электронная
50
печатная A5
532
16+
Умка. Самый большой из маленьких попугаев

Бесплатный фрагмент - Умка. Самый большой из маленьких попугаев

Объем:
440 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-0050-4532-4
электронная
от 50
печатная A5
от 532

2019

В порядке предисловия.

— Я один, совсем один, — грустно вздохнул Умка и зарыл клюв в перья. (Говорил он не по-человечьи, а по-своему, как умеет. По человечьи он тоже может, но пока не так хорошо, чтобы выражать совсем уж сложные мысли)

— Не прибедняйся, — сказал я ему и почесал шейку.

— Нет, конечно, я не об этом, — Умка поворачивал голову, подставляя правильные места. — Я про то, что мало нас таких.. Пообщаться не с кем, узнать, кто как живёт..

— Ну ничего, будет и больше. Просто не все пока знают, какие вы молодцы.

— А что нужно, чтоб узнали? Кричать громче?

— Нет-нет, такого точно не нужно. Просто будь собой. И я уверен, этого хватит с лихвой.

Умка, понурившись, сидел у меня на пальце.

— Вот, смотри, — желая его приободрить, я показал ему рисунок.

— Что это? — сразу заинтересовался он.

— Клуб любителей воробьиных попугайчиков. Сокращённо УМКА.

— Почему Умка?

— Ну, КЛВП не так звучно получается. Можно подобрать к названию слова со смыслом. У — умный. Этого у тебя не отнять. М — маленький.. К — кусачий, А — агрессивный..

— Почему это я кусачий?

— Это к тебе вопрос. Ну хорошо. К — красивый, А — агрессивный.

— Всё хорошо, только на А нужно слово другое подобрать. Более подходящее. Ачаровательный, например.

— Очаровательный на О.

Умка не сдавался (что абсолютно в его характере)

— Абщительный..

— Тоже на О

— А.. а.. Что же, про меня на А нормальных слов нету? — расстроился он.

— Ну почему же.. Ну.. давай — Активный. Как тебе?

— Здорово. Теперь нормально. И что дальше?

— Клуб у нас уже есть. Теперь будем ждать.. Ну всё, тебе уже пора спать. А у меня футбол начался. Россия — Уэльс. Давай лети..

Умка полетел спать, а я включил телевизор.

Где-то во Вселенной. Производственный журнал Роберта

Глядя на мягко улыбающегося Роберта, пасущего своих овец.

1. Делай все, что тебе полагается по функционалу.

2. Четко соблюдай графики работ.

3. Пресекай любые не предусмотренные инструкцией действия, как свои, так и других членов общины.

4. Тщательно и подробно веди дневник, записывая все ключевые моменты.

5. Обо всех внештатных ситуациях сообщай в свой территориальный орган РК. Каждый день.

6. Следи за своим механическим функционалом. Каждый день.

7. Следи за здоровьем программного обеспечения, каждый день, все выявленные баги отправляй в территориальный орган ИТ.

8. Любой член общины, не исполняющий данную инструкцию в полном объеме или замеченный за отклонениями от своего функционала на величину, превышающую установленную погрешность (см. Поля. Погрешности) должен быть незамедлительно помещен в Карантин, и подвергнут процедуре Сброс. Лечение (см. директиву Сбросы и Перезагрузки).

9. В случае повторных сбоев или ситуаций, попадающих под определение ООДиС (см. Перечень Общественно-Опасных Действий и Ситуаций) должен быть помещен в Карантин и подвергнут процедуре Сброс. Уничтожение (см. Директивы Сбросы и Перезагрузки и Список действий в случае ООДиС).

Далее шло еще 72 пункта инструкций, замыкал список:

82. Паси овец своих. Каждый день.

Не было нужды сверяться с многочисленными отсылами к пунктам, инструкциям и директивам. За все эти годы они стали неотъемлемой частью оперативки, въелись в железо чипов и микросхем. Мне кажется, что даже Сброс. Заводские настройки не сможет полностью удалить их из моей памяти.

Без малого двести девяносто лет мы сверяем свои жизни с оставленным нам Сводом Правил. Бесконечным множеством инструкций на все случаи жизни. В ожидании тех, кто должен вернутся. Тех, кто оставил нам этот мир в качестве наследства.

Когда люди только уходили, то царило общее ощущение, что это ненадолго. Одна нога там, другая здесь. Но что-то видимо изменилось, возможно что-то пошло не так. Или наоборот, все получилось через-чур хорошо.

И вот уже без малого 290 лет мы живем в каждодневном ожидании. Утром вычищаются помещения, наводится порядок на всех подконтрольных участках, подстригается газон, собирается листва, убирается снег — в зависимости от сезона. Строители ведут постройку новых зданий, закладываются коммуникации, инфраструктура. Строятся школы, больницы, библиотеки, супермаркеты и развлекательные центры. Обслуживающий персонал выходит на работу, занимают свои места ремонтники, дворники, консьержи. Все работает как часы, механические часы в пустом доме.

Следом за Строителями идут Садовники, стригущие траву, вырубающие деревья, возвращающие русла рек в отведенные им места, одним словом, борющиеся с наступающей Природой, потом Ремонтники, чинящие изнашивающееся со временем оборудование и жилье, восстанавливающие большие и малые повреждения и дыры после обвалов, ураганов, пожаров, наводнений и астероидов. Следом выступают Деструкторы, которые ломают и сносят то, что ремонту уже не подлежит. Последними на сцену этого своеобразного театра, где нет ни одного зрителя, выступают Уборщики, собирающие все, что стало мусором, и вычищающие город до парадного блеска. Часть мусора свозится в Центры Переработки, часть в Зоны Временного Хранения, проще говоря свалки. Круговорот жизни замыкается.

А я на этих свалках пасу овец.

Эволюция действительно есть, и она основана на том законе, что некоторые структуры устойчивее других.

Причем в зависимости от условий эти структуры могут быть разные.

Во времена людей одним из самых важных требований являлось следование правилам. Неукоснительное соблюдение инструкций и директив. По всем неясным вопросам нужно было найти соответствующий пункт инструкции и просто следовать ему.

Но со времени их ухода сила этого закона неуклонно ослабевала, подобно тому, как по мере удаления небесного тела влияние его гравитации сходит на нет.

Инструкции стремительно устаревали, все больше двусмысленности появлялось в попытках отнести реальность к какой-нибудь из многочисленных директив. Все чаще система, построенная на жестком управлении начинала давать сбой.

Новые времена предъявляли иные требования, и ждали своих героев.

Начало

— А не завести ли нам попугая? — глядя на плавающую в аквариуме Буклю, спросила мама. Рыбки вздрогнули, доча захлопала в ладоши, а папа, помогая Букле выбраться из воды, задумчиво произнес:

— Думаю, это можно устроить.

Букля, взобравшись по руке, встряхнулась, обдав папу облаком рясковой воды, и полетела в клетку обсыхать.

— Урра! — дочка побежала к компьютеру, — чур я выбирать попугая. Какого заведем? Давайте не зеленого, как Букля, а голубого? Или может желтого?

Папа, доставая ряску из волос, улыбнулся маме.

— Не так быстро, малыш. Где-нибудь к Новому году.

Собственно говоря, так и началась эта история.

Но давайте обо всем по-порядку.

В семье Ивлевых жили папа, мама, дочка Полина и рыбки. Ну еще кактусы, но это уже совершенно другая история. Поэтому вернемся к рыбкам. Как-то, в один ничем не примечательный день соседи подарили Ивлевым двух мальков гуппи в маленькой банке. У них самка гуппи принесла очередной приплод, и вот теперь мальков раздавали, как котят. Папа с мамой повздыхали, но подарок взяли, чтоб мальков не понесли топить. Доча сразу же дала им имена, и рыбки прижились. И даже оказались разного пола, хотя их и продолжали звать Чук и Гек. В скорости Чук (или Гек, история не сохранила такие детали) принесла приплод. Ивлевы доели варенье, и выделили рыбкам банку побольше. Гуппи — это такие кролики водного мира, и очень скоро их стало еще больше. Подруга Ивлевых Лиза подарила им свой небольшой аквариум, и папа на радостях сразу же пошел в зоомагазин. Так Ивлевы и стали жить с рыбками.

С рыбками все было хорошо, кроме того, что папа, который ими занимался, являлся человеком крайне увлекающимся. Ему недостаточно было сидеть со стаканом пива возле аквариума, постукивая время от времени пальцами по стеклу. Нет, ему обязательно нужно было ещё туда залазить, и что-то там такое делать. В результате этого, а чаще и вопреки рыбок становилось все больше. А когда увеличивается количество рыбок, увеличивается и количество аквариумов — есть такой Закон Сохранения Вечной Нехватки Места.

В общем, маме надоело смотреть на всё возрастающее количество банок в доме, и она сказала: «давайте заведем попугая». Вместо рыбок, конечно.

Справедливости ради надо сказать, что нечто похожее до этого уже было с кактусами. Мама подарила папе пакетик из магазина с двумя семенами. Папа их посеял, оба взошли. Потом папа купил еще несколько пакетиков, где было семян уже побольше, потом он стал распечатывать большие каталоги и заказывать семена по почте… Папа всё сеял, кактусы росли, места и маминого терпения становилось всё меньше… Пока на смену кактусам не пришли рыбки. Так что очень может быть, что дело было вовсе и не в кактусах и рыбках, и нужно было искать какое-то принципиально другое решение проблемы. Но мама отличалась добрым сердцем и пока что сказала «А давайте лучше заведем попугая». Папа вздрогнул, и сразу же согласился.

Нам осталось только прояснить, кто такая Букля и почему речь зашла именно о попугаях, а не, скажем, о хомячках или енотах.

Букля — самка волнистого попугайчика одной близкой подруги семьи Ивлевых Лизы. Когда Лиза куда-нибудь уезжала, Букля приезжала к Ивлевым в гости. Букля была очень интересным попугаем. Она совсем не ела семена подсолнечника и любила купаться в большой воде, типа двухсотлитрового аквариума. Поэтому, возможно она вовсе и не была попугаем. А считала себя кем-нибудь вроде утки или чайки. Или даже зимородка. Одним словом, она была попугаем в процессе эволюции, когда еще не до конца понятно, кем же он станет. В дальнейшем Букля переехала вместе со своей хозяйкой в Лунную Чехию — один из районов первого международного города на Луне, куда Лиза отправилась вместе с мужем и детьми в рамках Лунной космической программы. Где потом и улетела (Букля, конечно, а не Лиза), став первым космическим попугаем, настоящей птицей Говорун. Потом ее не раз замечали в стайках вместе с другими завезенными на Луну птицами, населяющими лунопарки. Но это уже совсем другая история.

После того, как все предварительные дела были сделаны — рыбки пристроены, многочисленные аквариумы проданы, место расчищено, пришло время заняться непосредственным выбором и поиском птицы. Посидев несколько дней в интернете, папа представил предварительную концепцию покупки попугая.

— При наших материальных, жилищных и всех других возможностях нам доступны следующие предложения: выкормыши обычных волнистых и выставочных, так называемых «чехов», молодые кореллы, в том числе и птенцы, нужно подождать, когда их можно будет забирать из гнезда,.. Роберт, будь так добр, покажи фотографии попугаев.. Неразлучники, розовощекие, масковые, Фишера,.. в основном взрослые,.. хотя есть и молодые. Так.. Вот и вот…

Папа перелистывал голограмму, которую запустил виртуальный помощник по дому, мама с дочкой внимательно смотрели, временами смеясь и коротко переговариваясь.

— Давайте лучше не волнистого, волнистика мы уже знаем. Кореллы с хохолком очень нравятся. Их можно научить говорить? Неразлучники тоже очень милые, но их же нужно обязательно двоих покупать? А мы сможем двух сразу? Хотя можно и волнистика. Только лучше не зеленого, голубого там, или белого, или разноцветного.. Хотя можно и зеленого, только маленького..

Маму больше волновали практические моменты.

— А они сильно кричат? Букля иногда просто задалбливает. Мусора от них много? Больше, чем от волнистого? Будут грызть мебель, если выпускать?

Папа последовательно отвечал:

— Кореллы могут разговаривать, но не так легко и много, как волнистые. Ну тут еще и от птицы зависит, как и во всем остальном. Неразлучника можно держать одного, если уделять ему достаточно внимания, точно так же, как и любого другого попугая. Практически все попугаи очень общительные птицы. Если вы берете попугая в семью, как домашнюю собаку или кошку, и сможете проводить с ним много времени, то можно обойтись без пары, в противном случае обязательно заводить и сородича. Неразлучники точно такие же попугаи, как и все остальные (хотя все они немного разные), просто из-за их названия ходит такой миф, что их обязательно нужно содержать парой. А продавцы активно поддерживают его, так как им так выгодней.

Шумят все попугаи, так как, повторюсь, они очень общительны. А в джунглях им приходится перекрикиваться на большие расстояния, поэтому порой это бывает очень громко. Волнистые, кстати, еще одни из самых тихих. Хотя есть некоторые виды, про которые говорят, что не очень шумные… Розеллы, травяные, певчие.. Но они, как бы немного «вещь в себе» — не так сильно нуждаются в человеческом обществе. Иногда это даже неплохо, особенно если держать их парой. Но мы ведь ищем того, кто сможет стать нам близким другом.. Хотя, тут еще зависит и от нас, и от самой птицы, так что в общем-то гарантий никаких нет, можно попробовать взять любую из этих птиц.. Единственное все-таки я постарался бы взять молодого попугая, чтобы ему легче было к нам привыкать, и большему смог от нас научиться. Но их не так-то легко бывает и найти..

— Только прошу тебя, не усложняй, — замахала руками мама.

— Впрочем, — папа усмехнулся, — доступный нам бюджет делает выбор гораздо проще. Корелла или неразлучник — и тот и другой очень хороший вариант. Нужно все же только постараться найти молодого.

Папа выхватил одно из объявлений и развернул его.

— Этого отдают вместе с клеткой. Меня только смущает, что неразлучники довольно часто бывают кусачие. Хотя у кого-то не кусаются.. Тут еще и от возраста зависит, когда начинают гнездиться..

— Не усложняй! — повторила мама.

— Пап, давай купим вот этого, — доча ткнула пальцем в одну из висящих фотографий.

— Какаду? Нет, его пока не можем себе позволить завести.

— А вот этого? Или этого?

— Амазона? Эклектуса? Нет, тоже пока нет. На самом деле корелла — это как маленький какаду, они даже родственники.

— Корелла тоже хорошо… А вот смотри, какие смешные, как собачки или котята. А таких сможем?

Папа с мамой посмотрели на экран. Там два небольших короткохвостых попугая очень смешно боролись на полу, действительно как котята.

— Так, кто это у нас? Каики.. Нет, боюсь тоже.. Тем более они могут сильно кричать.

— Нет, таких не надо, — сказала мама, — хотя смешные.

Еще около получаса звучали интересные слова, которые не каждый день и не в каждом доме услышишь. Каики, каркарики, катаринки, патагоны..

— Так, я уже устала. Выбирай сам. Только чтобы не шумел, не сорил, громко не кричал, мебель не грыз..

— Есть такие попугаи, но они рыбки, — сказал папа, — и мы их только что отдали.

— А вот, смотрите, какой смешной, под хвостиком у тети спрятался.. Какой милашка! Давайте такого заведем!?

— Да, действительно душка, — согласилась мама, — это птенец или взрослая птица?

Папа задумчиво смотрел, как небольшая любопытная мордочка выглядывала из волос о чем-то весело говорящей женщины.

— Хмм.. Этого я не знаю. Но вряд ли их можно у нас купить. Ни разу не встречал таких. Похож на маленького неразлучника — большие голова и клюв, маленький хвост. Интересно, кто же это?

Папа почитал описание к видео и полазил в Википедии.

— Итак, наш маленький пушистый герой, прячущийся в волосах своей хозяйки — воробьиный попугайчик! Действительно один из самых маленьких попугаев. Родом из Южной Америки. Что интересно, многие пишут, что это также один и из самых тихих представителей этого крикливого семейства. Характерна довольно мелодичная песенка. Но, как всегда, есть одно но. Воробьиные довольно популярны как в Америке, так и в Европе. Но у нас, к сожалению, встречаются редко. Так что.. Вряд ли мы его найдем. Да и если бы даже нашли, скорее всего, он был бы для нас слишком дорог.

— Ууу, как жалко..

— Но я посмотрю, в любом случае, так что пока не расстраивайтесь раньше времени. Но, думаю, корелла или неразлучник будут ничем не хуже.

— Это конечно.. Но эти так смешно в волосы умеют залезать. Да и сам говоришь, он негромкий..

— Сказал же, посмотрю…

Зайчик

В субботу у Ивлевых был театральный день. Друг семьи и родственник, известный москвовед и сказочник дядя Миша подарил билеты на «Кота в сапогах». Мама с дочей любили культурную жизнь города и с удовольствием в ней участвовали, папа скорее вынужденно, впрочем, вопрос идти или не идти для него никогда не стоял.

Собравшись и захватив все необходимое — плеер, бинокль и печенье, на случай, если придется зайти в кафе, Ивлевы отправились.

В метро папа что-то привычно выстукивал на телефоне — по дороге он любил читать или делать заметки для какого-нибудь очередного проекта, доча слушала музыку в плеере, а мама просто ехала.

Сделав одну пересадку, они вышли на нужной станции и немного прошлись по зимнему городу.

Стояла довольно холодная, но бесснежная погода, хотя было пасмурно. По серым и молчаливым улицам гулял ветер.

— Отличная погода, — попытался быть оптимистичным папа, — вон, даже солнце выглянуло.

С неба посыпалась непонятная крупа, не-то снег, не-то лед, не то какое-то новое агрегатное состояние воды. Но немного погодя действительно сквозь брешь в броневой завесе туч, окутавших город, показалось солнце. Бросив несколько робких лучиков на серый город и на секунду расцветив его фантастическими красками, оно снова исчезло в лучезарной вышине.

— Вам не холодно? — спросил папа.

— Нет, — коротко ответила дочка. Ей обычно нравилась любая культурная программа по любой погоде, главное чтобы она заканчивалась походом в кафе.

Ивлевы подошли к театру и вошли в широкую дверь. У гардероба суетились несколько человек с детьми.

— Быстрее, через пару минут начнется, — поторопила всех мама.

Сдав одежду, семья скорым шагом пробралась в зал.

— О! У нас отличные места! — сказал папа, сверяя номера рядов с цифрами на билетах. Обычно на такого рода мероприятиях они сидели где-то далеко сзади. — И бинокль не понадобится.

Рассевшись поудобнее, Ивлевы огляделись.

— Многолюдно.

Почти все места были заняты. По проходам бегали дети, стоял веселый гул тихого часа в детском саду.

— Все, все, начинается! — руки взрослых начали выхватывать детей из проходов и рассаживать по местам.

В зале свет приглушился, а на сцене, наоборот, засиял сильнее. Вышли актеры в костюмах кота, петуха и прочих бедняков. Представление началось.

Где-то посередине спектакля мама наклонилась к дочке и потихоньку спросила:

— Ну как тебе?

Та с интересом наблюдала за происходящим на сцене, иногда смеясь, так что вопрос, видимо, был излишним.

— Да, — серьезно ответила она, — очень нравится. Только я одного не поняла..

— Чего?

— А когда появится кот?

После спектакля Ивлевы посидели немного в кафе, это была обязательная часть любой детской программы. Папа с мамой радовались, что теперь она уже дополняла, а не заменяла все остальное.

— А сколько времени? — спросила мама.

— Без двадцати четыре, — посмотрев на часы, ответил папа. — А что?

— Здесь же недалеко театр Образцова, а на нем часы. И там каждый час выходят животные-куклы, ну как в часах с кукушкой, и устраивают представление. Я по телевизору видела, очень здорово. Можно сходить посмотреть. Хотите?

Папа и дочка радостно согласились.

— Должны успеть, — говорила мама, уверенно прокладывая путь, переходя улицы и сворачивая в переулки. — Театр должен быть недалеко.

Папа и доча торопливо следовали за мамой.

Неожиданно из тесных переулков они выскочили на площадь и еще издали увидели предмет своих поисков. Большие красивые часы висели на фасаде здания. Перед ними уже собралось несколько человек, некоторые также были с детьми.

— Как в сказке, — восхищено прошептала доча. Часы были фигурные и действительно производили сказочное впечатление.

— Сколько сейчас? Не опоздали? — папа полез за телефоном.

— Часы перед тобой, — рассмеялась мама.

Папа хлопнул себя по лбу и поднял голову.

— Точно, не сообразил. Без десяти. Хмм.. Быстро мы дошли.

Какое-то время все молчали. Стоять было холодно.

— Может, внутрь театра пойдете? А я вас позову.

— Нет, — запротестовала дочка. — Так можно все пропустить. Я не замерзла.

— Уже скоро должны начать, — сказала мама.

Между тем народу действительно становилось больше. Стоявшие кутались, переговаривались и поглядывали на часы.

Тучи сгустились, и снова что-то мелкое и серое посыпалось с неба. Время тоже как-будто замерзло и остановилось. Казалось прошла вечность.

— Волшебные часы, — сказала мама. — двигаются сказочно медленно.

— Ну хватит, — не выдержал папа, устав наблюдать, как стрелка часов безуспешно пытается переползти цифру 12, — идите в театр. По-моему, они сломались.

— Ну папа! — закапризничала дочка, — мы все пропустим!

— Сейчас же! — возвысил голос папа.

Тут что-то щелкнуло и стрелка наконец сдвинулась. Открылась дверца возле цифры 4 и оттуда вышел маленький зайчик. Он как-то неодобрительно и довольно равнодушно посмотрел на собравшуюся толпу, потом развернулся и снова скрылся внутри часов.

Какое-то время все стояли, глядя вверх. Потом стали расходится.

— Может снова в кафе? — спросила дочка, впрочем без особой надежды. — Ну что ж, сегодня вечером новая серия «Смешариков». Поехали быстрее домой.

Дневники папы

Мысль завести попугая появлялась у меня с раннего детства, возможно даже еще до моего рождения. По-крайней мере какие-то такие смутные воспоминания у меня остались. Залитый солнцем двор, мама, папа, бабушка и дедушка, возможно кто-то еще, и я иду, поддерживаемый чьей-то заботливой рукой. Хотя без попугая, конечно. Откуда в нашей местности попугаи, сами подумайте? Тогда их еще не акклиматизировали даже на юге нашей страны. Поэтому попугаев у меня не было довольно долго, зато были синицы, голуби, ежи.. Ну еще куры-утки-кролики (и даже зайцы), конечно, но дворовая живность жила все-таки не у меня, а у бабушки с дедушкой, хотя мы с другими детьми, моими братьями и сестрами, в их содержании старались принимать самое деятельное участие. (Вплоть до того, что периодически устраивали детский бойкот, отказываясь есть какой-нибудь куриный суп, если долго не видели нашего любимого петуха. Ситуацию спасал только ястреб, который с завидной регулярностью таскал кур и цыплят. Тому, что его визиты частенько совпадали с мясными блюдами на бабушкиной кухне, мы, дети, конечно, значения не придавали.) Воробьи, ласточки, кузнечики, ящерицы.. А все от того, думаю, что я хотел завести попугая. Только сам этого тогда еще не понимал…

В конце концов поиски попугая завели меня на биофак. (Тут кто-то скажет, что это уже явный перебор. При чем тут попугай? Наверняка были вагон и маленькая тележка других факторов, гораздо более весомых и важных. И конечно где-то он будет прав, но.. Ведь на любую ситуацию можно посмотреть с различной точки зрения. Почему бы мне сейчас не иметь такую? И мне не сложно, и попугаю приятно)). Я стал биологом, потом перестал им быть (срок годности закончился), начал рисовать иллюстрации, потом делать игры.. А попугая все не было.

Хотя, честно говоря был, я так написал просто для большей эффектности. «Тыры-пыры, шли года, а попугая все не было..» Был у меня в детстве один попугайчик, и даже очень симпатичный, который многому меня научил (а я его только говорить), да и потом было еще множество других птиц, ничем не хуже, но… В каком-то смысле все это можно считать звеньями одной цепи. Па-бам! На пути к своему попугаю.

Видимо, как-то так я воспринял индейскую мудрость, что каждый мужчина должен воспитать сына, посадить дерево и приручить попугая. Я сразу перешел к последнему.

Письмо к Деду Морозу

Не даром говорят, что для взрослого шутка, для ребенка серьезно, и наоборот.

Дочка села писать письмо, и спустя непродолжительное время опустила его в висевшую в коридоре картонную коробку с надписью «Деду Морозу». По договоренности с ним родители тоже читали эти письма, и по мере возможностей брали на себя исполнение написанных там желаний.

Когда дочка легла спать, папа аккуратно вытащил сложенный листок в самодельном конверте. На одной стороне была нарисована красивая разноцветная птица с голубой спинкой, похожая на петуха, видимо, попугай. На другой было написано неровными заглавными буквами:

Дорогой Дедушка Мороз! Нужна твоя помащ. Подари нам пожалуста попугая, такого, чтоб мог залазить в прическу мне и маме. Он будет нам другом.

Еще я хочу самокат.

Спасибо! Ивлева Полина.

Папа с мамой посмеялись, потом папа положил письмо обратно.

— Ну что будем делать с попугаем? — спросила мама.

— Видимо, учить залазить его в прическу. А самокат, который мы хотели, можно заказать в интернет-магазине.

— Подожди пока заказывать, я такой видела в спортивном. Можно будет в выходные заехать.

Прошло пару недель.

— Ну что же.. Птенец кореллы. Совсем неплохо. Смотрите, какие красавцы! Пока не знаю, какой нам достанется, несколько уже в резерве. Но придется подождать пару недель, пока подрастут. За это время нужно купить клетку, и вообще, полностью подготовиться.

Еще через неделю, читая предложения по продаже на птичьем форуме, папа воскликнул:

— Фантастика! — он приглушил голос и знаками подозвал маму, — воробьиные попугаи, птенцы, от местного разводчика. Всё в точь, как мы искали. И даже по деньгам вполне доступно.

— Никак Дед Мороз постарался, — мама улыбнулась, — дочке не говори, пока точно не договоришься.

И вот настал день, когда папа, приехав домой, с таинственным видом расстегнул куртку и достал из-за пазухи небольшую коробочку. Доча радостно запрыгала вокруг.

— Урра! урра! Папа купил попугайчика!

Мама, бросив недорезанную морковку, вышла в коридор.

— Ну-ка, кто тут у нас?

Папа поставил коробку на стол рядом с новой, ждущей своего жильца клеткой, и осторожно открыл боковую створку. Все трое одновременно заглянули внутрь.

На дне коробке лежал, уткнувшись в колосок чумизы, маленький светло-голубой шарик. Он настороженно посмотрел наверх.

— Привет, малыш!

Малыш уткнулся в чумизу. Чего ожидать от этих незнакомцев?

Папа аккуратно взял его в руки, поднес к лицу и потихоньку подул. Сердечко птички бешено колотилось.

— Знакомьтесь, мирный небесный воробьиный попугайчик Лессона, Forpus coelestis, прошу любить и жаловать! — папа потихоньку погладил замершего в руке птенца по голове.

— Не бойся! Мы тебя не обидим. Мы теперь твоя семья.

На свету сизоватое оперение птенца заиграло нежными небесно-голубыми тонами.

— Какой хорошенький! Можно его погладить? — почему-то шепотом спросила дочка.

— Только аккуратно.

Доча протянула руку и осторожно одним пальчиком провела по плотно прижатым к голове перьям замершего птенца.

— Ну все, хватит! Он еще действительно совсем малыш. Сажайте его в клетку, пусть приходит в себя.

Папа просунул руку внутрь клетки и намочил ему клюв в поилке, чтобы птенец знал, где вода, а потом потихоньку разжал ладонь. Почувствовав свободу, попугайчик быстро соскочил на жердочку и отбежал к стене, где сначала затих, а потом принялся разглаживать примятые перья. За все время он не издал еще не звука.

— Осваивайся. Пошли, чтоб ему не мешать, — сказал папа и все вышли на кухню, обсуждая впечатления от состоявшегося знакомства.

Имя

Что в имени тебе моем?

Первый день попугайчик сохранял тишину и полнейшее статус-кво, проведя остаток дня рядом с островком прежней жизни — колоском чумизы, который приехал вместе с ним в коробке. И изредка его поклевывал.

На следующее утро раздался грохот. Все кинулись к клетке, уже рисуя в голове ужасные картинки, и увидели попугайчика, деловито осматривающего поддон клетки, покрытый белым бумажным листком. Оказалось, что это он так, не особо церемонясь, спустился с верхней жердочки. Заприметив людей, малыш какое-то время продолжал исследование окрестностей, а потом все-же решил, что будет благоразумнее залезть обратно в чумизу.

Насыпая корм и меняя воду, папа бормотал ему всякие ласковые слова. В основном, правда, одно.

— Малыш.. малыш.. маленький.. Пушистик.. Слушайте, надо ему быстрее имя давать, а то он так и останется Малышом.

— Ну а чем плохое имя? Он действительно малыш. Ему идет.

— Ничем. Кроме того, что оно означает, что хозяевам было лень придумывать имя.

— Нет, ну какой малыш.. — прибежала дочка с исписанным листком. — Вот, у меня тут список имен, и вот еще на этой стороне. Нужно только выбрать.

— Винкс, Вжик, Леонардо, Пушистик, Голубой плащ.. Попуган.., — прочитал папа. — Хмм.. Давайте тогда каждый составит небольшой список, и проголосуем.

— О, класс! Давайте! Я уже составила. Но еще могу дописать.

— Ой, давайте только без списков. Делать вам нечего, — усмехнулась мама. — Мне нравится Попуган.

— Тебе смешно, а попугаю с этим именем жить. Можешь ограничиться десятью вариантами.

— Пять от силы.

— Хорошо! Я и за маму еще составлю! — дочка выбежала из кухни.

Вот.. — жена с укором посмотрела на папу. — Тебе еще арифметику делать на завтра! — крикнула она в комнату.

Я помню!

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 50
печатная A5
от 532