электронная
340
печатная A5
577
16+
Управляй своей мечтой

Бесплатный фрагмент - Управляй своей мечтой

Твои возможности безграничны

Объем:
412 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0053-3991-1
электронная
от 340
печатная A5
от 577

О книге

Доктор философских наук,

профессор Владимир Волков:


Почему некоторые люди пишут книги? Живут себе, живут — и вдруг решают написать какие-то тексты? Что ими движет? Создание книги — тяжелый труд, далеко не всегда пишущему сопутствует успех. Но благодаря этому труду человек может создавать различные миры, погружаться в них, получает возможность воссоздать прошлое, осмыслить настоящее, прогнозировать будущее. Он может связать фрагменты мыслей, впечатлений, переживаний в целостные образы, рассуждения, логические схемы, теоретические построения, вывести новое знание, творить из старого новое, необычное, неведомое. Иначе говоря, человек не просто существует, но и изменяет мир, в котором он живет, не просто присутствует в нём, но является важнейшим творческим компонентом этого мира. Только через человека, посредством его действия мир может быть осмыслен и может быть изменен. Кроме того, книга — это не просто набор слов, предложений, рассказ, но и мысль, память; она — механизм, с помощью которого человек созидает самого себя как личность, возвышается над самим собой. Читая книгу, мы созидаем себя как духовные, культурные существа. Автор играет в этом процессе важную роль: он создает из небытия орудие, опираясь на которое преодолевает то, что раньше казалось непреодолимым, создает в себе то, о чём раньше вообще не подозревал. Иначе говоря, может вытащить себя за волосы из болота, как барон Мюнхгаузен. Мы же, читая его текст, можем проделать ту же самую работу, но двигаясь самостоятельно.

Книга Влада Рековски — текст многоплановый. Мы имеем дело с его личной историей, историей страны, мировой историей, входим в мир науки, эзотерики, восточной философии, символов и мифов. Мы знакомимся с человеком, который делает самого себя (self-made man). Довольно часто люди ссылаются на обстоятельства, плывут по течению, не проявляют никакой инициативы, боятся выделиться, рискнуть, выбрать свой, необычный и непривычный, путь самоопределения, труда, отдыха, общения. Автор показывает на жизненных примерах, как можно выбиться из колеи, выйти за пределы того, что жестко предписывается обычаем, традицией, ритуалом. Как найти самого себя? Не раствориться в толпе, в массе, не потратить время на пустое, мелкое, зряшное? Как заботиться о своем теле и своем духе? Еще в античности возник идеал калокагатии, гармонии души и тела. Но как развить в себе те способности, которые заложены природой, и найти в себе то, что от природы не зависит, но зависит только от самого себя? Как нарастить в себе телесную и духовную мускулатуру? Не болеть, заниматься одновременно многим, развиваться в различных направлениях — физическом, моральном, эстетическом, интеллектуальном? На все эти вопросы в книге можно найти внятные и подробные ответы. Разумеется, они не представляют собой абсолютные истины на все времена. Скорее, это размышления, которые позволяют нам вступить в диалог, в беседу, прояснить для себя что-то важное и существенное.

Социальная среда, в которой мы живем, часто не предоставляет нам почти никаких благоприятных условий для хорошего старта. Нет ни примеров для подражания, ни хороших учителей, ни книг, ни друзей. Но даже в этих условиях можно совершать серьезные прорывы, занимаясь самовоспитанием, самообразованием, выходить за свои пределы. Более того, мы часто видим, что человек, у которого вроде бы еще в детстве было всё, не использует эти возможности, а так и остается где-то на обочине, не хочет напрягаться, работать над собой, заботиться о себе, своем развитии.

Автор не навязывает никому свою позицию, свою точку зрения. Он предлагает методику, говорит: «делай, как я, и ты придешь к положительному результату», «попробуй, и ты сможешь избежать той рутины, в которую сейчас погружен», «дерзай, и ты станешь совершенно другим человеком», «верь в себя, в свои силы, в свои возможности, и ты преодолеешь любые трудности и препятствия».

Один из важнейших разделов книги посвящен размышлениям над тайнами сознания. Как связаны сознание и подсознание, что такое наши эмоции, восприятия, ощущения, воля, мотивы, убеждения? Владу приходится привлекать и психологию, и антропологию, и философию, и даже эзотерику, чтобы попытаться раскрыть некоторые тайны, связанные с этой далеко еще не познанной сферой идеальной реальности. Как связаны между собой материальное и духовное, материя и сознание, вещество и энергия? Мы знакомимся с авторской версией, с авторским пониманием этих трудных проблем. Наука до сих пор не имеет по этим вопросам внятных и убедительных ответов. Есть лишь различные гипотезы, версии, возможные варианты. Размышлять на эту тему можно и нужно. И книга Влада Рековски позволяет нам продвинуться и в этом направлении.

Еще один пласт размышлений связан с историей. История — это память о прошлом. Это связь поколений, связь с людьми, которых уже нет. Воссоздание этих связей позволяет сохранить преемственность, прошлое остается жить в настоящем, но в новом, преобразованном виде. Мы дети, внуки, правнуки тех, кто здесь жил когда-то. И они в нас живут до тех пор, пока мы будем помнить. Мы все родом из детства. Оно накладывает на нашу жизнь неизгладимый отпечаток. Любые события, встречи, перемены отражаются на нашей судьбе, заставляют нас либо действовать, либо бездействовать. Существуют различные варианты действий, и выбор одного из вариантов закрывает возможность пойти по другому пути, стать иным, иметь другую биографию. Всё это обусловливает непредсказуемость и свободу нашего существования. Автор на примере своей жизни показывает, что его выбор часто носил совершенно необычный характер. Он начинал с нуля и совершал вроде бы абсурдные поступки. Иногда это приводило к серьезным потерям и краху, иногда — к ошеломительному успеху и процветанию. Сама возможность рискнуть, поставить на карту всё, начать всё сначала, добиться успеха с нуля — признак сильной и цельной личности.

Влад Рековски убежден, что в этом сложном и противоречивом мире есть непреходящие ценности — семья, дети, жена, друзья, любимая работа, любимые увлечения. Вокруг этого прежде всего и выстраивается ядро нашего жизненного мира. Мы можем находиться в любой точке земного шара. Но всегда должен быть родной дом, в котором тебе уютно и комфортно, в котором тебя всегда очень ждут, о тебе вспоминают, о тебе тревожатся. Наши перелеты из одной страны в другую, работа в разных странах, гостиницы, поезда, самолеты, разговоры на разных языках, жизнь среди разных народов, знакомство с различными культурным традициями, обычаями, общение с людьми, совершенно не похожими на нас, — всё это нас обогащает, развивает, дает возможность понять то, что мы никогда бы не поняли, если бы жили на одном месте. Благодаря этой книге мы можем познакомиться с обычаями и особенностями психического склада русских, немцев, индийцев, людей из различных социальных слоев — рабочих, интеллигенции, бизнесменов.

Книга «Управляй своей мечтой!» — не сухой научный трактат. Это скорее жанр эссе, художественного произведения. Это, конечно, не роман, но автор несомненно обладает художественным даром. Он, используя слова, но не краски, создает замечательные образы природы России, Германии, Индии, величественные картины уральского ландшафта, гор, озер, рек, тайги. Всё это порождает незабываемые впечатления, доставляет огромное эстетическое наслаждение. Мысль выражается легко, образно, насыщена эпитетами, любовью к слову. Чувствуется, что в душе автор — романтик. Неслучайно он увлекается игрой на гитаре, любит петь, создавать что-то прекрасное. Даже дом своими руками построил не просто для того, чтобы иметь крышу над головой, но прежде всего для того, чтобы им любоваться.

Я очень рад, что в сообществе писателей появился еще один — оригинальный, талантливый писатель Влад Рековски. Надеюсь, уверен, что он напишет еще много хороших книг. Ждем от него следующих замечательных произведений. С великим почином!

Предисловие автора

Возможности любого из нас не просто велики, наши возможности безграничны! Это главное, о чём и повествует моя книга. Твои возможности в любой области деятельности не имеют ограничений, но только в том случае, если ты сам себя не ограничил в мыслях, желаниях и стремлениях!


С этого и начинается наша жизнь! А продолжается она красочно, ярко, и вы будете счастливы в этой жизни только тогда, когда точно осознаете, чего вы в этой жизни хотите! Вот только определить свое предназначение будет самой сложной, на мой взгляд, задачей. Жизненный путь складывается из того опыта, который мы получаем вслед за чередой сменяющихся целей из-за падений и переоценок, новых подъемов и новых вызовов. И если ты оказываешься честен с самим собой, не прикрываясь, не перекладывая причины своих неудач на внешний мир, а полностью беря ответственность на себя, то постепенно проступает то, что всегда, хотя и в разных формах и проявлениях, вело тебя всё это время, то, что является твоей подлинной целью, это твое предназначение — обрести самого себя, стать самим собой.

Жизнь прекрасна, если она понята и прожита с широко открытыми глазами, с открытой душой и добрым сердцем, даже если она трагична! Трагедия не бессмысленна, в ней нет ничего зазорного — хуже, когда мы превращаем свою жизнь в вымученную личную драму или, более того, в фарс. Именно поэтому такая жизнь — путешествие «в глубины самого себя».


Всё это, вместе взятое, и будет наша жизнь! Движение вперед на этом непростом пути и составляет смысл жизни. Весь опыт и все испытания, которые мы получаем, двигаясь каждый своим путем, и будет великим счастьем быть и жить здесь и сейчас!


Первая часть книги — «МЕЧТА ДЛИНОЮ В ЖИЗНЬ».

40 лет назад, когда я был еще подростком, в возрасте около 10 лет, стал подмечать, что основные жизненные изменения и перемены, которые на тот момент уже начали происходить в моей жизни, были всякий раз связаны с переживанием определенных состояний, наличием или отсутствием у меня конкретных мыслей, эмоциональных состояний или желаний.

На протяжении последующих 40 лет жизнь неоднократно менялась кардинальным образом: это были и переезды за границу, и возвращение в Россию, работа и жизнь с семьей в Индии и многое другое. На этом нелегком пути были успехи и полные провалы, которые приводили меня к потере всех финансовых накоплений, потере бизнеса и полному семейному краху. Были моменты, когда я уже не знал, как жить дальше, а главное — для чего! Я расскажу о том, как я находил силы, чтобы справиться со всеми испытаниями, которые встречались мне на пути, какие чувства и мысли сопровождали меня, какими решениями я при этом руководствовался и к каким результатам это меня приводило.

Во второй части книги — «ТАЙНА, СКРЫТАЯ ОТ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА» — я снова обращаюсь к прожитому и полученному опыту, чтобы на его основании открыть для читателя дверь в обычно закрытый для нас мир, в мир энергии и подлинного видения реальности, в мир, которым управляет наше подсознание!

На протяжении последних нескольких лет я искал подтверждения и объяснения всем своим предположениям, догадкам и схемам, которые я смог определить и зафиксировать, наблюдая за взаимосвязью изменений в своей жизни и своими мыслями, эмоциями, своим внутренним состоянием.

Для понимания полной картины происходящего мне пришлось получить дополнительные знания в области квантовой физики, обратиться к результатам научных исследований института математики сердца, Московского института исследования сознания (МЦИС), научным изданиям А. Эйнштейна, М. Планка «Религия и естествознание», К. Юнга «Синхроничность», окунуться в психологию, религию, философию Востока, в особенности буддизма, собрать факты из жизни некоторых людей, которые после трагичных событий, произошедших с ними, не просто изменили свою жизнь к лучшему и стали счастливыми, но и излечились от тяжелых и неизлечимых, в нашем обычном понимании, болезней, используя только силу своего подсознания.

В книге я описываю реальные события своей жизни, достоверные переживания и эмоции. На своем личном опыте, который находит подтверждение в современных научных исследованиях в области нейропластичности, я хочу показать и рассказать, что какой бы сложной ни была ваша исходная жизненная ситуация, у вас всегда есть возможность не просто выжить, а построить свою жизнь заново и жить так, как вы этого сами захотите!

Вот только захотеть вам при этом необходимо очень и очень сильно! А результаты ваших желаний и усилий будут удивлять вас внезапностью своего проявления и превышать ваши ожидания!

Марк Твен однажды сказал: «Если ты хочешь, но не можешь  значит, ты не очень хочешь!»


Итак, мой читатель, я приглашаю вас совершить это уникальное путешествие и познать самого себя, а время давности при этом не имеет никакого значения, всё происходит сегодня и сейчас!

Рекомендации к чтению от автора

Методика восприятия содержания книги


Для того чтобы понять и максимально раскрыть для себя смысл и содержание книги, я рекомендую делать записи и пометки на полях и между строк.

Подчеркивайте самое важное, выделяйте текст, ставьте свои знаки, а также помечайте то, что показалось вам непонятным при чтении.

Не перескакивайте и не пропускайте главы, иначе вы потеряете связь излагаемого содержания с последующими выводами и событиями.

При чтении обращайте внимание и отслеживайте то, как я подходил к поиску решений в различных ситуациях. Одна из основных проблем человека заключается в том, что большая часть людей торопится ответить на любую задачу или ситуацию, не решаясь признаться в своем незнании. Не стыдитесь признаться: «я не знаю»! «Я не знаю, как мне быть, не знаю ответа, не знаю, что мне делать, и т.д.». Это нормально. Во-первых, всё знать невозможно. Во-вторых, знание может прийти в процессе размышления.

Не все могут найти ответ на тот или иной вопрос сразу, мгновенно, но стоит только сконцентрировать свое внимание на задаче хотя бы на 5—7 минут, подумать, и — я уверен — в 70% случаях вы найдете ответ, или же, если не сам ответ, то, по крайней мере, будете двигаться далее в поисках ответа. Ваша задача — сконцентрировать свое внимание!

В процессе чтения постарайтесь не оценивать основные события или цитаты, а только запоминайте прочитанное, оценивать будете немного позже, прочитав до конца вторую часть книги — «Тайна, скрытая от человечества».

Итак, мой уважаемый читатель, приглашаю вас в необычное путешествие по времени, в путешествие через мои/наши мысли, эмоции и переживания в мою/нашу многогранную жизнь на протяжении десятилетий!

Это путешествие поможет вам оценить со стороны различные жизненные ситуации, провести самостоятельно свой анализ происходящего для того, чтобы самим стать сильнее, научиться преодолевать свои страхи и сомнения, чтобы стать тем, кем вы хотели бы быть!


Продолжайте двигаться вперед, сразу за преградами вас ожидает успех!

Не останавливайтесь на достигнутом, иначе вы перестанете жить!

Не говорите «нет», говорите «да», и вам откроется новый и желаемый мир!

Часть первая.
Мечта длиною в жизнь

Глава 1. Воспоминания

5 ноября 2018 года. Сегодня я начал писать эту книгу и поставил для себя новую, достаточно необычную, непростую задачу: я начинаю проводить в жизнь свой собственный эксперимент, опыт. Результат этой работы должен воплотиться, исполниться в неведомом мне будущем. Я запомню эту дату и вернусь к ней в своей новой действительности, которую опишу во второй книге через несколько лет.

Три дня назад я с семьей прилетел из города Пуна, расположенного в центральной части Индии. На этот момент мы уже прожили там некоторое время и отправились в незнакомое для нас местечко в южном Гоа. Наш самолет приземлился в историческом городке, который носит имя известного португальского исследователя — мореплавателя Васко да Гама. Этот маленький городок с населением чуть более тридцати тысяч жителей является главным городом штата, который до 1969 года был колонией Португалии.

Проехав на местном такси 44 километра, мы остановились в местечке Варка на живописном побережье Южного Гоа, где и планировали провести наши каникулы во время фестиваля и праздника Дивали.

За долгие годы, ведя наблюдения и работая над своим подсознанием, я настолько привык к постоянной деятельности, что, даже находясь на отдыхе, я получаю полное удовлетворение только в том случае, если частично занят чем-то продуктивным, тем, что в будущем станет полезным не только для меня самого, но и для моей семьи. Конечно же, я не забываю при этом уделять внимание своей дочери, которая в свои три года невероятно активна, и без моего участия не обходится ни одно купание в море. Я не оставляю без внимания и свою любимую супругу! Чтобы не попасть под влияние своего подсознания, мой мозг привык постоянно контролировать его. В дальнейшем я стану называть наше подсознание, этого «главного диктатора» человеческого сознания, голосом тела.

Как управлять своим подсознанием, для чего это необходимо и что вообще подразумевается под этим понятием — об этом и будет моя книга, в которой я описал свои мысли, действия и те события моей жизни, к которым они приводили.

Здесь, на западном побережье Индии, в сорока километрах южнее города Васко-да-Гама, я начинаю писать эту книгу.


Урал. Ильменский заповедник


На протяжении сорока лет моей жизни я наблюдал за своими мыслями и тем, какие важные изменения происходили в моей биографии. Будучи еще десятилетним мальчишкой, я мысленно всегда видел себя победителем в любых спортивных школьных состязаниях, преуспевающим учеником, лидером всевозможных мероприятий и постоянно думал о том, что все мальчишки хотели бы быть похожими на меня из-за моих достижений. И, представляете, я становился таким.

К четырнадцати годам у меня накопилась целая стопа почетных грамот за спортивные успехи, я был председателем учебного комитета от школьников, одновременно в нём же — председателем спортивной комиссии. В пятнадцать лет я стал председателем школьного лесничества, мы часто ездили на конкурсы по знанию природы между школами нашего города Миасс Челябинской области. В двенадцать лет я самостоятельно, без знания нот и посещения музыкальных курсов, научился играть на гитаре и организовал в школе ансамбль политической песни. В нашем репертуаре были даже кубинские патриотические песни, например — «Гуантанамера». Кроме того, я успел освоить несколько видов спорта и выступал на соревнованиях по боксу, каратэ, беговым лыжам, волейболу, прыжкам в высоту.

Всё, чего я достиг в те годы, — сегодня я понимаю это очень четко — все эти достижения и успех я получил только благодаря моим мыслям и огромному желанию быть таким. И я получал всё то, чего себе сам и желал: стать таким, каким я себя уже видел в тот момент, когда еще не достиг своих целей!


Мне 17. Первый год в университете


В семнадцать лет я поступаю в университет в Свердловске (в 90-х переименован в Екатеринбург), на экономический факультет УЛТИ. Конкурс — пять человек на место. Я успешно сдаю три экзамена: математику, физику и сочинение на предложенную тему, набрав четырнадцать баллов. Осталось только пройти собеседование. Но, увы, мои четырнадцать баллов оказались полупроходным уровнем — чтобы наверняка пройти конкурс, мне не хватало одного балла. И вот я на собеседовании, включаю всю свою энергию, память и огромное желание быть здесь, в числе студентов экономического факультета!

В результате мои успехи в школе и достижения сыграли решающую роль: я получаю свой заветный, недостающий для стопроцентной уверенности, мой победный БАЛЛ! У меня пятнадцать баллов! Я победил!

Первый курс университета в 1986—1987 годах проходит успешно и довольно активно: я включаюсь в общественную жизнь, становлюсь комсгруппоргом (в те годы, на закате восьмидесятых, перед грядущими изменениями в политике и экономике страны девяностых годов, еще существовал комсомол). Я играю на гитаре, знакомлюсь с самыми активными студентами университета. Это приводит меня к созданию дискоклуба «Фейерверк», в котором я и мой одногруппник Кирилл Сухов становимся ведущими, пишем индивидуальные и тематические программы для проведения развлекательных дисковечеров, проходящих два раза в месяц в нашем студенческом городке. Это дает мне возможность немного заработать дополнительно к моей стипендии в пятьдесят рублей, и, к тому же, я расширил свои возможности в организации хобби в свободное от учебы время.

Уже за несколько месяцев учебы я становлюсь довольно известной личностью в университете: меня узнают многие студенты, приглашают на всевозможные мероприятия и вечеринки. Жизнь начинает складываться как по сценарию!


1987. Призыв в ряды вооруженных сил.

Неожиданно, но факт!


Любому человеку на его жизненном пути судьба иногда преподносит сюрпризы, и внезапные сложности, преграды, всевозможные непредвиденные ситуации возникают неожиданно и непредсказуемо. Так случилось и со мной. В мае 1987 года вышел указ Министерства обороны СССР о дополнительном призыве в ряды вооруженных сил студентов высших учебных заведений. Несмотря на наличие военной кафедры в нашем университете, я, как и многие другие студенты, должен был идти в армию, изменив свои планы не по собственной воле. Для меня эта новость была абсолютной неожиданностью. Не успев сдать последний экзамен по химии, с которой у меня всегда были сложности из-за отсутствия особого интереса к этой дисциплине в школе, 15 июня 1987 года я ушел в армию.

Как воспринял я эту перемену для себя? Вы знаете, очень спокойно. На тот момент мой внутренний голос сказал мне: «Ну что ж, если так получается — значит, так и должно быть!» Я спокойно настроил себя на грядущие перемены!


(Обращаю ваше внимание! Далее в тексте не путайте понятия «внутренний голос» и «голос тела», или наше подсознание»! Это абсолютно разные понятия. В процессе чтения вы поймете, в чём разница.)


Мы прожили почти неделю на призывном пункте на окраине Свердловска, а поздно вечером нас посадили в поезд, и мы поехали. Куда ехали, никто из нас не знал. Информации на тот момент не было никакой. Проснувшись ранним утром следующего дня и выглянув в окно, я, к своему огромному удивлению, увидел, что поезд стоит на вокзале Чебаркуля, в двадцати километрах от Миасса. Не дожидаясь высадки из поезда, я взял шариковую ручку и большими буквами написал на правой штанине сверху вниз название города: «Миасс». Чуть позже эта надпись на джинсах сыграла немалую роль в развернувшихся вскоре событиях, которые повлияли не только на эти два года службы, но и на последующую мою жизнь.

Примерно через два часа после прибытия на станцию Чебаркуль нас высадили и, посадив в автобусы, привезли в воинскую часть Сивашской дивизии. Началась сортировка молодого пополнения. Общее количество призывников, стоявших на огромном плацу части, было порядка пятисот человек (позже я узнал, что на случай ведения военных действий плац был предусмотрен как аэродром для военных вертолетов). Один из сержантов части, увидев надпись на моих джинсах, подошел ко мне и спросил: «Ты что, из города Миасс?» Я быстро ответил: «Да!» — «Отлично! — сказал сержант и спросил: — Как твоя фамилия?» — «Рековски!» — тут же выпалил я. После этого сержант строго сказал: «Хорошо, когда я назову твою фамилию, ты должен подойти ко мне. Я беру тебя в свою часть. Не пожалеешь! Понял?» — «Так точно!» — снова выпалил я.


Иная жизнь


И вот я записан во 2-й батальон 31-го мотострелкового полка Сивашской дивизии быстрого развертывания. Было жаркое лето. Мы зашли в расположение части, поднялись на третий этаж и вошли в нашу казарму. Зрелище было неожиданное: на одном этаже располагались две роты, в каждой по 120 человек (4 взвода по 30 человек в каждом). Никаких перегородок между ротами и взводами не было. Это было одно огромное помещение, в котором стояли кровати в два яруса. В этот момент я понял, что нужно не просто выжить в таких условиях, а обязательно преуспеть. Выделиться из массы и попытаться сделать больше, чем остальные!

И вот первое построение после посещения бани. Все одеты в форму, некоторые ребята выглядят смешно — те, кому одежда досталась не по размеру. Мне еще повезло, мне всё подошло.

После переклички и проверки нового состава начался опрос: «Кто спортсмен?» Я откликнулся сразу. Меня записали. Далее последовал ряд других вопросов, но я ждал. К примеру, на вопрос «Кто играет на гитаре или других инструментах?» я сознательно промолчал, так как уже раньше, до призыва, был наслышан от бывалых, что у играющих на гитарах ночи бывают очень короткими.

Так начались мои новые будни, новая жизнь в абсолютно иных и, поначалу, совсем непростых условиях. В течение первых трех месяцев для нового состава в программе обучения была только военная, строевая и физическая подготовка. В основу военной подготовки было заложено ведение огня с боевой машины пехоты. БМП-1 стала легендарной во время ведения военных действий в Афганистане, и мы использовали всю базу ее вооружения, включая ПТУРС (противотанковый управляемый ракетный снаряд). Я старался запоминать всё, что слышал и видел, и максимально концентрировал свое внимание. Упражнения по наведению на цель и тактику ведения боя я оценивал особенно сосредоточенно, проводил анализ для себя.


Первый успех


Через два месяца у меня накопилось достаточно знаний, чтобы предлагать свои варианты ведения маневров, и несмотря на то, что из-за отсутствия опыта мои предложения часто терпели провал, я был отмечен. В результате, когда через три месяца в нашем полку из состава трех батальонов был создан специальный взвод из тридцати самых успешных для прохождения специальной подготовки с последующим назначением в старшие сержанты, меня включили в его состав. А то, каких молодых людей собрали в этот специальный взвод, в дальнейшем и сказалось на моей последующей жизни после возвращения из рядов вооруженных сил.

Мы принялись за изучение военного дела с инструкторами, которые тренировали и обучали группы специального назначения. Физическая нагрузка была мне под силу — похожий опыт и спортивные тренировки я практиковал с ранних лет. Тактика ведения боя — это, прежде всего, логическое мышление и креативный подход, которые я тоже приобрел с детства. Мы помогали друг другу в любой ситуации, были как одна семья. К примеру, к нам в расположение взвода — а это ряд кроватей в общей роте — никто и не помышлял заходить. Старослужащие, или, на армейском сленге, «старики», были наслышаны о нашем братстве и относились с уважением.

Приведу один пример. Мы бежим марш-бросок до известного полигона Чебаркуль, в наше время ставшего тактическим. Расстояние до полигона от нашей казармы — пятнадцать километров. Бежим строем в полном боевом, кроме этого в каждом из трех отделений взвода — один крупнокалиберный пулемет ПКТ (пулемет крупнокалиберный танковый). При беге он передается по цепочке от одного солдата последующему, бегущему сзади. После пяти километров бега пулемет был значительной дополнительной нагрузкой, справиться с которой было совсем не просто. По крайней мере, для меня это было серьезное испытание! Я принимаю пулемет и, не успев его поудобнее устроить на правом плече, слышу: «Отдай эту железяку мне!» — пулемет, придерживая правой рукой за ствол, забирает Сергей Столяров по кличке «Шварц Нигер». Так мы его прозвали за объем бицепса — такой же, как у известного актера.

Были и другие всевозможные случаи. Например, когда ночью подменяли сапоги на дырявые у кого-то из наших, то сапоги возвращали владельцу уже через двадцать минут. В столовой на столах, за которыми сидели мы, всегда был полный набор еды, и никто ее не отнимал у нас, а такое мы наблюдали, и не раз, на других столах.

В суровых зимних условиях Урала, находясь на полигоне тактической подготовки, мы по очереди грелись на броне нашей боевой машины пехоты. Носовая часть машины нагревалась от постоянной работы двигателя, и когда, согласно заданию, разжигать костер было запрещено, нас спасала только теплая броня носовой части самой БМП. Мы менялись местами у печи-«буржуйки» ночью в палатке при минус двадцати пяти градусах, лежа на подстилке из сосновой ветоши, заготовленной нами днем, прижимая к себе автомат Калашникова. Всё это, как и многое другое, мы пережили вместе.

Что помогало нам, что объединяло нас в тех условиях — это общая цель: не просто выжить, а жить, и жить как можно лучше эти два года в тех условиях! Выбора у нас на тот момент не было. Было только то, что было. Это был наш всеобщий разум.

Из всех «наших» я демобилизовался самым последним, так как заканчивал свой «дембельский аккорд». Уже на протяжении трех недель по заданию командира роты майора Сютова я участвовал в строительстве аллеи Памяти героев. На аллее должны были быть посажены сто тополей, между ними проложены дорожки, поставлены скамейки, а в центральной части установлен на высоте два метра сваренный из металлокаркаса четырехметровый куб для размещения плакатов. Весь этот ансамбль должен был красоваться перед зданием расположения нашего полка. Хотел бы я посмотреть сегодня, спустя тридцать лет, на эту аллею…

Для выполнения этого задания я мог брать пять человек рядового состава и выполнять работы в любое время суток. Снятие ограничения по времени суток было одной из необходимых предпосылок и условием для успешного выполнения этого «аккорда», так как никаких материалов или денежных средств для этого не предоставлялось, а задание должно было быть выполнено. Где же я брал строительный материал? — спросите вы. А как вы думаете? И я улыбаюсь сейчас! Это был вынужденный шаг, я не мог поступить по-другому и действовал не по своей воле. Впредь я никогда не прибегал к таким методам добычи строительных материалов и оборудования либо еще каких-то благ.


1989. Возвращение в прежнюю жизнь


И вот долгожданный июнь 1989 года. Два года службы подошли к концу. Мы возвращаемся в свою прежнюю жизнь, только немного другими людьми: не теми мальчишками, которыми мы были два года назад. За эти два года службы я участвовал в перевозках взрывоопасных грузов поездами по территории России; в миссии по Нагорному Карабаху, когда наша группа была переброшена летом 1988 года в город Баку для поддержания порядка и спокойствия в городе; я стоял ночами в военных караулах, охраняя военные объекты; научился вести огонь практически из любого вида оружия сухопутных войск и многому другому. Демобилизовался я в звании старшины и со специальностью «командир боевой машины пехоты — дублер механика водителя».


За время службы на всю жизнь я усвоил для себя двенадцать принципов выживаемости и успеха:

• оценивай ситуацию реально. Не плавай в иллюзиях;

• принимай решение, иначе опасно;

• действуй сразу, иначе поздно;

• не рискуй, не подумав — погибнешь;

• полагайся только на свои силы, иначе проиграешь;

• огромный плюс, если есть еще на кого положиться;

• ищи себе подобных;

• бери пример с сильных;

• думай позитивно даже в самых неблагоприятных

условиях: я смогу! мне это под силу! я не сдамся!

• вера в себя и память о близких тебе людях помогают;

• я всегда буду есть то, что хочу, и только здоровую пищу;

• я никогда в будущем не буду мерзнуть.


С тех пор прошло много лет, а точнее — тридцать. Я и сегодня соблюдаю эти правила, только к этому списку добавилось еще около десятка других важных правил, о которых вы узнаете в процессе чтения этой книги.

Когда я вернулся из рядов вооруженных сил, до учебы оставалось еще два месяца — самое время подзаработать и купить себе всё необходимое для новой жизни.

Но в то время прогрессировала болезнь отца, он находился на трехмесячном курсе лечения в Москве, в госпитале для офицеров запаса участников военных действий. Мой отец не был военным, но у него имелись хорошие связи, что и позволило ему попасть в эту уникальную клинику. Из-за болезни отца я приехал в Уральский минералогический заповедник, где мой отец к тому времени работал уже на протяжении шестнадцати лет. Я стал помогать маме по хозяйству на кордоне Кармаккуль, что находился в самой южной части территории заповедника, в двадцати километрах от города Карабаш и северной части города Миасс. Мы переехали в это место, когда мне было семь лет, до этого мы жили на другом заповедном кордоне. Я вырос в этом лесу, среди живописных Ильменских озер и поросших лесом горных массивов с невероятными каменными нагромождениями, оставшимися после ледникового периода. Это был мой родной и уникальный уголок нашей планеты.

Я был очень хорошим рыбаком, ловил на спиннинг, и, к моему большому удивлению, тем летом был невероятный клев! В утренние часы, с семи до девяти, щука просто кидалась на блесну. Мне удавалось вытащить до 10—12 хороших, крупных экземпляров щук, что в общей массе составляло около тридцати килограммов. Погрузив их в сумку и преодолев пешком два километра пути, я садился на автобус в деревне Новая Андреевка, что находилась в пойме реки Миасс, и уже через полчаса был на колхозном рынке. Рыбу у меня раскупали за пятнадцать минут. Я не ждал покупателей — очередь из пяти-семи человек выстраивалась, пока я готовился к продаже и раскладывал нехитрый инвентарь, состоящий из ручных весов, упаковочного материала и справки о проверки рыбы в лаборатории рынка.

Я смотрел за хозяйством вместо отца, объезжал верхом на лошади вверенную ему для охраны территорию заповедника в сопровождении нашей немецкой овчарки по кличке Барс и мог понемногу зарабатывать на свои нужды.

Наша семья по линии отца родом из-под города Мурома, корни прослеживаются с XVII века. Наш родовой кирпичный дом в два этажа на четыре семьи, сегодня это четыре квартиры, в деревне Березовке, что расположена в пятидесяти километрах от Мурома, построен в 1752 году.

Мои предки в то время были зажиточными крестьянами, промышляли заготовкой и продажей древесины, ковали всевозможные изделия для ведения сельского хозяйства и имели небольшую торговую лавку, которая располагалась в двухэтажном доме напротив, через дорогу.

На первом этаже, построенном из кирпича, располагалась торговая лавка, а бревенчатый второй этаж небольшой площади служил жильем на одну семью.

Рядом с этим домом находится и третий дом нашей семьи: одноэтажный, построенный из бревен моим дедом Алексеем Васильевичем в более позднее время — в конце XVIII века. В нём 7 июля 1936 года родился мой отец, Юрий Алексеевич.

Работать по хозяйству мне с братом приходилось с самого детства, основной объем работ приходился на время летних школьных каникул. По этой причине мы с братом никогда не ездили, как другие дети, в летние детские лагеря отдыха. Да и у нас в лесу был свой лагерь. Мы с братом всё лето ночевали в палатке на берегу озера, в двухстах метрах от кордона. Озеро шириной до восьмисот метров и длиной в два километра находится в распадке гор, и вечернее эхо для нас было одним из развлечений перед сном.

Наше подсобное хозяйство состояло из двух коров, двух поросят, до восьми бычков, до пятнадцати тонкорунных белых овец, около двух десятков кур, были иногда и большие черные индюки. Еще у нас была служебная лошадь по кличке Саврас, а также две собаки: сибирская лайка и немецкая чистокровная овчарка по кличке Барс. Барса в возрасте пяти лет застрелил в перестрелке при задержании браконьера Степана Ворсова житель из близлежащей деревни Новая Андреевка. Ворсов подстрелил крупного лося, и если бы не перестрелка, то отделался бы условным сроком. В результате он получил пять лет лишения свободы. Но следы к этому персонажу привели моего отца еще раз через восемь лет. Ворсов заказал убийство моего отца своему бывшему сокамернику. Попытка не увенчалась успехом благодаря крепкому телосложению и невероятной силе Юрия Алексеевича. Несмотря на то, что отец уже был в тот момент тяжело болен, он не сдавался и работал в прежнем режиме.

Наши хлопоты в летний период времени дополнялись уходом за огромным картофельным полем в шестнадцать соток. По крайней мере нам с братом оно именно таким и казалось. И если бы не колорадский жук, который появился примерно в 1979 году, когда мне было около десяти лет, хлопот, возможно, было бы намного меньше. Заготовка лесных ягод также отнимала много времени. По плану заготовок, уже в приготовленном для хранения виде, мы должны были запасти: по три трехлитровых банки лесной земляники, черники и лесной клубники; до десяти литров засахаренной красной калины; до трех ведер брусники и клюквы; грибы белые сушеные — в зависимости от наличия; примерно пятидесятикилограммовый мешок сушеной рыбы. Озеро начало кормить нас рыбой через пять лет после нашего приезда. Сначала мы жили на другом кордоне, Савелькуль, это в самой глуши Ильменского заповедника, до ближайшего города Чебаркуль — около тридцати пяти километров. Когда мне пришло время идти в первый класс школы, мы переехали на новое место. Сначала, когда мы только приехали, рыбы в озере практически не было. Понадобилось около пяти лет, чтобы восстановить в нём рыбные запасы. Из-за вылавливания рыбы браконьерским способом — сетями и электротралами — запасы рыбы находились в плачевном состоянии. Мы с отцом летом ставили кружки, ловили на спиннинг, иногда использовали сети, когда клева совсем не было. В зимнее время года для рыбалки оставалась только одна возможность — жерлицы на живца, которые устанавливались на льду до десяти-двенадцати штук. В результате за сутки можно было поймать трех-четырех щук.

Всё, что я описал, умели делать и мы с братом. Свободного времени, как я уже отмечал, у нас оставалось немного, поэтому мы очень ценили его и научились использовать максимально эффективно, что я делаю и сегодня, через сорок лет моей жизни.

Список наших с братом задач включал в себя также колку березовых дров, подвоз воды с речки, чистку скотного двора, поливку грядок, пригон скота с пастбища в лесу в конце дня и так далее, но всё это — только в летнее время. Когда начинались занятия в школе, приоритеты менялись и весь упор делался на выполнение домашних заданий и посещение спортивных секций. Я увлекался волейболом, лыжами, занимался в секции бокса, участвовал во многих состязаниях и общественной жизни школы, занимался с личным тренером, другом отца — Алексеем Малолкиным, чемпионом России по карате в 70-х годах.

Алексей несколько лет работал, как и мой отец, на соседнем кордоне. И работал бы еще, но однажды в результате столкновения с нарушителями режима заповедной зоны, с группой бывших осужденных — их было шесть человек — Алексей был вынужден применить служебное табельное оружие, карабин 7,62 мм. В результате против него завели уголовное дело и уже почти приговорили к лишению свободы. Этим бы всё и закончилось, если бы он, несмотря на подписку о невыезде, не уехал на личную встречу к главному прокурору СССР в Москву. После этой встречи в Москве дело против Алексея закрыли, и он был оправдан. Помог ему попасть на прием в Москву мой отец.

Знакомства с нужными людьми — это одна из важных предпосылок к успеху. Ищите и поддерживайте контакт с теми людьми, которые могут вас чему-нибудь научить. Поддерживайте контакт с теми людьми, на которых вы хотели бы быть похожи или иметь те черты, которых у вас, может быть, еще нет, а у этих людей уже есть.

Я приведу несколько примеров ярких личностей, которые очень уважали моего отца и которые часто бывали у нас: генерал-майор Карпухин — руководитель группы специального назначения «Альфа», дважды Герой Советского Союза; Виктор Петрович Макеев — генеральный конструктор КБ Миасс-20; космонавт Павел Романович Попович из группы, которая готовилась в первом составе совместно с Юрием Гагариным; член-корреспондент академии наук, профессор, доктор наук Виктор Алексеевич Коротеев и несколько других очень ярких и известных личностей.

Как знакомства отца повлияли на меня? — спросите вы. А вот, например, как. Когда мне было пять лет, генерал Карпухин привез и подарил мне костюм кадета Суворовского училища, перешитый на меня, и я с гордостью надевал его иногда. Я чувствовал и представлял себя очень отважным и значимым человеком. Я уже в этом возрасте на вопрос космонавта Поповича: «Кем ты хочешь стать, боец?» — незамедлительно и четко отвечал: «Генералом, товарищ генерал!» На что он широко улыбался и отвечал: «Значит, ты им точно будешь!»

У нас в гостях космонавт Павел Романович Попович,
22.12.1975 г., второй слева (по центру — мама Лидия
Александровна, впереди слева — брат Дмитрий, справа я,
рядом со мной отец Юрий Алексеевич)

Со слов моего отца — рассказ космонавта Павла Романовича Поповича:

«В 1959 году постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР было принято решение об отборе и подготовке космонавтов к первому полету на космическом корабле «Восток». Выбирали из летчиков-истребителей, поскольку они наиболее подготовлены и обладают подходящими для этого характеристиками. Отбор был очень жестким и по медицинским критериям, и по физическим данным: кандидат не должен быть старше 35 лет, рост не более 175 см, а вес — до 75 кг. На момент отбора мы не имели никакой информации, для каких целей нас отбирают. Для нас, военных, это было обычное дело.

Для первичной беседы из 3400 кандидатов выбрали 347 человек, но из них только 29 военных летчиков смогли полностью пройти все этапы медицинского обследования.

7 марта 1960 года был сформирован первый отряд космонавтов, в него зачислили 12 человек. Только после этого нам было объявлено, для каких целей сформирован наш отряд. Мы стали первыми участниками программы, которая получила название Программа «Восток». Первым полетел Юра Гагарин на корабле «Восток-1», а мой «звездный час» настал через год: в августе 1962 года я вылетел в космос на корабле «Восток-4». Это была первая программа двух пилотируемых космических аппаратов. Вторым кораблем — «Восток-3» — управлял тогда Андриан Николаев. В этом полете мы провели первые эксперименты по радиосвязи между экипажами двух кораблей в космосе. Кроме этого, кораблем «Восток-4» я мог управлять при помощи первой системы ручного управления».

Мой отец как-то спросил у Павла Романовича об условиях пребывания на корабле, на что, немного задумавшись, космонавт ответил: «Юра, условия не для нормальной жизни в этой железяке! Места на одного меня чуть больше полутора кубических метров, по центру одно кресло, из которого даже встать в полный рост нет возможности…»

Космонавт Павел Романович Попович, 22.12.1975

Однажды весной я, шестилетний, бежал по льду озера Савелькуль, держась руками за каркас детской коляски, которую катил впереди себя. Неожиданно лед провалился у меня под ногами, и я оказался в воде. Это была полынья бобров, заметенная снегом. На мое счастье, колеса детской коляски не прошли в полынью, а зацепились за края льда. Я продолжал крепко держаться за каркас коляски, понимая, что если я отпущу руки, то уйду под лед. Я закричал, так как мама находилась примерно в трехстах метрах от меня на льду — ловила рыбу на зимнюю удочку. Она была большим любителем зимней рыбалки, а летом практически никогда не рыбачила — я полагаю, что с нашим хозяйством летом на это просто не оставалось времени. И так я держался и кричал, пока не подбежала мамуля и, схватив меня за куртку, не вытащила из полыньи. После этого случая я не стал бояться воды и не перестал ходить на лед. Я стал только более осмотрительным, особенно весной, и те места, на которых снег имел желтоватый оттенок, обходил стороной.

Очень многому меня научил мой отец, в том числе — как ставить цели и как бороться с трудностями. «Самовнушение –– это великая сила», — повторял он в сложной ситуации. Сам он не курил и не употреблял спиртное. Я никогда не видел моего отца подвыпившим, огорченным, демотивированным, печальным или растерянным. Он часто говорил мне: «Улыбайся чаще! Не бойся сложностей, а преодолевай их. Ищи выход из любой ситуации и не опускай руки перед преградой. Если начал дело, то обязательно доведи его до конца! Только после этого можешь начинать другое. Ставь себе цели и иди к ним, как корабль прокладывает свой путь под руководством капитана. И твоя жизнь будет яркой, хотя и не всегда простой. Но ты добьешься того, чего пожелаешь». Я и сегодня очень хорошо помню его напутствия.

Как человек с образованием восемь классов мог это всё знать? — спрашивал я себя не раз. И вот мой ответ сегодня: он это всё познал благодаря общению с людьми. Об этом важном факторе я буду еще писать позже.

Несмотря на тяжелую и неизлечимую болезнь, мой отец прожил еще двадцать два года полноценной жизнью и ушел из жизни на Пасху в Германии в возрасте восьмидесяти лет, не дожив до своего восемьдесят первого дня рождения всего два месяца. Незадолго до этого я посещал его, приехав из России на пару дней в Германию, в город Гослар. Последние шесть месяцев были довольно тяжелым временем, особенно для моей мамы, которая всегда была рядом с ним. Перед уходом я обнял отца за плечи, задержался в таком положении на некоторое время и понял, что вижу его в последний раз. Через неделю после моего отъезда, в апреле 2017 года, отец ушел в мир иной. Я очень благодарен ему за то, что он смог передать мне всё, чем я пользуюсь и сегодня в своей непростой, но очень динамичной и разнообразной жизни!


1989. Свердловск. Мне 20 лет


Итак, осенью 1989 года я возвращаюсь в город Свердловск, ныне Екатеринбург. Встречаюсь со своим другом Сергеем Степным, с которым мы служили рука об руку в том самом батальоне Сивашской дивизии с самого первого дня и до последнего, и мы начинаем заниматься предпринимательством. Также возвращаются после службы мои прежние сокурсники и друзья Василий Чудный и Владимир Фурманов. С Василием мы попали вместе в Чебаркуль, но через шесть месяцев его распределили в восточную Германию, под Магдебург. Владимир был призван годом позже и попал в стройбат, там ему тоже пришлось кое-что пережить… Мы восстановились на второй курс экономического факультета и продолжили учебу. На новом курсе к нам троим присоединился студент Валерий Лепнинский. Со временем я понял, что это был очень успешный и активный союз для воплощения наших идей и настоящей дружбы.

На сегодня Валерий является владельцем крупной корпорации «Наше Время», ранее ООО «Уральские машины». Владимир Фурманов — генеральный директор известной всем в России компании по производству макаронных изделий. Василий Чудный, к сожалению, трагически ушел из жизни еще в 1999 году, но его уход в мир иной не был связан с его профессиональной деятельностью.

Из армии мы вернулись через два года другими людьми, соответственно и интересы, и цели у нас стали другими. Мы стали думать о том, как нам стать свободными. Да, именно так: мы хотели быть свободными! Свободными от стереотипов жизни, не зависеть от обстоятельств и от других людей, иметь право выбирать самим и самостоятельно принимать решения! Мы хотели быть самими собой: быть личностями, индивидуальностями, предприимчивыми и успешными!

И что для этого было необходимо иметь, как вы думаете, мои уважаемые читатели? Совершенно верно — деньги! Нам нужны были деньги. Не просто определенное количество, а неограниченное количество финансовых ресурсов. С этого и началась наша новая жизнь! Мы стали искать возможность заработать.


Новое начало: предпринимательство


Сегодня, полагаю, довольно просто сказать: «А не заняться ли мне каким-нибудь бизнесом?» Возможностей для этого достаточно, и даже в сфере услуг есть такие ниши. Но если у вас нет той предпринимательской жилки, той энергии, самодисциплины, определенности цели и огромного желания стать таковым — не беда! Экономическая ситуация в России к 2018 году, несмотря на постоянно обновляющиеся санкции со стороны США, предоставляет всё новые возможности для роста в крупных компаниях, как российских, так и в компаниях с зарубежным капиталом! Всё зависит только от вас самих.

Итак, вернемся на тридцать два года назад, в 1989 год: страна на грани банкротства, суды и милиция не работают должным образом, погрязнув в коррупции и взяточничестве. Экономика страны полностью развалена, капитал вывезен в США и страны Европы! Самый важный набор простых продуктов продается по талонам, начинается приватизация того, что еще не растащили. Зарплату людям не выдают по шесть месяцев, заводы и фабрики закрываются. Страна в хаосе. Вот так мы видели СССР в то время, на пороге новых перемен. Каких именно перемен, мы и сами не знали и не понимали. Но одно мы понимали точно — что именно сейчас необходимо действовать. Как говорится в одной очень известной пословице, «вода под лежачий камень не течет» — мы повторяли эти слова чуть ли не каждый день и искали возможности зацепиться за что-нибудь: мы обсуждали совместно наши идеи и оценивали, насколько это может быть успешно, какие риски это может принести и какую выгоду мы можем получить для инвестирования в будущем в более крупные проекты.

Начиналось всё, с точки зрения сегодняшнего дня, достаточно просто и незамысловато, но мы начали действовать уже через два месяца после нашего возвращения в гражданскую жизнь.

Я и мой друг и сослуживец Сергей Степной начинаем покупать дефицитные товары в Екатеринбурге и перепродавать их. Развозили товар по области, продавали и в Челябинской области, Ханты-Мансийском округе. Продавали всё, начиная от гвоздей и фуфаек и заканчивая конфетами, апельсинами и женскими импортными колготками. Мы торговали не в розницу, а только оптом. Покупали оптовые партии и через два-три дня уже перепродавали с рентабельностью не менее 100%. Это был успех.

Мы успешно учились в университете, совмещая учебу с нашей предпринимательской деятельностью, и, конечно, не забывали о здоровье. Здоровье — это одно из важнейших условий успеха в жизни и в бизнесе! Наше непростое прошлое и служба в армии очень нам в этом помогли. Начиная со второго курса все студенты раз в неделю, по средам, посещали военную кафедру, а мы — те, которые отслужил свои два года, — вполне логично получили освобождение от занятий по военной подготовке. И каждый полноценный дополнительный выходной мы ходили в баню. Мы выкупали на шесть месяцев вперед индивидуальный комплекс с бассейном и парной, вмещающий, согласно прайс-листу, шесть человек. Мы собирались в бане в одно и то же время, с девяти часов утра до часа дня. В наших апартаментах были комната для чаепития, комната отдыха, вместительный бассейн и, самое главное, очень жаркая парная. За все эти годы мы никогда не употребляли при этом алкоголь: у нас был всегда с собой запас трав для чая, варенье и кексы. Мы постепенно определили свою методику посещения бани, дабы не навредить, а улучшить свое самочувствие и постоянно повышать иммунитет. У нас было строгое правило: без алкоголя! Для того чтобы вкусно и весело посещать рестораны, мы использовали пятницу и субботу, или один из этих дней. Чаще всего на тот момент мы посещали ресторан «Петровский зал», где были постоянными гостями. Как говорят, нас там помнят всегда!

Еженедельные и регулярные походы в баню были не единственным нашим занятием с целью укрепления здоровья, и преследовали мы не только одну эту цель — это были для нас закалка, тренировка и проверка нашего состояния осознанности в этом мире: встряхивая таким образом себя изнутри, я ощущал себя при этом каждый раз на шаг ближе к природе, ближе к тому закрытому «Я», которое за ежедневной рутиной задач и влияния окружающей действительности уводит нас в сторону от нашего внутреннего и действительного «Я». Для меня лично это был еще и постоянный процесс вывода самого себя, своего организма из комфортного состояния в состояние стресса и дискомфорта! Для чего необходимо, именно необходимо, это проделывать над собой регулярно? Ответ на этот вопрос вы получите, прочитав книгу до конца!

Итак, нас было четверо товарищей, все — студенты нашего вуза, и мы увлеклись холодным обливанием по известной только в России системе Порфирия Иванова. Вот этот опыт оказался для меня первым открытием безграничных возможностей человека. Я с удовольствием поделюсь этим опытом и с вами.


Система Порфирия Иванова — обливания холодной

водой: работает на 100%


В нашей группе «поход в баню», как мы ее называли, был завсегдатай и самый ярый парильщик Миша Шарков — личность очень неординарная. Иногда он бывал абсолютно непредсказуем; хорошо, что такие моменты наступали не так часто. Это происходило тогда, когда Миша выпивал какого-нибудь спиртного — как сказано в одном известном произведении, «Остапа понесло». Миша останавливался только на следующий день. Иногда он не помнил, где он пил и с кем. К тому же, в такие моменты он очень любил помериться с кем-нибудь силой. По этой причине на следующий день после таких похождений на занятиях Миша не появлялся. Но, тем не менее, именно он заразил меня системой обливания водой. И я начал постепенно себя готовить к этому. Тут мне хотелось бы отметить один факт: после того как мы стали регулярно заниматься обливанием холодной водой, мой товарищ Миша перестал вообще употреблять спиртные напитки.

В основу принципа оздоровления от Порфирия Корнеевича Иванова было положено единение с природой, при котором она дает силы и подпитывает своей энергией. Порфирий старался управлять эмоциями и сознанием, контролировать все внутренние процессы, не допуская волнений и страха. Он свободно ходил зимой, в любые морозы, практически без одежды, только в шортах, и два раза в день обливался на улице холодной водой. Порфирий Корнеевич родился 20 февраля 1898 года и прожил, несмотря на все трудности и невзгоды своей жизни, восемьдесят пять лет. Он ушел из этой жизни 10 апреля 1983 года.

Как всё началось: когда у Порфирия Корнеевича появилось раковое образование на руке, ему было около тридцати лет. Стадия была довольно запущенная, и врачи не могли его излечить. Чтобы не мучиться, Порфирий принял решение простудиться и слечь в койку. Для этого он ежедневно выходил раздетым на улицу в студеный мороз, обтирался снегом и обливался холодной водой. Со временем он стал замечать, что, наоборот, самочувствие, вопреки ожиданиям, стало приходить в норму, появилась бодрость, физическая легкость. В конечном счете болезнь отступила, а Иванов не прекратил на этом свое закаливание и стал экспериментировать дальше.

Как я проводил свое ежедневное обливание, я расскажу очень подробно.


Фаза первая: каждое утро перед завтраком и каждый вечер перед сном я обливался холодной водой в ванной комнате. Достаточно вылить на себя два ведра холодной воды, но обязательно с головой. Перед этим необходимо провести довольно простое упражнение на дыхание на протяжении 3—5 минут.


Упражнение на дыхание:

Встаньте ровно, опустите руки и голову вниз. Выдохните полностью воздух. Задержите дыхание на 3—4 секунды. После этого постепенно глубоко вдыхайте воздух, при этом подымайте руки и голову вверх. Поднимите руки над головой, ладонями вверх. Пальцы при этом не сжимайте, держите ладонь раскрытой, пальцы рук направлены внутрь, по направлению друг к другу. Задержите дыхание на 4—5 секунд. Глаза можете закрыть (если упражнение делаете вечером, при звездном небе, то советую открыть глаза и наблюдать за звездами). Голова поднята максимально вверх, но без усилия. Далее, опуская руки вниз, выдыхайте полностью воздух из легких, как насос! Голову опустите вниз — выдохнули.

Руки опущены вдоль туловища, голова опущена, поверните ладони на 90 градусов к себе в направлении головы, сведите руки вместе таким образом, чтобы концы пальцев слегка касались друг друга. Начинайте подымать руки вдоль туловища вверх до уровня груди, одновременно глубоко и полностью вдохните! Задержите на 2 секунды дыхание и быстро выдохните, помогая при этом руками, отводя руки от груди перед собой, ладони поверните от себя… Выдохнули, задержали дыхание на 4—5 секунд, руки опустили.

Повторите это упражнение 3—4 раза.


Значение данного упражнения: это самый простой, быстрый и эффективный способ движения энергии в вашем теле. Когда вы вдыхаете и поднимаете руки и голову вверх — вы обращаетесь к Вселенной и наполняете себя здоровой и сильной энергией. Когда вы вдыхаете и ведете руки снизу до уровня груди — вы аккумулируете свою отрицательную энергию, свои болезни и боли. Далее при резком выдыхании вы одновременно руками помогаете выталкивать из себя всю отрицательную энергию, а с ней и ваши болезни, страхи и переживания!

Вот я вам и открыл свой первый секрет здоровья — упражнение на дыхание.

Это упражнение я сформировал для себя самостоятельно, проводя тренировки в течение многих месяцев и лет, наблюдая при этом за результатами. При этом необходимо думать только позитивно и, кроме того, проводить тренировки осознанно и полностью доверять самому себе.

Вера — одна из следующих основных предпосылок успеха!


Фаза вторая.

Достаточно недели, чтобы потренироваться в ванной или душевой комнате обливанием холодной водой, а также привыкнуть к выполнению упражнения на дыхание.

Можно выходить на улицу и обливаться осенью, зимой и весной. В теплое время года можно обливание проводить и в квартире.

Зимой мы обливались всегда, независимо от минусовой температуры. Наш рекорд — минус тридцать пять градусов. Выливаем на себя с головой по очереди, с небольшим интервалом в две минуты, два ведра холодной воды. После вылитого первого ведра — обязательно два раза сделать упражнение на дыхание! Не спешите вылить на себя оба ведра и поскорее убежать в теплое помещение. Вы не простудитесь, я вас уверяю. Да, волосы замерзают в считанные секунды, это верно. От вас такой пар, как будто вы только что вышли из парной. Ваша кожа высыхает очень быстро, и тело становится розовым. Это прилив крови, ваше кровообращение усиливается. Вы себя чувствуете в такой момент легко и непринужденно.

Провели два упражнения на дыхание — выливайте второе ведро воды, но только обливайтесь с головой! Соблюдение этого правила очень важно, иначе возникает риск получить разницу в кровяном давлении головы и тела, что может привести к возникновению головной боли и к недомоганию.

Вылили второе ведро — делаете 2—3 упражнения на дыхание! Закончили — можете идти в помещение. Как писал сам Порфирий, если вы почувствовали вдруг недомогание, облейтесь в течение дня еще раз холодной водой. Удачи вам, и вы забудете, что такое болезни!

Магия воды. Вода — самый важный и ценный элемент жизни на нашей планете, как, в принципе, и солнечный свет. Но кроме этого, вода является проводником информации и носителем энергии! Думайте об этом, когда обливаетесь или когда просто стоите под душем утром или вечером.

Берегите воду, используйте ее по назначению и не лейте без надобности, когда, к примеру, вы не закрыли своевременно кран с водой.


Фаза третья: для профессионалов.

Уважаемые читатели, не рекомендую проводить данное упражнение новичкам!

Если вы уже несколько месяцев обливаетесь, испытали себя в зимнее время года и можете оценить свои возможности, только в этом случае можете попробовать эту третью фазу.

Итак, температура на улице от минус пяти до минус шестнадцати градусов. Легкая пробежка в течение 20 минут. Бежите в плавках и легкой обуви. После этого проводите обливание полностью согласно второй фазе. Далее надеваете обувь, так как обливание происходит без обуви, только на босую ногу, и продолжаете спокойный бег на протяжении 20 минут.

После пробежки заходите в теплое помещение. Ваш организм получит в любом случае легкую степень переохлаждения: губы слегка синего оттенка, тело местами красноватое. Вы будете чувствовать, что вам холодно, но это скоро пройдет. Накиньте на себя плед и просто спокойно посидите.

Внимание: ни в коем случае не принимайте сразу теплый или горячий душ!

Внимание: легкий бег, поскольку при минусовых температурах или при охлаждении тела ваши мышцы и сухожилия не такие эластичные, как обычно. Чтобы их не повредить, не переусердствуйте, бегите легко и спокойно, без напряжения. При этом дышите спокойно, ровно и делайте не глубокие, а короткие вздохи, чтобы не повредить легкие холодным воздухом.

По истечении 20—30 минут вы почувствуете приятное облегчение и легкость в вашем теле, прилив сил. У вас появится чувство голода. Советую поесть легкую пищу, желательно овощной салат с растительным маслом. Иначе вашему желудку будет тяжело справиться с нагрузками.

Удачи вам и крепкого здоровья!

Что я усвоил для себя в процессе обливания холодной водой?


Пять очень важных элементов, которые являются фундаментом для создания основы нашего здоровья:

1. Дыхание — это инструмент, или, точнее сказать, наш волшебный ключик, который позволяет открыть потайную дверь и выйти на взаимосвязь энергии тела с энергией пространства вокруг нас (энергия квантового поля).

2. Мысли: необходимо строго контролировать свои мысли и отличать осознанные мысли от мыслей вашего подсознания, или, по-другому, от сигналов, подаваемых вашим телом, — «голоса тела».

3. Ваше внимание: концентрируйте свое внимание на всём, что вы чувствуете и ощущаете внутри вас, концентрируйте внимание на ваших внутренних органах и всём теле. Затем обратите свое внимание на пространство вокруг себя, ощутите себя в этом бесконечном пространстве….

4. Магия Воды: вода — это источник энергии и получения информации извне, при условии, что вы сможете до такого уровня сконцентрировать свое внимание на этом.

5. Вера — это самое необходимое условие любого успеха. Необходимо верить в себя, в свои возможности и в безграничные возможности квантового поля в пространстве. Другими словами, вера — это самовнушение, касающееся не только ваших возможностей, но и любых других, которые могут благоприятно повлиять на вас самих.


Вот, многоуважаемые читатели, эти пять принципов, или пять основных элементов, и являются основой и основной частью того самого важного, о чём и есть моя книга.

Все эти элементы — не что иное, как инструмент работы с подсознанием: нашими слабостями, ленью, страхами, неуверенностью, злостью, завистью и так далее. Как раз в подсознании происходит постоянное взаимодействие нашего мозга с нашим телом, с нашим самым важным и сложным, постоянно противящимся нашим осознанным мыслям, с этой нашей таинственной силой, которая работает против нас!

«Как заставить наше подсознание работать на нас?» — по мере чтения книги вы постепенно получите ответ на этот вопрос. А на этом этапе для быстрого восприятия и понимания того, что такое наше подсознание, я приведу несколько примеров, которые, скорее всего, переживал практически любой из нас.


Примеры влияния нашего подсознания

на нас самих


В один прекрасный день или, возможно, уже на протяжении многих дней или месяцев ваше сознание подсказывает вам, что пора взяться за свое здоровье и не стоит есть лишнего, особенно поздним вечером, что таким образом вы сможете сбросить лишний вес и поправить свою фигуру. И вот проходит несколько часов, вам неспокойно, так как скоро наступит тот самый вечер! И вот, внимание, ваш внутренний голос говорит вам: «Ну что ты так нервничаешь, что ты так напрягся! Нам же было так хорошо всегда. Ты ел и смотрел при этом телевизор. Давай попробуем сегодня в последний раз поесть, а завтра наверняка сможем что-нибудь придумать, как нам быть дальше». И вы начинаете есть, но с еще большим наслаждением и в большем количестве, как будто это в последний раз! Когда трапеза закончилась, вы опять думаете: «Ну вот, я опять наелся как с…я» — или что-то в этом роде. Наступает следующий день, и ситуация либо повторяется, либо вы продолжаете есть без всякого зазрения совести. Так вот, тот самый голос, который вас успокаивал и говорил вам о том, что нужно расслабиться и продолжать жить как обычно, это и есть наше подсознание, или, по-другому, голос тела!


Итак, каких результатов я достиг для себя, занимаясь обливанием холодной водой?

1. Я никогда не болел простудными или какими-либо другими заболеваниями.

2. Я был всегда в хорошем настроении, очень активен и полон энергии, необходимой для учебы и, дополнительно, для предпринимательской деятельности.


В зимнее время года я ходил в осенней кожаной куртке и в осенних ботинках на толстой подошве. Когда мое тело начинало охлаждаться и чувствовать, что сейчас будет мерзнуть, то оно начинало быстро вырабатывать энергию и согреваться, причем самостоятельно, без участия в этом моего мозга!


Наступили 90-е


Прошло два года после нашего возвращения в прежнюю, но всё-таки другую жизнь. Мы посещали, когда это было необходимо, лекции и практические занятия в университете и немало времени уделяли нашему молодому бизнесу. Я всё больше работал в паре с Сергеем Степным: мы выстраивали свои схемы работы как с другими предпринимателями, торговыми базами, сетевыми магазинами в областях, так и с мафиозными структурами — дабы защитить, в первую очередь, себя самого, а уже потом свой бизнес. Как бы там ни было, но мы для себя определили одно очень важное правило для нашего бизнеса: «все деньги не заработать» — а это значит, что во всё то, что связано с наркотиками, оружием, вымогательством и другими сомнительными сделками, мы не ввязываемся ни при каких обстоятельствах! Примерно через восемь-десять лет на примере некоторых известных нам предпринимателей и представителей мафиозных структур мы убедились, что это решение было абсолютно верным.

Мы уже не стояли в очередях у магазинов и торговых баз с сумками, ловя такси, чтобы увезти свой товар, как это было два года назад. Мои способности налаживать контакты в любой сфере и с любыми людьми, а также нужные знакомства вывели нас на другой уровень. Мы покупали апельсины за наличный расчет, загружая грузовик ночью на станции «Екатеринбург сортировочная» прямо из прибывшего состава с товаром из Греции. Конфеты и другие сладости нам отгружали на фабрике «Сладко» согласно нашему списку, а в это время мы пили кофе с поставщиком в его кабинете. Импортные товары с базы нам привозили в указанное место и в согласованное время по предоплате, которую мы передавали за день до поставки в уютном ресторане неподалеку от железнодорожного вокзала; Успех был у нас уже на пути к новому успеху, и мы это очень ценили. Мы мало с кем говорили на эту тему, да и практически ни с кем вообще не говорили. Золотое правило успеха: держи язык за зубами!

А мы в то время говорили так: «Мало знаешь — лучше спишь» — и улыбались при этом друг другу.

Расскажу о судьбе моего друга детства по имени Дмитрий. Фамилию, из уважения к его довольно известному не только в Екатеринбурге, но и в научных кругах России отцу, называть не стану. Семья Дмитрия переехала в Екатеринбург чуть раньше меня. Благодаря статусу отца, он относился к так называемой «золотой молодежи». Жили они в центре города, неподалеку от площади 1905 года, в элитном уже в те времена районе. Я часто бывал у них в гостях, нередко оставаясь с ночевкой. Дмитрий был отличным спортсменом-биатлонистом, но, переехав в Екатеринбург и познакомившись с такими же, как он, молодыми людьми, поменял свои интересы и стал, как и его новые друзья, искать возможности быстро заработать большие деньги. И это у них стало получаться. Они разъезжали на «Мерседесах», ходили каждый день в рестораны, много выпивали и ходили исключительно в кожаных куртках и спортивных костюмах Adidas. Это была «центральная» мафиозная группировка. Чем зарабатывал конкретно Дмитрий, он мне не рассказывал, знаю только, что они успешно играли в одну игру, которая получила очень большую популярность в народе в те годы, — «наперстки». Это была великолепно отработанная и беспроигрышная схема. Люди проигрывали всё, что у них было, и даже дорогую верхнюю одежду, пытаясь все-таки отыграть уже проигранное. Но в этой игре выигрывает только тот, у кого те самые три наперстка. Я не раз внимательно наблюдал за происходящим со стороны, так как часто ездил по бизнесу и бывал в районе вокзалов и аэропортов. Смысл игры — обман, а то, что видят играющие, это иллюзия. Те, кто их разводят и втягивают в эту иллюзию игры, — отличные актеры, а владелец этого шарика-невидимки — ловкий «катала». Общее количество организаторов этого шоу, если можно так выразиться, могло доходить до пятнадцати-двадцати человек.

Для этих молодых парней это был свой мир, своя крепкая дружба, и называли они себя «бригада». Самый известный сериал, вышедший на телеэкраны в конце девяностых, — «Бригада» — я смотрел впервые в 2002 году, живя в Германии. На экране передо мной как будто проносились мои воспоминания о встречах с теми парнями, о свадьбе Дмитрия с Юлей, на которой парни из «бригады» на сцене пели, обнявшись, песню из старого и очень популярного фильма «Бриллиантовая рука» со словами «а нам всё равно, а нам всё равно, не боимся мы волка и сову…». Я вспоминал, как мы праздновали день рождения двух сыновей-близнецов Дмитрия, как ездили на рыбалку, и многое другое. Этот фильм произвел на меня тогда очень сильное впечатление, вернув меня на восемь лет назад, в тот «бандитский» Екатеринбург.

С Дмитрием я все-таки встретился в феврале 2013-го, когда через девять лет после выезда в Германию я впервые посетил Россию и прилетел в Екатеринбург. Мы встретились с ним в загородном доме его родителей. К моему огромному удивлению, Дмитрия я с трудом узнал. Употребление алкоголя, а в прошлом и пристрастие к наркотикам, сделали свое дело. Дима выглядел старше своих лет так на пятнадцать или двадцать. Его голос был очень хриплым и тихим, голова и плечи опущены, спина сгорблена. Смотреть без слёз на это мне было очень сложно. Но это было не самое страшное.

Его супруга Юлия разбилась в автокатастрофе в 1996 году, когда ехала на «Жигулях» за детьми. Дима взял в этот день ее BMW, так как свой «Мерседес» разбил накануне, возвращаясь с очередной гулянки из ресторана прилично выпившим. За это он сильно винил именно себя, ведь если бы Юля поехала на BMW, то аварии бы не случилось. Да если бы даже и случилась, то, въехав из-за гололеда в тот самый автобус, она бы, сидя в BMW, отделалась только испугом. «Жигули» при столкновении сложились гармошкой, и Юлия погибла мгновенно.

Но это была не последняя печальная новость. Я начал спрашивать Дмитрия: «Как твои друзья? Как Саня, Юрка, Паша, Серега? Как они?» Дмитрий помолчал немного, налил полный бокал красного вина, которое я привез с собой, и, перед тем как выпить, сказал со слезами на глазах: «Ты знаешь, братан, а их нет никого больше в живых. Я один остался. Давай за них!»


После того, как я написал эти строки о судьбе моего друга, я сделал паузу. Вышел на балкон наших апартаментов и смотрел на красиво освещенный сад и декоративные бассейны с фонтанами. Было уже темно, и ушедшая дневная жара сменилась на приятное тепло позднего вечера. Я чувствовал легкий, свежий запах зеленого сада и, одновременно, специфическую влажность воздуха Гоа. Из ресторана доносились голоса…

В этом отеле мы остановились на две недели. Сегодня закончился наш шестой день пребывания здесь, и моя семья была очень довольна как самим отелем, так и очень теплой, под тридцать градусов, водой в океане. Мы много гуляли вечерами по бесконечному песчаному пляжу, который во время отлива превращается в огромную прибрежную площадку с очень плотным покрытием из-за мельчайшего песка. В отеле был прямой выход к морю. Песчаный берег и расположенные на нем бар и рыбный ресторан отделялись от основных небольших трехэтажных зданий отеля гольф-полем, частично засаженным кокосовыми пальмами. По полю ежедневно спокойно разгуливали более десятка белых индийских цапель. Сегодня — седьмое ноября. Я четвертый день пишу свою книгу, которая, возможно, останется очерком о моей жизни для моих детей. Может быть… На сегодня это всего семнадцатая страница, которую я написал, но на тот момент, когда вы будете читать эту книгу, номер страницы изменится на большее число в связи с последующим обновлением и изменением текста. Я вспоминаю и описываю те события из моей жизни, которые имеют для меня важное значение и в моем будущем сыграли важную роль во время принятия решений. Итак, возвращаемся в 1993 год.


1993. Новые перемены. Другая жизнь


В 1993 году я закончил университет. К этому времени мы с Сергеем заработали небольшой капитал, и настало время правильно инвестировать часть заработанных денег. Мы решили открыть линию по производству макаронных изделий в области, под Екатеринбургом. Макароны — продукт, который покупается всегда, независимо от экономической ситуации в стране, уровня дохода и статуса покупателей в обществе. Кроме того, этот продукт, по нашим предварительным расчетам, дает довольно приличную рентабельность — от 100 до 200 процентов. Для этого необходимо организовать должным образом все процессы, начиная от закупки сырья до организации производства на достаточно высоком уровне, а самое главное — наладить сбыт продукции. Что касается сбыта, то у нас уже были наработаны многочисленные контакты и связи с сетевыми и отдельными магазинами, с нами сотрудничали несколько десятков торговых точек и сетей. Кроме того, мы готовили программу сбыта оптовыми партиями в другие регионы. Конечно, оптовая цена значительно отличалась от цены под реализацию, но загрузка мощностей оборудования, которое мы намеревались купить, должна была быть максимальной. Помимо этого, есть и другие экономические показатели для успешной работы любого предприятия, такие как фиксированные и плавающие затраты на производство, транспортные расходы, амортизационные отчисления, налоги и так далее. Бизнес-план был у нас готов. Осталось подыскать подходящие площади, что оказалось не такой простой задачей. Мы старались, чтобы все условия соответствовали нашим требованиям, а именно: удаленность от Екатеринбурга не более пятидесяти километров, близость транспортного сообщения, площади должны иметь запас на последующее расширение производства для линий выпечки хлеба и других хлебобулочных изделий. Также были необходимы площади под склады — как для сырья, так и для готовой продукции, возможность открытия фирменного магазина непосредственно на фабрике и наличие коммуникаций: электричества достаточной мощности, отопления, канализации и воды.

На этот момент я уже был женат. Моя супруга училась на том же курсе, что и я. После моего возвращения из армии, проучившись вместе шесть месяцев, мы практически не знали друг друга и не общались. И вот в марте я приглашаю ее на свой двадцатый день рождения, который готовился отпраздновать в ресторане «Большой Урал». После этого торжества мы стали поддерживать отношения, и осенью 1993 года зарегистрировали их. Родители моей будущей жены в то время работали на Кубе, строили там атомную электростанцию. В Екатеринбург она приехала с Украины, где их семья жила последние десять лет.

Последний, пятый курс подошел к концу. В июне мы сдали все экзамены и получили дипломы. На этом заканчивалась наша студенческая жизнь, та жизнь, которая стала для меня настоящим открытием. Эти семь лет моей жизни, включая два года службы в армии, открыли для меня ворота в будущее. Это были самые яркие, самые динамичные и самые запомнившиеся мне годы. За это время я создал фундамент для своих убеждений, целей и позитивных мыслей. Я стал тем, кем я хотел быть и кем хотел оставаться и на последующие годы. Оставалась только одна задача — не останавливаться, а развиваться и совершенствоваться дальше.

Учитывая наши планы по бизнесу с Сергеем, мне необходимо было определиться с последующим местом жительства. Своего жилья в Екатеринбурге у меня на тот момент не было. Но прежде чем заняться вплотную жилищным вопросом, мы с женой решили съездить в заповедник и навестить моих родителей. За последние три года я там бывал не так часто.

Дорога в Ильменский заповедник, идущая через города Касли и Карабаш, занимала четыре часа: Самый короткий путь на автобусе, идущем из Екатеринбурга до Миасса, составлял 160 километров. Для нас было очень удобно то, что мы выходили из автобуса, проезжая деревню Новая Андреевка, и, минуя все другие пересадки, оказывались в двух километрах от кордона Кармаккуль.

Многие названия деревень этого региона, как и названия практически всех озер Южного Урала, имеют татарские названия. Название «Кармаккуль» означает, к примеру, «озеро-крючок». Куль — это озеро. Соседнее, через двести метров, озеро, называется Сырыткуль, далее, через два километра, — Теренкуль и так далее. Сам заповедник был образован еще в 1918 году, указ о создании Ильменского минералогического заповедника подписывал Владимир Ильич Ленин. В наше время заповедник так и называется: «Ильменский минералогический заповедник имени В. И. Ленина».

Дорога пешком до заповедника занимает около двадцати минут: нужно преодолеть километровый подъем через первый горный хребет высотой в 400 метров, а затем спуститься к подножью озера Кармаккуль. С противоположной стороны озера простирается еще один хребет того же горного массива — Ильменский. Он живописнее первого, а его высота достигает уже 650 метров. Озеро Кармаккуль соединяется реками с двумя другими озерами, входящими в заповедник. В северном направлении, в пяти километрах, находится один из самых живописных и глубоких водоемов заповедника — озеро Ишкуль с несколькими островами. В охранную зону, за которую отвечал мой отец, входила территория от нашего озера и часть озера Ишкуль общей длиной восемь километров с севера на юг, а с запада на восток — вся территория от одной до другой границы шириной в среднем до семи-восьми километров. Особенность охранной зоны в том, что вход и въезд в заповедник запрещен полностью. За шестнадцать лет заповедник стал для меня моим домом.

Приехав к родителям, я увидел, что состояние здоровья отца ухудшилось. Несмотря на все его усилия и позитивное настроение, болезнь медленно подкрадывалась всё ближе и ближе. Причиной ускорения негативной динамики стал тот факт, что в 1993 году Россия перестала закупать некоторые медикаменты в Европе, а стала использовать аналоги внутреннего производства. Всего за три месяца, в течение которых отец принимал препарат российского производства, его состояние резко ухудшилось. Об этом подробно рассказала мне уже моя мамуля, так я ее называю и сейчас!


Болезнь отца стала прогрессировать


У отца была очень редкая болезнь, источник которой сегодня уже точно установлен. Ее причиной стали микроорганизмы, которые попадают в организм человека при употреблении в пищу свежих лесных ягод или в результате прямого контакта с дикими животными. Самыми опасными из всех животных в этом отношении являются лисы.

Эти микроорганизмы поселяются в основном в легких и печени человека и начинают там постепенно размножаться. Зараженный такими микроорганизмами человек на первой стадии, иногда длящейся годами, ничего не чувствует, пока количество микроорганизмов не начнет проявляться в легкой одышке и небольшом (до 37 градусов) повышении температуры тела. На этой стадии легкие и печень перестают полноценно выполнять свои функции, и человек начинает это чувствовать.

На сегодняшний день еще не удалось найти средство, которое могло бы полностью излечить человека от этих микроорганизмов. Современная медицина еще не разработала такой препарат. Существующий немецкий медикамент позволяет только остановить процесс роста возбудителей заболевания и снизить их активность, что приводит к улучшению состояния зараженного человека. В 1995 году мой отец несколько месяцев находился в Гамбурге, в специальной клинике тропических заболеваний, в которой подобных пациентов из Германии было всего четыре человека.

А тогда, в 1993 году Минздрав СССР (России) перестал закупать в Европе этот медикамент, а выпущенный российский аналог уже после недели с начала его приема стал оказывать на организм моего отца очень сильные и тяжелые побочные эффекты. Нашей семье в тот момент необходимо было решить, где брать для отца медикаменты немецкого производства. Мы нашли возможность закупать его в Германии. Стоимость курса на месяц составляла около восьмисот долларов США, а принимать препарат нужно было постоянно на протяжении всей оставшейся жизни. Вот судьба и поставила перед нами новую задачу: как справиться с этим?

Это было совсем не просто для нас. Но мы все: я, мама, мой брат и отец — пришли к этому решению сообща, взвешивая все «за» и «против». Для меня лично был только один главный фактор: здоровье отца! Другого не было.

Глава 2. Первый шаг в неизведанный мир…

Принятие важного решения


Мы приняли решение уехать жить в Германию. В тот момент там проживали три сестры моей мамы.


Но что значило для меня всё оставить и уехать жить в Германию, другую страну с другим укладом жизни, другими обычаями? А немецкий язык, которым я не владел? Как быть с этим? Я должен был оставить свой начальный бизнес, своих друзей, свои привычки и уехать в мир, пока еще непонятный мне самому! ЭТО были мои СТРАХИ в тот момент, с которыми мне необходимо было справиться.

Но ведь при всём при этом есть и плюсы, подумал я, и стал их перечислять: я молод в свои двадцать четыре года и, при необходимости, могу получить другое или дополнительное образование в Германии, которое откроет мне НОВЫЕ, неизвестные мне возможности.


Для этого, конечно, необходимо в первую очередь выучить язык, что даст мне некоторые преимущества для моего будущего, подумал я. Но и это было еще не всё. То время было очень неспокойным в России, мое занятие бизнесом предполагало серьезные риски, моя безопасность не была чем-то гарантирована. И было непонятно, к чему это приведет в России лет через пять-шесть.

Мой брат Дмитрий, который был младше меня на полтора года, работал в различных местах, зарабатывал, скажем так, очень скромно, имел сомнительных друзей, злоупотреблял спиртным. Я думал о нём и переживал за него. Выезд из России был бы ему только на пользу.

А отец на мое предложение уехать им с мамой вдвоем в Германию ответил, что он без меня и брата в Германию не поедет, и мама его поддержала.

Итак, решение было принято, и мы начали процесс оформления документов на выезд. Ранее мы в семье вообще не говорили о том, что у нас есть родственники за границей. Мамина старшая сестра выехала за рубеж еще в семидесятых. Они с мамой редко переписывались, так как в СССР, живущем за «железным занавесом», иметь родственников за границей было опасно. Это могло иметь далеко идущие последствия — подобный факт мог существенно ограничить выбор профессии, карьерный рост, самореализацию в качестве руководителя.

Но к тому времени, в 1993 году, уже все три мамины сестры постоянно проживали в Германии. Моя мама была немкой по происхождению, родом из тех немцев, которые переехали в Поволжье по приглашению царицы Екатерины II в XVI веке из Шлезии, восточной части Германии. Сегодня эти земли входят в состав Польши.


Русские немцы. История поколений


Переселенцы из Германии при Екатерине II получали землю и могли заниматься сельским хозяйством. В результате за четыре сотни лет образовались целые немецкие деревни с немецкими школами, красивыми домами и хорошими дорогами. Жители таких деревень говорили только на немецком языке, и это был для них свой маленький мир. Когда мы собиралась переезжать в Германию, то не знали, что существуют такие деревни на юге России.

В собственности моих предков до революции было большое хозяйство, которое в 1917 году было отобрано и перешло во владение советских колхозов, а моего прадеда по фамилии Рековский большевики расстреляли. Но на этом тяжкие испытания для рода Рековских, как и для многих других поволжских немцев, не закончились. Пришел 1941 год, началась Великая Отечественная война с фашистской Германией. Ночью весь поселок окружили спецслужбы, и был дан приказ эвакуировать всё население. Люди могли взять с собой только документы, которые позже были изъяты НКВД, и немного одежды да узелок продуктов. На ближайшей станции всех посадили в грузовой эшелон и повезли, а куда — неизвестно. Эти напуганные люди не знали, как долго их будут везти и что их ожидает впереди. А впереди их ожидали нелегкие испытания: полная нищета, гибель родных от голода или от работы в ГУЛАГе и «трудовых лагерях».

Примерно через неделю эшелон достиг конечного пункта, это был город Новосибирск. Людей пересадили в грузовики и вывезли в лес примерно в пятидесяти километрах от города. Жилья вообще никакого не было, и людям предложили копать землянки. Да, именно так — копать землянки и устраиваться, кто как сможет. (Далее — со слов маминой сестры, тетушки Мины.) В семье Рековских на тот момент было пятеро детей, моя мама родилась уже после войны, в 1947 году. Только представьте: едва семья обустроилась, моего деда Александра Рековского (21 июля 1909 года рождения) забрали в трудармию, бабушку Екатерину (9 марта 1911 года рождения) тоже забрали в трудармию, но чуть позже, через три месяца, и дети остались одни. Старшая сестра Мина, которой в то время было двенадцать лет, взяла на себя всю ответственность за младших сестренок. Сестрам было от двух до шести лет. Мина ходила по домам, попрошайничала, добывая еду и теплую одежду, бродила по помойкам, собирала то, что можно было еще использовать для еды, и, если получалось, подрабатывала нянечкой. Две самые младшие сестренки не смогли преодолеть тяготы голода и умерли одна за другой в течение первого года после переезда под Новосибирск.

Время шло, и ситуация становилась всё хуже. Мина, узнав, наконец, адрес того лагеря, где работал отец, написала ему такое письмо: «Наш любимый папочка, мы живем на последнем дыхании. Наши две маленькие сестренки умерли от голода три месяца назад, и теперь подходит и наша очередь. Приезжай поскорее к нам, а то мы тебя можем больше не дождаться! Твоя доча Мина».

Когда мой дед получил это письмо, ему был знаком только один человек, который, возможно, смог бы помочь в этой ситуации. Это был один из офицеров лагеря в звании капитана. Дед после основного рабочего дня помогал семье этого офицера, которая жила на территории трудового лагеря, — заготовлял для них дрова. Дед вечером приносил дрова к ним в дом и топил печь. И вот, в очередной раз растопив печь, он передал это письмо жене офицера со словами о помощи и попросил дать ему возможность съездить под Новосибирск, чтобы привезти своих детей. Это было маловероятно, но он, тем не менее, очень надеялся: другой возможности выбраться из лагеря, даже на пару дней, у него не было.

И вот уже на следующий день мой дед получает от начальника лагеря увольнительную записку на три дня. Это были самые заветные три дня во всей его жизни!

В дорогу он получил от жены офицера две банки тушенки, буханку хлеба и немного сахара. Через три дня дед вернулся в лагерь и привез с собой трех похудевших, изнеможденных, но безгранично счастливых дочерей. Удача моего деда послужила хорошим примером и для других отцов, работавших в этом трудовом лагере. Они стали ходатайствовать за детей перед руководством колонии и привозить их, оставленных не по своей воле, из землянок под Новосибирском.

Пришел 1945 год, вернулась и моя бабушка из трудового лагеря, и семья Рековских переехала в Новосибирск. Несмотря на то, что у них не было права выезда из этой области еще несколько лет, они были счастливы, что оказались вместе спустя четыре таких непростых года.

В 1947 году родилась моя мама, Лидия Александровна Рековская. Семья Рековских продолжала жить в Новосибирске, так как режим, установленный Лаврентием Берией после окончания Великой Отечественной войны, не позволял выезжать немцам из тех регионов, куда они были высланы в 1941 году. Только в 1954-м, после смерти Берии, немецкие семьи получили паспорта. Теперь они, как и все свободные люди, могли свободно передвигаться по территории СССР. После стольких лет лишений и холода севера семья Рековских решила уехать в союзную Республику Киргизию, в город Фрунзе, ныне Бишкек. Там они построили одноэтажный дом с белоснежными стенами, который утопал в саду, засаженном всевозможными плодовыми деревьями, произраставшими только в этой полосе. Мы со своей семьей в семидесятых и восьмидесятых годах каждое лето приезжали к ним с Урала в отпуск на фрукты и домашний сладкий немецкий кребель, который так охотно пекла моя бабушка.

Я очень хорошо помню эту добрую и очень подвижную бабулю, которая так за все годы жизни и не заговорила на русском, а общалась только на немецком с диалектом Поволжья, так называемом платтдойч (Plattdeutsch). Мой дед летом после работы постоянно копошился в саду, заготовляя сухофрукты, моченые арбузы и готовил свое фирменное сливовое вино. Это был их новый, спокойный и размеренный мир.


Переезд в город Миасс. Временное решение


Итак, приняв окончательное решение ехать в Германию, я отказался от планов по организации макаронной фабрики и перебрался с женой из Екатеринбурга в Миасс, продолжая заниматься оптовой торговлей. Кроме этого, до отъезда в Германию я решил устроиться на Уральский автомобильный завод (УралАЗ), в коммерческую службу. В девяностые практически все предприятия страны работали без наличия денежной массы и с трудом держались на плаву. Первоочередной задачей для любого предприятия в тот период было закрытие своих задолженностей за поставку сырья и необходимых энергоресурсов для производства, для этого использовали так называемую схему «взаимозачетов». Вот в такое подразделение, отвечающее за все взаимозачеты на предприятии, под названием «отдел коммерческой службы» я и пошел работать. Нас было семь человек. За сравнительно небольшой период работы в отделе я успел, помимо небольших по сумме договоров, заключить один крупный договор с нашим заказчиком из Ханты-Мансийска на 1 миллиард 100 миллионов рублей и провести его до наших поставщиков комплектующих через Урал- и Мострансгаз. Вдобавок я получил огромный и ценный опыт общения с генеральными и коммерческими директорами крупнейших предприятий России, а регулярные поездки на предприятия партнеров сделали меня еще более мобильным, собранным и коммуникабельным. Уже через три месяца работы у меня появился служебный автомобиль «Волга-3110» с водителем. Это был уже успех. Вот только оклад за эту работу был для меня чисто символическим, и хватало мне его примерно на неделю. Основной доход мне приносила моя коммерческая деятельность, которую я осуществлял параллельно основной работе. Для этих целей я нашел водителя с автомобилем ВАЗ-2103 и устроил его по совместительству как своего личного водителя. Звали его Сергей. Это был партнер, а не просто водитель. Сергей по одному моему звонку всегда, в любое время дня и ночи, был в указанном месте. На этого человека я всегда мог положиться как на самого себя. Сергей всегда четко выполнял мои задачи не только у нас в городе, но и в Екатеринбурге, а также и других областях. Он не употреблял спиртного и не курил, и, кроме того, он мог мало спать и не терять концентрации на дорогах. Вот оно, мастерство бывалого человека!

Расскажу об одном интересном случае, который произошел с нами в Екатеринбурге.

Когда я приехал в Екатеринбург, мне позвонил мой товарищ Мирослав Нитковский (имя и фамилию я по ряду причин изменил), он работал в управлении ОБЭП (отдел по борьбе с экономической преступностью), и попросил об одной услуге. Мы встретились с Мирославом, и он объяснил, что именно нужно сделать. Кто-то продавал грузовые вагоны по объявлению, размещенному в одной из газет Екатеринбурга. Нам нужно было созвониться с продавцом и договориться о встрече, чтобы осмотреть товар, как говорится, по факту, далее уточнить цену, и на этом поставленная задача была выполнена.

На следующей день всё так и сделали. Продавец назначил нам встречу на станции «Сортировочная», мы приехали. На машине челябинские номера, всё выглядит правдоподобно. Встретились. Продавец в костюме, очень интеллигентный, показал нам вагоны, мы еще немного поторговались и расстались на том, что вечером сообщим о нашем решении по телефону. Конечно, мы ему не звонили. Моему товарищу нужны были только номера вагонов, чтобы отслеживать их после того, как они будут проданы и двинутся в путь. Через неделю операция закончилась, вагоны после незаконной продажи арестовали. Как оказалось, продавал их сотрудник железнодорожного управления Екатеринбурга. Мирослава пригласил к себе в кабинет большой начальник со звездами на погонах, поблагодарил за отличную работу и подписал рапорт о его повышении и присвоении ему очередного звания. Но перед уходом Мирослава из кабинета его начальник мельком добавил: «Мирослав Михайлович, ты дело-то это занеси мне в кабинет. Мы уж теперь дальше сами разберемся с этим товарищем!» Вот таким образом работала та система в девяностых.


2018. Индия, Гоа


Сегодня суббота, 11 ноября. Я шестой день пишу книгу, погружаясь в свои воспоминания до такой степени, что думаю и прокручиваю все события тех давних лет постоянно, чтобы вычленить самое важное и интересное для читателя и тут же написать об этом. Я начинаю думать уже рано утром, проснувшись и еще лежа в кровати, думаю, плавая в бассейне со своей невероятно активной дочей Владой, прогуливаясь и разговаривая с любимой супругой Екатериной. Мои мысли полностью погружены в те прожитые годы.

В ноябре на Гоа по утрам очень комфортно, температура воздуха в восемь утра около двадцати пяти градусов. Но как только начинает пригревать солнце, в течение часа становится довольно жарко, и температура поднимается до тридцати. Я пишу каждое утро, сидя на уютном полукруглом балконе, засаженном по периметру зелеными растениями в клумбах. Я чувствую приятный свежий запах цветов, приносимый легким ветерком. Иногда его внезапно перебивает табачный дым с соседнего балкона. У нас просторный номер с видом в сад, за которым расположен бассейн замысловатой формы с отлично обустроенной прилегающей территорией.

Закат солнца на побережье Гоа

Вчера наша трехлетняя дочь сделала три новых шага в своем познании этого мира. Для нее это были три открытия.

— Первое: она научилась погружаться в воду в очках и задерживать при этом дыхание.

— Второе: мы поднялись с ней на парашюте и проделали небольшое путешествие вдоль побережья. От восторга мы оба кричали: «Как здорово, мы летим!»

— И третье: вечером, когда мы возвращались после ужина в прибрежном ресторанчике, Влада научилась находить в песке спрятавшихся крабов и вытаскивать их из убежища, беря их за панцирь своими маленькими ручонками! Это было нечто! Она так кричала от удовольствия, когда крабы убегали от нее по песку, а она бегала за ними, подсвечивая путь своим телефоном.


Вот оно, счастье — когда мы видим и переживаем вместе с нашими любимыми такие моменты в жизни. Это моя новая жизнь, которая началась всего-то шесть лет тому назад.

После возвращения в 2005 году в Россию из Германии, где я прожил одиннадцать лет, я пять лет проработал в Москве, затем — два года в Подмосковье, и в 2012 году судьба привела меня в Нижний Новгород, откуда берут корни мои предки по линии отца. После переезда в Нижний Новгород первый год я жил в двухкомнатной съемной квартире в районе «Седьмое небо». В один из воскресных дней я совершенно случайно познакомился с Екатериной. Это произошло в автоцентре «Новый век», официальном дилере одной из европейских марок. В тот день по дороге с работы я заехал туда, чтобы помыть свой автомобиль, а выехал через сорок минут в приподнятом настроении после короткого знакомства с Екатериной. Тогда действительно было воскресенье — в то время я часто ездил в выходные дни на работу, новые проекты того требовали. Во время короткой встречи в автоцентре я пригласил Екатерину на кофе, и мы, немного познакомившись, обменялись телефонами. Она переехала в Нижний Новгород из Пермского края со своими родителями десять лет тому назад. В городе Чернушка, где они проживали до этого, с 2002 года объемы добычи нефти стали резко снижаться, и в дальнейшем перспектив в родном крае становилось всё меньше и меньше.

Через сорок минут после нашей встречи, покидая автоцентр, я уже строил планы, как встретиться с этой яркой брюнеткой еще раз. Мы стали встречаться в выходные, путешествовали по окрестностям города, ездили в ту самую деревню Березовку, где начинается история моих прадедов. Я знакомился с городом и одновременно подыскивал подходящий район на окраине, где планировал купить участок земли и построить небольшой дом из натурального массива дерева. В тот момент я предполагал, что задержаться в Нижнем Новгороде на этом этапе жизни мне предстоит как минимум лет на пять или шесть. Так я думал в 2012 году. В результате я прожил в этом городе, точнее — на его окраине, полных шесть лет и четыре месяца. Это местечко на окраине города стало для меня еще одним дорогим местом, куда снова хочется вернуться.


1994. Урал. Старт в неизвестное будущее


Через шесть месяцев после того, как мы подали все необходимые документы для оформления нашего выезда в Германию, пришло подтверждение, на основании которого мы передали свои заграничные паспорта для получения визы на ПМЖ (постоянное место жительства). И вот настал момент, когда нужно было собираться к выезду. Нам предстояло продать свою четырехкомнатную квартиру в Миассе, всю мебель в ней, машину марки «Нива», земельный участок под строительство дома неподалеку от деревни Новая Андреевка, и было непонятно, что делать с огромным количеством всего того, что было накоплено за прожитые девятнадцать лет и оставалось в заповеднике на кордоне: сельскохозяйственной техникой, всевозможными инструментами, лодками, лодочными моторами и тому подобным. Огромное количество всего этого мы раздавали своим родственникам, в том числе и брату отца Николаю. Он жил в поселке Тургояк, в своем частном доме на берегу уникального озера с тем же названием — жемчужины Южного Урала. У отца было три брата — Геннадий, Виктор, Николай — и сестра Тамара. До девяностых дожили только Николай и Тамара. Геннадий погиб во время пожара, а Виктор умер в возрасте 52 лет от туберкулеза. Муж Тамары умер в 40 лет из-за перенесенного инфаркта, и она через десять лет после его смерти переехала жить в деревню Верхние Караси, в дом родителей.

В 1938 году мои предки по линии отца переехала из-под Мурома на Южный Урал, в деревню Верхние Караси. В этих, на то время глухих, краях можно было, промышляя охотой и рыбалкой, прокормить всю многодетную семью. Деревня находится на берегу одного из самых больших озер Южного Урала — Большое Миассово, а в семи километрах от деревни пролегает южная граница Уральского Минералогического заповедника.

В конце лета 1994 года я уволился с автозавода УралАЗ и заканчивал свои последние незавершенные сделки по бизнесу. И так совпало, что, продав квартиру одному предпринимателю и собрав всю свою наличность, я договорился через своего товарища Вадима, работавшего тогда в банке в Екатеринбурге, о покупке валюты по специальному курсу в филиале этого банка у нас в городе. Сумма для нас в то время была немалая. Мы с братом и мамой приехали в банк на двух машинах. У меня и у брата были с собой одинаковые спортивные сумки. Несмотря на то, что о сделке никто, кроме сотрудников банка и нашей семьи, не знал, я подготовил и реализовал некоторые мероприятия по безопасности. Времена были не очень спокойные. В банке нас ждали, мы оперативно совершили сделку, упаковали валюту в одну сумку, а во вторую я положил свою куртку, в которой зашел в банк. Мы вышли из банка и сели с братом в две разные машины. Мама села в третью машину, которая стояла у банка и ждала нас еще до нашего приезда. Дорога до заповедника была спокойной, нас никто не преследовал, всё прошло хорошо. На тот момент до нашего отъезда оставалось две недели.

На следующий день — я даже не знаю, как выразить свои ощущения, — в России случился дефолт: курс рубля рухнул за один день в четыре раза! Если бы мы промедлили хотя бы на один день, то потеряли бы колоссальную для нас в то время сумму денег.

Что это было для нас тогда — удача или случайность? Сегодня я бы сказал — закономерность, или, по-другому, наши мысли, цели и поступки привели к исходу этих событий.

10 октября 1994 года мы всей семьей сели в поезд на станции Миасс и выехали в нашу новую жизнь. Какой она будет, мы не знали. Мы ехали с надеждой спасти нашего отца — это было первое. Всё остальное обязательно будет — я так думал, я так и говорил об этом вслух, успокаивая своих родителей, которые тоже, со своей стороны, переживали в первую очередь за нас.


Здравствуй, Германия!


Германия встретила нас 14 октября прекрасной погодой в городе Брауншвейг, расположенном в северной части Германии, в ста километрах на восток от Ганновера. В девять часов утра, когда мы вышли из поезда, перрон вокзала, к моему удивлению, был практически пуст. На станции нас уже ждала мамина сестра Мина со своим мужем Виктором и сыном Владимиром. Загрузив чемоданы в две машины «Ауди», мы поехали. Я вообще не помнил тетю, ее семья выехала в Германию еще в 1978 году из Латвии, для этой цели они специально переехали туда из города Фрунзе в начале семидесятых. С тех пор сёстры не виделись.

Мы катились по невероятно ровному автобану в соседний город Зальцгиттер, что переводится как «соленая решетка». Он был основан в 1937 году генералом Геббельсом. Здесь находится один из крупнейших и по сей день в Германии Прусский металлургический комбинат, и с момента своего основания город рос за счет строительства типового жилья для семей рабочих этого комбината. Проезжая по автобану, я наблюдал за необычайно ухоженными и разноцветными участками сельхозугодий. Некоторые из них были уже перепаханы, некоторые пестрили различными оттенками зеленого и желтого. С невероятно ровными границами, плотно примыкающие к скоростной автостраде, эти участки произвели на меня впечатление аккуратно нарисованной картинки. Мы ехали, как мне казалось, не быстро, около ста километров в час, и я уточнил у Володи, который постоянно что-то рассказывал и весело смеялся, с какой скоростью мы всё же движемся. К моему удивлению, двоюродный брат воскликнул: «Ты что, манн, я так медленно не езжу, мы сейчас движемся со скоростью сто восемьдесят километров в час!»  и громко засмеялся. Это был очень позитивный, открытый и жизнерадостный человек в свои сорок лет. Неплохо, подумал я тогда.

Примерно через полчаса после нашего выезда с железнодорожного вокзала мы уже были на месте. Мы приехали в двухэтажный небольшой, но очень уютный дом маминой сестры, где она нас разместила на первое время, пока мы не подыщем себе квартиру. Кроме этого, мамина сестра первое время, около двух недель, сопровождала нас в администрации города Зальцгиттер, так как приходилось оформлять очень много документов.

Уже в первый день пребывания в этой стране я понял, что попал не просто в другую страну, а в другой мир. Невероятно чистые улицы, тротуары, сами дома различных оттенков — это было как на картинке в журнале, который я бы назвал «Новый Мир». На улицах и в администрации города нам всегда все улыбались, что мне казалось очень странным: я поначалу чувствовал себя немного неловко, как будто они видели во мне человека, просящего о помощи. В первый же день нам выдали пособие на питание — из расчета порядка 250 марок на каждого на месяц, а кроме этого — еще 500 немецких марок в качестве единовременного пособия на одежду. Отлично, подумал я, можно сэкономить то, что привезли с собой, денежки еще пригодятся.

Отца через неделю уже обследовали в местной поликлинике. Это было только начало всех последующих анализов и обследований для него. Чуть позже медики нам сообщили, что болезнь отца в Германии еще до конца не изучена, а пациентов с таким диагнозом на всю Германию насчитывается не более десяти человек. Каждый пациент считался уникальным и представлял собой не просто пациента медицинского учреждения, а еще и объект исследования процесса развития заболевания, как самих микроорганизмов, проникших от животных к человеку, так и всех изменений, происходящих с самими пациентами.

Через месяц после приезда в Германию мы уже начали регулярно посещать языковые курсы, которые начинались в девять утра и заканчивались в три часа дня ежедневно с понедельника по пятницу. В нашей группе было пятнадцать человек — представителей разных уголков планеты: Шри-Ланки, Польши, Турции, Албании и, конечно, России.

Направление на языковые курсы мы, как и другие участники, получили от агентства по занятости (Arbeitsamt). Время посещения курсов засчитывалось нам в рабочий стаж. В этот период нам назначили пособие по безработице, которое было хоть и ненамного, но всё же выше, чем то, которое у нас было с момента приезда, и составляло теперь 450 немецких марок. На занятиях нам преподавали не только немецкий язык, но также историю, политику и некоторые статьи законодательного права. На этих курсах я впервые узнал, что такое резюме, которое мы тоже учились писать согласно нашей программе обучения. Кроме всего этого, мы по собственной инициативе и с согласия преподавателей организовывали выезды на природу. На барбекю на берегу озера мы знакомились не только с одногруппниками, но и с самими преподавателями. Так мы постепенно, на протяжении последующих шести месяцев, привыкали к новой жизни.


Новый поворот событий


Практически сразу после приезда мы с супругой перевели наши дипломы на немецкий язык и отправили на признание в министерство образования в Ганновер. Через шесть месяцев — к тому времени мы уже закончили свои языковые курсы — мы получили из этого ведомства ответ, который поставил нас в затруднительное положение: нам отказали в признании наших экономических дипломов. Специальность, по которой мы учились в России, называлась «Экономика и организация производства», и полученные нами дипломы инженеров-экономистов можно было теперь положить на полку.

Если бы полученное нами в России высшее образование имело техническое направление, а не экономическое, то дипломы в Германии были бы признаны. В сложившейся ситуации я принял решение искать работу, используя опыт и специальное техническое образование, полученное мною в УПК (учебно-производственном комбинате). Я приобрел его, когда учился в девятом классе общеобразовательной школы.

Месяцем позже я получил приглашение и мог поступить на бесплатное обучение в ганноверский университет — сразу на второй курс, без сдачи экзаменов. Моя жена, в отличие от меня, возможности учиться бесплатно не получила, так как в Германии она имела статус иностранного гражданина и еще долгое время жила с российским заграничным паспортом, в котором каждый год на протяжении пяти лет ей продлевали визы.

«Ну что? — сказал я сам себе. — Буду в таком случае искать работу, уезжать в Ганновер один я не стану».

Всё, что у меня было в мои двадцать четыре года, я оставил в России: друзей, бизнес, мои любимые места, мои привычки. Я всё оставил там. И теперь я потерял еще и свое образование. Что осталось у меня на тот момент? Этот вопрос я задавал себе, размышляя о том, как мне теперь быть. Что есть у меня? — вот о чём я думал, анализируя свое положение и моральное состояние. Если на сегодня всё так, как оно есть, обратно я ничего не верну. Значит, я должен это принять, успокоиться морально и не терзать себя всевозможными сомнениями и обидами.

Но, с другой стороны, всё не так уж и плохо: у моего отца появилась возможность получать необходимые ему медикаменты и проходить дальнейшие обследования, все расходы оплачивает медицинская страховая компания. И это отлично!

Далее: если я найду работу, то буду независим от обстоятельств и смогу со временем что-нибудь изменить. Это верно, подумал я.

Я еще молод в свои двадцать четыре года, и у меня есть время начать всё с нуля! И, главное  у меня было огромное желание стать снова тем, кем я хотел быть в жизни!

Этого мне почти удалось достичь в России, а значит, я смогу это сделать и здесь, в Германии!

Внутри меня жила уверенность, что мне удастся стать успешным, стать независимым от обстоятельств, стать самим собой. Я незамедлительно приступил к действию.


Прошлое не проходит бесследно


В сложившейся ситуации мне помогло мое прошлое. Во время обучения в школе нам в программу в девятом классе добавили производственное обучение. Это был полный день один раз в неделю, на протяжении всего года, когда мы всем классом посещали учебно-производственный комбинат, организованный на базе автозавода УралАЗ. Из списка рабочих профессий, предложенных нам в программе, я выбрал специальность токаря-универсала. По окончании учебной программы, сдав экзамены, мы получили рабочую специальность и соответствующий документ, подтверждающий квалификацию. Кроме этого, мы должны были пройти практику и в течение месяца работали на заводе. Я устроился по распределению в прессовый цех кузовного производства и отработал там месяц, получив зарплату в размере семидесяти рублей, а еще через месяц мне дополнительно начислили премию в размере тридцати рублей. Это были для меня первые самостоятельно заработанные деньги. Как я их потратил тогда? — спросит кто-то из вас. Я купил гитару, за которую выложил шестьдесят рублей. До этого момента я играл на гитаре своего отца и всегда мечтал о собственном инструменте. Я инвестировал первые заработанные деньги в свое хобби: музыка для меня была и есть нечто особенное, это, можно сказать, даже часть моего внутреннее «Я».

Так вот, это самое свидетельство токаря-универсала третьего разряда через десять лет после его приобретения я перевел на немецкий язык и приступил к поиску подходящей вакансии. Я подготовил свое резюме, как этому нас учили на курсах, просмотрел около двадцати вакансий в городе, на которые я мог бы претендовать. После тщательного ознакомления профиля каждой компании через сайты в интернете я выбрал три фирмы и отправил мои первые конверты с резюме, фотографией и переводом моего скромного свидетельства.

Результат не заставил себя долго ждать, и уже через неделю я получил первое приглашение от фирмы Theysohn Maschienenbau GmbH на собеседование. Как я волновался тогда — я это и сейчас помню. Я готовился к предстоящей встрече основательно, заучивал некоторые предложения, чтобы кратко, но конструктивно рассказать о себе. Самым главным для полного успеха было обосновать, по каким соображениям я претендую именно на эту специальность. В Германии очень важно, чтобы профиль соискателя, его образование и опыт работы совпадали с требованиями открытой вакансии. В случае, если кандидат переквалифицирован для данной вакансии или его опыт работы не соответствует требованиям, шансы для соискателя быть востребованным для данной вакансии минимальны.

И вот мое самое первое собеседование приносит мне положительный результат! Через неделю я вышел на работу.


Я простой, но счастливый рабочий!


Вот он, мой первый успех в этой иной и незнакомой мне стране. В зависимости от конкретной ситуации критерий достижения успеха может быть абсолютно разным! Разве мог бы я в России назвать своим успехом тот факт, что нашел работу в качестве токаря? Конечно же, нет! Подобную цель я не смог бы для себя даже представить. От чего же зависит, в таком случае, этот критерий успеха, или критерий достижения цели?

Я полагаю, что критерий успеха зависит от условий и ситуации, в которых находится человек в данное время и в определенном пространстве! Это условия могут меняться, а соответственно с ними меняется и критерий нашего успеха.

Время шло, за несколько месяцев я постепенно влился в коллектив и уже мог самостоятельно работать на участке полировки шнеков и цилиндров. Об этом я все-таки должен немного рассказать своим читателям.

Представьте себе всем известный червячный механизм внутри мясорубки, а теперь представьте его размером в длину до пяти метров и диаметром в триста пятьдесят миллиметров. Конечно, такие заказы попадали в производство не каждый день, но бывали. В среднем это были заготовки от полутора до трех метров и диаметром до ста двадцати миллиметров. Их сложная геометрия, состоящая из нескольких компрессионных зон и с различными восхождениями, делала работу еще более сложной, разнообразной и, таким образом, более интересной для меня. Вот эти шнеки наш отдел и полировал в два этапа: первый этап — первичная шлифовка сырого металла после фрезеровки в размер согласно данным чертежа, а второй этап — полировка поверхности до необходимого уровня шероховатости после того, как уже готовые детали проходили процесс термообработки в специальных печах. Фирма выпускала экструзионное оборудование и запасные детали в основном для химической и нефтяной промышленности.

Для шлифовки и полировки деталей имелся нехитрый набор инструментов, состоящий из трех специальных приспособлений, множества насадок и шлифовальной бумаги с полировочными кругами. Кроме этого, необходим был набор индивидуальной защиты: длинный кожаный фартук, кожаные перчатки до локтя, очки и, самое важное, маска для дыхания. Вот этих масок за смену я использовал в среднем четыре штуки. По окончании работы с себя необходимо было сдуть слой металлической пыли при помощи пистолета со сжатым воздухом, а когда я снимал защитные очки, то на лице оставался яркий светлый контур от снятых очков. Вот такие условия труда были на этом участке. Работал наш отдел в две смены, иногда приходилось выходить и в ночные часы, если заказ был очень срочным.

Какова была, в таком случае, компенсация за такой непростой, да и к тому же не безвредный труд?

Согласно моему трудовому договору я получал 16,00 немецких марок в час нетто, то есть чистыми, без учета налогообложения. Рабочая неделя составляла 37,5 часов. Кроме часового тарифа выплачивалась компенсация за вредность — плюс 25% к тарифу, надбавка за вторую смену — 15% к тарифу. Ночные часы, начиная с 20.00, оплачивались с надбавкой в 50%, а шестая, сверхурочная ночная смена — плюс 100% к тарифу.

Результата в расчетном листе за первый месяц работы я ждал с большим нетерпением. И вот наступает этот день, и я получаю свой долгожданный расчетный лист, в котором после всех надбавок к тарифу, указанных выше, рассчитан подоходный налог в размере 24% от общей суммы и далее, строчкой ниже, указана сумма к выплате: 2950 DM (в 2019 году эта сумма эквивалентна такой же, но только в евро). Что мог позволить себе обычный рабочий человек на эти деньги в 1994 году в Германии? Приведу несколько примеров:


— аренда средней квартиры (трехкомнатной, 70 кв. м) — от 450 до 600 DM;

— питание в месяц на семью из трех человек в среднем, без посещения ресторанов, — около 450 DM;

— счет за коммунальные услуги в месяц — около 150 DМ, электричество — 70 DM;

— бензин (1 литр) — 0,80 DM.


Наш минимальный бюджет, с учетом стоимости аренды квартиры, питания, одежды и прочих мелких расходов, на тот момент составлял в среднем около 1500,00 DM в месяц.

Но выплаты моей зарплаты на том не заканчиваются — я имею в виду расчет так называемых «отпускных».

Отпускные, как мы все знаем, это сохранение зарплаты, которая рассчитывается по среднему заработку. Но это в России. А в Германии расчет ведется по другой системе. Заработная плата начисляется на все дни отпуска как средняя за период, всё верно. Но отпускные в Европе — это не сохраненная средняя зарплата, которую вам выплачивают в России, отпускные — это дополнительные выплаты к сохраненной во время отпуска средней зарплате, и сумма отпускных — это средняя зарплата плюс 50%-ная надбавка. Это примерно в полтора раза выше, чем средний заработок за тот же период времени. Вот он, загнивающий капитализм, подумал я тогда.

Расчет выплат за праздники ведется по точно такой же схеме, как и отпускные: отдыхаем на Рождественские праздники два дня — начислили среднюю зарплату, а к этой сумме еще и 50% дополнительно! Гениально, такое даже представить себе невозможно в России.

Работая на этом предприятии, я брал на себя все возможные переработки. На неделе во вторую смену я оставался на два часа дольше и заканчивал рабочий день не в 22.00, как положено по графику, а в 24.00. В субботу, если мой рабочий график совпадал с первой сменой, я выходил на работу на шесть часов — с 6.00 до 12.00, такой был дополнительный, по желанию, рабочий день в субботу. Если я работал в ночную смену, то выходил и в шестую, дополнительную смену. Иногда график выпадал таким образом, что я три недели, одну за другой, работал в ночную смену, прихватывая еще и шестые смены. В таком режиме работы получался один выходной день в неделю — воскресенье до вечера, так как новая неделя и смена начинались в воскресенье в 20.00. Так вот, работал я так интенсивно в сверхурочное время не потому, что очень нужны были деньги, а для того, чтобы мне было самому сложно физически и чтобы не привыкнуть к этому виду работы и не остаться здесь работать навсегда, или, что было реальнее, не остаться на этом уровне на длительный срок!

Я говорил себе очень часто одну фразу, которую я использовал в тяжелые времена и во время службы в армии: «Не доходит через голову, дойдет через руки и ноги». А ноги у меня уставали очень сильно, так как всю смену приходилось работать стоя. Но мне было тяжело не только физически, а — причем даже в большей степени — морально. Несмотря на то, что у меня была достойная заработная плата, полного морального удовлетворения от этой работы я не получал. С годами моя часовая ставка на предприятии, постепенно увеличиваясь, достигла 25,00 DM в час. По сравнению с моим первоначальным уровнем через пять лет результат был на 60 процентов выше.

После года работы я принял решение параллельно учиться на сварщика. Успешно сдав через шесть месяцев экзамены, я получил диплом сварщика и продолжил работать на прежней фирме, только теперь на другом участке и в качестве сварщика. На всём предприятии нас было три сварщика. Варил я всё и всем: я владел электросваркой, газовой сваркой, вольфрам-инертной сваркой, варил установкой «плазма-сварка» и все виды металлов — от высоколегированных сплавов до алюминия и нержавеющей стали — и даже чугун. Когда я работал ночью, в третью смену, коллеги по работе с других участков часто приносили из дома всевозможные инструменты и утварь, которую я исправлял сваркой. Это были лопаты, чугунки, старые мангалы, алюминиевые емкости и так далее.

Уже годом позже я начал писать программы для наших станков с ЧПУ. Поначалу это были простые программы, а затем я перешел и к более сложным геометриям деталей, а также стал оптимизировать уже имеющиеся программы. К этому меня привела моя активность на участке сварки. Дело в том, что, изучая нашу сварочную плазменную установку, на которой мы и варили около 80% всех деталей, я, используя методические материалы из общедоступных источников, оптимизировал параметры сварки до такой степени, что не только ускорился в два раза сам процесс сварки, но и качество сварки значительно повысилось. В результате для стабилизации процесса руководство компании приняло решение приобрести новую установку за 600 000 DM, так как старая не справлялась с нагрузкой и давала сбои. После модернизации процесса в данном отделе один сотрудник оказался лишним, и я перешел на участок обработки деталей на фрезерных станках с ЧПУ.

Через три года я работал уже программистом станков с ЧПУ. Через четыре года работы я поступил на вечернее отделение техникума в соседнем городе Брауншвейг для получения высшего технического образования. На протяжении четырех лет я ездил на занятия два раза в неделю вечером и каждую субботу с девяти утра до часа дня. В 2001 году я получил диплом по специальности «Автоматизированные системы управления производством».

Вот она, моя победа! Вторая и не последняя победа в Германии, уверенно говорил я тогда себе сам.

Глава 3. 2001. И снова перемены

«Жизнь не стоит на месте. Мы сами ставим себе задачи и цели, а затем их достигаем».

В этом 2001 году начался новый и достаточно непростой этап моей жизни. Через семь лет работы на одном предприятии я все-таки решился уйти из Theysohn GmbH и сменить род деятельности. На протяжении последних трех лет я постоянно вынашивал эту идею, регулярно отслеживал интересующие меня вакансии в регионе, иногда отправлял резюме, дорабатывая, изменяя его содержание, стремясь сделать максимально эффективным.

«Что являлось в тот момент моим мотиватором к изменениям?» — неоднократно спрашивал я себя, прежде чем пойти на этот шаг. На фирме, где я проработал все эти семь лет, я стал достаточно ценным специалистом и уважаемым человеком: мне доверяли самые сложные и ответственные задания, начиная с программирования станков с ЧПУ нового поколения и заканчивая металлообработкой и сваркой. Уровень заработной платы в то время меня полностью устраивал, всё было стабильно и спокойно!

И тем не менее я всё чаще мысленно возвращался к своим прежним целям, идеям и замыслам, в те годы, когда занимался бизнесом. Я вспоминал своих друзей, которые уже наверняка шагнули в развитии своего дела на совершенно другой уровень по сравнению с девяностыми. Я неумышленно прервал на эти годы всю связь с прошлым миром, не общался с друзьями и не приезжал в Россию. Мое подсознание время от времени успокаивало меня, говоря внутренним голосом примерно следующее: «Ну что ты волнуешься, успокойся! У тебя всё хорошо, у тебя есть работа, твоя семья, твои новые друзья (у меня появился только один друг, с которым мы до сегодняшнего дня очень близки). Тебе большего не нужно, зачем тебе рисковать, менять работу? А вдруг на новом месте ничего не получитсяЭто были мои беспокойства, переживания и сомнения. Одним словом, это были мои страхи.

Но кроме страхов у меня были огромное желание и вера, вера в то, что я смогу. Смогу изменить свою жизнь и направить ее в ту сторону, в которую я уже шел до 1994 года.


И я сделал этот шаг!


Начался новый этап в моей жизни. Но в этот раз я начал его по собственной воле — в отличие от 1994 года, когда выезд в Германию был единственным вариантом спасти жизнь моего отца! Я испытывал сомнения и беспокойство; я не знал, как там будет, на новом месте, но нашел силы перебороть себя, перебороть подсознание и перейти к действию.


Смена работы


Моим новым местом работы стала частная торговая сеть N&D-Markt, владелец ее был эмигрантом из России, который приехал в Германию в начале девяностых. Я получил должность директора по маркетингу и продажам. Кроме этого, все вопросы по кадрам, начиная с поиска кандидатов и заканчивая процессом приема на работу, также входили в мои обязанности. В то время сеть насчитывала около пятнадцати магазинов в северной части Германии, от Гамбурга до Бремена и Ганновера, а также на территории бывшей ГДР: в Магдебурге и Берлине. Головной офис с базой оптовой торговли находился в городе Брауншвейг. Дорога на работу в одну сторону занимала около 40 минут; проехав по автобану расстояние от Гослара в 60 километров, я был в офисе.

В 1997 году я с семьей переехал из Зальцгиттера в соседний Гослар, находившийся в 35 километрах. В этом уютном историческом городке на тот момент уже жили мои родители: мама устроилась на работу в детский сад заведующей по хозяйственной части и ей предоставили служебную квартиру, которая располагалась на последнем, третьем, этаже того же детского сада. Город Гослар можно назвать сказочным городком, его история начинается с 990 года, а в 2003-м город праздновал свое тысячелетие! Здесь всего 48 000 жителей, нет промышленности, но всегда множество туристов из разных стран мира. Полностью сохранившаяся, даже после Второй мировой войны, архитектура делает Гослар просто уникальным местом. Основным ремеслами во времена основания города были производство изделий из меди и ее добыча, которая производилась в пятистах метрах от границы старого города, у подножья горного массива Харц. Харц (Hartz) переводится с немецкого как «смола». Сам же этот горный регион, примыкающий с восточной стороны к бывшей территории ГДР, считается курортным местом и ценится своим чистым воздухом. Все склоны и сопки гор, поросшие, в основном, хвойными породами, среди которых преобладает ель, создают впечатление глубинки тайги.


Гослар — жемчужина Германии


Переехав, мы поселились в одной из самых живописных частей города — Siemensviertell, в четырехкомнатной квартире с огромным балконом-террасой, обустроенным на крыше гаража, который принадлежал квартире на первом этаже. Это был небольшой, уютный трехэтажный дом, а с нашей террасы открывался прекрасный вид на горы. До исторического центра можно было дойти пешком за пять минут. Мы чувствовали себя очень спокойно в нашем новом жилище. Сыну Максу на тот момент было два года, он родился в Зальцгиттере летом 1996 года. Моя супруга приняла решение идти учиться в Госларе на бухгалтера. Именно из-за такой возможности мы и переехали сюда. Макс с двух лет стал посещать детский сад, в котором работали мои родители. Всё складывалось для нас хорошо.

Ам Маркт Платц, Гослар, Германия
Горы Харц, Гослар, Германия

Проработал я в компании N&D-Markt примерно год. За это время я открыл еще два магазина, принимал на работу персонал, брал на практику студентов, занимался рекламой и дизайном флаеров, которые печатал в типографии, а распространяли их через наших агентов. Я очень часто был в разъездах, направляясь из одного филиала в другой, и одновременно знакомился с географией всей северной части Германии. За этот год оборот продаж постепенно увеличивался, и первые продажи за месяц перевалили показатель в 1,0 млн евро, достигнув чуть позже и рекордного оборота в 1,3 млн евро. До моего прихода в компанию максимальный оборот составлял не более 700 тыс. евро. Но, несмотря на неплохие результаты, владелец бизнеса был недоволен и придумывал всевозможные причины, по которым обещанный мне служебный автомобиль всё отодвигался месяц за месяцем, поэтому для служебных целей я по-прежнему использовал свой автомобиль MazdaKsedes. Со временем я подметил одну особенность этого человека: он целенаправленно старался всех обмануть и выйти, как говорят, «сухим из воды», придумывая очередные истории и всевозможные причины. К примеру, владелец компании регулярно недоплачивал сотрудникам филиалов обещанные им премии по результатам продаж, задерживал оплаты поставщикам за отгруженный товар, при этом сам господин Нортенберг разъезжал на Mercedes500L и жил в собственной вилле на окраине города Брауншвейг.

Понаблюдав за происходящим, я решил поговорить с владельцем бизнеса. Вот как-то раз я зашел к нему в кабинет и заговорил, в первую очередь, о демотивированных сотрудниках в филиалах, которые ожидают от нас соблюдения условий договора, работая с полной отдачей, а получают по факту только обещания о «завтрашнем дне». На что босс ответил следующим образом: «Знаешь, в чём твоя проблема, Влад? Ты очень честный! И если бы я об этом знал в момент нашего знакомства, то не взял бы тебя на эту должность». Услышав такие слова в свой адрес, я, улыбнувшись, ответил достаточно коротко: «Уважаемый бизнесмен, если ты себя таким называешь. За всё в нашей жизни приходится платить! Кому-то из нас наше прошлое помогает, а кому-то вредит!» — и спокойно вышел из кабинета. Через неделю я уволился.


На перекрестке семи дорог…


Сегодня 13 ноября 2019 года, среда. Я описываю события своей жизни в 2001 году. Вчера вечером мы ужинали в компании семьи, приехавшей сюда отдохнуть на десять дней из Санкт-Петербурга. Мы уже несколько дней встречались на побережье, иногда обедали и ужинали вместе, но наши собеседники были довольно немногословны и сдержанны. Во всяком случае, так нам показалось с супругой. Наблюдая за нашими новыми знакомыми со стороны, мы заметили, что они ведут себя молчаливо в каком-то смысле осознанно. Если Евгений, отец семейства, иногда что-то и комментировал или рассказывал, куда они ездили на Гоа в последние дни, то его супруга Ирина только иногда дополняла его, а восьмилетняя дочь Анастасия вообще всегда молчала. Но нам это не мешало, и я продолжал общение на различные темы. И вот вчера, во время последнего ужина перед отъездом наших знакомых в Санкт-Петербург, их «прорвало» на разговор, я бы сказал именно так!

Евгений начал первым: «Ну, мы обычно никогда не говорим о нашей работе и не представляемся, но с вами можно!» После сказанного он улыбнулся и как будто выдохнул свое напряжение. Оба супруга — психологи: Евгений заведует отделением в ПНД, как он сам выразился, а его жена — сотрудник у него в отделе. Я даже переспросил, что это значит — «ПНД»? ПНД — это психоневрологический диспансер. Я, конечно, широко улыбнулся и добавил: «Ну, вы прямо мои коллеги, с учетом того, что я пишу книгу о влиянии подсознания на человека». И Евгений продолжил, рассказывая очень даже забавные истории о своих пациентах. Он, конечно, не называл ни фамилий, ни имен, но очень яркие моменты практики в этой области показались нам достаточно необычными, а в некоторых случаях и довольно ироничными.

Если по существу, то Евгений очень однозначно ответил на мой вопрос, сказав, что количество больных психическими заболеваниями не зависит от места и времени — например, от величины города и географического местоположения. А вот то, что касается отклонений и расстройств нашего подсознания, или, выражаясь по-другому, случаев, когда людей беспокоят страхи, сомнения, переживания и всё большая неуверенность в себе, то количество таких пациентов увеличивается именно в крупных городах, причем среди жителей довольно успешных и состоятельных. Мне встреча с питерцами не показалась случайной, и я уверен, что мы еще встретимся с этими позитивными людьми.

За день до последнего ужина Евгений с Ириной сделали спецзаказ, и на наш стол принесли запеченного целиком ската. Это было очень необычно, да и скатов я никогда не пробовал. Завершив ужин, мы обменялись телефонами и пожали друг другу руки. На следующий день семья психологов улетела к себе в Санкт-Петербург.


В свой последний рабочий день в компании N&D-Markt я вышел из кабинета, зашел на минутку попрощаться с коллегами по работе и пожелать им удачи, после чего сел в свой прекрасный автомобиль с двигателем 6-V и поехал домой, в Гослар. По дороге домой я съехал с автобана в единственном возможном месте, остановился и вышел из машины. Здесь открывался прекрасный вид на горный массив Харца, а в хорошую погоду была видна самая высокая гора этого региона — Броккен, высотой 1144 метра. Я стоял и любовался этим пейзажем, думая при этом о том, как все-таки хорошо жить там, где увиденное тобой тебя радует. За семь лет жизни в Германии я полюбил эту страну, а Гослар стал для меня самым любимым городом из тех, в которых я жил или бывал. Одновременно я думал об этой, возможно, неудачной попытке изменить свое будущее или себя. «По какой причине получилось всё так, как оно есть?» — мысленно задал я себе вопрос. «Но ведь я сам ушел сейчас из этой компании, меня ведь никто не гнал. Я был не согласен с теми правилами и принципами, по которым негласно работала компания. Я жил по другим законам своего внутреннего состояния и именно по этой причине ушел. Да, совершенно точно: причиной ухода стали мои мысли о том, почему всё так происходит. Значит, это был мой выбор, мое решение, и ничего страшного не произошло».

Я еще постоял несколько минут и отправился дальше, в свой любимый город. Это была ранняя осень 2001 года. Несмотря на то, что я находился «на перекрестке семи дорог» и не знал тогда, куда мне дальше двигаться, я был очень спокоен. Непонятная мне тогда уверенность в себе и в завтрашнем дне делала меня таким спокойным.


Дополнительные знания


Той осенью был уже год, как я параллельно с основной работой начал свое вечернее четырехгодичное обучение в частной высшей школе в городе Брауншвейг по специальности «автоматизированные системы управления на производстве». Отсутствие признанного высшего образования в Германии не давало мне покоя, и я постоянно думал о том, как мне восполнить этот пробел. И вот такая возможность появилась. Именно так — эта возможность сама нашла меня! Когда я работал на фирме Theysohn Maschienenbau GmbH, ко мне подошел начальник производства и рассказал о новой программе, действующей с этого года для уже работающих, которые готовы инвестировать свое время и получить высшее образование. Я, не раздумывая, спросил, где и когда я могу его получить.

Эти последующие четыре года обучения здесь, в Германии, напомнили мне мои студенческие годы в Екатеринбурге. Я познакомился с новыми интересными мне людьми, которые в своих целях и взглядах были намного дальше тех, с кем я был знаком до сих пор, работая на предприятиях этой страны. Я быстро подтянул свой немецкий, у меня появились неведомые мне ранее азарт и интерес к высшей математике и механике. На занятиях по высшей математике я с огромным удовольствием решал любые математические задачи, а особенно сложные уравнения казались мне развлечением. С одним из одногруппников, его звали Франк Витте, у нас возникла даже негласная конкуренция, кто быстрее решит задачку, и все студенты внимательно следили за нами. В какой-то момент меня за успехи в нашей группе даже прозвали «профессор». Это была очень дружная компания, особенно когда после первого года обучения из 24 участников нас осталось всего лишь 14. Приезжая на обучение в субботу, иногда после шестой ночной смены, которая заканчивалась у меня в 6:00 утра, я был уже в 7:00 на территории учебного заведения, откидывал спинку моего сидения в машине и засыпал. Ровно в 8:30 Эрик, мой одногруппник, будил меня, стуча в окно машины. В руках он держал свежеприготовленный кофе из кафе нашего института. «Влад, подъем! Как спалось?» — говорил он и весело улыбался. Все мои согруппники знали, что я в это время сплю в своей машине. Выпив кофе в кругу своих товарищей и обсудив последние важные события, ровно в 9.00 мы подымались в нашу аудиторию, где начинались занятия.

В последующие шесть месяцев после того, как я покинул компанию N&D-Markt, я успел поработать еще в двух фирмах — четыре месяца в одной и два в другой, и всё было как-то не то и не так! В первой я работал с мелкими детальками многосерийного производства фотообъективов известного бренда Rollei в Брауншвейге. В другой же коллектив коллег состоял, по моим ощущениям, из людей-«медведей» с очень ограниченной коммуникацией, а производство тормозных дисков с небольшим набором простейших операцией по металлообработке оказалось для меня очень скучным видом деятельности. И несмотря на то, что последнее предприятие находилось всего в пяти километрах от моего дома, в лесах того самого горного региона Харц, я уволился и оттуда.


Как я стал предпринимателем: успех или полный провал?


К тому времени, после семи лет работы в Германии, у меня появились некоторые накопления, иногда я покупал небольшими пакетами ценные бумаги и акции. Но мое прошлое тянуло меня к той деятельности, где я мог реализовать себя полностью. Я начал вынашивать планы, как мне начать здесь, в Германии, свое дело. Германия — не Россия, рынок здесь плотный, очень хорошо развит в любой сфере, с острой конкуренцией. Но это меня не останавливало. Я просчитывал различные варианты, собирал необходимую информацию. И вот в какой-то момент решил, что большую часть своего свободного времени с мая по сентябрь я уделю производству мороженого!

За несколько лет до этого я познакомился с семьей эмигрантов из России, у них было кафе-мороженое в соседнем городке. От них я и получил все необходимые рецепты и технологию производства мороженого. Торговая база для этого рынка находилась в Ганновере, а поставщики ингредиентов так и рвались сами приехать к тебе и показать, как лучше, дешевле или дороже, а самое главное — как вкуснее и быстрее приготовить этот сладкий продукт. Хочу сказать, что стоимость производства одного килограмма мороженого, даже из очень качественных ингредиентов, таких как цельное молоко, натуральные сливки, замороженная натуральная клубника из Польши и свежие, спелые бананы, мне показалась очень привлекательной.

С конца января я начал подготовку, чтобы уже в мае следующего года открыть собственное производство мороженого с его дальнейшей оптовой реализацией. Для этого в самом центре старого города я арендовал подходящее помещение, купил Mercedez Sprinter и занялся его переоборудованием. Мне был необходим специальный морозильник и другой инвентарь, который еще требовалось изготовить, а также снабдить всем необходимым, чтобы получить разрешение от специальных органов технического санитарно-гигиенического надзора на перевозку и хранение мороженого. Также я купил подержанную итальянскую механическую машину для производства мороженого, две большие морозильные камеры для хранения готового продукта и другое оборудование для изготовления продукции.

В мае я, как и планировал, открыл производство. Продажи шли активно, но огромное влияние на них оказывала погода. В дождливые и ненастные дни спроса практически не было. Спасал только Гослар со своими туристами, которыми были заполнены все кафе в старой части города. Я поставлял мороженое в несколько кафе в городе, в кафе при летних бассейнах и на всевозможные праздники на открытом воздухе. Лето прошло успешно, я неплохо заработал.

Подошла осень, я стал искать возможность организовать еще что-то дополнительно, что приносило бы прибыль круглогодично, независимо от сезона. У меня оставались связи в России с тех времен, когда я покупал продукцию фабрики «Сладко» в Екатеринбурге. С этого всё и началось.

Я возобновил контакты с отделом сбыта этой конфетной фабрики (конечно, это были уже другие люди), запросил каталог товаров и цены для оценки возможности завозить в Германию и продавать оптом. Работая в Германии в том самом N&D-Markt, я уже хорошо знал, какие виды продукции конфетных фабрик пользуются спросом в Германии. Кроме того, я имел информацию о закупочных ценах для Германии известных фабрик в России, таких как «Красный Октябрь» или «Рот Фронт», и некоторых других из разных регионов России. Продукции фабрики «Сладко» на рынке Германии тогда еще не было.

В Екатеринбурге очень заинтересовались моим предложением, и представителем нашей немецкой компании стал мой товарищ, живущий там же. С ним мы вместе учились в университете. Он проводил переговоры на месте, и мы получили приличную скидку с оптовых продажных цен фабрики. И вот первый грузовик с сорока тоннами продукции «Сладко» был отгружен и отправился в Германию.

К тому времени я арендовал склад с небольшим помещением, в котором планировал разместить свой офис и принять на работу менеджера по продажам и бухгалтера. Но еще нужен был небольшой грузовик для перевозки продукции заказчикам прямо в магазины. Для этого я обратился к бывшему коллеге, с которым работал в N&D-Markt. Я предложил ему поработать со мной в качестве партнера, в его обязанности должна была входить доставка по заявкам от магазинов розничной торговли. Мой бывший коллега очень хорошо знал всех владельцев магазинов в нашем регионе. Алексей Пяткин внимательно выслушал мое предложение и через неделю после нашего разговора принял его. Мы вложились в открытие нашего предприятия равными долями 50 х 50 и открыли общество VolkWestGbR. VolkWest в переводе с немецкого означает «Народ запада».

Изначально у меня была идея назвать компанию немного по-иному: VolkOst, что в переводе на русский означает «Народ востока», но тема «востока» ассоциируется в Германии с восточной частью Германии, а точнее — с бывшей ГДР, к которой особо теплого отношения со стороны западников в то время я не наблюдал.

Впоследствии Алексей проводил закупки фруктов и овощей на оптовом рынке в Ганновере, что тоже приносило неплохую прибыль при продажах параллельно с основным товаром.

Мы приняли на работу бухгалтера и продавца-менеджера, который по телефону предлагал магазинам наш ассортимент. Наша компания работала небольшой командой в четыре человека дружно и сообща, каждый занимался своим делом, обязанности с моим партнером мы четко распределили и не пересекались, организовав довольно эффективную и слаженную работу. 50% от первой поставки мы реализовали за две недели и заказали следующую, корректируя ассортимент и объемы заказа. Вторая машина, уже используя опыт и контакты на таможне в Госларе, быстро прошла таможенный контроль и пришла под загрузку на склад уже через два часа после прибытия на таможенный терминал. На фабрике в Екатеринбурге нам дали зеленый свет: заказы VolkWest отгружали вне очереди. Доставка транспортной компанией до нашего таможенного терминала в Германии занимала семь календарных дней.

Процентная ставка за сборы таможни в основном зависела от содержания сахара и какао и в среднем составляла около 25% от стоимости самого товара. Продажи постепенно росли, мы успешно справлялись с конкурентами, привозя заказы точно в сроки, продавая параллельно овощи и фрукты. По запросам клиентов я стал вместе с компанией «Сладко» разрабатывать специальную упаковку для рынка Германии на отдельные виды товаров, а также придумывать свои названия. Кроме этого, фабрика стала сама печатать наклейки с информацией о составе ингредиентов, входящих в эти продукты, на немецком языке. Это было обязательным условием для соблюдения немецких правил торговли и очень удобно для нас: мы уже не тратили свои ресурсы на перевод и печать этого огромного количества наклеек. Наш бизнес стал развиваться. За месяц в среднем мы реализовывали около 80 тонн продукции «Сладко», около 20 тонн фруктов и овощей, и я начал разрабатывать с польскими поставщиками соленья по специальным рецептам моей мамы: маринованные помидоры и огурцы в банках, а также консервированные салаты из овощей.

К тому времени мы с супругой прожили семь лет в Германии, и в последние три из них наша семейная жизнь не очень складывалась. Мы стали друг для друга соседями, практически перестали говорить друг с другом, и наши взаимоотношения потеряли смысл. Однажды я спросил жену: «Как ты считаешь, наши отношения, к которым мы пришли через десять лет, такими и должны остаться на всю оставшуюся жизнь?» После небольшой паузы я продолжил: «А как же теплое отношение друг к другу? Например, уходя на работу, поцеловать и сказать „Дорогой, люблю тебя“?» Но в ответ я услышал только одно предложение: «Ну что ты, такое только в кино бывает!» После услышанного на душе стало тоскливо. Я не стал продолжать разговор, даже не сказал ничего в ответ, а просто вышел из квартиры и поехал на свою работу. Возможно, я поступил неправильно и стоило продолжить, но, как это было уже ранее, многие попытки поговорить превращались в скандалы и взаимные упреки. Вот этого я точно больше не хотел.

А причины наших раздоров были разные, и вина в этом была моя, я этого не отрицаю. Через некоторое время мы разошлись. Я снял однокомнатную квартиру в поселке (официально это был город Финенбург, где располагался наш склад) и переехал туда. С 2002 года я стал жить один. Конечно, я часто встречался с моим сыном Максом, тогда это были для меня самые яркие моменты моей жизни. Я помню, как мы с ним гуляли по берегам небольшого, но живописного озера Финенбург, купались, организовывали пикники и ловили рыбу. Уже в те годы я начинал прививать моему сыну любовь к природе. Очень важно, чтобы человек рос с пониманием и любовью к тому, от чего он произошел, откуда исходят наши начала, где каждый из нас может найти уют и покой и, даже находясь в уединении, не чувствует одиночества. Это всё называется одним словом — «природа».

Когда мы жили в Зальцгиттере, мы частенько ловили карпов с моим братом Дмитрием. Рыбачить без специального разрешения в Германии запрещено, для этого необходимо пройти специальные курсы обучения на рыбака и сдать экзамен. Только после этого, оплатив ежегодный взнос в размере 150 DM (сегодня это 150 евро), можно свободно рыбачить на всех озерах. Есть исключения, но это касается частных водоемов, где специально разводят рыбу, — там рыбалка платная.

Но что значит «свободно рыбачить»? Есть ограничения по количеству и видам рыбы, сколько можно выловить. Чтобы это отследить, ввели специальный журнал учета рыбы, который во время рыбалки должен быть всегда при себе. При поимке рыбы ее необходимо в первую очередь, не вынимая крючка, замерить. Если размер рыбы превышает минимально допустимый, разрешенный к ловле, ее необходимо оглушить специальным приспособлением и только после этого, вынув крючок, положить в рыбацкий сундук. В том случае, если пойманная вами рыба не соответствует стандарту по размеру, то ее необходимо отпустить, аккуратно вынув крючок. Как это делать, как раз и учат на курсах рыбака. Мы, конечно, как настоящие русские, старались соблюдать все указанные выше правила и только в крайних случаях и исключительно редко не успевали заносить пойманного карпа в журнал учета.

Вот однажды, уже под вечер, Максу было тогда три года, поймали в течение часа двух хороших карпов, но несмотря на то, что по количеству в этот день мы уже достигли ограничения, решили еще немного посидеть с удочкой. Как мы в таких случаях шутили: «Закинем еще на полчасика, просто наживку помочим!» И вот мы вытаскиваем карпика — это был действительно «карпик», весом в семь килограммов! У меня до сих пор сохранилась та фотография, на которой мой сын Макс, а рядом с ним я держу на весу вертикально того самого карпа. Хвост у рыбы касается земли, а голова находится чуть выше Макса. Ну, нам просто было некуда записать этого монстра в журнале брата, а выпустить его обратно в озеро мы его, сами понимаете, уже не смогли.

Сегодня уже 2018 год, и мой сын каждый год во время летних каникул приезжает ко мне в Россию. Он учился в университете в Брауншвейге, а в этом году, после прохождения практики на заводе БМВ, перевелся в Мюнхен. Мой сын так же, как и я, любит путешествия. Иногда, загрузив в свой небольшой автомобиль всё необходимое для путешествий, включая велосипед, он может проехать по южной части Европы за три-четыре дня 800 километров и посетить несколько городов. Он очень любит быть на природе. Когда он у меня в России, я заранее и основательно готовлюсь, планирую наше с ним предстоящее путешествие. Уже стало традицией, что мы с ним каждый год едем на реку или озеро на несколько дней. У меня есть всё необходимое для отдыха на природе: лодка, лодочный мотор, комбинированная палатка с тремя спальными отделами и просторной прихожей, газовая горелка, всевозможная посуда и всё остальное, что необходимо для полноценного долгосрочного проживания на природе. Год назад, в 2017-м, я приготовил для нас настоящее испытание. Мы должны были на электропоезде со всем своим снаряжением уехать на север от Нижнего Новгорода, выйти на станции Ветлужской, что находится в 400 метрах от реки Ветлуга, и сплавляться четыре дня по реке в обратном направлении — в сторону Нижнего Новгорода, не имея с собой палатки. Об этом я хотел бы рассказать чуть подробнее.


Сплав по Ветлуге


Стоял невероятно теплый сентябрь. Мой сын прилетел в Нижний Новгород в самый разгар золотой и очень жаркой, нетипичной для этой полосы осени. Днем температура доходила до плюс 30 градусов, а ночью воздух быстро охлаждался до плюс 10 градусов. Наш путь лежал на север. Около 11 часов утра мы вышли, а точнее, вылезли из поезда на станции Ветлужской, что в 160 километрах от Нижнего Новгорода. Обвешанные рюкзаками и сумками с удочками, мы вдвоем тащили огромную сумку, в которой были две лодки: одна предназначалась для нас и рыбалки, а вторая была грузовой — для провианта и всего остального. До реки мы решили доехать на такси, которых на станции было более десятка. Заплатив 200 рублей и проехав 500 метров, мы были на берегу. Ветра не было вообще, стоял полный штиль, солнце пригревало так, как бывает летом. Мы быстро приготовили наши лодки для сплава, загрузили всё и, организовав небольшой перекус, тронулись в путь.

На тот момент было около 12 часов дня. Распустив лески спиннингов и двигаясь вниз по течению, мы закидывали блесны по берегам Ветлуги в ожидании поклевки. Нашей целью было преодолеть за три дня около 50 километров по течению и выйти на берег у поселка Воскресенское, где река вплотную подходит к населенному пункту. В поселке я планировал найти машину, которая сможет довезти нас до ближайшей железнодорожной станции, находившейся примерно в 30 километрах.

Двигаясь по реке, мы рассматривали прекрасные берега и вели разговоры на различные темы. Предварительно по карте я наметил места, где планировал останавливаться на ночлег. Днем мы не выходили на берег без особой надобности, за исключением сбора грибов для приготовления вечером грибовницы. На нашей вспомогательной лодке мы обустроили столовую. Подтянув вторую лодку за веревку к основной, мы могли, используя установленную на специальном столе газовую плитку, подогревать в котелке приготовленный вечером суп, готовить салат из овощей, а также кипятить воду для кофе и чая. Во время всех приготовлений к обеду или к перерыву на чаепитие мы постоянно двигались по течению и не теряли драгоценного времени, так как расстояние, которое мы должны были пройти за день, было точно рассчитано с учетом нашей скорости движения.

Вечерами темнеть начинало рано — в этой полосе в начале осени сумерки наступают очень быстро, и уже через полчаса после начала заката становилось темно. По этой причине не позднее шести часов нам нужно было сойти на берег и приготовить всё необходимое для ночлега: разбить лагерь, высушить лодки, собрать дрова на ночь и начать готовить ужин, пока не стемнеет. После всех этих приготовлений можно было спокойно наслаждаться природой, готовить на костре ужин и просто сидеть у костра и беседовать.

И вот в конце первого дня, выйдя вечером на берег, я понял, что количество комаров в этих лесах превышает мои ожидания. Их было огромное количество, комары моментально начинали кусать, как только прикасались к поверхности тела. Мы быстро оделись и приступили к пошаговой подготовке на ночлег. Всё нужно было делать очень быстро, ведь сумерки, как я уже упомянул, в это время года наступают за сорок минут.


Первое: необходимо было выгрузить всё из обеих лодок, а сами лодки вытащить из воды и оставить сушить — лодки выполняли функцию наших кроватей.

Второе: необходимо было подыскать два подходящих дерева, между которыми мы позже уложим перевернутые вверх днищем лодки, где и будут наши спальные места. Между деревьями на высоте полутора метров мы крепили шест, который служил основанием для растяжки пленки. Таким образом мы готовили из подручных средств аналог палатки.

Третье: сооружаем костер, заготавливаем дрова.

Четвертое: распределяем обязанности и быстро готовим ужин. Картошка, лук, тушеная говядина, грибы — это для приготовления быстрого супа. Помидоры, огурцы, лук, специи и сыр фета — для греческого салата. Вот такой незатейливый ужин ждал нас уже через полчаса после высадки на берег.


На первом ночлеге ночью я отчетливо слышал, как где-то совсем рядом ходит лось — при его движении ветки под его копытами трещали так, как будто кто-то собирает хворост. Еще я слышал, как кричит сова. А за пределами нашей пленочной палатки был слышен гул огромного количества комаров.

Ночью было достаточно свежо, но мы не замерзли. Наступило туманное и прохладное утро. Сырой воздух и запахи соснового леса придавали особый колорит происходящему. Сквозь высокие стволы тесно стоящих сосен стало проглядывать солнце, и лучи блестели в тумане множеством полупрозрачных стрел.

Мы разожгли костер и приготовили завтрак. Было прекрасное спокойное утро. По окончании завтрака нужно было собираться в путь. Через сорок минут мы уже опять скользили по глади реки к нашей цели.

Это были прекрасные три дня нашей жизни, и это было незабываемое время для нас обоих. Мы наслаждались всем, что видели, и тем, что были вместе, наверстывая упущенное за годы разлуки время.


Ноябрь 2018 года. Индия, Гоа


Сегодня 15 ноября 2018 года, завтра ночью мы улетаем обратно в Пуну. В своих воспоминаниях за 14 дней я записал события до 2012 года. Но еще очень многое предстоит вспомнить и оценить. Самый трудный этап моей жизни только начинается в том 2012-м, а до начала новой жизни еще десять непростых лет. В то время я, конечно, этого не знал, не знал и того, что через три года уеду работать в Москву. У меня будет на тот момент с собой два чемодана вещей, моя гитара и две тысячи евро — всё, что у меня останется. Но кроме этого у меня было всё то же желание, и была моя цель, к которой я шел и не сдавался. Я шел вперед.

Тогда, выезжая в Россию, я вспомнил очень важное изречение: «Мы не знаем, чего Вселенная хочет от нас! И мы никогда не сможем знать, куда мы идем, мы знаем только то, куда надеемся прийти!»

А тогда, в 2005 году, я ехал в никуда: у меня не было жилья, не было работы, но были контакты важных и нужных мне людей. Вот с этого всё и продолжилось, а не началось!

Находясь здесь, на Гоа в Индии, я сообщил сыну, что пишу книгу. Я рассказал ему, что мысль о книге поселилась у меня в голове уже несколько лет назад, но я не знал, как ее писать и какой смысл вложить в эту книгу. Если писать только о своей жизни, то это вряд ли кому-то будет интересно читать, за исключением моей семьи. Основное правило любой книги — автор в основу книги должен вложить особый смысл или идею. Только серьезные идеи должны подкреплять интересную историю, а не наоборот. Кроме того, необходимо донести до аудитории все те образы, которые будут важны, используя при этом свой стиль: ритм, язык, изобразительные средства повествования.


А пока вернемся в 2002 год


Мы завозили на базу всё больше новых товаров, и наш ассортимент стал достаточно внушительным. На складе становилось довольно тесно, но мы справлялись с этим. Держать большие запасы на складе — тоже дополнительные расходы, и предложение партнера взять в аренду помещение с большей площадью под склад мне не очень нравилось.

С нашим ростом я всё больше уделял внимание поиску новых поставщиков и новых продуктов. Всеми финансовыми делами занимался бухгалтер, которого привел мой партнер Алексей. Это был молодой парень двадцати семи лет, он хорошо знал свое дело и очень много работал, даже в неурочное время по собственной инициативе часто задерживался. Наш менеджер по продажам, Людмила, также работала с полной отдачей, и мы это очень ценили.

Однажды в местной газете появилось объявление о сдаче в аренду в соседнем городке Зезен, в 15 километрах от Гослара, складского помещения с офисами. Привлекательно было то, что это отдельно стоящее здание находилось на окраине города и примыкало к автобану №7, проходившему от Ганновера на юг мимо Зезена. По соседству находилась автозаправка «Шелл». К нам в Гослар приходилось ехать по проселочным дорогам, что замедляло работу. Алексей сразу загорелся и с нетерпением хотел ехать смотреть здание. Помещение действительно по всем параметрам нам очень подходило. Что меня сдерживало, так это стоимость аренды, которая была в два раза выше, чем за наш склад в Финенбурге.

После долгих переговоров с владелицей здания, которая унаследовала его от умершего отца-миллионера, мы взяли в аренду этот новый склад с офисом.

Глава 4. 2002. Германия. Провал или новый путь!

Через месяц мы переехали в новое место и продолжили работать в городе Зезен. Оставалось всего несколько месяцев до банкротства нашей, или моей, компании.

«Счастье  это не результат достигнутого, счастье это путь к цели!» — так я думал в 2000-х. Это стремление к движению к чему-то новому всегда окрыляло меня и давало мне новые силы, приносило новые идеи, я знакомился с новыми людьми. При этом я получал новый виток возможностей, которые и использовал для дальнейшего продвижения. Таким образом, за все эти прожитые годы в России и Германии к тридцати трем годам я выработал свой механизм изменения ситуации вокруг себя и собственный принцип движения вперед.


Здравствуй, Россия!


2003 год, январь. После активных продаж в конце 2002 года наступило затишье, и это самое подходящее время взять несколько дней для отдыха — и для себя, и для моих сотрудников. Я давно планировал съездить в Москву, на выставку машиностроения, в которой участие Германии составляло к тому времени 80%, а далее в Екатеринбург, к своим друзьям, и параллельно встретиться там с поставщиком — компанией «Сладко». Я планировал обсудить наши дальнейшие шаги по разработке не только новой упаковки, но уже и новых продуктов для рынка Германии.

И вот настал тот час! Получив туристическую визу на 30 дней, я впервые после девяти лет проживания в Германии вылетаю в Россию. Мне сложно передать те ощущения, которые у меня тогда были. Я просто летел на крыльях в эту страну, я так ждал этого момента, хотя и не понимал окончательно, пока не сел на рейс из Ганновера в Москву.

В Москве меня ждал друг нашей семьи, друг моего отца, очень разносторонний по своим занятиям и увлечениям человек — Андрей Викторович Каноев. Андрей работал в 80-х на центральном телевидении, в программе «Новости», снимал репортажи, был одним из активных сторонников решения экологических проблем и в начале 90-х вышел на телевидение со своей программой ЭКО. В дальнейшем, после гибели его друга Влада Листьева, карьера Андрея стала складываться в другом направлении, и он завоевал популярность уже как архитектор-дизайнер, выиграв конкурс в Дубае на строительство искусственного острова Пальма Джумейра. Его известные проекты: резиденция Деда Мороза в Великом Устюге, «Парк-сафари» в Подмосковье и некоторые другие. Именно этот человек через три года окажет большое влияние на мое увлечение дизайном и архитектурой, переросшее затем в профессиональную деятельность. Уже через семь лет я буду проектировать и строить оригинальные деревянные дома для своих целей, для своих проектов будущего.

Москва встретила меня, как обычно это бывает зимой, пасмурной погодой. В тот день шел легкий снег, но дорога в Москву из Шереметьево была свободной. Двигаясь по МКАД, я смотрел широко открытыми глазами на город. Я видел огромное количество рекламы и баннеров вдоль кольцевой дороги, проезжал мимо многочисленных стоянок продажи грузовой техники, рынков строительных материалов, новых и строящихся торговых центров. Я видел совсем другую Москву, не ту, которая была девять лет назад.

Я остановился на три дня в Москве у Андрея Викторовича, и мы с ним вечерами очень много говорили о жизни в России сегодня. Я посетил выставку в Москве, собрал несколько интересных контактов производителей оборудования из Германии, представленного на выставке, и ночным рейсом улетел в Екатеринбург.


Мои друзья. Наша встреча через 9 лет!


Борт приземлился в аэропорту Екатеринбурга около двух часов ночи. О моем приезде знал мой хороший товарищ Александр, остальных я планировал навестить, уже будучи на месте. Александр должен был меня встретить, так мы договорились. И вот я спускаюсь по трапу, подхожу к зданию аэропорта — и что я вижу? Меня встречает не только Александр, но и вся его семья, и еще семья Михаила, еще одного моего товарища! Меня захлестнули эмоции. Подойдя к ним, я с трудом выговорил: «Ну, ребята, вы даете! Ночь ведь на дворе!» Мы обнимались, хлопали друг друга по плечу, смотрели друг на друга, и так продолжалось несколько минут. Затем Михаил, как обычно, скомандовал: «Так, всё, проходим внутрь, зима все-таки! Нас там уже в ресторане ожидают, выпьем чайку!» Я очень хорошо помню это его выражение: «Не выпить ли нам чайку?» Мы прошли в ресторан аэропорта, сели за накрытый стол и, подняв бокалы с коньяком, сказали хором: «За встречу, черт возьми! Девять лет прошло!»

Михаил работал в ту пору в управлении по транспорту в звании майора, Александр был предпринимателем. Последующие дни были очень динамичными и полными встреч с моими друзьями. Мы встречались каждый день, ходили в рестораны, в баню, ездили по городу, посещали наши прежние места.

На следующий день после приезда я встретился с моим другом детства Дмитрием. Об этой встрече я уже писал выше. Далее у меня была назначена встреча с нашим товарищем Валерой. Он превратился в махрового олигарха, и мы встретились вечером у него на вилле, которая находилась за городом, в сосновом бору. Я приехал на встречу вместе с Александром. При въезде на территорию нас встретила служба охраны; уточнив мою фамилию, нам разрешили въезд. Мы заехали, и, подойдя к белоснежной одноэтажной вилле, крытой лакированной немецкой черепицей, я увидел спускавшегося к нам по ступеням Валеру.

К моему удивлению, я увидел худощавого, подтянутого парня. Валера был одет в короткую красную кожаную куртку и синие джинсы, на руках у него были черные перчатки. Он подошел к нам и, улыбаясь, сказал: «Привет, дружище! Куда ты там пропал в своей Германии?» Мы обнялись, хлопая друг друга по спине, и не сразу вошли в дом, а прохаживались по территории, подсвеченной фонарями, между высоких стволов сосны, вспоминая, как всё было тогда, десять лет назад. Стоял легкий уральский мороз со своими привычными минус 16 градусов, вечер был ясный, безоблачный. Мы шли по расчищенным в сугробах узким тропинкам, выложенным немецкой брусчаткой, под нашими ногами слегка поскрипывала опустившаяся легкая изморось.

Где-то минут через двадцать мы вошли в дом. На пороге нас встречала, широко улыбаясь, супруга Валеры — Ольга. Эта худощавая, высокая брюнетка с длинными волосами и выразительными глазами еще в студенческие годы очень нравилась Валере. Мы все учились в одной группе, но, несмотря на это, взаимоотношения у них начались только на последнем, пятом курсе. Поженились они примерно через три года после окончания университета.

Я заметил у нее тонкие морщинки, исходившие от уголков глаз, и слегка уставшее выражение лица, но ее открытая, широкая улыбка была та же, что и десять лет назад.

Мы расположились в просторной двухуровневой гостиной, которая делилась на две основные зоны: столовая и зона отдыха. Столовая отделялась от основной зоны белыми узорными перилами, идущими вдоль первого уровня. Мы сели за большой белый стол, который был накрыт со вкусом и по-европейски. Выпили по бокалу вкусного белого вина, которое Валера заказывал из Франции специально для себя.

Он ничего не рассказывал о бизнесе, но я знал, что Валера к тому времени был владельцем крупной корпорации, которую сам основал. Я помню этого веселого парня, небольшого роста и с накачанным плечевым поясом. Он всегда много шутил, громко смеялся, а его глаза шаловливо сверкали. Сегодня, с первого взгляда, это был другой человек, но его взгляд остался прежним. Валера был сдержанным, улыбался не часто, а его голос стал тихим и спокойным.

Минут через пятнадцать Валера предложил посмотреть дом, ведь для него, как я понял, было важно, что я наверняка оценю со вкусом оформленные интерьеры дома. Дом действительно произвел на меня впечатление. Его архитектура тонко напоминала мне что-то европейское. Так оно и оказалось. Валера долго подыскивал проект дома, и когда он увидел этот, то сказал своему архитектору: «Да, хочу этот! Только делаем в два раза больше по площади!»

Паркет в гостиной был изготовлен из красного дерева, привезенного специально для этого из Африки. Каждая комната имела свой индивидуальный дизайн отделки, мебель для каждой комнаты была сделана в единственном экземпляре. Всё со вкусом подходило к общей концепции европейского бунгало, размещенного на одном уровне, без второго этажа.

В конце обхода мы зашли в просторный гараж на три автомобиля. На тот момент там стояли две машины: MercedesG и AudiA8L.

Мы вернулись за наш стол и продолжили разговор. Примерно через два часа Валера взял рацию и, нажав кнопку, сказал: «Саша, по вертушкам и ко мне! Жду вас через десять минут!» Ольга сразу поняла, что Валера собирается куда-то ехать, и спросила: «Валера, куда едем?» «Поедем в Екатеринбург, чайку попьем!» — ответил он. Уже через пятнадцать минут мы на его MercedesG, в сопровождении двух машин службы безопасности, быстро двигались по темной дороге, припорошенной свежим снегом, в Екатеринбург.

В городе к нам присоединились еще двое наших общих товарищей. Наше «чаепитие» закончилось глубоко за полночь. Это была незабываемая для меня встреча. С тех пор с Валерой я больше не встречался.

Через три дня, проведенных в Екатеринбурге, я вылетал обратно в Германию через Москву. Вечером мы с Александром и Михаилом отправились в аэропорт «Кольцово». К моему удивлению, когда мы подъехали к зданию аэропорта, нас встретили два сотрудника милиции. Михаил скомандовал, чтобы я передал им свой паспорт и билет на самолет. В этот момент один из встречавших уже вытаскивал мой чемодан из багажника машины. Передав документы второму сотруднику милиции, мы втроем вошли в здание аэропорта. В зоне ожидания VIP Миша пригласил сесть за уже накрытый на троих человек столик. Нам налили коньяк, и мы подняли первый тост — «За друзей!». Этим тостом, конечно, всё не закончилось, а только началось. До вылета моего рейса оставалось около часа. Примерно через пятнадцать минут после того, как мы сели за столик, я боковым зрением увидел, что у барной стойки, недалеко от нас, стоит всем известный сатирик-юморист Михаил Задорнов. Конечно, не обошлось без приглашения с нашей стороны присоединиться к нашему столу. Через секунду Михаил уже наполнял пустующий фужер Михаила Задорнова, в котором до этого был тоже коньяк. Мы подняли наши бокалы, и я сказал короткий тост: «За Урал!» И тут Михаил Задорнов, до этого не сказавший практически ни слова, сдался. «Ну, за это даже трезвенники пьют!» — прокомментировал он и улыбнулся. После этого Михаил поспешил на посадку. Мы даже не спросили, на какой рейс он спешит, так как других рейсов на Москву, кроме того, на котором должен был лететь я, больше не было. Мы продолжили наше застолье. Настроение, несмотря на то, что мне уже нужно было идти на посадку, улучшалось.

Минут через пятнадцать после ухода нашего знакомого к нам подошел сотрудник милиции, передал Михаилу мой паспорт с посадочным талоном и сказал, что самое время идти на посадку. Михаил, твердо ответив: «Через десять минут!», опять наполнил наши бокалы ароматным коньяком. Я понемногу начал переживать, но уверенность Михаила в том, что без меня борт не улетит, меня успокоила. Через десять минут к нам опять подошел всё тот же сотрудник в форме и шепотом очень осторожно спросил — может быть, мы пройдем на посадку? Михаил отошел в сторону, они быстро переговорили, и сотрудник милиции удалился! Михаил вернулся к столу и скомандовал: «За нас, друзья!» Я тут же спросил: «Миша, что с посадкой?» «По техническим причинам вылет задерживается на тридцать минут. Задержать больше не могу!» — ответил он. На что я, покачав головой, ответил: «Ну вы даете!»

Через некоторое время мы пошли на посадку. У выхода нас ждал пустой автобус. Мы втроем зашли в него, и автобус тронулся. Перед трапом самолета мы опять обнимались, прощались и стояли на морозе, держа друг друга за плечи.

Наша реальность вернулась на какое-то время назад, в те 90-е, когда мы были вместе, когда всё только начиналось. Эти три дня, проведенные в Екатеринбурге с моими друзьями, навсегда останутся у меня в памяти.

Я поднялся по «замерзшему» трапу наверх. Перед входом в самолет меня ждала не менее замерзшая проводница. По ее взгляду я понял, что все ждут только меня! Я быстро прошел по салону, рухнул в свое кресло и проснулся только в Шереметьево.


И вот я снова в Германии


Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 340
печатная A5
от 577