электронная
90
печатная A5
339
18+
#хроники_трансформации

Бесплатный фрагмент - #хроники_трансформации

Уши блогера. Ч. 1

Объем:
118 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-7020-4
электронная
от 90
печатная A5
от 339

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Вступление

«Да из всех твоих книг так и торчат «уши блогера» — воскликнула как-то одна из читательниц, прочитав мои первые книги «Манифест твоей счастливой жизни» и «Мужчина и женщина: подводная часть айсберга. Вся правда о гендерных стереотипах». Ну а как им, собственно, не торчать, если я и есть блогер? Так что пусть уж торчат прямо с обложки!

Тем более, что эта книга — сборник статей из моего блога, объединенных хештегом #ХРОНИКИ_ТРАНСФОРМАЦИИ: наблюдения, мысли, инсайты, истории из жизни на пути моего личностного развития.

Когда ты будешь её читать, тебе неоднократно встретится несколько имён, и я хочу заранее познакомить тебя с этими близкими мне людьми.

Чаще других на страницах этой, да и всех остальных моих книг, мелькает имя Олег, а ещё иногда О. К. Это — тренер осознанности Олег Карепов, пожалуй, самый близкий и дорогой для меня человек, которого я очень ценю и уважаю как тренера, как мужчину, как личность, «горный проводник по дремучим пещерам подсознания», тот, благодаря кому и под чьим чутким сопровождением эта трансформация со мной и происходит.

Ещё есть имя Лена — это Елена Саломатова, вместе с которой мы делаем разные проекты, например, тоже часто упоминаемое в книге Пространство развития «Графит» (это в Красноярске).

Ещё встречается имя Таня — это Татьяна Ленкова, создательница Неформальной конференции «Осознанный Я — Осознанный Город».

И ещё одно имя из текстов — «Панда», чудесный красноярский хостел, где я имела радость работать.

Автор моей фотографии на обложке — Маша Сидорова (Маша Мультяша) — вместе с ней мы делаем проект «Жизнь в потоке. Интуитивное проживание» и ведём разные тренинги.

Спасибо всем этим людям за то, что они есть в моей жизни!

Эта книга — первая их серии «Уши блогера». Все статьи за два года я разбила по темам, и планирую к выпуску ещё несколько книг: #о_любви, #о_людях, #мужчины_и_женщины и др. Ну и конечно же их все можно найти на моем сайте WILDMUSE.RU — «Жизнь в парадигме любви».

«О СЕБЕ: НЕ РЕКОМЕНДУЮ»

Беспокойная, неугомонная, эмоциональная, жадная до всего нового и необычного, норовящая всюду сунуть свой любопытный нос, не принимающая ничего на веру — почти всё проверяющая через эксперимент на себе самой. Живущая так, что за спиной словно уже штук сто прожитых жизней («Когда ты успела это всё?!»), сто разных экспериментов, перевоплощений, погружений с головой.

Летающая с попутными ветрами, тонко чувствующая их восходящие потоки — и вот опять куда-то несёт, навстречу новому и неизвестному. Со мной трудно дружить. Со мной трудно работать. Меня трудно любить. Со мной почти невозможно жить вместе. Потому что уютное счастье в обнимку у телевизора наскучит мне уже на второй день. «Я увезу тебя в свой дом на тёплом-тёплом море, которое ты так любишь», — говорит мне мужчина. — «Я дам тебе всё, что захочешь. И — мы будем всю оставшуюся жизнь, держась за руки, сидеть на берегу». Заманчивая картинка, верно? Пытаюсь представить себя в ней. Понимаю, что максимум через месяц тихо взвою от скуки. Отвечаю: «Спасибо, нет».

Я не отмечаю общепринятые праздники — потому что считаю, что любить друг друга надо каждый день, а не по календарю, а радоваться жизни надо тогда, когда есть настроение, а не за компанию со всеми. Не люблю получать в подарок цветы — пригласите меня лучше на пикник с шашлыками! Не хожу в кино — потому что своя жизнь интереснее, чем придуманная кем-то другим. Не интересуюсь политикой — в этой игре для меня слишком много интриг и фальши. Не поддерживаю разговоры на тему «как всё плохо» — ты же не дерево, меняй что-то или иди туда, где тебе хорошо! У меня дома часто бардак — потому что я не успеваю за потоком событий и у меня не хватает времени упорядочивать реальность, ну и вообще системность — явно не мой конёк. Я даже не всегда знаю, какое сегодня число и день недели.

Кажется, за всю мою жизнь было лишь двое мужчин, способных не «терпеть» мой характер, а любоваться им. Тех, кому «эта чокнутая» действительно была по душе.

Кого восхищало, когда я подскакивала в три часа ночи и начинала обдирать обои со стен, потому что мне приснился новый дизайн интерьера, и его нужно немедленно начать воплощать. Кого забавляло, что я постоянно притаскивала «на хвосте» какие-то новые приключения. «Слушааааай, у меня тут появилась идея!…» — в этот момент становилось понятно, что снова что-то начинается. Двое, независимо друг от друга, звавших меня «кошка», «котёнок» — смешно носящаяся за собственным хвостом и за каждым шуршащим бантиком на нитке, и бережно помогавших мне не убиться об столкновения с реальностью. Да и то, думаю, были они лишь потому, что я наотрез отказалась жить на одной территории. Остальные — либо «терпят», либо пытаются перевоспитать, либо в ужасе шарахаются. Полагаю, особенно сложно тем, кого вдруг угораздило попасть в эпицентр моей влюблённости.

Мне нравится жить одной. Но иногда вдруг хочется варить вкусные солянки, делать нежные массажи, гладить рубашки… Иногда вдруг хочется в клювике приносить кому-то умному и внимательному свои бредовые идеи, делиться эмоциями и впечатлениями. Уютно сев на полу у его ног, положив голову ему на колени — тихо мурлыкать под его рукой и рассказывать, и слушать, и просто молчать.

Ключевое слово — «иногда».

А ещё я временами устаю от всего и всех, забиваюсь в нору и по несколько дней подряд не хочу никого видеть.

Пару лет назад хиромант высмотрела на моей ладошке, что главная моя задача этого воплощения — создать и сохранить семью. Это смешно, правда. Где я — и где семья? Как можно, не теряя себя, оставаясь вот такой, серьёзно быть с кем-то?

* * *

Далекая птица в распахнутом небе,

Свобода и Солнце — вот все ее счастье.

Забавная кошка на чьих-то коленях,

Мурлыча, свое коротает ненастье.

Змея вековая с линялою кожей

И взглядом, уставшим от груза столетий.

Волчица безумная — ей не поможешь —

Луну равнодушную молит о смерти…

Они непохожи, но все они — я.

Ты плохо, наверное, знаешь меня….

БЫТЬ СОБОЙ ЧЕРТОВСКИ СТРАШНО, ДОРОГИЕ…

Я часто делюсь своими инсайтами, радостями и прочими мотивирующими штучками. А сегодня мне хочется поделиться своими страхами. Я отнюдь не всегда жизнерадостна и весела. И — мне тоже бывает страшно.

За последнее время я всё больше и больше пишу, говорю и проявляю то, что либо не осознавала в себе раньше (что, впрочем, не мешало мне жить согласно именно этим взглядам и идеям, просто — неосознанно), либо — осознавала, но прятала подальше, чтобы… Чтобы что? Ну, наверное, чтобы продолжать быть «хорошей девочкой». Ну то есть я-то не поменялась, просто проявилась, перестала прятаться (привет моей аватарке на страничке) Но для многих окружающих это оказалось неожиданностью. Каждый день от моей странички в ВК отписывается несколько человек (справедливости ради, стоит сказать, что и каждый день подписывается несколько новых).

Многие вещи, которые я пишу, никто не лайкает — и мне кажется, что «моё» никому не откликается… Но спустя время выясняется, что многим оно откликается настолько глубоко, что они просто не рискуют публично обнаружить, проявить свою сопричастность к этому, это всплывает спустя время в разговорах и личных переписках, и я с изумлением обнаруживаю, что тексты, как мне казалось, никому не нужные, цитируются почти дословно наизусть.

Я много пишу о любви, взаимоотношениях полов, гендерных ролях, сексе и сексуальности, чувствах и эмоциях. Пишу, наблюдая мир и себя в нём, попуская через себя, находя в себе ответы и открытия и делясь этим с миром. Обнажаюсь в своем мировоззрении, чувствах и мыслях. Парадокс в том, что темы-то актуальны практически для каждого, но они настолько подавлены, запретны и табуированы, что моя смелось говорить об этом вслух воспринимается зачастую как вызов… или революция. Самое ужасное, на мой взгляд, что женщин — тех, кто создан жить любовью и наполнять ею мир — пугает и шокирует смелость, с которой я пишу про свою любовь. Милые мои, что не так с этим миром? Если женщина боится сказать вслух «я люблю этого мужчину». Если неприлично заявлять «я люблю секс» (да, кстати, люблю, во всем его многообразии, без тормозов и границ). Если я боюсь опубликовать свою (личную, собственную, никому не навязываемую) точку зрения на взаимоотношения полов, потому что после этого именно сёстры-женщины обвиняют меня в «гендерных стереотипах».

Быть собой чертовски страшно, дорогие… Страшно, потому что когда снимаешь слой за слоем «социально-правильную» маску, под ней обнаруживается живая, уязвимая, трепещущая душа. Страшно оказаться непонятной, непринятой и отвергнутой. Страшно разрушить старательно создаваемую годами «правильную» репутацию.

Вот такой странный пост у меня сегодня получился…

НЕ МЕШАЙ МНЕ ТЕБЯ ЛЮБИТЬ

И снова пост на тему: «Быть собой чертовски страшно, дорогие…»

Год назад я была на танцевальном тренинге у Ани Ильичевой. Один из моментов тренинга был — сольный танец, протанцовывание ситуации из жизни. Я танцевала свою детскую любовь. Мне тогда было пять лет и никто не воспринимал моё чувство всерьез, но оно было важно для меня, настолько важно, что наложило отпечаток на всю последующую жизнь. Любые попытки разобраться с той ситуацией «от головы» неизбежно приводили к её обесцениванию, и другими, и мной самой: ну какие любовные страсти могут быть у пятилетней девочки?! В танце я полностью перешла на язык чувств и выразила это именно так, как ярко и трагично оно было для меня на самом деле.

После танца — обратная связь от остальных участников группы. Одно из «мнений из зала»: «Это — слишком. Похоже на плохой театр. Настоящие чувства такими не бывают».

Вот это слово «слишком» преследует меня по жизни. Меня всегда «слишком». Слишком — эмоционально, много, громко, экспрессивно. «Настоящую нежность не спутаешь ни с чем, и она — тиха», — говорят мне люди. «По-настоящему счастливый человек не кричит о своем счастье, все заявления вслух — это попытки убедить самого себя», — вторят им другие. «Личное должно оставаться личным», — назидательно поучают третьи.

Я слушаю всех этих милых людей и начинаю сомневаться — а вдруг они правы, а вдруг это со мной что-то не так?

Мой мир действительно таков. Он полон ослепительно ярких эмоций и чувств. Он играет и переливается всеми цветами радуги, захлёстывает звуками и запахами. Он настолько феерично живой, что переполняет душу, выплёскивается через край — и накрывает собой всё и всех, что и кто меня окружает. Если пытаться это удержать в себе — то меня просто разорвёт изнутри на клочки.

При всём моём насмешливом отношении к соционике, именно она даёт мне «индульгенцию» на право быть собой. «Тыжгексли» — то ли объяснение, то ли оправдание, то ли диагноз.

Любовь для меня — это способ жить. Любовь к миру, к людям, к самой жизни, к мужчине. Вот такая — огромная как небо, через край и взахлёб. Каждый раз, влюбляясь, я складываю руки в неслышной мольбе: «Прошу, не мешай мне тебя любить».

Сейчас — впервые в жизни! — мне действительно не мешают. И эта, ничем не ограничиваемая любовь, раскрывается в творчество, растекается по текстам, сайтам, блогам… Я чувствую себя художницей, которой позволили рисовать свои картины прямо на небе, не ограничивая полёт вдохновения скудными холстами. Вот она — свобода быть собой.

Но временами находится кто-нибудь, внезапно одёргивающий за рукав и укоризненно качающий головой: «Эй, тебя — слишком!…» И я вздрагиваю и начинаю растерянно оглядываться… Почему так? Почему я не могу не обращать внимание на такие слова? Как этому научиться?…

ДУМАТЬ — ВРЕДНО!

Сегодня я попыталась думать и занималась этим ужасным занятием целых полдня. И вот тут я поняла разницу! Когда начинаешь жить в потоке эмоций и ощущений, входишь во вкус, а потом вдруг снова возвращаешься «в мозги», разница становится яркой и ощутимой. Я адски устала думать, запуталась, соскучилась, потеряла кучу сил и энергии… Так и не поняла, зачем я вдруг решила это сделать?! Все нужные мне ответы я получаю танцуя, или в снах, или во время долгих бесцельных прогулок — они приходят сами как озарение, неожиданные идеи, случайные подсказки от Мира, неожиданные предложения, подарки и возможности, безошибочное ощущение, в каком направлении двигаться дальше. Всё, что для этого нужно — отключить мозг и погрузиться в волшебное «здесь и сейчас», во внутреннюю тишину без хаоса мыслей.

ВЗРОСЛЕНИЕ

Взросление даётся трудно. Взросление — это переход от «мы оба занимаемся мной» к «каждый занимается самим собой». Это поиск новых точек соприкосновения. Это — плач ребёнка, оставленного без внимания, который придумывает, чего бы такое выквасить, чтобы «не мытьем, так катаньем» это внимание получить. Это привкус одиночества.

Это страх остаться без поддержки. Это отчаянье «я больше не нужна, я больше не интересна». Это — желание уйти. Уйти туда, где будут продолжать нянчиться и вытирать сопли. Это тот порог в отношениях, который мне ещё ни раз в жизни не удалось переступить.

Это — переход от теории, которую я так яростно провозглашала, к практике. Мужчина занят своей жизнью и ему некогда оглядываться на женщину. Если он будет постоянно смотреть на неё, корабль далеко не уплывёт. Но ведь — хочется, так отчаянно хочется, чтобы постоянно смотрел!

Взросление отношений и личности в ней. Переход от «терапии» к партнерству. От влюблённости к любви. Разворот вектора внимания. Теперь уже не «меня ведут». Теперь уже — «я следую». Сама. Осознанно и добровольно. Я пытаюсь нащупать путь, но мне кажется, что — балансирую в пустоте, в невесомости, в «нигде».

Справлюсь ли я?..

— Полетели в космос? — говоришь ты.

— Ух ты! Полетели!

Я не знаю, пригодится ли там крылья, но вдруг вспоминаю, что они у меня есть. Ты терпеливо ждешь, пока я расправлю и разглажу их смятые перышки, бережно страхуешь при первых пробах взлететь.

— Смотри, у меня получается!

Потихоньку уводишь все выше и выше.

— Эй, я боюсь! Я тут еще не была! А вдруг я упаду и разобьюсь?

— Просто не смотри вниз.

И вот — странное пространство, совсем другое. Крылья уже не нужны. Свободное парение в нигде.

— Эй, я теряю ориентацию в нем, я не помню где земля, мне страшно потеряться в этом нигде, где никого больше нет. Страшно заблудиться и остаться тут одной.

Я знаю, чувствую, что ты где-то рядом. Но ты больше не держишь меня за руку как тогда, в самом начале. Наверное, это правильно. Мне нужно научиться самой летать в этой невесомости, кувыркаться, играть и ловить от нее кайф. Но иногда накрывает страх, где они, те буйки, за которые было «не заплывать»? Эй, люди, вы все еще слышите меня?…

ЖЕНСКАЯ ДРУЖБА!

На днях одна знакомая рассказала мне такую штуку. «Ночью меня накрыло личными переживаниями, и я подумала, что — могу написать или позвонить тебе, ты всё равно по ночам не спишь, и поговорить с тобой, и ты не откажешься. И когда я поняла это — меня отпустило. Я поняла, что я не одна, и этого уже оказалось достаточно.»

И ведь — да, её звонку я действительно была бы рада в любое время суток, более того — при необходимости еще бы и в гости приехала тогда же ночью, или её бы к себе позвала: мотать девчачьи сопли, так уж от души и по полной. Хотя мы никогда с ней ничего такого не обсуждали, ну и казалось бы — не настолько близки. Ан нет, получается — настолько, и это не количеством проводимых вместе часов измеряется, а чем-то совсем другим.

Потом задумалась. А если меня ночью вот так накроет личными страдашками, есть ли у меня человечек, которому я позвоню посреди ночи просто чтобы поскулить в трубку? Пришла к выводу, что нет. Почувствовала себя адски одинокой. Попечалилась. В общем, всё как всегда.

А потом задалась вопросом: а почему — нету? Почему я не могу позвонить, например, вот этой же самой подружке? Почему она мне — может, а я ей — нет? Потому что у других своих всяких дел хватает, чего я буду среди ночи будить со всякими глупостями, нафига их напрягать?.. Ага! А откуда я знаю, что это для них — «напрягать»? Ну для меня же ведь этот её звонок был бы не в напряг! Может, и мой кому-то был бы вот так же не в напряг, а может ещё и в удовольствие даже, а я уже за всех всё подумала, ответила, решила… Может, стоило хотя бы спросить?…

И вот — спрашиваю. Милые мои подружки, если вдруг однажды меня ночью девичьи печальки одолеют (ну мы же девочки такие девочки, умеем придумывать себе бури в стаканах даже там, где их нет!), кому из вас я могу позвонить и жалобно похлюпать носом в трубку в три часа ночи?

МОЙ ХУМГАТ

Ты повисаешь в пустоте и тобой овладевает страх. Возникает желание срочно, немедленно за что-нибудь ухватиться: любимый мужчина, бывший мужчина, родители, сигарета, еда — что угодно, что дает ощущение «берега». Лишь бы не улететь туда, в пустоту, не остаться там совсем одной. Там, где нет ничего, никаких ориентиров, ни верха, ни низа, ни неба, ни земли. Лихорадочно хватаюсь за всё подряд. Подменяю полет в космос безопасным полетом в искусственную реальность: улетаю в книги, серфинг по ленте новостей в соцсетях, кино. Мечусь. Отпускаю. Отпускаю всё разом. Оставляю себя без малейших зацепок и страховок. Оставляю себе только воду и долгие прогулки в одиночестве. Делаю шаг в пустоту, расправляю крылья. У меня получится! Я не требую от себя невозможного. Давай хотя бы на день для начала отпустим ВСЁ и уйдем в невесомость, в одиночный полёт в «нигде». Один день — это недолго. Это не так страшно. Я смогу.

Хумгат. Коридор между мирами. Множество иллюзорных миров, каждый из которых манит меня к себе, пытаясь затянуть в открытую дверь. Но эти сутки я проживу в Хумгате. Я научусь управлять этим полетом. Научусь становиться добровольной гостьей, а не пленницей этих миров.

Для начала просто наблюдаю себя. Захотелось написать ему. На самом деле, писать вроде не о чем. Нахожу повод: посплетничать об общих знакомых. Осознаю, что это не желание пообщаться с Ним, не желание поделиться чем-то или что-то спросить. Это желание зацепиться за него. Зачем? Почему оно возникло? Не понимаю пока. Не пишу. Это получилось легко. 1:0 в мою пользу.

Но организм продолжает искать за что уцепиться. Бредет на кухню и добывает кусок хлеба с вареньем. Раньше, чем успеваю отследить и осознать. Была голодна? Нет. Зачем тогда? Пока не понимаю. 1:1.

Рука тянется к пачке с кофе. Отслеживаю и осознаю. Реально хочу кофе? Нет. Зачем тогда? Вместо кофе наливаю кружку горячей воды. 2:1.

Хочу курить. В целом знаю, как справиться с этим — надо глубоко дышать. Продышать это желание. Оно возникает из-за поднимающейся энергии. Можно притушить ее. Можно продышать и позволить ей подняться. Вдох-выдох. Вздыхаю. Обуваюсь и выхожу на балкон. 2:2.

Проходит время. Снова хочу курить. Вдох-выдох. Организм тоскливо ищет варианты. Подкидывает идею: погрузимся в сексуальные фантазии? Отвечаю: нет. Продолжаю глубоко дышать. 4:2.

Значит, давай дальше спать, вздыхает тело. Я соглашаюсь. Непонятно вообще, чего мне приспичило проснуться в 4:20 утра.

Сегодняшний день я потрачу на осознавание будничных действий.

ВЗЛЁТНАЯ ПОЛОСА В НЕИЗВЕСТНОСТЬ

(Навеяно стихотворением про великана с голубыми глазам)

Вспомнилось, как сколько-то лет назад я искала работу. Оставила несколько резюме в кадровых агентствах. БОльшая часть — с подробным описанием опыта. И в одном приписка — «готова пробовать то, что никогда не пробовала». Спустя некоторое время из этого агентства позвонили и сказали:

«У нас вакансия как раз для вас! Понятия не имеем, что там нужно делать, заявка такая: «Авиакомпания ищет человека, готового делать то, что никогда не делал, со знанием английского».

Разумеется, я ответила: «ДА!»

Через несколько дней я уже проходила какой-то тренинг по командообразованию, спустя неделю — недельное обучение в Москве за счет фирмы. Спустя две недели — приступила к работе. Это была работа координатора коммерческой загрузки грузовых самолетов, летающих между Франкфуртом и Китаем, в Красноярске груз из «Боингов» перегружали в «Илы» и развозили по России. Авиакомпания «Волга-Днепр». Моя задача была следить, чтобы то, чего пихают ТАМ в «Боинги» потом ТУТ вошло в «Илы» по габаритам и весу. Цена ошибки иногда доходила до сотен тысяч долларов — день простоя нефтедобывающих предприятий на Сахалине, если им не доставлены вовремя какие-нибудь «самые нужные штуки». Было трудно, насыщенно, без продыха, круглосуточно, без выходных, с ночёвками на лётном поле, с общением только на английском, с 24/7 на связи, потому что Китай, Сахалин, Франкфурт, Москва — все в ооочень разных часовых поясах, сон в обнимку с телефоном и ноутбуком. В таком режиме я выдержала три месяца…

Во время обучения в Москве я заехала в гости к сестрёнке, которая как раз собиралась с семьей уезжать на ПМЖ в другую страну. Посмотрела на годовалых племяшей. Возможно, именно ради этого вечера та работа и случилась в моей жизни…

Одновременно с этим предложением о работе я получила другое. Из стабильного банка. «Купившегося» на мой опыт. «Вы — то, что нам надо, вы досконально знаете эту работу, вам даже не придется ничему учиться». Они предлагали стабильность, зарплату и скуку. Чокнутые авиаторы — неведомое. Я выбрала второе, да. В банке моего выбора так и не поняли…

К чему это я? Вот и в отношениях с мужчинами так же. Мне раз за разом предлагают «маленький дом, где растет под окном цветущая жимолость», а я снова и снова выбираю взлётную полосу в неизвестность…

ВСЁ СЛИШКОМ ХОРОШО, ЧТОБЫ БЫТЬ РЕАЛЬНОСТЬЮ

Сегодня у меня — день ухода в тишину. День, когда надо остановиться, оглядеться по сторонам, понять — где я? Принять, по-настоящему, глубоко принять всё происходящее со мной, всё, поизошедшее за последние дни-недели-месяцы.

Из переписки две недели назад

— У тебя с реальностью отношения не выстроены, она тебе не нравится. Ну так и смотри за что ты реальность-то не принимаешь. У тебя два уровня фантазии. Одну из них ты реальностью своей считаешь, а второю осознаёшь что фантазируешь. (с) О.К.

У меня прям дикая программа никчемной ненужной этому миру неудачницы из детства висит. И — у меня реальности поменяны местами. Я живу, причем вполне успешно же живу, но это словно во сне и не про меня, и постоянно надо самой себе напоминать: смотри, вот это то, что ты делаешь, что с тобой происходит, ты — молодец. И есть какая-то другая реальность, которая для меня воспринимается как более настоящая, в которой я никакая, бесполезная и никому не нужная.

Раньше вот эта внешняя, реальная реальность соответствовала внутренней, мужики вокруг меня были сплошь какие-то суицидники и алкоголики, я вечно во что-то вляпывалась, фирмы, в которые я попадала на работу вдруг закрывались или перепродавались (у меня всё резюме до 2005 года с одной причиной увольнения — ликвидация предприятия, даже такое гипер-стабильное как КАТЭК или мировой табачный бренд ротманс, и то — перепродали и поменяли штат «по ликвидации»).

А потом что-то поменялось, по непонятным мне причинам я вдруг стала интересна умным талантливым мужчинам, в работе мне стали рассказывать, что я редкостная умница, вплоть до предложений создать вакансию специально под меня, на мой вкус, лишь бы я оказалась в штате, и у меня непрекращающийся шок: люди, вы что, идиоты? Вы что, не видите, какая я на самом деле??? И желание сбежать, потому что это всё — обман, я не такая классная, все ошибаются, заблуждаются, и надо сбежать, пока обман не раскрылся.

Вот тогда мир и начал расщепляться. На объективный, который можно изложить в цифрах, фактах и достижениях, и внутренний мой, который совсем про другое. Пока все было едино, было просто, а когда начался вот этот зазор между объективным внешним и моим внутренним — я начала от внешнего активно отстраняться, потому что он — «не про меня».

Но так-то это ж бред? Я пытаюсь сбежать от физического мира, в котором у меня все хорошо, в придуманный, в котором у меня все плохо. По возможности разрушить, все, что хорошо. Но этот упрямый физический мир, сцука, чертовски настойчив, я сбегу вроде бы, а оно — в другом месте снова все отличненько вырастает, и у меня опять «все хорошо» делается, а я ж так не умею, это ж не про меня, куда бежать от его упертости прям и не понятно, на тот свет если только.

Этот гадский физический мир отказывается играть со мной по моим сценариям. Раньше он меня слушался: хочу, чтобы было «всё плохо» — на тебе всё плохо, как заказывала. А потом он стал навязывать мне реальность в которой у меня «все хорошо». А я упираюсь, посылаю его нахуй и пытаюсь спрятаться в свое «все плохо».

— У тебя два уровня фантазии. Одну из них ты реальностью своей считаешь, а второю осознаёшь что фантазируешь.

Так и есть. Два уровня фантазии. Первый уровень, в котором у меня «всё плохо» и в котором я фантазирую, что у меня «всё хорошо». Вместо того, чтобы жить в физической реальности, в которой и так всё хорошо, я иду за этим «хорошо» на второй уровень иллюзорной реальности.

— Ну так и смотри, за что ты реальность-то не принимаешь?

Ответ: за то, что в ней всё слишком хорошо, чтобы быть реальностью.

Откуда у меня эта «тухлая» установка, что я не имею права радоваться?

Как только в моей жизни начинается «хорошее», я начинаю отстраняться от него, притворяться, что его нет, вытеснять его из реальности. Херня какая-то.

Страшно. Кажется, что как только я чему-то обрадуюсь, оно сразу исчезнет. Поэтому радоваться нельзя.

Я нашла подругу, нашла партнеров по бизнесу, еще вот офигенного мужчину, чтобы любить, нашла. Сплошная сбыча мечт. А я не радуюсь, потому что не чувствую это все частью моей жизни. Или — очень иллюзорная и призрачная часть, которая может растаять от моей радости.

В каждый свой приезд в Красноярск Регина старательно прорисовывала красной ручкой у меня на ладони «линии радости»…

Каждый новый день приносит мне новые радости, новые подарки, новые невероятные штуки, открывает такие желанные и долгожданные возможности, одаривает словами, которые так хотелось услышать. А я — всё глубже затаиваю дыхание, замираю, отвожу взгляд, сбегаю в суету…

Я отлично знаю, как выживать в любых условиях, как справляться с проблемами, как преодолевать, я не боюсь боли и трудных задачек, я могу выгрести сама и вывести за собой других. Я — идеальный солдат и знаю, как жить «на войне». А — как жить «в мире»?.. Там, где любовь, солнце и голубое небо?…

Всё слишком хорошо, чтобы быть реальностью

ПРОБУЖДЕНИЕ

…Когда-то давно в детстве мы с родителями печатали дома фотографии. Это был волнительный процесс, событие. Вечером на кухне занавешивали толстым одеялом окно, на стол ставили… как же эта штуковина называлась? О, увеличитель! И еще расставляли по столу ванночки-кюветочки со всякими проявителями-закрепителями. Включали красный фонарь. И — начинался мистический процесс. Самым непостижимым и волнующим был тот момент, когда в ванночку с проявителем кидали белый прямоугольник фотобумаги, аккуратно теребили его пинцетом за уголок — и на нем постепенно проступало изображение.

Сначала едва заметно сероватое, постепенно оно обретало контуры, наполнялось глубиной, становилось всё контрастнее — и превращалось в осмысленную картинку, сюжет, кусочек реальности.

Так же сейчас проявляется моя реальность… Рассеивается туман, проступают силуэты и очертания. Я наблюдаю этот процесс с тем же непонятным волнением, как тогда, в детстве…

Принято считать, что когда рушатся воздушные замки, на их месте обнаруживаются вполне реальные руины. А у меня из тающего миража проступает замок, куда более прекрасный, чем был в иллюзиях. В нем пыльно и душновато, ведь он столько лет стоял заброшенный, но это решается генеральной уборкой и хорошим сквозняком. За распахнутым окном — весна… В душе — чуть слышная невесомая мелодия флейты. Прекрасная. Прислушиваюсь к ней. Вот так звучит моя радость.

ПУТЬ К СЕБЕ. ШАГ ЧЕТВЁРТЫЙ. РАДОСТЬ

Я всю жизнь (вернее, бОльшую её часть) руководствовалась словом «надо». Потом — несколько лет назад — появился другой внутренний ориентир: «Я чувствую, что так правильно». Потом — благодаря Олегу — пришёл следующий критерий: я начала учиться слушать своё «хочу» и жить согласно ему. Теперь приходит новая, ещё более тонкая настройка: делать только то, что радует. Внимательно отслеживая внутренний отклик, фиксируясь на своём пока ещё полупрозрачном и чуть слышном чувстве радости, проживая его.

И — разумеется — всё это обучение искусству доверять Миру — всё, что происходит со мной в любой момент времени, всегда единственно и безусловно правильно, Вселенная не совершает ошибок. Потому что регулярно возникает соблазн бросить «все эти глупости», и вернуться к тому, от чего уходила, к беспощадному «надо», взять саму себя за шкирку и заставить, ведь мы все по большей части всю жизнь так живём — в постоянном насилии над самими собой, нас так научили, и по-другому мы не умеем…

Я учусь слышать своего внутреннего ребёнка, который всю жизнь, с самого раннего детства, был лишён права голоса.

— Давай, девочка моя кудрявая, разбираться, чего же тебя радует!

— Шоколадное мороженое, посыпанное тёртым шоколадом и политое шоколадным сиропом — всегда ДА! Ну или хотя бы просто — шоколадное мороженое…

— Отлично, ну хоть что-то есть, с чего начать!..

О РАДОСТИ, ЛЮБВИ И ЯЗЫКЕ СУАХИЛИ

Сегодня со мной случилась неожиданная мысль. О том, что с радостью — это так же как и с любовью. Если внутри своей любви мало, то постоянно ищешь её вовне. Так вот и с радостью та же история! Бесконечная гонка за новыми впечатлениями — это попытка компенсировать дефицит внутренней радости внешним калейдоскопом событий. Потому что когда начинаешь слышать тонкую мелодию, звучащую в глубине собственной души, весь этот внешний хаос становится ненужным. Радость находится сама собой абсолютно во всём. В общем, мне кажется, что меня в очередной раз замедлили и углубили. Я потихоньку становлюсь интровертом, да?..


Ещё очень хочется написать о чём-то таком… очень глубоком и личном… только оно никак не может сформулироваться до конца. Что-то о том, что я очень счастлива в своей «уникальной разновидности любви». Чем меньше остаётся страхов, тем более странной и уникальной она становится, и тем более счастливой я чувствую себя в ней, позволяя ей быть именно такой.

Каждый человек это уникальная разновидность любви, которую он несет в этот мир. Но его страхи мешают этой любви проявиться, видоизменяют ее, порой превращая в «не-любовь», в гнев, в ненависть, в любые другие проявления «зла». Принимая свои страхи и удовлетворяя порождающие их потребности, мы начинаем проявлять в мир свою любовь, свою уникальную любовь. (c) О.К.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A5
от 339