут, чтобы любить до слепоты и до последних дней одна лишь ты»…

Песня закончилась. Я снова нажимаю кнопку.

Подхожу к зеркалу, временно накалываю на голову фату и выхожу на лоджию. На дворе глубокая ночь.

Все уже спят и не догадываются, что завтра — у меня свадьба!

Высоко задираю голову и смотрю в черную бездну.

На звезды с бриллиантовым отблеском.

Вспоминаю ту девочку, которая со страхом смотрела на ночное небо, думала о будущей неизвестности и еще не знала любви.

Вот теперь я знаю, что такое любовь. Я влюблена и выхожу замуж.

В унисон моим мыслям Азнавур поет.

Незаметно прошла львиная доля жизни

Мы с мужем создали семью. Вырастили детей. Отыграли им свадьбы. Помогаем с внуками.

Настал юбилей нашей серебряной свадьбы. Старший сын принес путевки в Турцию.

— Мам, Пап, поезжайте на недельку! Отдохните! И это… сын замялся… возьмите внука с собой? Нам друзья позвонили. Мы с Иркой на байдарках решили сплавляться. Пусть Санек с Вами побудет?

— Хорошо, поедем с внуком, — успокоили мы.

Днем купались и загорали. А вот вечером пришли на дискотеку.

Я попросила ди-джея, поставить диск с песней» Вечная любовь».

Первая пригласила, на танец, мужа.

— Дорогой, поздравляю тебя с нашей серебряной свадьбой!

— Опять ты меня опередила.

— Я думала, ты есть, не остановишься!

— Люд, ну — «шведский стол»! Грех все не попробовать!

— Сегодня особенный день! Хочу услышать от тебя комплименты. Вот скажи, что я для тебя значу.

— Да помню я! И ты для меня значишь «ВСЕ» — и жена, и подруга, и любовница. Ты мой любимый ЛЮСИК!

После танца к нам подбежал внук.

— Дед смотри, сколько ночных бабочек вьется у фонаря? Разве они не понимают, что могут обжечься. Вон, их сколько, обгорелых внизу на земле! А небо какое черное, и звезды такие большие, и их так много!

— Небо — это вечное! Также как солнце, звезды, любовь.

— Дед, а что такое любовь?

— Любовь — это когда смотришь на человека и тебе тепло.

— Так значит бабочки летели к фонарю, потому что им хотелось тепла, любви?

— Нет, это не любовь- это страсть и мгновенная смерть!

Любовь это когда у моих дедушки и бабушки- появился — мой отец. Потом у моего отца и матери появился — я, потом у меня и бабули Люси, появился твой отец, а у твоего отца и твоей мамы Иры появился — ТЫ!

Это и есть Вечная любовь!

Затмение

Это было давно. Но случай запомнился мне, и иногда всплывает, в памяти.

Мне нужно было срочно ехать по делам. Вызвала такси и заранее вышла к подъезду. Села на лавочку, жду.

На соседней лавочке сидят женщина и девочка, лет шести. Мама, чем то встревожена, глаза смотрят в одну точку, уголки губ опущены. Впечатление, что у нее случились, какие-то неприятности.

Девочке — не сидится на месте. Она возится, дергает маму за рукав, качается из стороны в сторону.

Мама не обращает на нее внимания. А дочка еще больше егозится, чтобы ей заинтересовались.

Ребенок ложится поперек скамейки, болтает ногами, задевает маму. Пачкает своими сапожками ее ноги в колготках. Затем что- то выкрикивает, то ли стихи, то ли просто слова. Снова теребит маму.

Та вдруг поворачивается к ней, и изо всех сил ударяет ее ребром ладони, по худой попке.

Лицо девочки искажается, губы начинают синеть, и она заходится плачем. По всему видно, что ей очень-очень больно!

Я какое то время смотрю на них, потом встаю, на ходу достаю из сумочки две конфетки и стараюсь сунуть в дрожащую ручку девочки.

Но ничего не получается- ее ручки, да и все тельце, в каком то «ступоре». Чувствую, что ей очень больно.

Видимо мать, на фоне переживаний, не соображая, что делает, «жестко» ударила дочку.

Кое- как, засовываю конфеты в нагрудный карманчик малышки.

Такси не едет.

Девочка, немного успокоившись, уткнулась в подол матери. Достает конфетку и сует ей. Мать не реагирует. Тогда девочка разворачивает конфету и подносит дрожащей ручонкой к ее рту.

Мать обнимает дочку и подтягивает на свои колени. Склоняется к ее личику, обнимает ее тельце, целует. Они сидят, склонив головы друг к другу, как любящие люди.

Я перестаю злиться, что так долго нет такси.

И оно вдруг подъезжает. Сажусь и бросаю последний взгляд на двух близких людей.

Какая же мудрая любящая дочка!

Она сама не зная того, подала пример и мне, и маме, что не криком, ни злом, ни битьем, а добром надо относитесь к людям. А особенно, к родным.

Пусть им обоим повезет! И пусть все беды, обойдут их, стороной, подумала я, и зеленоглазое такси помчало нас вперед.

Медовый спас

Слово Спас-сокращенная форма от слова Спаситель- Иисус Христос.

Однажды «Медовый спас», принес мне счастье и спасение.

— «Соты заполнены медом, следовательно, пора пробовать.

Начинается Медовый спас!» — почти кричал мне, старческим голосом дед, в телефонную трубку.

Приезжай свежего медку поесть.

Ехать не хотелось.

Дед мой после смерти бабушки, уехал в дальнюю деревню, купил там домик и полуразрушенную пасеку.

Я приезжала к нему, но глушь и запустение вызвало у меня грусть и разочарование.

Прошел год, дед звонил, радостным голосом приглашал в гости, и обещал угостить медом.

Мед я очень любила- родители приучили- каждую осень покупали по триста килограмм арбузов, и по два ведра меда.

Дед нахваливал мед и обещал, что мне понравится его новые постройки и ремонт пасеки.

Мне было под тридцать, У меня не сложился, мой очередной, уже третий по счету гражданский брак.

Вдобавок, после того как я сказала, что беременна, мой несостоявшийся муж, приказным тоном сказал, что бы я сделала — аборт.

Срок был- восемь недель и мне надо было срочно решать, оставлять ребенка или нет.

Вот и поехала я к деду, на пасеку с беременностью, с депрессией, и с нерешенной проблемой останусь ли я одинокой или все таки мой парень передумает и женится на мне.

Подтолкнул меня звонок подруги с университета.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 252
печатная A5
от 318