печатная A5
334
18+
Улыбка ленинградки

Бесплатный фрагмент - Улыбка ленинградки

Собрание сочинений 2009–2017

Объем:
132 стр.
Текстовый блок:
бумага офсетная 80 г/м2, печать черно-белая
Возрастное ограничение:
18+
Формат:
145×205 мм
Обложка:
мягкая
Крепление:
клей
ISBN:
978-5-4485-4238-1

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

Одуванчики

В саду… среди кустов и трав,

Стояли фронтом одуванчики.

Послушно радостью светясь,

Как девочки и мальчики…

И, блин, вчерась, набравшись сил…

Я одуванчики… скосил.

Вербы…

Блин! Надыбились вербы…

Хорошо им под солнцем…

Год я с вербами

Не был.

Коньячку бы…

С лимонцем!

Заприсесть подле веток лучистых

Развернуть стол-полянку…

Головою по ветру мотнуть,

Честным панком.

В талый снег запустить вдруг «козу»,

Взглядом выхватить небо…

И полтинничек — хлоп! — коньячку…

С той весны, блин,

Под вербами

Не был!

2011

Клюква

Отец привёз намедни клюквы! Она — Российская Душа!

Клюква… не брюква! Наполовину красная… не зрелая она!

…болото, мох… туман! — рассказывает он, отец.

А я пригоршню за пригоршней уминая, ему кричу, —

Ты, батя, молодец!

Завтра

Не больше вас, друзья, по жизни я бездельник…

В тот час, когда подходит понедельник?

И по воскресному готов ещё кутнуть… под ретро.

Шарманщик Чайкин вряд ли даст заснуть,

Работник он конкретный.

Бокальчик дёрну впопыхах, разбавлю крепость танцем…

Ведь завтра снова в путь — ступать в косую борозду,

Особо не рассчитывая шансы…

С Днем числа Пи

Пи-пи, пи-пи, пи-пи…

Друзья, вы молодцы,

Вы угадали —

Сегодня праздник «Пи»!

3,14 — какое славное число!

Способно нашу Радость приумножить

До бесконечности — оно.

Пурга

…Побулькал серый дождь.

И на дорогах стаял лед…

Как вдруг взялась пурга…

Метет, везде метет!

Кругом белым-бело —

И радуется все…

И весело в душе! —

Пурга, не уходи!

Пурга, кружи еще!

Вот так б с тобой лететь

В белеющую даль…

С утра, пурга ушла.

Как жаль.

Капели

Пришла… она… весна!

Любуюсь как заплаканной девчонкой.

 Я безнадежно утонул вчера…

 В слезах-капелях радостных и звонких.

Дожди

Дожди… сопливые дожди…

Прохладные… осенние…

От одиночества не жди…

Ни счастья… ни спасения…

Дожди размыли образа,

Как водка — горечь — в праздники…

Размокла старая межа

В забитом детском садике…

Куда иду? — не знаю сам…

Прохожий… «точно знает»:

Как ветер бьет по парусам,

«О чем дурак мечтает?»

Вьюга

Рассусанилась давеча вьюга,

За собой, как кота, увела;

Только нос я на улицу сунул,

Тут она и повела…

Заметелила вдруг, закружила…

Будто б с дерева содранный лист…

Зашептала, заворожила… —

Чем у Вьюги не женский каприз?

Привела через поле к деревне

К не потухшему в доме окну.

Проверяет, как крепок на нервы?

Вот уже я стучу по стеклу…

Помню, дернулась раз занавеска,

И окно погрузилось во тьму.

Дом затих, только вьюга-повеса

Вверх взбивала свою кутерьму…

…Я полез по сугробам, по полю

На мерцание далеких огней…

Иногда мне казалось — я вою,

Градус булькал во мне все сильней.

Меж пролесков, дорог и заборов

Шел мой странный полуночный тракт.

Демонстрирует вьюга свой норов,

Не уляжется «тетка» никак.

А под утро, как будто дорогой,

Я дотопал до дому кой-как.

Вьюга стихла… коснувшись порога,

Слышу голос знакомый родной!

Белый дым

Клубился белый дым, рождение утра…

Природа просыпается с туманами.

Счастливым был еще вчера позавчера —

Веселье разбирало плоть мою,

И весь я полнился раздумьями и планами.

Зато сегодня кажется мне странным — пусть!

Как странствий кораблю судьбой иметь положено?

Клубится белый дым: встаю, встаю, встаю…

Счастливым стать мне утром вновь предложено!

В сентябре…

В сентябре, в сентябре, в сентябре…

Повстречал я тебя на аллее;

Мы на лавочке близко сидели:

Потешались над каруселью

Желтых листьев, кружащих вокруг…

Замечательно — ты не супруга,

Восхитительно — я не супруг…

Нас сентябрь сдружил… как-то вдруг.

Над верхушками лип солнце плыло,

Ветер тешил, листвою шумя,

Строй стволов лип счастливых,

Громоздившихся возле тебя…

Каблучки твои шлепали оземь,

Как «ударник» вжимает в педаль…

Хорошо, когда вместе… не врозь мы

Вдруг вгляделись в аллееву даль.

Я и ты, ты и я — на аллее,

Шли по солнечно-желтой тропе…

Мы, как птицы, едва не запели

От счастливых минут в сентябре!

(с) фото 2011

Про я

…В тряпчонках сих, мадам, Вы так прекрасны!

Мои движения — к Вам, надеюсь, не напрасны:

Лоскуты импортных шелков… льняную вязь…

Зубами с Вас сорвать готов,

Вас не поранить ухитрясь!

Увидев Вас… я покажу себя…

Своё земное и космическое «я».

Про любимое

У русского «любимое» — катить проблем телегу?..

Нет, самое «любимое» — гулять пешком по белому,

По самому по белому ноябрьскому снегу!

У немца — под гармошку хлопнуть пива…

На пару с фрейлиной

Игривой?

«Любимо» для француза — съесть на обед котлет?..

Послать всем сразу коминтерновский

Привет!

Комар

Уже какую ночь тревожит жар!

Нет, не пожар… еще не тот пожар…

Достал меня комар!

Впивается занозой повсеместно.

И, блин, на теле для него

Святого нету места!

Я даже вспомнил про мороз:

В морозе лучше духу.

Комар не колет, его нос…

В морозе лучше уху!

А то ж звенит и день, и ночь,

Когда б его и нету…

Кто б подсказал, кто б мог помочь —

Как сжить пискучего со Свету?!

Я понимаю, толстый шмель…

Жужжит как бор-машина.

К такому с уважением… досель,

Пока не улетит страшина…

А этот… ноет как нарыв.

Последним издыханием.

И, блин, крутые снятся сны…

С неисчерпаемым страданием.

Январь, повеяло весной…

Друзья, вы верите? — повеяло Весной,

И снег, блин, всюду тает!..

Похоже, Дед Мороз… взял «отпускной»,

И со Снегурочкой по-прежнему «гуляют»?!

Октябрьским утром…

В осенний лес прокрался я…

Как вор!

Мне первым под-руку попался

Мухомор.

Затем два груздя,

Шляпками звеня,

На мерзлой кочке встретили

Меня!

И белый-белый… самый дорогой,

Он восхищался утром

Заодно со мной.

Всего четыре гриба я в лесу нашел…

Зато как классно отдохнул душой!

Субботник

Ура! Убрали листья и бумажки! —

Кричат счастливые букашки. —

Легко теперь нам ползать по земле…

Хе-хе-хе-хе…

Любофь…

Любовь… летучая, как чайка,

Меня однажды провела.

Впорхнула в сердце невзначай так.

Покинув, за собой не позвала…

Козьмапрутковское

Я не Козьма, я не Прутков…

Не панк, не мот, не злыдень…

Но дам Пруткову сто очков:

Смеюсь на жизнь я… сидя.

Не сделать шаг в родной стране

Честнейше… по-порядку —

Чиновник в алчущей игре

Позволит шаг… за взятку.

Или без взятки — под ярмо —

Тебя с душой прицепит…

Так лучше буду — как в кино —

Один на белом свете.

Кино

Утречко страстное, солнышко красное

Штора скрывает от глаз…

Трусики классные формы прекрасные

Боле не прячут от нас.

…Не протянуть к ним ладошки горячие,

Не притянуть за «атлас»…

Самые стойкие, самые зрячие

Смотрят кино — в первый раз.

…Вот распахнулась оконная штора —

Впрыгнул солнечный луч…

Ярким багрянцем залилась фигура;

Эка киношники «жгут»!

Утречко страстное, солнышко красное,

Смотрим кино в первый раз…

Не торопитесь с природою классною,

Скоро мы вспомним про вас!

Красота…

Га… га… га-га… явись скорее, Красота!

Чего ль тебе скрываться?.. дразнить и зазнаваться?!

«Гусиных морд» кругом полно — я сам хожу кругами…

Увидеть образ твой хочу… с прекрасными очами!

Априлия для президента

Наш президент Медведев… любит джип!

Машина-зверь какой крутой…

На колесе — протектор… шип…

Зверек он быстрый, заводной…

Что недороги, горы, что ему пески…

Что речка-водоем…

Наш президент Медведев любит джип —

Им хорошо вдвоем.

А что же мотоциклы?!

Те ускоряют политические циклы…

Вот Путин… наш премьер —

На трех-колесник было сел!

И сразу преуспел!

В чем — не скажу, на то большой секрет.

Но почему у президента

Мотоцикла нету?!

Высокоскоростной «Априлии-девчонки»!

«Специальный моц для президента Медве…»?

Ну все, заговорился, заплетается язык…

Глазами я к Априлии приник…

Была весна…

Была весна… и капало и лило талым снегом.

Носился по двору мятежный рыжий кот.

И теплилась мечта под войлоком ветровки — следом;

Что ветер меня шибко понесет…

К иссохшим тополькам, березкам черно-белым,

К распластанной реке и чайкам над водой,

К по кромкам льда шагам моим несмелым…

К цветущим яблонькам под майскою грозой!

Грузчик

Средь грязи, звезд, и пустоты

Покинул «мир вперед идущих»…

Конец движению… Увы!

Теперь я… грузчик?

Про вечность

Моя вечность с краю — ничего не знаю.

Ваша вечность сбоку — хрен с ботвой припёком…

Моя вечность всюду — ваша есть покуда…

Sunami

Скажу, друзья, вам… между нами, —

Сдружился я с прекрасною Sunami!

Поэзия ее — большая страсть…

Мне хочется к губам ее припасть.

А дальше… дальше не скажу,

А то вас сильно насмешу.

С Днем танкиста

Ни космонавтом… ни танкистом я не стал.

Похоже, я пропал!

Маюсь…

Не май… а маюсь.

Хреново что-то на душе —

Я вам, друзья, признаюсь.

Хоть обдувает ветерком… как в море.

Ни капитан, ни штурман, ни поэт…

Я лишь прикладываюсь к роли.

Олесе

Она что птица «приземлилась», сложила крылышки…

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.