печатная A5
550
16+
Уникальный мир семьи Бронте

Бесплатный фрагмент - Уникальный мир семьи Бронте

Часть II. Места семьи Бронте

Объем:
240 стр.
Текстовый блок:
бумага офсетная 80 г/м2, печать черно-белая
Возрастное ограничение:
16+
Формат:
145×205 мм
Обложка:
мягкая
Крепление:
клей
ISBN:
978-5-4483-4645-3

Места сестер Бронте

Родные места сестер Бронте

Торнтон — место рождения сестер Бронте

Патрик Бронте со своей женой Марией и двумя детьми — Марией и Элизабет — прибыли в пасторат в Торнтоне (Thornton) близ Бредфорда (Bradford), находящийся на Маркет-стрит, 74 (Market Street, 74), 15 мая 1815 года. Семья пробыла там до 1820 года, а затем перебралась в Хауорт.

Фасад с правой стороны был добавлен в 1898 году и использовался как мясной магазин.

Нынешние владелицы дома, писательница Барбара Уайтхед и ее коллега Бернард Мейстон, постепенно восстанавливают интерьер того времени, когда здесь проживала семья Бронте.

Четверо младших детей Патрика и Марии Бронте — Шарлотта (1816), Эмили (1818), Энн (1820) и Брэнуэлл (1817) — родились в этом доме. Надпись на прикрепленной к нему мемориальной табличке гласит:

IN THIS

HOUSE WERE BORN

THE FOLLOWING MEMBERS OF THE

BRONTЁ FAMILY

CHARLOTTЁ — 1816.

PATRICK BRANWELL — 1817.

EMILY JANE –1818.

ANNE — 1820.

В ЭТОМ

ДОМЕ РОДИЛИСЬ

СЛЕДУЮЩИЕ ЧЛЕНЫ

СЕМЬИ БРОНТЕ:

ШАРЛОТТА — 1816.

ПАТРИК БРЭНУЭЛЛ — 1817.

ЭМИЛИ ДЖЕЙН — 1818.

ЭНН — 1820.

При входе в дом дверь с левой стороны ведет в гостиную, а с правой стороны — в столовую. Внутри столовая комната с камином, где родились Шарлотта, Эмили, Энн и Брэнуэлл.

Ступеньки, ведущие в мясной магазин, были пристроены в 1898 году. В холл справа от лестницы открывается доступ к кухне, а вторая лестница предназначена для прислуги. Верхняя лестница ведет к спальне мистера и миссис Бронте, детской спальне и спальне для нянек.

Спальня Патрика и Марии Бронте расположена над столовой, а детская спальня находится над комнатой для гостей. Напротив того места, где висит картина, имеется коридор, ведущий в помещение для прислуги.

Комната нянек расположена отдельно у небольшого коридора возле детской спальни (нянями детей Бронте в Торнтоне были Нэнси и Сара Гаррс). Вниз, на кухню и в буфет ведет лестница.

Пасторат в Хауорте

Пасторат (Parsonage) в Хауорте (Haworth) был построен в 1778 — 1779 годах. 20-го апреля 1820 года Патрик Бронте, его жена Мария и их шестеро детей переехали в хауортский пасторат.

Обстановка в пасторате отражает простоту конца георгианской и начала викторианской эпохи. Близкая школьная подруга Шарлотты Бронте Эллен Нассей в своих «Воспоминаниях» /«Reminiscences», датируемых 1871 годом, говорит о своем первом посещении дома преподобного Патрика Бронте в Хауорте летом 1833 года. Эллен описала свое впечатление от пасторского жилища так: «действительно скудное и простое», но, тем не менее, «исполненное здравомыслия, я чуть было не сказала элегантности, но, определенно, утонченности, радушно открытое для всех и делающее желанным любой пустяк».

Знакомая и биограф Шарлотты Бронте Элизабет Гаскелл в своем письме к подруге сказала: «Я не знаю, видела ли я когда-либо место более изысканно-чистое… Каждая вещь находится на своем месте и пребывает в гармонии, все соответствует представлению сельского пастората, где живут люди, средства которых весьма ограничены».

Дом-музей семьи Бронте в Хауорте

После смерти преподобного Патрика Бронте в 1861 году его преемник, преподобный Джон Уод (Revd. John Wade), добавил фронтонное крыло с правой стороны пастората.

При входе в дом дверь слева ведет в столовую, а справа — в кабинет мистера Бронте.

Прихожая

В прежние времена прихожая в пасторском доме была больше, чем теперь, так как за счет ее помещения Шарлотта Бронте расширила столовую во время ремонта в 1850 году.

Хотя Эллен Нассей заявляла, что в доме «нигде не было больших ковровых покрытий», за исключением столовой и кабинета мистера Бронте, известно, что лестничный ковер и стержни для его крепления были проданы в 1861 году, наряду с несколькими другими коврами и ковриками.

Эллен также вспоминала, что мистер Бронте боялся, что маленькие дети, находящиеся поблизости от свечей и занавесок, могут создать опасность пожара. На ночь окна закрывались ставнями, занавески же в доме появились позднее. На ранней фотографии внутренних помещений пастората видно сочетание ставен, жалюзи и занавесок, используемых в 1850-е годы. В 1851 году Шарлотта приобрела занавески для столовой, а в 1854 году — для кабинета будущего мужа. Так же в документе, датируемом 1861 годом, была зарегистрирована покупка занавесок из парчовой ткани и муслина. Обои и шторы по всему дому основаны на эскизах того времени.

Столовая

Столовая — место, где Шарлотта, Эмили и Энн создавали большую часть своих произведений. Здесь были написаны «Грозовой перевал», «Джейн Эйр» и «Агнес Грей». У сестер Бронте был принят установленный порядок по вечерам ходить вокруг стола, планируя свои романы и другие творческие проекты. После смерти сестер Эмили и Энн Шарлотта продолжала исполнять этот издавна заведенный ритуал одна. Домашняя прислуга семьи Бронте Марта Браун вспоминала это время так: «Мое сердце обливалось кровью, когда я слышала, как мисс Бронте ходит в одиночестве».

Шарлотта мало помнила о своей матери, которая умерла, когда девочке было всего пять лет. Но у нее остались смутные воспоминания о том, как миссис Бронте именно в этой комнате нянчила маленького Патрика Брэнуэлла.

В столовой также принимали гостей (т. е., эта комната одновременно выполняла функцию гостиной), и потому описания этой комнаты часто встречаются в различных статьях современников. В 1850 году во время ремонта столовая (или гостиная, как иногда ее называли) была расширена, так же, как и спальная комната, находящаяся напротив нее. Знакомая и биограф Шарлотты Бронте Элизабет Гаскелл, неоднократно посещавшая пасторат, писала: «Комната, очевидно, была отремонтирована в течение последних лет, после того, как успех мисс Бронте позволил ей иметь немного больше денег, и она имела возможность потратиться на ремонт… Преобладающий цвет комнат — малиновый. Там же ее портрет художника Ричмонда и одна гравюра с картины Лоуренса, изображающая Теккерея, и две ниши, заполненные книгами, на каждой стороне высокой, узкой, старомодной каминной доски».

Все книги на полках относятся к тому периоду, а собственные книги Бронте хранятся в надежных местах. В доме также сохранились оригинальные масляные лампы, коптилки и свечи.

Над камином — копия карандашного портрета Шарлотты Бронте, выполненного Джорджем Ричмондом. Черный диван — место, где предположительно умерла Эмили в возрасте тридцати лет (это произошло 19 декабря 1848 года). Над диваном — гипсовый медальон, на котором высечен профиль Брэнуэлла.

Кабинет мистера Бронте

Кабинет мистера Бронте — место, где Патрик Бронте выполнял ежедневную работу, связанную с его приходом. В старости его описывали сидящим перед камином «на простом, неуютном стуле, выпрямившись, словно солдат». Письма, где поднимаются вопросы об улучшении санитарных условий в Хауорте, были написаны здесь. На столе — лупа для помощи Патрику Бронте при чтении, поскольку его зрение ухудшалось, и в возрасте шестидесяти девяти лет у него возникла необходимость сделать операцию Манчестере по удалению катаракты. После операции, которая проводилась без анестезии, зрение преподобного Патрика Бронте улучшилось, но он продолжал носить очки и пользоваться лупой при чтении.

Детьми, которые обладали музыкальными способностями, использовалось фортепиано (из сестер этим инструментом достаточно хорошо владели Эмили и Энн, Шарлотта же предпочитала рисование; Брэнуэлл играл на органе в хауортской церкви).

На стенах кабинета располагаются три известные гравюры из библейских сцен руки художника Джона Мартина (John Martin, 1789 — 1854), в том числе картина «Пир Валтасара» («Belshazzar’s Feast», 1820), а также «Всемирный потоп» («The Deluge», 1826) и «Джошуа Командующий Солнцем» («Joshua Commanding the Sun», 1816). Драматические, крупномасштабные полотна Мартина были источником вдохновения для молодых Бронте.

Кухня

Кухня находится с задней стороны дома. Дети Бронте часто слушали их служанку Тэбби, рассказывающую истории о Хауорте и торфяниках. Здесь, по свидетельству Шарлотты Бронте, возникла одна из ранних пьес, разыгрываемых молодыми Бронте:

«31 июня 1829

Пьеса «Островитяне» сложилась в декабре 1827 следующим образом.

Однажды вечером в те дни, когда ледяная крупа и бурные туманы ноября сменяются метелями, мы все сидели вокруг теплого огня, пылавшего в кухонном очаге, как раз после завершения ссоры с Табби касательно желательности зажигания свечки, из каковой она вышла победительницей, так и не достав свечу. Наступила долгая пауза, которую в конце концов нарушил Брэнуэлл, лениво протянув: «Не знаю, чем заняться». Эмили и Энн тут же повторили его слова.

Т а б б и. Так шли бы вы спать.

Б р э н у э л л. Что угодно, только не это.

Ш а р л о т т а. Табби, почему ты сегодня такая? Ах! Что, если у нас у всех будет по своему острову?»

После смерти тетушки Брэнуэлл в 1842 году роль домохозяйки взяла Эмили, которая сама пекла хлеб и очень любила хлопотать на кухне.

Дверь налево от кухонной плиты ведет к фронтонному крылу, которое было построено после Бронте и теперь предоставляет помещение частной библиотеке.

Кабинет мистера Николлса

Комната, прилегающая к кухне — кабинет мистера Николлса, мужа Шарлотты. Похоже, что до замужества Шарлотты эта комната предназначалась для склада и имела доступ наружу. По словам миссис Гаскелл, эта комната была «чем-то вроде заброшенной кладовой», возможно, использовавшейся для хранения топлива, в которую можно было пробраться лишь с улицы.

В 1854 году Шарлотта перед своей свадьбой переделала комнату, превратив ее в кабинет для своего будущего мужа — преподобного Артура Белла Николлса. Она пошила для комнаты занавески и оклеила стены новыми обоями. «Я была очень занята шитьем; нужно было приготовить и привести в порядок новую маленькую комнату. Зеленые и белые шторы уже готовы, они точно подходят к цвету обоев, и выглядят достаточно опрятно и чисто», — писала Шарлотта 22 мая 1854 года.

Позднее в письменном столе Шарлотты было найдено три образца обоев. Четвертый образец находится в Публичной библиотеке Нью-Йорка, и Элизабет Гаскелл считает, что именно эти обои выбрала Шарлотта для отделки кабинета мужа перед свадьбой.

Кроме того, в комнате поставили новый камин и сделали дверной проем, выходящий в прихожую.

Известно, что эта комната позднее была отдана для нужд хауортской церкви. Старая церковь была снесена в 1879 году, а на ее месте построена новая. Было сохранено несколько реликвий, включая деревянную доску с молитвами.

Коридор и лестница

На полпути вверх по лестнице виден корпус длинных часов, сделанных часовщиком Хауорта. Эллен Нассей в своих «Воспоминаниях» пишет, что час спустя после традиционной семейной молитвы, которая свершалась в восемь часов вечера, ровно в девять мистер Бронте запирал замок и засов входной двери, а затем «всякий раз, проходя мимо двери гостиной, он давал добрые наставления «детям», чтобы они не засиживались допоздна; поднимаясь по лестнице, он останавливался на полпути, чтобы завести часы…». То есть, подразумевается, что мистер Бронте заводил их каждый вечер в девять часов.

На противоположной стене висит копия портрета Шарлотты Эмили и Энн, выполненного Брэнуэллом Бронте.

Эллен также вспоминает: «Пол и лестницы в коридоре были сделаны на основе песчаника, всегда красиво вычищены, как и все остальное, что находилось в доме» и добавляет, что стены «не были оклеены обоями, но были окрашены в приятный цвет сизого оттенка».

Комната Шарлотты

Эта комната была главной спальней, используемой различными членами семьи в разное время в течение всей их жизни в пасторате. Эта комната была расширена во время ремонта в 1850 году за счет прилегающего к ней небольшого помещения.

Когда Бронте прибыли из Торнтона, эта комната была спальней Патрика и Марии. После смерти миссис Бронте (которая именно здесь умерла 15 сентября 1821 года в возрасте тридцати восьми лет) эта комната перешла в пользование ее сестре Элизабет Брэнуэлл (тете писательниц), а Патрик занял комнату напротив. Энн Бронте в детском возрасте часто спала здесь вместе со своей тетей.

После смерти тетушки Брэнуэлл в 1842 году, Эмили, как мы знаем, возвратилась из Брюсселя и осталась в пасторате вести хозяйство. Шарлотта покинула Брюссель в начале 1844 года и, возможно, прибыв домой, заняла эту комнату. С того момента, как Энн уволилась из поместья Торп Грин-Холл в июне 1845 года, и впредь, она вероятно, делила спальню с Шарлоттой или с Эмили.

Похоронив Эмили и Энн, Шарлотта заняла эту комнату, покидая ее лишь изредка, когда в пасторат приезжали гости, которые оставались на несколько дней и их требовалось разместить. В частности, в доме Бронте останавливалась Элизабет Гаскелл.

После своей свадьбы Шарлотта разделила это помещение со своим мужем Артуром Беллом Николлсом. Здесь Шарлотта умерла 31-ого марта 1855 года в возрасте тридцати восьми лет. Элизабет Гаскелл описала, как Шарлотта, будучи уже тяжело больной, услышав, что ее муж молится возле ее кровати, пошептала: «О! Я не умираю, не так ли? Он [Бог — Е. М.] не разлучит нас, ведь мы были так счастливы».

Спальня мистера Бронте

После смерти своей жены в 1821 году, Патрик Бронте покинул комнату, где они жили вместе (теперь она известна как комната Шарлотты), и перешел в эту спальню, которая прослужила ему еще в течение сорока лет до самой его смерти. Патрик пережил нелегкие времена восстания луддитов и чартистского движения, в которых священнослужители часто становились жертвами обстоятельств [подобная ситуация замечательно описана в романе Шарлотты Бронте «Шерли» /«Shirley» (1849)]. Вероятно, по этой причине Патрик имел привычку ночами хранить заряженный пистолет возле своей кровати и каждое утро стрелять из окна спальни в сторону кладбища.

Позднее мистер Бронте был вынужден делить спальню с Патриком Брэнуэллом, непотребное поведение которого становилось угрозой для общества и для семьи. Отец опасался возможных неадекватных поступков сына и старался присматривать за ним. Элизабет Гаскелл, описывая в своей биографической книге этот период жизни Бронте, вспоминала про Брэнуэлла следующее: «за некоторое время до его смерти на него часто находили приступы белой горячки самого ужасного свойства; он спал в комнате своего отца и иногда заявлял, что либо он сам, либо его отец не доживет до утра…».

По утрам молодой Бронте, как ни в чем не бывало, выходил из комнаты и беспечно говорил: «А ужасную-таки ночь провели мы с этим бедным стариком! Он делает все что может, этот бедный старик! Но для меня все уже кончено».

Именно в этой комнате Брэнуэлл скончался в возрасте тридцати одного года в воскресенье 24 сентября 1848 года, раскаиваясь в том, что за всю свою жизнь не сделал ничего «ни великого, ни хорошего».

В 1850 году Элизабет Гаскелл в сопровождении дочери Меты (Meta) в последний раз посетила мистера Бронте, который был прикован к постели: «Мы вошли в его спальню, где все было изящно, чисто и опрятно, и там он сидел на кровати в чистой ночной рубашке, и положив свои руки на чистое полотенце…».

Мистер Бронте, пережив жену и всех своих детей, умер в этой комнате 7 июня 1861 года в возрасте восьмидесяти четырех лет.

Детский кабинет

Эту маленькую комнату с самого приезда семьи Бронте в Хауорт занимали дети Патрика и Марии, а позже она стала спальней Эмили.

Детский кабинет изначально был более широким, с полноценными кроватями, располагавшимися поперек окна, как показано на эскизе в дневнике Эмили, но во время ремонта в 1850 году он был сужен, как и прихожая, чтобы обеспечить более просторные помещения в доме и увеличить комнату Шарлотты.

По сведениям Элизабет Гаскелл, слуги называли эту комнату «детским кабинетом» /«children’s study» потому что именно здесь маленькие дети Бронте разыгрывали свои пьесы и писали сочиненные ими истории Ангрии и Гондала в самодельных миниатюрных книжках.

Возможно, что Патрик Брэнуэлл будучи единственным мальчиком, какое-то время использовал эту комнату, но обычно она ассоциируется с Эмили.

Комната прислуги

Хотя точно неизвестно, где спали все жители пастората, в доме всегда одна комната служила спальней для прислуги.

Доподлинно не установлено, кто занимал эту комнату — поскольку служанки — Тэбби Эйкройд и Марта Браун были местными. Обе они похоронены на кладбище в Хауорте.

Слева от камина — часть лестницы, которая выходила наружу.

Изначально пробраться в эту комнату можно было лишь с улицы по каменной лестнице. Оригинальный дверной проем был частично открыт. Также видна часть сводчатого окна, которое во времена Бронте, вероятно, было заблокировано, пока шла перестройка дома.

Студия Брэнуэлла

Эта комната первоначально должна была быть спальней, до какой степени Брэнуэлл использовал ее в качестве студии, может лишь предполагаться. Его карьера в качестве художника-портретиста была всего лишь коротким времяпрепровождением в Бредфорде. В 1870-ых годах преподобный Джон Уод переделал эту комнату в коридор, проходящий к новому крылу.

Исторический Хауорт — Церковь и Кладбище
(Главная улица)

О Хауорте, о религии в Хауорте

Первое письменное упоминание о Хауорте (Haworth) относится к 1296 году, когда некий Годфри имел здесь земли «на четыре воловьи упряжки».

В середине XVIII века Хауорт вошел было в славу, как своего рода образец евангелического возрождения, чему он был обязан энергии своего пастыря преподобного Уильяма Гримшо (William Grimshaw), который громовыми проповедями и жутчайшими угрозами добился преображения своего прихода и прилегающих ферм и гордо утверждал, что число принимающих причастие в хауортской церкви возросло с двенадцати человек до тысячи двухсот. Утверждалось, что именно он завес методизм в Хауорт. Это не исключено: он приглашал братьев Уэсли проповедовать в его церкви и учредил в деревне молельню для методистов. Собственно говоря, он учредил порядочное число их по всем окрестностям, чтобы у обитателей отдаленных ферм не было благовидного предлога увиливать от посещения дома божьего. Однако следует заметить, что методизм он поддерживал до того, как методизм порвал с англиканской церковью. А тогда Гримшо написал Чарлзу Уэсли: «Методисты более не принадлежат к англиканской церкви. Они такие же диссиденты, как пресвитериане, баптисты, квакеры и прочие сектанты. И больше я не желаю поддерживать с ними никакой связи, о чем и извещаю вас». Вот так его влияние превратило Хауорт в центр горячих раздоров между церковью и молельнями, продолжавшихся весь срок пребывания там мистера Бронте. Двойная религиозная нота Хауорта, восходящая к ревностному мистеру Гримшо, была могуче евангелической с пуританскими обертонами. Первейшими добродетелями Хауорт, видимо, считал независимость и усердие.

Хауорт находился в четырех милях от городка Кейли (Keighley), являвшегося центром шерстяных и суконоваляльных фабрик.

И, хотя сам Хауорт являлся провинциальным захолустным городком, вокруг кипела жизнь. События, происходившие совсем рядом, — к примеру, жестокая эксплуатация детей на ткацких фабриках Йоркшира, — не могли не волновать юных Бронте, которые вполне могли почерпнуть подобные сведения из газет.

Церковь

Старейшая часть ныне существующей церкви в Хауорте, которая находится в нижней части башни, восходит к XV веку.

Церковь, которую мы видим сегодня, теперь не та, какой знали ее Бронте. В 1879 году преподобный Джон Уод (Revd. John Wade), преемник Патрика Бронте, разрушил старую церковь, оставив лишь башни. Фундамент старой церкви был заложен на Рождество 1879 года, а 22 февраля 1881 года церковь была освящена епископом Райаном.

Ричард Поллард (Richard Pollard) из Стэнбери (Stanbury) в 1726 году предоставил для церкви солнечные часы. Они были восстановлены в 2001 году.

В юго-западном углу церковной башни существует топографическая отметка, обозначающая высоту 796,1 футов над уровнем моря.

Могила Ричарда Полларда заложена в основании солнечных часов. «Здесь покоится тело мистера Ричарда Полларда из Стэнбери, похороненного на 25-й день августа 1735 года на семидесятом году его жизни».

Кладбище

Согласно оценкам зарегистрированных захоронений начиная с 1645 года, на кладбище погребены сорок тысяч человек. В 1849 году кладбище было переполнено и плохо осушено вследствие антисанитарных условий в Хауорте.

В то время в Хауорте не существовало ни системы канализации, ни водоснабжения, что, соответственно, влияло на высокую смертность населения. В связи с этим Патрик Бронте подавал прошение, чтобы добиться улучшений в отношении санитарных условий. Бенджамин Хершэл Бэббэдж (Benjamin Herschel Babbage), сын математика Чарльза Бэббэджа (Charles Babbage), инспектор Генерального отдела здравоохранения в Лондоне, посетил Хауорт и зарегистрировал объекты для Генерального Совета по вопросам здравоохранения.

Бенджамин Хершэл Бэббэдж в своем докладе, опубликованном в 1850 году, описывает бедность санитарных условий в Хауорте с недостатком свежей воды. В докладе Бенджамина Хершэла Бэббэджа также заявлено, что 41,6% детей в Хауорте умерли в возрасте до шести лет, средняя продолжительность жизни составляет двадцать четыре года.

Доклад Бенджамина Хершэла Бэббэджа (Benjamin Herschel Babbage Report)

Дневники из школьной истории являются свидетельством плохого состояния здоровья детей. В качестве наиболее частых причин детской смертности упоминаются такие заболевания, как оспа, корь, коклюш, скарлатина.

Во всей деревне было шестьдесят девять ям (уборных), на каждые четыре с половиной дома приходилось всего по одной яме. Некоторые люди пили загрязненную воду из открытых стоков. Многие дома были влажными за счет подкладок на возвышениях от земли, сквозь которые вода постоянно просачивалась вверх. Существовали многочисленные случаи сыпного тифа, дизентерии, оспы и чахотки.

Бэббэдж советовал, чтобы надгробия не клали на землю плашмя, поскольку они ограничивают рост кустарников, которые помогают с разложением. Деревья были посажены в 1860-х годах.

Вся семья Бронте погребена в склепе церкви, за исключением Энн Бронте, которая была похоронена в Скарборо.

Часовня Бронте

Мемориальная Часовня Бронте (The Brontё Memorial Chapel) находится внутри церкви святого Михаила и Всех Ангелов (St Michael and All Angels Church) в Хауорте (Haworth). Работы над ней были завершены в 1964 году.

В XVII веке престол часовни был использован для выдающихся событий под руководством преподобного Уильяма Гримшо. Изначально престол существовал в старой церкви, которая была построена в 1655 году и разрушена в 1879 году, а в 1962 году восстановлена на прежнем месте, где и стоит по сей день.

Сохранившаяся мемориальная плита семьи Бронте гласит:

THE

BRONTЁ FAMILY

VAULT

IS SITUATED BELOW

THIS PILLAR,

NEAR TO THE PLACE WHERE

THE BRONTЁS PEW STOOD

IN THE OLD CHURCH.

THE FOLLOWING MEMBERS

OF THE FAMILY

WERE BURIED HERE

MARIA AND PATRICK.

MARIA, ELIZABETH,

BRANWELL,

EMILY JANE, CHARLOTTE.

ФАМИЛЬНЫЙ СКЛЕП

СЕМЬИ БРОНТЕ

НАХОДИТСЯ ПОД

ЭТОЙ ОСНОВОЙ,

РЯДОМ С МЕСТОМ, ГДЕ

СТОЯЛА ЦЕРКОВНАЯ СКАМЬЯ БРОНТЕ

В СТАРОЙ ЦЕРКВИ.

ЗДЕСЬ БЫЛИ ПОГРЕБЕНЫ

СЛЕДУЮЩИЕ ЧЛЕНЫ

СЕМЬИ:

МАРИЯ И ПАТРИК.

МАРИЯ, ЭЛИЗАБЕТ,

БРЭНУЭЛЛ,

ЭМИЛИ ДЖЕЙН, ШАРЛОТТА.

А вот какую надпись можно видеть на мемориальной плите Часовни:

THE

BRONTЁ MEMORIAL

CHAPEL

WAS FURNISHED BY

THE GIFT OF

SIR TRESHAM LEVER. BT.

AND DEDICATED

ON THE 4TH JULY 1964. BY

THE RIGHT REVEREND

CLEMENT GEORGE S.

MICHAEL PARKER

BISHOP OF BRADFORD.

МЕМОРИАЛЬНАЯ ЧАСОВНЯ

БРОНТЕ

БЫЛА ПРЕДОСТАВЛЕНА В КАЧЕСТВЕ

ДАРА ОТ

СЭРА ТРЕШАМА ЛЕВЕРА

И ОТКРЫТА

4 ИЮЛЯ 1964 ГОДА

ЕГО ПРЕОСВЯЩЕНСТВОМ

КЛЕМЕНТОМ ДЖОРДЖЕМ С.

МАЙКЛОМ ПАРКЕРОМ,

ЕПИСКОПОМ БРЭДФОРДА.

Также в Часовне можно видеть канделябр с памятной надписью о Шарлотте Бронте и преподобном Патрике Бронте, удаленный из хауортской церкви в 1879 году. Здесь установлена мемориальная табличка следующего содержания:

IN MEMORY OF

MARIA WIFE OF THE REVD P. BRONTЁ A.B. MINISTER OF HAWORTH.

SHE DIED SEPT 15TH 1821, IN THE 39TH YEAR OF HER AGE.

ALSO OF MARIA HER DAUGHTER; WHO DIED MAY 8TH 1825 IN THE 12TH YEAR OF HER AGE.

ALSO OF ELIZABETH, THEIR DAUGHTER; WHO DIED JUNE 15TH 1825, IN THE11TH YEAR OF HER AGE.

ALSO OF PATRICK BRANWELL, THEIR SON; WHO DIED SEPT 24TH 1848, AGED31 YEARS. ~~

ALSO OF EMILY JANE, THEIR DAUGHTER; WHO DIED DEC 19TH 1848, AGED 30YEARS.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.