электронная
90
печатная A4
963
12+
Усену: Дорога к Телецкому озеру

Бесплатный фрагмент - Усену: Дорога к Телецкому озеру

Цикл «Усену». Книга первая

Объем:
424 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4493-3648-4
электронная
от 90
печатная A4
от 963

От Автора

Первою книгу, из запланированной серии, писал почти год. Рукописным текстом, в тетрадях. Их насчитывается 9 общих и 2 тонких. Писал на работе (типографии), в свободное от работы время. За этот год я так привязался к своим героям, что не хочу с ними расставаться. Поэтому собираюсь написать еще несколько книг про приключения Усену и его друзей. Не знаю, увидят ли они свет, и прочтут ли их еще кто-то, кроме меня, но я полон решимости и надежды…


Январь 2011 года


Спустя больше шести лет с того момента, как я написал эту книгу, всякий раз перечитывая ее, я нахожу для себя что-то новое. Это не просто история жизни снежного барса, его борьбы за жизнь, в мире, наполненном человеческой алчностью и жестокостью, это часть моей собственной жизни. Мои переживания, страхи, нашли отражение на страницах этой книги.

Вечная борьба между добром и злом, жизнью и смертью неустанно следуют с нами по жизни. Даже если оступился, ты не должен сдаваться.


«Никогда не сдавайся, и следуй своей мечте!»

2016 г.

Предисловие

Легкие порывы свежего ветерка шелестели листву. Стал слышен отдаленный рев горной речушки, спадающей с высоких гор, и движущейся навстречу большой полноводной реке Чулышман. Утихли насекомые: перестали сновать надоедливые комары, мошки. Последние муравьи забегали в свои гигантские дома — муравейники. Пчелы окончили сбор нектара с альпийских цветов, и возвращались, чтобы превратить его в душистый сибирский мед.

Дневные звери лениво побрели в свои логова: кто в нору, кто в чащу леса, где можно было не бояться неожиданной встречи с хищниками. Вот медведь, лениво переваливаясь с боку на бок, насытившись ягодами и насекомыми, направился в свою берлогу. Пробегает мимо кабан — недавний гость в этих краях, но уже устроившийся здесь, как у себя дома. Спешит удрать в чащу Марал — любимая добыча большинства здешних хищников.

На смену дневным звукам приходят новые, странные, иногда глухие, иногда звонкие голоса. На охоту выходят ночные хищники. Просыпаются сверчки, возвещая о приходе ночи. То тут, то там слышны, кваканье лягушек, шорохи в траве. Чья-то тень пробегает мимо. Появляется лиса. Весь день она пряталась от солнцепека в норе, и вышла на ночную охоту. Вдали послышался рев волка, увидавшего на небе луну, и зовущего своих собратьев на совместную охоту.

В чернеевой тайге ночь не спеша вступает в свои права. Сибирская кедровая сосна образует здесь сплошной кедрач. В лесу присутствует примесь берез и сосен. Он настолько сплошной, что ночью выглядит как одна черная туча, готовая поглотить любого, кто осмелиться приблизиться. Чаща леса тянется вверх по склону, и, доходя до альпийских лугов, редеет и исчезает. На смену ему приходят небольшие рощицы кустарников: малины, ежевики, жимолости, голубики, брусники. Изредка встречаются одиноко растущие кедры, смотрящие со склонов на своих собратьев. Любой, окажись он в таком месте, как это, пожелал бы остаться здесь навсегда…

Часть I: Ступайте с Миром

I Новый день — Новая жизнь

Вдруг мелькнула тень. За ней вторая, покрупнее. Ни один час ее владелица выслеживала добычу. И вот теперь она выследила ее. Запрыгнув на ее с разбегу, она подмяла под себя жертву. Послышалось тихое сопение, звуки борьбы. Которые через несколько секунд затихли. Хищник принялся за трапезу, тихо мурча от удовольствия. Обед закончился быстро. Почуяв опасность, зверь бросил жертву, поднял голову. Тихо урча, он медленно вышел из тени деревьев, под свет луны.

Зверь обладал небольшой округлой головою с закругленными короткими ушами. Круглые зрачки больших глаз светились в темноте. Хищник был покрыт густой мягкой шерстью. Опираясь на широкие, массивные лапы зверь предстал во всей своей красе. Подняв свой длинный пушистый хвост, он принял стойку. Длинно, грациозное тело вытянулось в струнку. Зверь прижался к земле. Сероватая окраска меха, была покрыта крупными редкими сплошными пятнами черного и темно-серого цвета. Бока снизу, брюхо и тыльные части конечностей, были светлее спины. Это был ни кто иной, как горный обитатель Алтая — снежный барс.

Немного подождав в таком положении, барс резко сорвался с места. Ловко лавирую между кустами, он бросился бежать вверх по склону. Его путь лежал сквозь неприступные чащи леса, где зверь и покрупнее не смог бы прокрасться, не оставив клочок своей шерсти на торчащих во все стороны ветках. Но чем неприступнее и труднее казалась его дорога, тем легче он ориентировался в ней. Казалось, этот путь он знает, как свои четыре лапы.

Добежав до скалистых пород и нагромождение камней, что располагались у самого подножия скал, зверь ловко запрыгнул вначале на один уступ. Прицелился, а затем прыгнул на другой. Совершая прыжки в высоту до трех-четырех метров, ирбис оказался на неприступном выступе скалы, в месте, с небольшой площадкой, вдали от всех и вся.

Раскрыв пасть и часто дыша, барс тяжелой походкой пошел в свое логово, устроенное в расщелине скалы, под большими валунами. Вход в логово был почти незаметен. Его скрывали небольшие кустарники, сумевшие пробить своими корнями горные породы за многие десятилетия роста.

В пещере было темно и сухо. Дождь сюда не попадал. Влага также стекала в стороне от нее. Делая последние шаги, выбиваясь из сил, ирбис упал на бок, и часто задышал.


Прошла ночь. Близилось утро. Ветер доносил свежий запах трав и цветов. В пещере барс или вернее барсиха, громко мурлыкала, от переполнявшего ее счастья. Она неустанно умывала своим шершавым языком двух котят. Новорожденные малыши, размером с небольшую домашнюю кошку, были покрыты густым мехом буроватого цвета, с темными сплошными пятнами по всему телу. Они были крайне беззащитные в таком возрасте. Тихо почавкивая, уткнувшись в титю, они пили молоко матери. Счастливая мать, закрывая глаза, отдыхала после ночи…


День за днем мать выходила на охоту в сумерки, в надежде поймать добычу. Обходя свои охотничьи угодья, а это около сотни километров, ей удавалось рано или поздно утолить голод. Конечно, сейчас, она не могла отойти от логова так далеко.

После охоты, она сразу бежала со всех лап обратно в логово, где ее ждали котята. Барсята, услышав шорохи, доносившиеся снаружи, затихали. Но, когда мать подавала голос, они подползали встречать ее.

Иногда матери, приходилось заходить довольно далеко от логова. К этому ее вынуждало миграция животных. Травоядные в поисках свежей альпийской травки, преодолевали большие расстояния, сменяя свои пастбища по мере их выедания. Вслед за ними, следовали и хищники. Стычек между ними и ирбисом не было — всем хватало пищи.

Лето было на удивление теплым. Шел июнь месяц. Время, когда природа полностью перешла от весны к лету, и дарила всем свои плоды жизни.

День сменялся ночью. Все шло своим чередом в отважной борьбе за жизнь каждого живого существа.

II Мир ждет открытий

В возрасте полторы недели у котят открылись глазки — маленькие пуговки, с большими круглыми зрачками. А также прорезался голосок.

Раним утром котят будит яркий солнечный свет. Он пробирается в пещеру озаряя ее своим теплом. Не понимая, что это, котята жмурятся. Немного привыкнув и осмелев, один котенок, перебирая лапками, пополз к свету.

— Ну, идем посмотрим, что там! — шепчет он другому.

— А может не стоит, — зевая, отвечал второй котенок.

— Здесь тепло, сухо, всегда свежее молочко, — и уткнулся в титю спящей матери.

— Ну как хочешь, а я проверю, — сказал первый котенок, и пополз к свету.

Не успел он проползти и пары шажочков, как дорогу ему преградил мамин хвост. Уткнувшись в него, котенок хотел его переползти. Но не тут-то было — хвост ловко увильнул от маленьких лап.

— Что это? — сказал насытившийся котенок.

— Не знаю, но я его поймаю!

Первый котенок начал охотиться за хвостом. Пробираясь поближе, чтобы не заметил хвост, он только хотел схватить его, как тот тут же убегал. Снова и снова котенок подползал к нему, но все было тщетно.

Второй котенок, наблюдая за непонятными действиями своей сестры, сообразив, чей это хвост, решил подползти к голове его хозяйки.

— Это мамин хвост, но она спит, — говорил барсенок сам себе, — Он двигается сам.

Повернув голову к сестре, он не заметил, как мама приоткрыла глаз, и снова закрыла, улыбнувшись уголком рта.

— Надо действовать сообща! — предложила сестра на ухо братцу.

Выработав план, барсята принялись притворять его в жизнь. Сестренка начала гоняться за хвостом, а братик тем временем спрятался за матерью. Все ближе и ближе хвост прижимался к ее телу.

По сигналу сестры:

— Хватай! — братик прыгнул на хвост. Но не смог поймать, и упал на голову. Сестренка, недолго думая, сама прыгнула на хвост, и поймала. От радости, она принялась грызть, кусать свою пушистую добычу.

— Молодцы, поймали все-таки, — раздался тихий нежный голос матери.

— Поймала она, а не я! — с грустью прошептал барсенок, вешая нос.

— Она бы не справилась без твоей помощи, — потрепала его за ушко мама.

— Скоро вы оба всему научитесь.

— А что там такое? — наигравшись с маминым хвостом, спросила кошечка.

— Светиться, пахнет, шумит?

— Там мир, который ждет открытий! Но вам туда еще рановато. Идемте лучше ко мне, маленькие вы мои.

Котята легли рядом с матерью. Пещеру охватило мурлыканье чуть подуставших котят, и любящей матери.

III Первые уроки

Прошло еще два месяца с тех пор, как появились на свет наши котята. Они подросли, научились ходить, прыгать. Но до сих пор они еще не выходили из логова.

Настал новый день. День, когда мама вывела своих котят наружу. Осторожно ступая, жмурясь от яркого солнечного света, котята вышли на площадку возле их пещеры. Площадка была не слишком большой, но ее хватало, чтобы котята могли бегать, прыгать и наслаждаться играми.

Оказавшись на открытом воздухе, согреваемые теплыми лучами утреннего солнышка, они не бегали, не играли. Увидев всю красоту, открывшуюся им в одно мгновение, они невольно замерли, осматривая своими глазками окружающий мир.

Перед их взором открылась прекрасная картина. Чистое лазурное небо, посреди которого сиял солнечный диск, нагревал и освещал все кругом. Взор котят медленно плыл с неба на землю. Внизу, дальше скал и камней, непролазных зарослей кустарников, шла сплошная поляна ярко-зеленой травы, усыпанной цветами, небольшими кустарниками с ярко-красными плодами. Одиноко стоящие деревья отбрасывали большую тень на поляну. Вниз по склону лес становился гуще, темнее и загадочнее, где между хребтами, протекала горная речушка, ярко играя на свету солнечными зайчиками.

Мама не стала мешать котятам осматривать такой большой и прекрасный мир, и легла в тенек, отбрасываемой скалой. Котята, быстро осмотрев все, стали расспрашивать ее обо всем.

— А кто это там?

— Это медведь, сынок. С ним надо быть осторожнее, если его разозлить он бывает очень опасен.

— А это кто, со странными головами?

— Это стадо косуль, дочка. Вон там марал. В кустах и в траве бегаю тетерева. Все они составляют наш рацион. Скоро, вам придется помогать мне охотиться на них.

— Ух, я их мигом догоню, и как на прыгну! — хвалилась сестренка.

Разбежавшись она прыгает на брата. Оба принимаются жевать друг другу хвосты, уши, лапы.

— Дети, послушайте меня, — проговорила мама, успокаивая котят.

— С этого дня я буду обучать вас азам охоты. Вы должны внимательно слушать меня, стараться повторить то, что я буду вам показывать!

— Мы согласны! — сказала сестра.

— Согласны!

— Вот и хорошо. А сейчас продолжайте радоваться детству, — улыбнулась мама, не сводя счастливых глаз с детей, что так мило играли.

— Всему свое время, — прошептала она себе на ухо, и ее взгляд обратился на долину, на мир, на все, что ждало ее детей в будущем, как хорошее, так и плохое.


Основным методом обучения котят были, конечно игры. Играя, они учились двигаться, уходить от ударов, прыгать.

— Теперь прижмитесь к земле, крадитесь, когти на лапах старайтесь не выпускать, — подсказывала мама котятам, которые играли под ее присмотром.

Котята по очередности закрывали глаза, начинали красться, и только кто-нибудь из них совершал ошибку, выдав свое месторасположение, другой тут прыгал на него.

— Вот опять я проиграл, — тихо сказал котенок.

— От меня не уйдешь, — отвечала сестра.

— Надо побольше тренироваться и все получиться, — мягко успокаивала мама сына.

— Давайте снова!

— Нет лучше другая игра, — старался отпихнуть от себя сестру котенок.

— От меня не уйдешь! — все твердила сестричка, не сдаваясь, и не успокаиваясь ни на минуту.

— Потренируйтесь в прыжках, — предложила их мама.

— Настоящий барс прыгает в длину и высоту в два-три свои роста. Попробуйте!

Разбежавшись, двое котят прыгнули.

— Ага! Если померить, получается десять шагов! — радостно воскликнула сестричка.

— А у меня только семь, — проскрипел барсенок, смотря на сестру с неким чувством в сердечке, доселе ему не ведомым.

— Ничего страшного, уже хорошо. А теперь послушайте, сядьте рядом!

Котята послушно сели напротив матери, и начали слушать.

— Уже через несколько дней вы отправитесь со мной на охоту.

— Ура! — воскликнула сестренка.

— Но участвовать не будете!

— Э-эээ, — протянула обидчиво кошечка.

Мама, видя огорчение дочки, продолжила:

— Вы должны будете смотреть, как я охочусь, копировать мои движения, повадки. По мере того, как вы освоите основные навыки охоты, станете мне помогать, — потрепала обоих детей по лобику мама.

— А сейчас, пришло время дать вам имена, — продолжила она после минутного молчания.

— Ведь вы подросли, и, наблюдая за вами, я Ямааш, пришла к решению. Тебя, моя неугомонная дочка, я назову Олеаш, это означает ловкая, быстрая и смелая. А тебя сынок, нарикаю — Усену, как того, кому еще многому предстоит научится в своей жизни.

— А теперь Олеаш, Усену играйте. И помните, все чему вы научились, и еще научитесь пригодиться вам в жизни.

IV Случай на охоте

Теперь выходя на охоту, Ямааш брала с собой молодых котят. Оставляя их наблюдать с безопасной высоты, сама отправлялась на охоту.

Медленно подкрадываясь к добыче, прячась в траве и кустарниках, она на расстоянии трех метров, приседала. Затем молниеносно прыгала на объект охоты. Если с первого раза не получалось, она прыгала вдогонку, убегающему зверю после чего прекращала погоню.

В случаи удачи, мать подзывала котят поесть, а сама сторожила их от других хищников. Коршуны и соколы тут же появлялись и кружили над местом кошачьей трапезы. В кустах прятались лисы, не прочь подкрепиться легкой добычей.

Запах свежего мяса мог привлечь волков, опасных особенно в стаях. Обо всем этом мать рассказывала детям, пока они ели. Съев всего около полтора килограмма на двоих, котята уступали место своей маме, которой требовалось не меньше трех с половиной килограмма пищи. После чего барсы уходили, оставляя добычу другим, и больше не возвращались к ней.

Мать водила котят на охоту в разное время суток, приучая их к охоте не только в сумерки, но и ранним днем, вечером, редко ночью.


В один из таких дней мать решила показать, как охотиться в лесу.

— Охота в лесу очень опасна. Но каждый год, когда луга заносят снегом, нам приходиться спускаться ближе к лесу, к пастбищам животных. Сегодня я покажу и расскажу основные правила охоты здесь, — рассказывала мать котятам, спускаясь к опушке леса.

— Чем опасен лес? — спросил Усену

— В лесу нет места для маневров и прыжков. Путь для отступления может быть загорожен деревьями и зарослями. Здесь надо быть осторожным.

— Зачем отступать? Надо нападать! — задорно сказала Олеаш

— Тебе лишь идти напролом! — подметил Усену

— Сидел бы тогда дома, раз боишься!

— Успокойтесь, и смотрите в оба! Вам отсюда будет все видно, — сказала мать, оставляя котят на возвышенности, в безопасном месте.

Мать, больше не боясь за них, направилась в лес. Не спеша, вынюхивая добычу, постоянно останавливаясь, она шла по опушке леса. То появляясь, то исчезая, то вновь появляясь из-за деревьев. Ямааш явно унюхала добычу, и шла по следу.

— Где она? — начал беспокоиться Усену, потеряв маму из виду.

— Не бойся, появиться! Она охотница, такая же смелая, какой стану и я! — отвечала Олеаш, пряча глазки от братца, в которых читалась некая тревога.

Вдруг, как яростный раскат грома, прозвучал оглушительный грохот, эхом отдаваясь по округе. С верхушек деревьев взметнулись птицы и полетели прочь.

Сжались в груди сердца маленьких котят. Они, не понимая, что случилось, раскрыв широко глаза, прижались друг к другу, смотря в лес, не зная, чего больше перепугались — грохота, или того, кто его издал.

— Ма-ма! — не выдержал, вскрикнул Усену.

— Она придет, она придет! — судорожно твердила Олеаш.

— Вон она, выходит из лесу!

Как в подтверждение ее слов показалась Ямааш.

Она, опасаясь, оглядываясь, рысью выскочила из зарослей. Не выдержав напора страха, котята побежали ей навстречу.

— Нет! Стойте! — только и успела крикнуть им мать, как из самой чащи выбежал кабан, испуганный не меньше котят, с широко раскрытыми глазами, запыхаясь и похрюкивая.

Увидав барса, кабан бросился прочь, но именно в ту сторону, откуда выскочили котята. Обезумев от безвыходного положения, решив, что это хитроумная ловушка хищников, кабан с яростным визгом и выставленными вперед клыками бросился на них.

Увидев перед собой кабана, котята резко рванули прочь от него. Мать увидав, что кабан готов растерзать котят, и начинает нагоняет их, сорвалась с места и бросилась ему наперерез. Догнав его, она прыгнула перед ним. Зверь опешил, никак не ожидав такого поворота.

— Бегите скорее! — крикнула мать детям.

Кабан, немного постояв на месте, обезумев от ярости и страха, бросился на нее. Ямааш недолго думая, прыгнула на кабана, и попыталась вцепиться ему в спину. Кабан быстро сбросил ее. Оба поднявшись на лапы, встали друг к другу лицом.

— Уходи с миром! Оставь моих детей в покое! — грозно сказала Ямааш кабану, но тот, постояв немного, бросился в лобовую атаку.

Не успев отпрыгнуть в сторону, мать оказалась снесена с ног кабаном. На ее боку зияла рана, пропаханная клыком. Ямааш попыталась встать, но рухнула на другой бок. Кабан, не спеша, яростно сверкая маленькими глазками, медленно стал приближаться к ней.

Котята, наблюдавшие за боем издалека, тут же кинулись к матери, когда осознали, что ей грозит опасность, с которой она не в силах справиться. Подбежав к месту, Усену прижался к маме спиной, смотря прямо в глаза кабану. Олеаш встала между кабаном и мамой, заслонив ее и братца. Грозно сдвинув брови и приготовившись прыгнуть, она вросла в землю.

Кабан остановился, посмотрел вначале на Олеаш, затем перевел свои маленькие глазки на их раненую мать. Увидав, уткнувшегося в нее Усену, у которого на глазах застыл ужас и смятение, а по щекам текли слезы, он развернулся и побежал обратно в лес.

Олеаш еще долго смотрела кабану вслед, готовясь к прыжку. И лишь после того, как опасность миновала, она подбежала к маме:

— Мам, как ты?

— Все в порядке! Помогите мне подняться… А-а-а, — прохрипела она, ощутив резкую боль в боку.

— Надо уходить.

Опираясь на детей, мама, стиснув от боли зубы, направилась в сторону логова. Всю дорогу она хранила молчание, боясь напугать и без того, перепуганных детей. Но одно успокаивало ее сердце — сегодня они смогли показать, на что способны, случись беда. И она, преисполненная гордостью за своих молодых котят, старалась не выдавать свой страх перед грядущим, не уместный рядом со столь юными храбрецами.

V Первая охота

Добравшись до логова, по узким горным тропинкам, без злоключений, барсы свалились без сил. Прошла ночь, полная детских тревог и переживаний за маму.

Начинало светать. Мать проснулась от резкой боли в боку. Осмотрев рану, и подметив, что она не смертельна, она перевела свой взгляд на двоих котят, что устало спали, уткнувшись в ее хвост.

— Ничего, бывало и похуже, — прошептала Ямааш.

— Усену и Олеаш со вчерашнего дня ничего не ели, надо бы сходить поймать кого-нибудь, — подумала она, и тихонько отодвинув котят от себя, попыталась встать на все лапы.

Резкая боль в боку не позволила ступить на правую сторону, лапы отказывались слушаться. Попытавшись сделать пару шагов, она рухнула с глухим стоном, чем и разбудила детей.

— Тебе нельзя вставать! — вскрикнула Олеаш.

— Нужен покой, со временем рана затянется! — вторил сестренке Усену.

— Чтобы я без вас делала!? — прижала мать обоих котят к себе, — Ну, а как же вы, умрете ведь с голоду!

— Мы сами пойдем на охоту, — немного подумав, сказала Олеаш.

— Я и Усену!

— Будем тебе ловить и приносить пищу, как ты насытишься, поедим и мы! — согласился с ней Усену.

— Но вы еще…

— Мама, мы готовы! Ты всему нас обучила! Не волнуйся, — перебила ее Олеаш.

— Но перед тем, как я вас отпущу, вы должны усвоить последний урок, — начала Ямааш, заглядывая в глаза каждому из детей.

— Самый опасный и грозный враг — это не кабан, не медведь, и не волки — это человек! Грохот, который вы слышали, это его рук дело! Сама я его не встречала, но моя мать рассказывала про него в детстве. Странное существо, не покрытое мехом, без хвоста, ходящее на задних лапах. Остерегайтесь его!

— Не волнуйся за нас, мама! Если мы его встретим, мы тут же убежим! — закивала Олеаш.

— Ступайте, утром ночные хищники отдыхают, а утренние звери еще сонные и малоподвижные, — сказала Ямааш.

Котята кивнул головами, лизнув каждый маму в обе щеки на прощание, вышли из пещеры. Не в силах больше держать голову, мать опустила ее и тихо прошептала:

— Никогда, я бы не пожелала, чтобы вы — дети мои, встретились с ним. Никогда… — прохрипела она.

Ее глаза сомкнулись, и она провалилась в сон, полный тревог и опасений.


— Вот настал наш день! Пора нам проявить себя на охоте!

— Олеаш, надо быть осторожнее и держаться вместе, — оборачиваясь проговорил печально Усену.

— Это верно, будем действовать сообща!

— Мы должны преуспеть, ведь от нас зависит жизнь нашей мамы!

Брат и сестра, крепко обнявшись, встряхнув головами, как бы скидывая с себя лишний страх, смело пошли вперед.


Спустившись вниз до опушки леса, котята начали выбирать хорошее место для охоты.

— Вон, там в высокой траве, можно поохотиться на глухарей, куропаток, — предложила Олеаш.

— Думаю нам это по силе. Наловим птичек, и отнесем маме, — согласился Усену.

— Видишь небольшой куст в центре поля? Иди напрямик к нему. Я обойду его и зайду с другой стороны. Ты будешь гнать их как раз мне в лапы, когда услышишь: «Хватай» — лови добычу! Понял? — объяснила свой план Олеаш.

— Все понял! — кивнул Усену.

— Тогда пошли!

Олеаш быстро побежала оббегать поле, а Усену медленно направился на свою позицию, в траву.

— Да мне немного страшно, и неуютно, но я должен это сделать ради мамы! Она кормила меня и сестру, теперь пришло время и мне отплатить тем же, — бубнил себе под нос Усену, с опаской ступая все дальше и дальше в высокую траву. Перед ним то-тут, то там раздавались клокочущие голоса, уносивших ноги птиц.

— Уже близок куст, надо быть наготове!

Почти дойдя до него, раздался условный сигнал, и как договаривались, Усену прыгнул на добычу, подмял под себя одну куропатку. Он оглянулся, но никого уже не было рядом. Ни добычи, ни сестры, которая выпрыгнув из травы, кинулась вдогонку убегающим птицам.

— Олеаш, ты где? — оглядываясь по сторонам, тихо проговорил барсенок, почувствовав себя вдруг крайне одиноким и ненужным. Ему стало страшно.

— Сестра, где ты!? — еще тише сказал Усену.

Страх сдавил ему горло. Перед взором всплывали воспоминания о бое мамы и кабана, и о страшном двуногом звере. Все перемешалось в его голове. Еще бы секунду и он бросился бежать, но подоспела сестра.

— Ну как успехи?! Я поймала пятерых, — задорно и весело сказала Олеаш, выпустив из пасти куропаток.

— А я, — заикаясь проговорил Усену.

— Ты что?! У тебя вид, как будто увидал человека?! — шутливо подметила сестра.

— Просто резко стало плохо, — выдавил из себя Усену.

— Невелик у тебя улов, братик! Но все-таки лучше, чем ничего! — продолжила она, увидав рядом с ним одну пойманную птицу.

— Еще пару таких уловов и мы накормим маму и себя!

— Надо бы спрятать добычу, а потом придти, и все сразу отнем! — предложил Усену, который понемногу стал успокаиваться.

— Дельный совет, хватай три в пасть, и понесли к скалам, спрячем среди камней! — ответила Олеаш.

Рысью, прячась в зарослях и кустах, барсята, добежали до скал. Спрятав добычу в камнях, они начали решать, куда им идти дальше.

— Может нам поохотиться возле леса?! Там больше добычи, полно кустов для засады! — предложила Олеаш.

— Ты, что не помнишь, что говорила нам мама? В лесу опасно охотиться, мы убедились в этом вчера! Да и человек может быть где-то там — в лесу! — с испугом запротестовал Усену.

— Я знаю, что мы будем делать! Ты останешься на опушки, а я погоню зверье тебе на встречу, — говорила сестра, не обратив внимание на испуганные слова братца.

— Ну ладно, согласен! — проглотил ком в горле барсенок, и пошел за сестрой.


Усену и Олеаш спустились к опушке леса. Затем приглядели подходящую поляну с невысокой, густой травой.

— Жди здесь, как увидишь меня — прыгай и лови! Понял?

— Понял!

Олеаш крадясь, направилась в лес, а Усену остался ждать в засаде.

— Уж с этим ты должен справиться! — твердил себе барсенок, стараясь подавить мелкую дрожь во всем теле.

Прислушиваясь к окружающим его звукам, слух барсенка невольно уловил доносившееся из окраины леса, сопение, треск, шорохи. Эти звуки отличались от других периодичностью.

Слушая их, Усену невольно уловил: «Спасите!». На миг забыв, о предстоявшей охоте, и про свой собственный страх, Усену направился по звуку, ползя в траве.

Вскоре шорохи становились все отчетливее и ближе, как вдруг все стихло. Крадясь, Усену вышел на открытую поляну. Он стал осматривать ее в поисках того, кто просил о помощи. Выйдя, полностью из кустов, барсенок ни кого не обнаружил. Он хотел развернуться и направится прочь, но тут увидал толстую веревку, уходящую в кусты. Решив посмотреть, что это, Усену раздвинул кусты лапой. Как только он это сделал, веревка натянулась. Раздалось хриплое сопение того, кому не удалось убежать далеко. Взору Усену предстал зверек, задняя лапа которого попала в силки. Увидав барсенка, тот метнулся, но веревка снова не позволила скрыться далеко.

— Подожди, я не враг тебе, успокойся! — сказал Усену зверьку, который метался из стороны в сторону.

Устав от тщетных усилий зверек, упал в изнеможении. Усену подошел к нему, закрыв его свой тенью. Зверек смотрел на него широко раскрытыми глазами, полными страха, тщетно пытаясь что-то сказать.

Что-то резко кольнуло Усену в грудь, и он почувствовал, как сильно сжимается его сердечко, что еле удержал слезу. Перед ним лежал зверек, еще совсем молодой, с полными глазами ужаса, и еле дышавший от усталости.

— Иди с миром! — еле слышно сказал Усену, и когтем передней лапы разорвал веревку.

Зверек не веря, в происходящее, продолжал лежать, и смотреть большими мокрыми от набежавших слез глазами в глаза барсу.

Новые звуки, вывели Усену из этого положения. Это была Олеаш, закричав: «Хватай! Лови!». Он, тут же понял, что оставил пост. Быстро развернулся и убежал в сторону потасовки. Но прибежав на место, все уже было кончено. Его ждал суровый упрекающий взгляд сестры.

— Ну и куда ты запропастился?! Мы же договорились! Ты должен был стоять здесь и при сигнале, начинать ловить!? А ты что? — проговорила громко Олеаш,

— Может ты забыл, наша мама больна! А ты здесь развлекаешься, или может просто струсил?! — эти слова были последней каплей.

— Да! Мне страшно, я боюсь! За тебя, за маму, я всего боюсь! Я трус! — обидчиво крикнул Усену и убежал прочь от сестры.

Олеаш невольно опешив от его слов, пришла в себя уже когда того и след простыл. Как бы она его не звала, он не возвращался.

Усену убежав от сестры, тихо побрел, волоча хвост по земле. В голове зарождались самые странные мысли.

— Да-а, я никчемный! Охотиться не умею, помощи от меня никакой! Так пусть лучше меня съедят! — тихо бубнил Усену себе под нос.

Добравшись до небольшой речушки, барсенок лег у ее берега и стал предаваться унынию, жалея себя. Он не обращал внимание ни на крики птиц, ни на звуки леса, ни на шорохи в кустах.

Из ближайших кустов, еле ступая на лапы, медленно приближался зверек. Усену не обратил на него внимания, даже тогда, когда тот стоял рядом с ним. Немного помолчав, зверек нарушил царившую тишину:

— Я пришел сказать тебе спасибо! — еле слышно проговорил тот.

Усену хранил молчание.

— Я все слышал… И знаешь ты не прав!

— В чем? — очнувшись, спросил Усену, не поднимая на него глаз.

— Ты не трус! — сказал зверек.

— Ты спас меня, не оставил одного! — ответом было молчание со стороны барсенка.

— Знаешь что, я наловлю нам рыбки. Ты ешь рыбку?

— Не знаю! — нехотя ответил Усену.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 90
печатная A4
от 963