электронная
480
16+
Учитель, который приходит вовремя

Бесплатный фрагмент - Учитель, который приходит вовремя

Объем:
210 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4483-2159-7

Предисловие

Дорогой читатель, искренне хочу помочь понять, будет ли интересна эта книга, именно вам, стоит ли ее читать.

Замысел этой книги возник давно, 8 лет тому назад. Идея написать художественную книгу, в которой были бы подробно описаны психологические техники и приемы, а любой, совершенно не подготовленный читатель, при желании мог бы их использовать для себя, принадлежит моему бессменному руководителю, Александру Обулевичу. Если бы не было этой идеи, которая меня заинтересовала и вдохновила, то не было бы и этой книги.

Книга предназначена тем, кто желает самостоятельно справляться с проблемами и сложными жизненными ситуациями, и нацелен на развитие.

Книга написана в жанре фэнтэзи, поэтому будет интересна тем, кого привлекают занимательные сюжеты, легкий, увлекательный стиль повествования, а так же тем, кто любит полезные книги. В повествование включены психологические приемы, упражнения и метафоры — для многих психологов и консультантов это может являться хорошим подспорьем в работе.

Книга имеет ценность в своем практическом применении не только для тех, кто работает с людьми или хочет развить свои коммуникативные способности, а так же для тех, кто работает над собой, любит обучаться новым навыкам, стремится развиваться и совершенствоваться. Отдельные истории объединены в этой книге одним героем — это ученик Великого Мага, он молод, талантлив, любит мечтать и путешествовать, учиться и помогать людям, а больше всего ему хочется овладеть тайными знаниями, магией и волшебством.

Приятного чтения!

Благодарность

Сюжетная линия и некоторые факты, описанные в Прологе, в частности история знакомства с монахом, связаны с личной историей и глубоким влиянием моих учителей, прекрасных педагогов, интересных и замечательных людей, известных мастеров в области гипноза доктора психологических наук, профессора Михаила Романовича Гинзбурга и Евгении Леонидовны Яковлевой, профессора, доктора психологических наук.

Я от всей души благодарю Вас, Михаил Романович, и Вас, Евгения Леонидовна, за Ваши таланты, мастерство, глубокие, серьезные знания и за ту щедрость, с которой Вы делились своими знаниями практической психологии во время семинаров и тренингов.

Пролог

— Было это много лет назад, когда я был совсем юным, крайне любопытным и немного наглым, — начал свой рассказ Великий Маг, окинув лукавым взглядом своих учеников, окруживших учителя со всех сторон. Они возвращались после практических занятий, которые проводились на поляне в предгорье. Все с нетерпением устремили свой взор в сторону рассказчика, ожидая продолжения истории, а тот, как бы не замечая этого, выдерживал паузу. Учитель, молча, улыбался, очевидно, вспоминая тот далекий период своей жизни, переводил пытливый взгляд с одного ученика на другого, затем сорвал травинку, поднес к носу, с наслаждением вдохнул аромат свежей горной зелени, и, наконец, продолжил:

— Тогда я волей судьбы оказался в одном монастыре, где мне предстояло несколько лет проходить обучение. Я и еще несколько молодых учеников изучали древние языки, философию и историю религий. Большую часть времени мы проводили в огромной библиотеке, в учебном классе и в своих маленьких кельях, изредка находя время для прогулок по территории монастыря. Однажды мое внимание привлек один незнакомый монах, проходивший мимо. Он не вел у нас никаких занятий, поэтому я видел его впервые. Было что-то особенное в его поступи, осанке, едва уловимых, легких движениях, будто он не идет по земле, а парит в воздухе. Мне даже показалось тогда, что все вокруг замерло, стало очень тихо и как-то по-особому спокойно.

Учитель опять прервал свой рассказ, задумался, а ученики, не смея его торопить, замерли в ожидании. Подойдя к большому серовато-белому камню, Великий Маг удобно устроился на его пологой части и только тогда возобновил рассказ:

— Прошло несколько дней, прежде чем я вновь встретился с этим монахом. Он шел своей легкой походкой, не замечая, как мне тогда казалось, никого. Опять все вокруг стихло, даже птицы, громко перекликавшиеся между собой до его появления, замолчали, перестали шуметь от ветра деревья, и я, как и в первый раз, ощутил какой-то ни с чем не сравнимый покой, умиротворенность, как будто меня укрыло и защитило от всего вокруг, легкое, теплое покрывало. Несколько минут я стоял неподвижно и смотрел ему вслед. Когда он скрылся из вида, опять защебетали птицы, откуда-то раздались голоса людей, зашумела листва, и все вокруг приобрело прежнее движение.

Для меня стало загадкой, что же происходит с появлением этого необычного человека, почему все так меняется? С тех пор я уже стал ждать встречи с ним, пытался что-то о нем узнать, расспрашивая своих соучеников. Но никто ничего о нем не знал.

Третья встреча случилась через пару дней, и, когда все мои ощущения повторились, мое любопытство и интерес к этому человеку возросли еще больше. Я стал замечать, в какое время он проходит по территории монастыря, чтобы оказаться как бы случайно рядом, часто мне это удавалось, мои чувства и наблюдения подтверждались вновь и вновь.

Наконец, я начал расспрашивать об этом монахе учителей. Единственное, что мне удалось узнать тогда, что он живет на территории этого монастыря, является буддистским монахом, обладает некими тайными знаниями, ведет уединенный образ жизни, и в настоящее время не проводит уроков с учениками.

Когда я увидел загадочного монаха в следующий раз, то подошел к нему и без ложной скромности сказал, что хочу с ним поговорить, а точнее, задать ему несколько интересующих меня вопросов. Ничто в его лице не отразило удивления, не вызвало никаких отрицательных эмоций, в том числе, и мое бесцеремонное обращение к нему. Сохраняя спокойное и невозмутимое выражение лица, он объяснил мне, куда я могу прийти через неделю, и удалился своей парящей походкой, оставляя за собой шлейф покоя.

Ничего в жизни, наверное, я не ждал с таким нетерпением и внутренним трепетом, как той встречи. Время тянулось чрезвычайно медленно, несмотря на то, что плотный график занятий почти не оставлял свободного времени. Я считал не только оставшиеся дни, но и часы, даже мои товарищи по учебе заметили, что со мной что-то происходит. Я же ни с кем не хотел говорить о предстоящей встрече с монахом, поэтому просто отшучивался.

Великий Маг прервал свой рассказ, встал с камня, обошел его и присел с другой стороны, ученики вслед за ним переместились на траве возле камня, вновь уселись подле учителя. На сей раз, пауза была недолгой, и он продолжил свое повествование:

— Когда наступил долгожданный день, я не мог сосредоточиться на занятиях, отвлекался, потому, что то и дело, думал о предстоящей встрече с монахом, воображал, как он откроет мне какую-то важную тайну и моя жизнь в корне изменится. Да и что греха таить, кто из нас в начале своего пути не мечтал проникнуть в таинства неизведанных знаний, и, овладев ими, достичь неограниченных возможностей волшебника.

Учитель вопрошающе посмотрел на своих учеников, многозначительно улыбнулся, некоторые смущенно опустили глаза, было очевидно, что все мечтают соприкоснуться с тайной, ждут от своего Учителя именно этого. Стараясь не пропустить не единого слова, ученики внимательно и сосредоточенно слушали, и Великий Маг продолжил:

— Более, чем за полчаса до назначенного времени я отправился к зданию, где жил монах, не потому, что боялся опоздать, а потому, что больше не мог усидеть в своей келье, не находя себе места от нетерпения и охватившего меня волнения. Войти раньше я не решился, поэтому прошел вдоль и поперек все близлежащие тропинки. Немного уняв свое волнение, я, наконец, открыл дверь, ведущую в келью необычного человека, и к разгадке той тайны, которой, на мой взгляд, он владел.

Войдя, я огляделся: помещение было довольно просторным, гораздо больше и светлее тех, в которых жили ученики. Оно больше походило на кабинет ученого, чем на келью монаха, такое впечатление создавалось из-за обилия книг и рукописей, лежащих как на большом письменном столе, так и на стеллажах, занимавших две стены от пола до потолка. У свободной стены рядом со столом стоял небольшой кожаный диван, видимо, служивший и кроватью для его хозяина. Между диваном и книжной полкой находилась небольшая ниша, верхняя часть которой была выполнена в виде арки или небольшого свода небесно-голубого цвета. На полу, под этим сводом лежало множество циновок, как больших, так и маленьких, с разными орнаментами и узорами, разного цвета и тона.

На одной из циновок в позе лотоса сидел тот самый необычный монах, его лицо было таким же спокойным, как и при прежних встречах со мной, но в то же время, как мне показалось, совсем другим, незнакомым. Он пригласил меня присесть рядом на любую из циновок. Я последовал его предложению, принял удобное для тела положение, и, только еще раз взглянув в лицо хозяина кельи, понял, что изменилось в его лице: он улыбался, его улыбка была такой лучистой, что озаряла его лицо изнутри каким-то особым светом, глаза сверкали множеством огоньков, как рождественские гирлянды. И от этой улыбки лицо выглядело совсем молодым, даже юным. Я не знал, сколько лет этому человеку, но при первых встречах он выглядел гораздо старше, во всяком случае, мне так казалось. Мое волнение куда-то исчезло, я почувствовал себя легко и свободно в его присутствии и понял, что я тоже улыбаюсь и мне очень хорошо и приятно.

Прямо, без обиняков и вступлений, не дожидаясь, когда мне предложат сказать о цели моего визита, я спросил: «Как вам удается быть самому таким спокойным и распространять вокруг себя такое же спокойствие? Я тоже хочу этому научиться, и пришел просить вас об этом».

Монах еще шире улыбнулся, посмотрел на меня своим пытливым и мудрым взглядом, помолчал, мне показалось, что за время этой паузы прошла целая вечность. Я вдруг испугался, что он мне откажет, но это было только на мгновение. Потом ко мне вернулась уверенность, что я не зря так долго ждал этой встречи, что человек, который так по-доброму и светло улыбается, не может быть скупым и черствым, значит, он мне не откажет, а щедро поделится своими знаниями, откроет тайну. Успокоившись, я ждал посвящения в тайну…

И, надо признаться, был несколько удивлен, когда услышал предложение закрыть глаза, услышать звуки, которые доносятся извне, ощутить объем, который занимает тело в пространстве этой комнаты. Потом он попросил меня ничего не делать и просто послушать текст, который он стал произносить.

«Если хочешь стать по настоящему живым — сначала просто расслабься… И найди внутри себя ощущение. Найди ощущение самого себя — живого, чувствующего и настоящего.

Найди ту точку в себе, где нет страхов и беспокойств. Где есть только Тишина…

Когда ты найдешь точку тишины, покоя и прозрачности — ты поймешь, что эта Тишина, что этот Покой и эта Прозрачность — и есть Ты.»

Текст был какой-то странный, хотя все слова были знакомы, понятны, просты. Однако, либо порядок слов, либо их сочетание были несколько необычными для моего восприятия. Возможно, это были стихи, но без рифмы и текст довольно короткий. Первая строка прозвучала так: «Я — покой». Дальше в тексте слово «покой» оставалось ключевым. Потом я услышал, что могу еще несколько мгновений оставаться в этом приятном и комфортном состоянии, и когда почувствую, что полностью готов, могу чуть потянуться, открыть глаза, вернуться обратно в настоящее, сохраняя внутреннее ощущение покоя.

Когда я открыл глаза, увидел, что монах сидит рядом, под небольшим углом, так, что я сразу увидел его спокойное лицо с едва заметной улыбкой. Мне действительно было очень комфортно, приятно, а главное, — я чувствовал особое состояние внутреннего покоя, которое раньше никогда не испытывал. По характеру я был человеком довольно импульсивным, чрезмерно подвижным и нетерпеливым, поэтому мои ощущения значительно отличались от тех, к которым я привык ранее.

Монах спросил меня о чем-то совершенно не относящемся к нашей встрече, я уже не помню, что я ему ответил, и о чем вообще была речь. Спустя какое-то время он начал рассказывать. Из его объяснений я узнал, что этот текст, который он использовал в медитации, очень древний, ему не менее двух тысяч лет. С древними буддистскими текстами ему пришлось работать довольно много, в том числе, несколько лет он посвятил работе с клинописью, расшифровывая знаки и рисунки. Среди них иногда попадались оригинальные, необычные тексты, многие были отрывочными, их было трудно или даже невозможно восстановить. Среди этих уникальных древних посланий он и обнаружил оригинальный древний текст «буддистской медитации покоя». Его я и услышал в переводе с древнего языка. Порядок слов полностью сохранен, по мнению монаха, это имеет важное значение.

Внимательно выслушав рассказ моего нового знакомого об истории происхождения медитации покоя, я попросил его повторить текст, чтобы записать. Он выполнил мою просьбу, а также перечислил последующие этапы выполнения медитации. Структура была проста, она была ступенчатой, как будто спустились по лесенке до определенного уровня, а потом по ней же поднялись обратно.

Все, что он объяснял и рассказывал, было доступно и понятно мне, несмотря на то, что подобными практиками я никогда раньше не занимался. Монах порекомендовал заниматься медитацией покоя ежедневно, утром и вечером, и обязательно наблюдать, что будет со мной происходить.

Ушел я тогда от этого интереснейшего и необычного человека поздним вечером, под большим впечатлением от общения. На прощание я спросил разрешения иногда посещать его дом, если он позволит, воспользоваться его библиотекой. Он благосклонно согласился и пригласил зайти через три недели.

Великий Маг прервал свою историю, поднялся с камня и направился к тропинке, ведущей к школе магов, которую он создал более семи лет назад. Ученики быстро устремились за ним, но по их лицам и взглядам, которыми они многозначительно обменивались, было понятно, что им хочется услышать продолжение прерванной истории. Один из учеников, наверное, самый смелый или самый настойчивый, все-таки спросил:

— Учитель, а что было дальше?

— Дальше я выполнял это упражнение ежедневно, и уже вскоре появились заметные результаты, причем, их заметил не только я сам, но и другие.

— И вы, как тот монах, стали распространять повсюду покой?

Великий Маг рассмеялся и ответил:

— Искусство распространения покоя на все вокруг, как это делал монах, более высокая ступень. Этому в течение нескольких дней не научишься. А самому чувствовать себя спокойно и невозмутимо в различных ситуациях можно научиться довольно быстро.

Один из учеников, явно обрадованный такой возможностью, задал следующий вопрос:

— А когда вы нам прочтете текст медитации и научите ее выполнять?

Учитель с еле заметной улыбкой на лице окинул всех внимательным и проницательным взглядом, затем задержал взгляд на том юноше, который задал вопрос, и только потом ответил коротко:

— Когда придет время.

Настойчивый молодой человек не унимался, тут же задал еще один вопрос, чтобы уточнить, когда же все-таки конкретно то время настанет. И услышал ответ, который всех еще раз заставил задуматься: «Все приходит вовремя для тех, кто умеет ждать».

Все ученики, слышавшие эти мудрые слова, верили, что это время вот-вот настанет. И, действительно, совсем скоро они стали постигать удивительный мир волшебства, проникать в тайны практической магии…

Великий Маг обучил их управлять состоянием покоя, и это было только одно из множества других редких знаний, которыми он щедро делился со своими учениками.

Пророчество

«Не ищите того, кто решит все проблемы за вас, ищите того, кто поможет вам с их решением».

Ученик Великого Мага шел горной тропой в прекрасном расположении духа, на его спине висела котомка, все как обычно, когда он совершал свои путешествия из одного селения в другое. Только он знал, что сегодня свой путь он начал по-иному, с другими чувствами, с другими целями, обогащенный осознанием высокого предназначения своего пути. Бережно уложенный в котомку манускрипт освещал путь и грел душу, уводил в мир грез и мечтаний, и в то же время побуждал действовать осмотрительнее, быть более бдительным и серьезным.

Утреннее солнце ласкало нежными лучами кожу, не утомляя нещадной жарой, подобно полуденному, не заставляло прятаться в тень, искать защиту. Августу всегда было приятно отправляться в путь вместе с первыми утренними лучами. Ему нравилось наблюдать за пробуждающейся от сна природой, слушать раннее пение пернатых, вдыхать аромат горных трав и цветов, ощущать влажность росы и любоваться величественными пиками горных вершин, проступающих из утреннего тумана. Утром в горах — особая красота, а воздух так кристально чист, что обладает целительным свойством, наполняя каждую клеточку организма кислородом, дает столько энергии, что хватает надолго и с избытком для всех добрых дел.

Именно о предстоящих добрых и важных делах мечтал ученик Великого Мага, приближаясь к деревне, расположившейся высоко в горах. Уже подходя к первому из деревенских домов, он понял, что в деревне происходит что-то странное: озабоченные чем-то люди пребывают, кто в унынии, кто в смятении, а некоторые никак не могут преодолеть страх и паническое настроение.

Что же так встревожило местных жителей? С таким вопросом Август обратился к пожилой женщине, утирающей слезы углом темного платка, повязанного вокруг головы. Оказалось, что жил в этой деревне мудрец. Он был очень стар и дряхл. Все жители деревни внимали каждому его слову, считали его святым или пророком, и не было ни одного случая, чтобы его пророчество не сбылось. Если он предрекал войну, начиналась война, если обещал холодную зиму, то трещали ужасные морозы, если опасался жаркого, засушливого лета, то урожай был скудным, так как посевы засыхали без необходимой влаги.

И вот вчера этот пророк с огромной печалью, чуть не плача, обратился к жителям деревни и сказал: завтра солнце не взойдёт! И после этого удалился в свою хижину.

В деревне началась паника. Некоторые слабые и трусливые люди решили уйти из жизни по своей воле, чтобы не видеть страшной темноты, которая поглотит землю. Другие, похватав свои пожитки, кинулись бежать куда глаза глядят в тщетной надежде избежать конца света. А самые спокойные и сильные духом решили молиться.

Перед рассветом все, кто остался в деревне, собрались на площади, чтобы вместе встретить конец света. Но солнце взошло!

Тогда толпа с криками «Обманщик!» кинулась к хижине, где жил пророк. Но там было всё тихо. Пророк умер этой ночью.

Вот такая история произошла в деревне накануне. Ученик Великого Мага размышлял об особенностях человеческого восприятия: каждый понимает услышанное высказывание по-своему, исходя из своего жизненного опыта, а более всего, в соответствие со своими верованиями и убеждениями. Чаще всего именно из-за таких особенностей и происходит недопонимание и недоразумения между людьми, когда один человек вкладывает в свою информацию один смысл, а другой — придает этому сообщению совсем иное значение.

Августу вспомнился один урок, когда он, еще совсем юный мальчик, постигал законы жизни в школе магов, и Учитель, чтобы наглядно показать, как происходит искажение получаемой информации, предложил ученикам сыграть в одну незамысловатую игру. Он попросил трех учеников выйти из класса, а остальным прочитал короткую историю об одной археологической экспедиции, которая удачно завершила свои поиски в Пиренеях, и отправилась в обратный путь, бережно уложив исторические находки в рюкзак руководителя группы. В дороге их застала непогода. Сильный шквалистый ветер с дождем вынудил археологов искать убежище в горах, чтобы переждать плохую погоду, обсохнуть и сохранить найденные реликвии. Таким образом, они попали в узкую и неудобную для пристанища пещеру, где их ждала большая награда за их труд: кроме бытовых предметов древности, они обнаружили в этой пещере металлический предмет, похожий на щит древнего воина. Так непогода привела археологов к новым, еще более ценным находкам.

Затем Учитель попросил кого-нибудь из класса рассказать эту историю одному из вышедших учеников, тот должен был пересказать услышанное — второму, второй — третьему, а уже третий рассказывал о том, что услышал, всему классу. Август хорошо помнил, как долго смеялись все, ведь в пересказе ученика история, рассказанная Учителем, уже мало походила на первоисточник. Особенно весело стало всем, когда ученик сказал, что клад, найденный в пещере, намного превосходил по ценности первую находку, ведь, в найденном сундуке были не только золото, но и бриллианты.

Вспоминая этот веселый урок, ученик Великого Мага, приближался к хижине, которая привлекла его внимание, когда он только вошел в деревню, она стояла особняком от остальных деревенских домов. Хижину окружал огромный сад, но он был как будто в запустении. Странным казалось, что при таком обилии фруктовых деревьев, которые в эту летнюю пору недавно отцвели и начали завязывать плоды, кое-где виднелись совсем засохшие ветки, местами валялись сломанные ветром ветви, но до сих пор не убранные, даже остатки прошлогодних плодов, опавших когда-то с дерева, завершали эту унылую картину. Август решил войти в дом, чтобы поговорить с хозяином, в жизни которого явно произошло какое-то событие, столь печально повлиявшее на его привычки и поведение. Он подумал, что внешние изменения всегда следствие внутренних изменений и наоборот.

Войдя в дом, он увидел молодого мужчину, сидевшего возле окна на деревянной лавке. Внешний вид мужчины, не смотря на природную красоту, напоминал заброшенный сад возле его дома, да и внутреннее убранство жилища говорило о том, что когда-то чьи-то руки с заботой и любовью создавали все в этом доме, а сейчас все покрыто серой печалью безысходности и безразличия. В доме пахло тоской и одиночеством, ученик Великого Мага ощутил это сразу же, когда перешагнул порог хижины. Обратившись со словами приветствия к хозяину дома, он стремился быть как бы на одной волне с ним в эту минуту. Когда мужчина, ответив на приветствие, пригласил присесть, Август сел не прямо напротив хозяина, а слегка под углом от него, приняв похожую позу. Сказав, что он впервые в этой деревне, и ни с кем не знаком, ученик Мага спросил о возможности провести несколько дней в доме кого-то из жителей села, чтобы отдохнуть, набраться сил перед дальней дорогой. И в то же время, Август заверил, что не намерен оставаться в долгу перед ними за их доброту и гостеприимство, оказав им помощь в работе, а также обещал поделиться своими впечатлениями от путешествий и приключений. Мужчина, еле заметно улыбнувшись, ответил:

— Что ж, добрый человек, если уж ты вошел в мой дом, то, видимо, было бы нехорошо отказать тебе. Оставайся здесь, сколько захочешь, места всем хватит. К тому же, я одинок, наверное, судьбе было угодно направить тебя сюда, чтобы я мог в твоем обществе скоротать грустные дни, ставшие уделом моей жизни.

И так, ученик Великого Мага остался в деревне, где пророк ушел в мир иной, предварительно смутив умы многих своих односельчан последним своим пророчеством.

Именно известием о смерти пророка удалось Августу вызвать у хозяина дома, желание рассказать о своей жизни. Оказалось, что он уже три года живет один, после того, как некогда дом, полный любви, нежности, счастья и веселого смеха, покинула в отчаянии его любимая красавица-жена Мария. Красивый мужчина, с глазами, полными печали и грусти поведал ученику Великого Мага свою историю:

— Я безумно любил свою Марию, — начал рассказ хозяин дома. — Она была родом из другого села, которое находится довольно далеко отсюда. Судьба свела нас, когда мы были совсем юными. Я в ту пору много путешествовал, останавливаясь на ночлег в разных местах. Мои родители ушли из жизни рано, оставив мне в наследство этот дом и превосходный, вишневый сад, который был их гордостью и достопримечательностью нашей деревни, потому что никому в округе не удавалось вырастить такой красивый и обильно плодоносящий сад. Родители с большой любовью ухаживали за садом, в нем им удалось вывести новые сорта вишен, наиболее подходящих для нашего климата. Раскидистые ветви деревьев цвели по весне так, что вся округа была устлана тонким ковром из нежно-розовых лепестков. А когда наступала пора снимать урожай, вся деревня наслаждалась замечательным вкусом разнообразных сортов вишни. Первые ягоды доставались самым маленьким жителям деревни, следующие сорта шли и на варенье, и на компоты, которые хозяйки заготавливали впрок. А какие ароматы распространялись по деревне, когда местные искусницы в кулинарии выпекали вишневые пироги… Чудесные были времена! — с ностальгией в голосе сказал мужчина и продолжил после небольшой паузы:

— Потом родителей не стало. Они ушли друг за другом. Через месяц, не выдержав разлуки, за отцом последовала мама. Вот тогда, находя для себя утешение в путешествиях, я и встретил свою любовь. Оказавшись в родной деревне Марии во время праздника урожая, я был приглашен местными жителями принять в нем участие, тогда я и увидел ее впервые. Влюбился с первого взгляда, она была так хороша собой, что затмевала красотой всех остальных девушек. Она меня тоже заметила среди участников веселья, хотя и не подала виду. Мы несколько раз танцевали рука об руку, но, не сказали друг другу ни слова. Даже не узнав имени понравившейся мне девушки, я уехал из села.

Только с того дня я лишился покоя, думал о ней днем и ночью. Мысли о ней не покидали меня при работе в саду, когда, ухаживая за множеством вишневых деревьев, уставший так, что сон валил меня с ног, я продолжал думать о ней во сне, мечтая о встрече. Такая встреча настала только спустя два месяца, когда я вновь оказался в тех краях. Опять судьба свела нас, не иначе. Моя лошадь захромала, выяснилось, что необходимо заменить подкову, пришлось свернуть к ближайшему селению, именно к тому, где жила красавица, образ которой не давал мне покоя с той единственной встречи.

День уже клонился к вечеру, когда я отыскал кузнеца, чтобы тот подковал мою лошадь. Кузнец, сильный, не старый еще мужчина, оказался добродушным человеком, и, заметив, что лошадь из-за неудачно сместившейся подковы, повредила себе копыто, предложил остаться в его доме до утра, чтобы дать возможность ране на ноге лошади затянуться, прежде чем подковывать ее заново. Действительно предложение было вполне разумное, и я его с благодарностью принял.

Кузнец привел меня в свою семью, гостеприимно усадил за стол, накрытый к ужину. Сначала в дом вошла хозяйка, статная, симпатичная женщина, затем вбежал мальчуган лет двенадцати, вихрастый и задиристый. Хозяйка, окинув стол быстрым и внимательным взглядом, крикнула кому-то: «Мария, принеси с собой еще одну тарелку и ложку. У нас гость!» Когда в комнату вошла та самая девушка, в которую я влюбился два месяца назад, я лишился не только дара речи, казалось, что я прирос к лавке, на которой сидел. Я перестал слышать и замечать происходящее вокруг меня, я смотрел на нее с восторгом и восхищением, глупо улыбаясь, и не понимая, о чем меня спрашивает мама Марии, что объясняет ей и детям кузнец. Мне казалось, что прошла вечность, прежде чем я пришел в себя и стал соображать, что происходит. К своему стыду, я даже не представился, а ведь надо было только назвать свое имя, чтобы познакомиться с обитателями этого гостеприимного дома.

Когда, наконец-то, недоразумение прояснилось, я смог прийти в себя, извинился за свое замешательство и произнес свое имя: «Давид», — все, как мне показалось, с облегчением вздохнули, убедившись, что их гость не превратился в глухонемого.

Новый знакомец ученика Мага по имени Давид помолчал, лицо его озарилось теплым светом, когда он вспоминал ту, которую, очевидно, любил до сих пор, по которой тосковал и печалился в разлуке. Взгляд его устремился вверх и слегка влево, Август понял, что мужчина видит картинки своих встреч с возлюбленной, и не стал прерывать его воспоминания вопросами. Прошло немало времени, прежде чем Давид, очнувшись от нахлынувших эмоций, вновь заговорил, взгляд его выражал благодарность за понимание:

— В ту ночь в доме кузнеца я не сомкнул глаз. Я мечтал о том, что наступит утро, и я смогу вновь увидеть прекрасное лицо Марии, смогу говорить с ней, слышать ее нежный голос. Мою, одурманенную влюбленностью, голову посещали нелепые мысли о том, что хорошо бы, если рана на копыте лошади подольше бы не заживала, и я под этим предлогом смог бы задержаться в доме кузнеца несколько дней, и все это время наслаждаться общением с восхитительной девушкой. Произошло все не так, как я мечтал той бессонной ночью, но я был счастлив тем, что мне удалось побыть наедине с ней довольно много времени в течение следующего дня, до своего отъезда из села. А главное, что грело мне душу и позволяло мечтать о будущем, это ее смущенные и нежные взгляды в мою сторону, а также любезное приглашение ее родителей навестить их, как только у меня появится время для нового путешествия.

Разумеется, я воспользовался этим приглашением, и не заставил себя долго ждать. При следующей встрече нашу радость невозможно было скрыть от посторонних глаз, особенно подтрунивал над старшей сестрой ее братишка. Любовь, вспыхнувшая в наших сердцах, не позволяла долгое время проводить в разлуке, и я осмелился попросить руки Марии у кузнеца, с которым у меня сложились добрые отношения. Он благословил нас, и вскоре мы сыграли свадьбу. Гуляли всей деревней, а потом я увез молодую жену в свой родительский дом.

Давид опять замолчал. В хижине стало совсем темно, мы за разговором не заметили, как солнце закатилось за горы. Рассказчик зажег свечу, затем предложил мне перекусить и выпить немного самодельного вина, которое они вдвоем с любимой женой изготовили в ту счастливую пору. За бокалом вина и скромной трапезой беседа потекла оживленнее, да и огонь свечи в вечернем сумраке создал атмосферу особого доверия и согласия между собеседниками. Давид говорил более эмоционально, чем прежде, но не только вино помогло преодолеть некоторую скованность. Возникшая за время общения симпатия друг к другу снимала барьеры, как ненужные механизмы защиты. Сделав глоток приятного на вкус легкого вина, он сказал:

— Я благодарен тебе, Август, за то, что ты выбрал сегодня среди всех моих односельчан именно меня своим собеседником, хорошо, что ты обратил внимание на мой дом, дав мне возможность выговориться, излить свои чувства, которые тяжелым камнем лежали на моей душе с тех пор, как я остался один. Я продолжу свой рассказ о своей жизни с того момента, как привез Марию в этот дом. Жили мы здесь в любви и согласии, Мария полюбила родительский сад, помогала мне ухаживать за вишневыми деревьями. С радостью и с каким-то, только ей присущим вдохновением, она разговаривала с каждым деревом, как с подругой, бережно и заботливо сажала новые вишневые саженцы, поливала их, подготавливала удобрения. Сад при ней стал еще краше и плодородней.

Я нарадоваться не мог, глядя на ее грациозные движения, когда она, работая в саду, тихо напевала что-то своим грудным голосом. И не было во всем мире пары счастливей, чем мы. Односельчане тоже полюбили Марию за ее добрый нрав, трудолюбие, общительный характер и умение шутить и веселиться. Во всех деревенских праздниках она с удовольствием принимала участие, становилась душой компании. А если случалось кому-то заболеть, то и тут Мария находила способ, как помочь нуждающемуся в ней: кому добрым словом и вниманием, а кому — заботливым уходом и снадобьем из горных трав, в которых она хорошо разбиралась, в свое время бабушка научила её этой премудрости. Так мы и жили, во всем друг другу помогая и поддерживая, и никогда не ссорились.

Давид вдруг замолчал, тень печали и боли пробежала по его лицу. Выпив немного вина, он продолжил. Так бы, наверное, и жили мы, если бы однажды не остановился у нас в доме один проезжий путник. Никто и не предполагал, что с тех пор нашему счастью придет конец. Как иногда случается, что один камень, покатившийся с вершины горы, увлекая за собой другие камни, может вызвать лавину, а она способна разрушить добротный, прочный дом, стоявший у подножия той горы. Так этот нежданный визит незнакомого человека смог разрушить нашу дружную и любящую семью.

— Так что же произошло? Что сделал тот приезжий человек? — не удержался от вопроса ученик Великого Мага.

Август весь горел от нетерпения. Так хотелось узнать, что же могло разрушить жизнь двух любящих людей. Ему все больше и больше нравился этот симпатичный человек, с которым он познакомился совсем недавно, от него исходило столько грусти по поводу разбитой любви и одновременно столько тепла, обаяния, даже какой-то магнетической притягательности, которой обладают сильные и незаурядные личности.

— А произошло, милый мой, Август, то, чего я до сих пор себе не могу простить, — продолжил свой рассказ Давид. — Этот человек был издалека. Он не был похож на моих земляков, жил в большом городе, был образован, хорош собой, приятен и остроумен. Я с легким сердцем предложил ему кров, принял от души гостеприимно. Он восторгался красотой Марии, шутил, что много путешествовал, знавал немало красавиц, но такой, как моя жена, не встречал никогда. Не один раз он повторил, что она затмила своей красотой всех городских красавиц вместе взятых. Казалось, искренне он сокрушался, что такую красоту я прячу в глуши гор от достойных ценителей. Потом как-то вскользь сказал, что Мария достойна быть увековеченной кистью самых знаменитых и талантливых художников, и он с радостью бы все устроил. Я сначала даже испытывал чувство гордости за свою любимую жену. Она смущалась и от этого становилась еще прекрасней. Потом у меня стало появляться чувство раздражения и досады, когда он снова восторгался моей женой и смотрел на нее уже с нескрываемым вожделением. Поэтому я обрадовался, узнав, что наш гость засобирался в обратный путь, и пообещал провести его через горный перевал.

Так я и сделал, с восходом солнца отправился проводить его, не смотря на ранний час. Мария, как радушная хозяйка, тоже встала, чтобы собрать нашему гостю кое-что из продуктов в дорогу. Когда я смотрел на нее при прощании с заезжим путником, в моей душе шевельнулось совсем недоброе чувство. Мне показалось тогда, что она посмотрела на него нежнее, чем того требовала простая вежливость. От моих глаз не укрылось также, что он задержал ее руку в своей руке несколько дольше, чем следовало. Весь путь до перевала мы почти не разговаривали, не знаю, о чем думал тогда мой попутчик, зато я хорошо помню, как страдал от ревности, которая, как ядовитая змея, своим ядом разъедала все хорошее, что было во мне.

Переведя своего бывшего гостя через сложный горный перевал, я сказал ему, что теперь его путь вполне безопасен, рассказал, где лучше сделать привал, и сколько времени у него уйдет на следующий переход до долины. Мы стали прощаться. Он благодарил меня за оказанное ему внимание и, как принято, похвалил наш домашний уют, что-то еще из слов благодарности сказал он тогда, а потом произнес ту фразу, которая перевернула всю мою, до той поры, счастливую жизнь.

Давид вновь замолчал. Было видно, что ему с трудом даются эти воспоминания. Он заново переживает все, что испытал тогда. Его лицо стало напряженным, руки сжались в кулаки, глаза смотрели в одну точку, казалось, что он не замечает присутствия Августа. Пауза затянулась, и Август, чтобы вернуть собеседника к разговору, спросил:

— Так какую же фразу он тебе тогда сказал?

Давид, вздрогнув от вопроса, как от неожиданного удара, и произнес следующие слова слегка подсевшим, изменившемся голосом:

— У тебя великолепный сад, который дает непревзойденные по вкусу плоды, только жаль, что по ночам, наверняка, в него частенько заглядывают воры.

Сказав это, он как-то резко вспрыгнул в седло и поехал, не оглядываясь. А я стоял, как вкопанный, держа под уздцы свою лошадь, не в силах сделать ни шага. В душе кипела злость или ревность, а может быть и то и другое одновременно. Я не помню, сколько времени я потратил на дорогу домой, только с тех пор все в моей жизни, что было хорошего и радостного, полетело под откос. Вернувшись домой, я впервые устроил скандал, накричал на ничего не понимающую Марию. И чем больше она плакала от обиды и отчаяния, тем больше я распалялся своей ревностью. Потом я раскаивался, жалел ее, но все повторялось снова. Ревность разъедала меня изнутри, мучительно становилось уезжать из дома по делам. Я не находил себе покоя нигде. И днем и ночью мерещились вероломные сцены ее измен, хотя, не было ни одного повода ее в чем-то подобном подозревать.

Мария сначала, оправившись от оскорблений и обид, пыталась поговорить со мной, выяснить причину происходящего. Я же с тупым упорством продолжал скрывать истинную причину, которая породила во мне это страшное и разрушительное чувство. Не переставая терзаться муками ревности, я стал грубым с женщиной, которую любил больше всего на свете, забросил любимую когда-то работу в саду, словно он напоминал мне о фразе-намеке, жестоко искалечившей мне жизнь. Мария вначале смиренно и терпеливо старалась нести на своих женских плечах всю работу по уходу за огромным садом. Потом ее силы и терпение иссякли, она все больше и чаще замыкалась в себе, перестала напевать, ходить на деревенские праздники, как это было раньше, ее глаза перестали сиять внутренним светом любви и радости, под ним пролегли темные тени.

Ее красота не померкла, она стала просто другой, похожей на красоту мученика или святого. Когда я тайком смотрел на нее, сердце щемило от боли, я любил ее безмерно и также безмерно и беспощадно мучил и ее, и себя. Я стал меньше бывать дома, чтобы не видеть ее печального смирения и тоски, а когда появлялся вновь, искал признаки ее измен, мне мерещились соперники и их козни. Шло время, оно не лечило меня от ревности, зерно которое посеял в моей душе тот образованный путник, буйно прорастало все более причудливыми формами. Чем более низменные чувства я испытывал, тем сильнее потом сам их стыдился, казнил себя, корил, только ничто не помогало, ничто не облегчало мои страдания.

Однажды в полном отчаянии я пошел к нашему деревенскому пророку, как некоторые его называли. Я надеялся, что этот опытный и мудрый человек, познавший немало в этой жизни, поможет мне советом, словом. Я не знал, что мне делать, как справиться с этой жуткой ревностью.

— И что мудрец? Что он тебе посоветовал? — спросил ученик Великого Мага, опасаясь, что опять пауза затянется. Ему хотелось узнать, чем же завершилась эта печальная история большой и очень красивой любви. А глаза тем временем почти слипались, уже наступила ночь, Давид не замечал состояния своего гостя, его можно было понять, ведь вполне возможно, что до встречи с Августом, он свою боль тщательно прятал, а теперь она вырвалась наружу и ее нельзя было остановить на полпути.

— Что посоветовал, спрашиваешь? В том-то и дело, что ничего не посоветовал. Он сказал, что тот заезжий путник ни в чем не виноват, что я сам создал свой ад вместо рая. Сказал еще, что ревность — единственное чувство, которое разрушает то, благодаря чему появилось на свет. Старик был мудрым человеком, и знал жизнь не понаслышке, он рассказал мне одну притчу, которую я запомнил слово в слово. Слушай, тебе тоже может пригодиться в жизни.

Говорят, что однажды мудрец, желая передать внуку накопленную жизненную мудрость, изрек следующее:

— В каждом человеке идет борьба, очень похожая на борьбу двух волков. Один волк представляет зло: зависть, ревность, сожаление, эгоизм, амбиции, ложь…

Другой волк представляет добро: любовь, мир, надежду, доброту, верность…

Мальчик был тронут этими словами до глубины души, и серьезно задумался над ними. А после раздумий спросил: «Дедушка, какой же волк, в конце концов, побеждает?»

И мудрый старик, погладив внука по голове, с едва заметной улыбкой ответил: «Всегда побеждает тот волк, которого ты кормишь».

После рассказа воцарилась пауза. Молчали оба — и Давид, и Август. В доме была какая-то звенящая тишина, пламя свечи горело ровным оранжевым пламенем. В этом безмолвии чувствовалось искреннее единение двух мужчин: одного — молодого, но уже зрелого, пережившего как счастье любви, так и горечь ее потери. Второго — более молодого по возрасту и менее опытного, не изведавшего еще столь сильных чувств, и в то же время, обладающего большей жизненной силой, целостностью своих намерений, осознанностью своего предназначения, которые он приобрел благодаря знаниям, полученным им в школе магов.

Тишина была нарушена вопросом Августа:

— Давид, что было дальше?

— Дальше я отправился на несколько дней в горы, не зайдя даже домой, как делал это обычно, чтобы взять самое необходимое в дорогу. И ушел я не потому, что этого требовали срочные дела. Мне хотелось побыть одному, да и с такой тяжестью на сердце, действительно, лучше себя чувствуешь среди безмолвных и величавых гор, нежели рядом с измученной твоею же ревностью женщиной. Три дня бродил я по узким и извилистым тропинкам, петляющим среди гор, пока физическая усталость и ощущение некоторого избавления от мучивших до сих пор противоречивых чувств не заставили меня вернуться домой.

Дом встретил меня удручающим безмолвием и пустотой. Несмотря на то, что все вещи были на прежних местах, возникло пронзительное чувство, что все здесь другое. И я понял: дом покинула любовь. Я ощущал это каждой клеточкой своего организма, чувствовал кожей… Мария ушла навсегда!

Давид замолчал. Было ясно, что он вновь переживает те же чувства, что и три года назад. Август не стал больше задавать вопросов, слова утешения были неуместны, оставалось самое простое решение: лечь спать.

Утреннее пробуждение пришло к Августу одновременно с воспоминанием о долгой ночной беседе с Давидом. Он понимал переживания своего нового знакомого, к которому проникся искренней симпатией. Он испытывал желание помочь этому измученному ревностью человеку справиться со своими чувствами и обрести как душевный покой, так и наладить вновь счастливую семейную жизнь.

Ученик Великого Мага уже начал обдумывать, как наилучшим образом можно поддержать Давида, если он готов измениться, и тут же молнией вспыхнула мысль о манускрипте, который лежал, бережно завернутый в мягкую ткань, а затем положенный между кусками кожи, в его котомке. Мысль о манускрипте лишь на мгновение заставила Августа пересмотреть свои планы и принять твердое решение вначале сделать все, что потребуется от него, для помощи своему новому знакомому, ведь, Учитель всегда говорил, что случайных встреч не бывает — то, что нами воспринимается как случайность, на самом деле является неосознанной еще закономерностью. В большинстве случаев люди, которых мы неожиданно встретили на своем пути, и которые, нуждаясь в нашем участии, нарушают наши планы, в действительности нужны нам не меньше, чем мы им. Видимо, таким образом Вселенная осуществляет свои планы и задачи нашего становления и совершенствования. Если принять с благодарностью эту задачу, то дальнейший путь к более высокой цели будет пройден в нужный срок и без потерь. Как говорили древние, «все приходит вовремя для тех, кто умеет ждать». Так решилась проблема выбора, возникшая ранним утром в доме с вишневым садом.

Приняв решение, ученик Великого Мага вышел из дома, и с радостью отметил, что вчерашняя исповедь помогла Давиду действовать иначе. Видимо, появилось желание делать что-то по-другому, оставить свою хандру и тоску, которые не принесли в его жизнь ничего хорошего, более того, отбросили его далеко и надолго от любимой жены, привели в запустение сад, который с такой самоотверженностью и заботой посадили его родители. Из глубины сада доносился звук топора, и это означало, что Давид с восходом солнца принялся за работу.

Август окликнул Давида, но тот, очевидно, не услышал его из-за треска ломающихся веток и стука топора. Тогда он подошел поближе и предложил:

— Хочу, Давид, пожелать тебе доброго утра и попросить помочь в одном очень важном для меня деле. А дело, собственно, в том, что я нуждаюсь в практическом опыте ухода за садом. Давно хотел научиться садоводству не по книгам, не по рассказам и рекомендациям специалистов, а в живом деле, когда все нужно делать своими руками, и в то же время, я нуждаюсь в опытном учителе. Давид, не согласишься ли ты на время стать таким наставником для меня?

— Что ж, Август, с одной стороны, это предложение неожиданное для меня, с другой, очень заманчивое, ведь, вдвоем мы смогли бы гораздо быстрее привести в порядок сад. Да и время течет быстрее, когда рядом есть приятный собеседник и помощник в делах. Я согласен! Лицо Давида при этом просветлело, засияло открытой широкой улыбкой, сильная стройная фигура выпрямилась, плечи расправились.

Ученик Великого Мага понял, что сделал первый шаг в верном направлении и ответил своему новому знакомому с не менее обаятельной улыбкой:

— Значит, договорились! Можно приступать к делу! Только для начала хотелось бы подкрепить силы завтраком. Или в этом доме не принято кормить работников пока они не покажут своего трудолюбия?

Давид рассмеялся, обнял за плечи Августа и повел его в дом. Они быстро приготовили нехитрую еду, с аппетитом позавтракали, при этом, ведя оживленную беседу, как будто намеренно забыв все, о чем так долго беседовали вчера.

Весь день провели они за работой в саду, сделали много, трудились с энтузиазмом, весело. На сей раз, главным рассказчиком выступал Август, который понимал, что ему следует больше рассказать о школе магов, об Учителе, коснуться историй своих соучеников, чтобы Давид проникся доверием, заинтересовался методами и способами влияния, и изменениями. Ученик Великого Мага с искренней любовью, уважением и каким-то трепетным чувством говорил о своем Учителе, которому обязан больше, чем родителям за свои успехи в познании жизни, ее неукоснительных законов развития и совершенствования себя как личности, осознания своих возможностей, своего неповторимого пути, миссии служения людям. Август приводил в пример истории своих друзей, когда Учитель с помощью определенных упражнений помогал им изменить отношение к разным жизненным ситуациям, а потом они сами и окружающие тоже замечали, как меняется их собственное поведение и улучшаются взаимоотношения с близкими. Август также не забыл упомянуть, что Великий Маг был прекрасным рассказчиком, знал много историй и притч, которыми заслушивались его ученики.

Только вечером, оценив результаты своего труда, ощущая приятную усталость в мышцах и благодатную вечернюю прохладу, они присели в саду, чтобы отдохнуть. И тут разговор принял уже более серьезный оборот. Август стал прибегать ко многим высказываниям Великого Мага. Воспоминания приходили легко и свободно, как будто Учитель только вчера вел беседу на эти темы. Сейчас он вспомнил, как Учитель объяснял им, что зрелый человек, прежде всего, умеет быть защищенным:

— Каждый из нас может получить неожиданный удар или просто встретить агрессивного и одновременно более сильного человека, нежели мы. Возможно, испытания, выпадающие на нашу долю, окажутся более тяжелыми, чем мы, по нашему мнению, сможем вынести. Однако Бог не дает испытаний больше, чем человек может выдержать. Нам кажется, что они пробивают нашу личность. Только стержень человека невозможно сломать внезапно и за один раз — он находится слишком глубоко. Чтобы сломать человеческую личность, требуется внутреннее согласие человека, хотя бы подсознательное. Если вы будете отстаивать себя и свое достоинство, до конца сломать вас невозможно.

Как хорошо сказал на эту тему Эрнст Хемингуэй: «Человека можно уничтожить, но его нельзя победить». Поэтому, если хотите сохранить целостность своей личности в критических и экстремальных ситуациях, учитесь стоять до конца и не соглашайтесь на поражение и уступку даже на бессознательном уровне. Когда на вас часто нападают, и вам не хватает сил, вы обычно начинаете терять равновесие. Если внешняя опора недостаточно помогает, наилучшим вариантом защиты будет внутренняя опора человека, которая предполагает обращение в трудный момент к серьезным психологическим и духовным целям и ценностям. Внешняя поддержка человека, подвергшегося ударам и нападениям, обычно очень непрочна, а внутренняя опора при всей внешней хрупкости оказывается вполне реальной и прочной.

Август пересказывал беседы с Учителем, иногда вносил свои комментарии. Вот и сейчас он подумал, что страшна не слабость и незащищенность, а нежелание побеждать. Прикладывая энергию и волю, сильное желание и веру, можно из слабости выковать силу, а если не прикладывать никакой силы, то можно растерять и то, что досталось тебе от природы. Потом он продолжил свой рассказ:

— По-настоящему защищенный человек не может быть зацикленным на себе эгоистом, постоянно думающим о своей защите. Эмоционально зрелый человек обладает здоровой открытостью миру и способен легко устанавливать отношения с внешним миром, с людьми и со своим ближайшим окружением. Контактность, открытость, доброжелательность в общении помогают ему притягивать к себе новых друзей, способных оказать ему помощь и поддержку в трудную минуту. По-настоящему защищенный человек преобразовал свою агрессивность в твердость и волю к достижениям Он добродушен и снисходителен, но за этими свойствами у него где-то в глубине скрыт стержень, внутренняя сила, которая всегда ощущается, но выходит на поверхность только в том случае, если ему грозит реальная опасность.

Ученик Великого Мага слегка задумался, а может быть, просто вспоминал, что еще важного на эту тему говорил Учитель. В то же время он изредка поглядывал на Давида, чтобы не упустить из вида любые изменения — выражение лица, жесты и движения тела, которые отражают внутреннее состояние слушателя. После некоторого молчания он даже встал, прошелся немного рядом с той скамейкой, где сидел Давид, и, присев рядом, продолжил:

— Зрелому человеку неважно, как и что о нем думают другие люди, он самодостаточен, поэтому для него гораздо важнее его собственное отношение к себе и своему поведению. Он не ищет постоянной поддержки извне. Он умеет отстаивать собственные интересы и не боится высказывать свое мнение. Он способен принимать решения и нести за них ответственность, прежде всего, перед самим собой. Он также является целостным человеком, для которого мысль и действие неразрывны между собой. Чтобы не обидеть других людей, отстаивая свою точку зрения, обычно он старается объяснить мотивы своих поступков и сделанного выбора. Бывает так, что от природы человек слишком чувствителен и тонкокож, он постепенно формирует в себе некий корсет защищенности, смягчающий удары. А еще Учитель часто повторял, что защищенный человек — прежде всего целеустремленный человек, который всегда знает, чего хочет, и помнит, к какой пристани держит свой путь. И еще, он стремится выбирать более короткий путь, который приведет его к самой важной и большой цели.

Ученик Великого Мага закончил свой рассказ, во время которого Давид его внимательно слушал, не перебивая вопросами, было заметно, что все сказанное Августом, его по-настоящему тревожит или трогает душу, вызывает неподдельный интерес и участие. Тема разговора была не случайно выбрана, именно реакция может послужить для перехода к следующему этапу, либо поводом для решения отложить дальнейший разговор и дать возможность Давиду все обдумать и принять важное и нужное для него решение.

Август решил, что будет уместно рассказать Давиду свою любимую притчу, одну из лучших притч царя Соломона:

«Когда царь Соломон спустился с горы, после встречи восхода Солнца, собравшиеся у подножия, сказали:

— Ты источник вдохновения для нас. Твои слова преображают сердца. А мудрость твоя просветляет разум. Мы жаждем слушать тебя.

Скажи нам: кто мы?

Он улыбнулся и сказал:

— Вы — свет мира. Вы — звезды. Вы — храм истины. В каждом из вас Вселенная. Погрузите ум в сердце, спрашивайте свое сердце, слушайте через свою любовь. Блаженны знающие язык Бога.

— В чем смысл жизни?

— Жизнь — это путь, цель и награда. Жизнь — это танец Любви. Ваше предназначение — расцвести. БЫТЬ — это великий дар миру. Ваша жизнь — история Вселенной. И поэтому жизнь прекраснее всех теорий. Относитесь к жизни, как к празднику, ибо жизнь ценна сама по себе. Жизнь состоит из настоящего. А смысл настоящего — быть в настоящем.

— Почему несчастья преследуют нас?

— Что сеяли, то и собираете. Несчастья — это ваш выбор. Бедность — творение человеческое. А горечь — это плод невежества. Обвиняя, теряете силу, а вожделея, рассеиваете счастье. Проснитесь, ибо нищий тот, кто не осознает себя. А не нашедшие внутри Царство Божие — бездомные. Бедным становится тот, кто впустую тратит время. Не превращайте жизнь в прозябание. Не позволяйте толпе погубить вашу душу. Да не будет богатство вашим проклятием.

— Как преодолеть несчастья?

— Не осуждайте себя. Ибо вы божественны. Не сравнивайте и не разделяйте. За все благодарите. Радуйтесь, ибо радость творит чудеса. Любите себя, ибо любящие себя любят все. Благословляйте опасности, ибо смелые обретают блаженство. Молитесь в радости — и несчастье обойдет вас. Молитесь, но не торгуйтесь с Богом. И знайте, восхваление — лучшая молитва, а счастье — лучшая пища для души.

— Каков путь к счастью?

— Счастливы любящие, счастливы благодарящие. Счастливы умиротворенные. Счастливы нашедшие рай в себе. Счастливы дарящие в радости и счастливы принимающие дары с радостью. Счастливы ищущие. Счастливы пробудившиеся. Счастливы внимающие голосу Бога. Счастливы исполняющие свое предназначение. Счастливы познавшие Единство. Счастливы изведавшие вкус Богосозерцания. Счастливы пребывающие в гармонии. Счастливы прозревшие красоты мира. Счастливы открывшиеся Солнцу. Счастливы текущие, как реки. Счастливы готовые принять счастье. Счастливы мудрые. Счастливы осознавшие себя. Счастливы возлюбившие себя. Счастливы восхваляющие жизнь. Счастливы созидающие. Счастливы свободные. Счастливы прощающие».

За время беседы, а вернее, рассказа Августа, совсем уже стемнело. В деревне, вероятно, все отправились спать, чтобы, отдохнув, с восходом солнца вновь продолжить свою работу в садах и на небольших полях, приютившихся между гор. Давид поблагодарил своего нового друга за интересный рассказ и предложил последовать примеру односельчан — пойти в дом и лечь спать, тем более, что Августу стоит как следует отдохнуть, чтобы завтра быть вполне бодрым, ведь чувствуется, что он не привык к напряженной физической работе. Тот не стал возражать, понимая желание Давида обдумать услышанное, прежде, чем принимать какое бы то ни было решение.

Утро было солнечным, небо безоблачным, правда, ветер с гор дул немного сильнее, чем обычно, но это не мешало работе, а наоборот, порывистый, но теплый ветер сохранял свежесть, обдувал со всех сторон, не позволяя жаркому солнцу утомлять работающих в саду слишком быстро. Работа спорилась, Давид с Августом все делали слаженно, поддерживая друг друга шутками и короткими репликами, направляющими действия в одно русло. Сад постепенно преображался, возвращая свою прежнюю ухоженность и красоту. Старые засохшие ветви были спилены, освободив вишневые деревья от лишней тяжести, и сложены аккуратной кучкой в дальнем углу сада. Солнце было уже в самом зените, когда вдруг из-за гор показалась большая черная туча, усилился ветер, в миг потемнело и хлынул проливной дождь. Друзья поспешили в дом, чтобы не промокнуть до нитки. В горах сильные грозовые дожди не редкость, но они так же быстро заканчиваются, как и внезапно начинаются.

Когда мужчины, скрываясь от дождя, оказались в доме, разговор возник сам собой, непринужденно. Давид спросил:

— Август, а ты долго обучался мастерству в школе магов?

— Три года, не знаю, долго это или нет, — коротко ответил ученик Великого Мага.

— Для меня три года, которые я провел в одиночестве, были очень долгими. Думаю, что свои годы обучения ты воспринимаешь иначе.

— Да, конечно, из моего вчерашнего рассказа ты, должно быть, понял, что учеба в нашей школе проходила очень интересно. Учитель не только мудрый и всесторонне образованный человек, обладающий тайными знаниями, поэтому и получивший звание Великого Мага. Он еще жизнерадостный и общительный человек, великолепный артистичный рассказчик. Видимо, поэтому даже серьезное обучение, требующее запоминания и сосредоточенности, проходило в легкой почти игровой форме, с шутками и смехом, без напряжения и перегрузок. Мне очень легко и комфортно было в школе магов. Сказав это, Август внимательно посмотрел в глаза Давида, которые выражали не только пытливый интерес, но и решительность. Он понял, что время настало.

И не ошибся, так как, услышал следующий вопрос Давида:

— А ты тоже владеешь тайными знаниями? Обучал ли вас Великий Маг тем упражнениям, о которых ты говорил вчера?

— Разумеется, Учитель обучал нас многим упражнениям, мы достигали изменений, прежде всего в себе, в своем поведении, изменяли эмоциональные состояния, не устраивающие нас самих, а потом отрабатывали эти навыки с другими. А насчет тайных знаний я тебе так скажу: я только ученик Великого Мага, что-то я уже знаю, умею применять. Но есть еще нечто, что сокрыто от моего понимания, пока неведомо моему разуму. Что-то открывается для меня постепенно, как будто снимаешь слой за слоем, как листья с кочана капусты, а потом наступает озарение, и истина предстает так, что удивляешься, почему не знал этого раньше. Когда Учитель предложил мне проверять свои знания и навыки, полученные при обучении, в жизни, общаясь с людьми, помогая им в сложных ситуациях, я с радостью согласился. Вот и путешествую теперь и в горах, и в больших городах, а потом снова вернусь в школу магов, чтобы сдать экзамен, рассказать учителю о своем новом опыте, продолжить обучение и стать настоящим мастером. Учитель часто любил нам напоминать, что знания, не проверенные практикой, это просто слухи. Если выразить цель своих путешествий совсем коротко, то я получаю сейчас практику.

— Хорошо, Август, наверное, это очень интересно. Дождь уже кончился, поэтому давай продолжим работу в саду, а к нашему разговору вернемся вечером. Согласен?

— Договорились! — ответил юный философ и решительно направился в сад.

После дождя в саду работа пошла еще быстрее и плодотворнее. К вечеру друзья отметили, что сделали очень много и даже не устали. К сумеркам воздух наполнился особым ароматом и свежестью, поэтому они решили поесть на природе, поставив стол у раскидистого дерева. Друзья принесли из погреба бутылочку славного вина и приступили к трапезе, вдохновленные предстоящей беседой. Видимо, Давид за работой все хорошо обдумал, потому что сразу стал задавать свои вопросы четко и конкретно:

— Вот скажи мне, Август, можешь ли ты помочь мне разобраться со своей жизнью? Настоящее меня не устраивает.

— Хороший вопрос. Я в свою очередь тоже хочу спросить тебя, а что ты хочешь?

— Я хочу, чтобы ты помог мне обрести прежнюю силу и радость жизни, вернуть любовь моей Марии.

— Давид, прежде всего, сформулируй свою цель как желаемый результат, который зависит только от тебя. Ты хозяин свой цели. Она должна зависеть от тебя. Ты ответственен за достижение результата, — убедительно произнес Август, а потом продолжил:

— Вырази её понятно и конкретно. Опиши результат, который ты получишь, когда достигнешь своей цели.

— Хорошо. Я понял. Я счастлив, радуюсь жизни, мы живем вместе с моей Марией в этом доме в любви и согласии. Работаем с удовольствием в саду, я ей полностью доверяю, она весела и счастлива, мы ждем ребенка, своего первенца. На душе у меня спокойно, я забыл о ревности, потому что чувствую себя хорошо, уверенно. Я вполне самодостаточен.

— Отлично, Давид. А теперь подумай и реши, когда ты реально сможешь достичь своей цели. Как говорил учитель: мечта от цели отличается только указанием времени. Определись по времени, чтобы она из мечты превратилась в достижимую для тебя цель, — с твердостью в голосе добавил Август.

Ответ последовал после некоторых раздумий:

— Думаю, что к осени я смогу привезти ее сюда. Надеюсь, что недели через три поеду к ней, поговорю, попрошу прощения, объясню, как все произошло. Если сразу же Мария не согласится поехать со мной, то через некоторое время я смогу ее убедить, что справился с тем «злым волком», который вел борьбу с добрым. Ведь, ты поможешь мне окончательно расстаться с той ревностью, которая испортила мне жизнь? Покажешь то упражнение, которому тебя научил твой Учитель? — спросил с надеждой и мольбой в голосе Давид.

— Да, разумеется, мы завтра же сделаем упражнение. Только главное, чтобы у тебя было сильное желание измениться. А еще подумай, что может тебе помочь в достижении твоей цели, а что помешать, стать препятствием. Подумай, как еще ты сможешь двигаться к своей цели, если первый способ не приведет тебя к желаемому результату. Старайся подробнее и детальнее представить, как все будет, загляни в будущее и посмотри на все вокруг так, будто ты достиг результата. Проверь, все ли тебя устраивает? Нет ли какого-нибудь сопротивления в тебе самом? А потом возвращайся в настоящее и откорректируй свою цель так, чтобы тебя все в ней устраивало и привлекало, чтобы тебе очень хотелось ее достичь.

— Спасибо, Август, я все понял. Все сделаю, как ты сказал, а теперь пора спать. У нас с тобой завтра много важных дел.

Утром оба проснулись рано, сбегали умыться к горному ручью, принесли воды в дом, вышли в сад, определили участок работы на день. И можно было приступить к работе, но Август почувствовал, что Давиду очень хочется прямо с утра сделать упражнение, которое поможет ему совсем избавиться от чувства ревности, и он предложил:

— Давид, я думаю, было бы разумно сделать сначала упражнение, а потом приступить к работе.

— Согласен, конечно, — живо ответил обрадованный мужчина.

Выполнив упражнение, которое заняло всего 15 минут, они отправились работать в сад.

Весь день друзья работали в саду, даже когда полуденное солнце пекло совсем нещадно, они прервали работу только для того, чтобы искупаться в горном ручье и перекусить.

Настроение Давида становилось все лучше, впрочем, вполне объяснимо: теперь у него была совершенно конкретная цель, он знал все, что ему необходимо сделать, чтобы достигнуть желаемого результата, он наметил время, когда поедет в деревню за Марией. Он предвкушал свое счастье, он мечтал об этом, засыпая, и, только проснувшись, представлял, что скоро с ним будет Мария, ощущал тепло ее прикосновений, он верил всем сердцем и без всяких сомнений в то, что скоро они будут вместе. Он знал, что сделает все возможное, а если потребуется и невозможное, чтобы быть счастливым с любимой женой.

Время летело с неимоверной скоростью. Работа в саду была завершена, и сад вновь обрел свою прежнюю ухоженность и великолепную красоту. Не меньше преобразился и Давид, восстанавливая сад, он одновременно, как будто они с садом были единым целым, восстанавливал в себе радость жизни, веру в себя и желание сделать свою жизнь с Марией счастливой, и это, несомненно, отражалось на его лице и настроении. С Августом они очень сблизились, после работы в саду подолгу засиживались за разговорами. Давиду доставляли удовольствие рассказы друга об Учителе, о жизни в школе магов и о тех жизненных историях, в которых так или иначе принял участие ученик Великого Мага с тех пор, как отправился в самостоятельное путешествие, чтобы на практике проверить свои знания. Август же с интересом слушал Давида, когда тот вспоминал что-то из своих путешествий в горах или рассказывал о деревенских традициях и веселых историях.

Настал день, когда друзьям предстояло попрощаться и отправиться каждому своим путем к своей цели. Август, обняв Давида, пообещал обязательно навестить их с Марией через некоторое время, пошутив, что ему в любом случае придется это сделать, чтобы проверить, насколько хорошо Давид усвоил его уроки.

Способность, которой ни у кого не было

«Если ты чего-нибудь хочешь, вся Вселенная будет способствовать тому, чтобы желание твоё сбылось».

Один и из лучших учеников Великого Мага после трех лет обучения, следуя важному правилу, которое гласит: «Знания без практики — просто слухи», отправился в свой путь, чтобы на деле проверить силу знаний.

Путешествовал он не один год, много приключений произошло с ним за это время, немало встретил он людей: и умных, и глупых, и веселых, и скучных, и щедрых, и жадных, и трудолюбивых, и ленивых. Каждый чему-то научил ученика Великого Мага, который, провожая своих учеников в дорогу, в напутствие сказал им: «Помните, что каждый, встретившийся на вашем пути, не друг, не враг, а учитель». И Август (так звали ученика) часто вспоминал слова учителя.

Первая история, которая произошла с ним, связана с Анваром — юношей, который встретился ему после долгого пути на окраине большого города. Анвар был умён и сообразителен и впечатлял всех своей уживчивостью и способностью учиться. Он жил со своей матерью и мечтал устроить свою жизнь счастливо, женившись на дочери одного богатого и довольно известного в их городе человека. Анвар о своей мечте даже матушке не решался сказать, но пришло время выбирать: либо отправиться на поиски удачи по белу свету, либо остаться жить в бедности, расставшись со своей мечтой. Об этом он и поведал Августу, своему новому знакомому, доверив свое сокровенное желание. Ученику Великого Мага понравился юноша, искренне захотелось ему помочь, ведь не каждый, живя в бедности, отважится даже мечтать жениться на девушке из другого круга, и это не показалось ему глупостью или безрассудством. Август предложил Анвару вместе отправиться в путь, и юноша с радостью и благодарностью согласился.

— Я принял решение не оставаться больше дома — сказал Анвар своей матери. — Я решил просить руки дочери одного известного человека и завтра утром выхожу на поиски пути к своей мечте.

Лишь только забрезжил рассвет, он покинул свой дом и отправился прочь по лесной дороге. У поворота на высокий холм он увидел старца, сидящего у дороги в одежде с островерхим капюшоном, сшитой из маленьких квадратиков.

— Мир вам, добрый человек! — вежливо произнёс Анвар.

— Чего ты ищешь, маленький брат? — спросил старец в ответ.

— Я ищу способа, который бы помог завоевать сердце одной девушки, дочери богатого и известного человека, ибо я страстно желаю этого, — сказал Анвар.

— Это будет трудно сделать, — произнёс мудрец, — пока ты не будешь готов овладеть способностью, которой нет ни у кого.

— Как может быть способность, которой нет ни у кого? — спросил юноша.

— Её нет ни у кого, потому что люди применяют её, — сказал старец. — А применять её они могут только тогда, когда у них есть что-то другое. Когда у них есть это что-то, способность работает на них, поэтому им не обязательно иметь ее.

— Это все очень сложно, — сказал Анвар, — Но всё же не могли бы вы рассказать, как мне добраться до этой способности?

— Разумеется, — сказал старик. — Держись всё время прямо, не позволяй ничему отвлечь тебя от этой дороги, и не думай о том, что есть вещи, важнее, чем эта дорога.

Анвар поблагодарил путника и отправился к условленному месту встречи с учеником Великого Мага.

Август уже поджидал юношу, обдумывая лучший вариант помощи, вспоминая, чему учил его Великий Маг. Он понимал, что Анвар только сам может осуществить свою мечту. Для этого необходимо много сил, желания, умения быть гибким, он должен находить новое и неожиданное, а главное, — должна быть вера, которая является самым большим сокровищем, спрятанным внутри нас. Вот и план созрел: открыть и показать Анвару его сокровище, чтобы он всегда смог им воспользоваться, почувствовав силу скрытого в нем волшебства.

Не успел он до конца обдумать свой план, как увидел приближающегося к нему Анвара. Лицо юноши выражало озабоченность, тень сомнений омрачала его. Причина такого настроения быстро прояснилась благодаря умению ученика Великого Мага легко подстраиваться к состоянию собеседника, как бы «отзеркаливая» его мимику, жесты, громкость голоса… Таким образом он создавал атмосферу доверия, взаимопонимания, а затем задавал свои вопросы, чтобы направить мысли собеседника в нужное русло. Причина стала ясной после рассказа Анвара о встрече с путником, который посоветовал обрести способность, которой ни у кого нет, чтобы осуществить мечту.

Август был хорошим учеником Великого Мага и веру в свои силы укреплял каждый день, чтобы всегда быть готовым применить свои знания и умения, если того потребуют жизненные обстоятельства, а точнее сказать, люди, которые создали эти обстоятельства. Август любил людей, поэтому, помогая им, чувствовал себя счастливым и довольным. Вот и сейчас, предвкушая удовольствие от успеха, ученик Великого Мага испытывал такое замечательное чувство, которое так трудно выразить словами. Да и изобразить в рисунке тоже не просто, если к тому же толком рисовать не умеешь. Можно, наверное, вложить это чувство в музыку, в песню… Можно вылепить что-то из глины, вдохнув в нее свои неповторимые вибрации — передаваемые другим людям импульсы красоты. Так много великолепных произведений искусства проникают в наши сердца, передавая те чувства, или почти те, которые испытывал автор. Что же это за чудо такое? Зачем люди стремятся однажды пережитые чувства выразить, передать? С чем можно это состояние сравнить и на что оно похоже?

Это чувство сродни полету, когда легко и непринужденно паришь над облаками под ласковыми лучами солнышка, выделывая грациозные пируэты в прозрачном воздухе, иногда снижая высоту полета, чтобы почти коснуться крылом воды, зависнуть над ней, всматриваясь в таинственно манящую глубину. А затем продолжить свой волшебный полет, весело и легко взмывая ввысь, наслаждаясь музыкой ветра, который, как струны гитары, перебирает верхние ветки крон деревьев. Как же здорово, хорошо и свободно! Как легко на душе и в теле!

Именно это чувство, столь близкое и родное, Август хотел открыть Анвару, показать, что это сокровище есть в каждом из нас. Он подошел к юноше, обнял его, тепло, по-дружески сказал: «Пойдем со мной, оставь свои сомнения, они отнимают силы. Чтобы твоя мечта сбылась, надо сначала поверить, что у тебя есть все, что тебе нужно, а потом начать действовать с полной уверенностью, что у тебя все получится. Не грусти, сейчас я покажу тебе, как получать сокровища из источника!»

Они бодрым шагом продвигались по направлению к горной местности, путь предстоял недолгий, да и утренняя свежесть и прохлада были надежными спутниками на этом пути. Оба путешественника с вдохновением обдумывали предстоящие события, их воодушевляли важность и значимость целей, при этом они не упускали возможность полюбоваться красотой цветов, покрывавших луг. Цветущий луг был самым обычным на первый взгляд, но вскоре возникло ощущение, что цветы чем-то похожи на людей. Маленькие и большие, невзрачные и яркие, неугомонные и спокойные в своей величественности — это множество неповторимых характеров, бесконечно раскрывающихся, каждый как может, с самого начала своего появления на этот свет. И если прислушаться к тому, что они говорят друг другу, то можно услышать непохожие одна на другую истории. Синий колокольчик трезвонит о бренном, быстро перебирая словами, будто нотами. Мак вальяжно распустил лепестки и томно уговаривает подружку следовать его мудрым советам. Ромашки затеяли веселый хоровод и их песни беззаботны, как детский лепет. Чертополох отгородился от всех своим колючим заборчиком и всё мечтает, любопытствует — очень интересно ему узнать, что творится за высокими горами. Ему хочется все увидеть, познать, пережить радость увлекательного путешествия. Он бы хотел оторваться от своего стебелька и улететь высоко-высоко в небо, ощущая свободу и открывая для себя то, что раньше казалось далеким и недоступным.

Размышления, навеянные луговыми цветами, напомнили Августу детство. Дед часто баловал его рассказами и сказками. Август обожал такие вечера, любил слушать деда, легко запоминал услышанные истории, но все равно просил рассказывать их вновь и вновь. Август ощутил тепло трогательных детских чувств, вспомнив одну из своих любимых сказок, поэтому предложил Анвару остановиться. Они выбрали подходящее место для отдыха, и Август поделился с юношей сказкой «Подснежник».

Завывал зимний ветер, но в домике было тепло и уютно. В этом домике укрывался цветок. Домиком же ему служила луковица под землей и снегом. Пришло время и выпал дождь. Капли пробили снежное покрывало и застучали по цветочной луковице. Они говорили о светлом наземном мире, и вслед за ними сквозь снег пробился нежный, настойчивый солнечный луч и пригрел луковицу.

— Кто там? Войдите! — сказал цветок.

— Не могу! — сказал луч. — Мне никак не отворить дверь. Подожди до лета, тогда я наберу силу.

— А когда будет лето? — спросил цветок и повторял этот вопрос всякий раз, как новый солнечный луч пробивался под землю. Но, до летней поры было еще далеко, повсюду лежал снег, и каждую ночь вода подергивалась тоненькой корочкой льда.

— Как мне это надоело! — сказал цветок. — Все тело ноет! Я должен потянуться, выпрямиться и выйти на волю. Я должен поклониться лету и пожелать ему доброго утра! Ах, какое это будет счастье!

Цветок встал, потянулся и приналег на свою оболочку, размякшую от теплой земли, талой воды и солнечных лучей. Он рванулся вверх, неся на зеленом стебле бледно-зеленый бутон, бережно прикрытый узкими плотными листочками, и очутился в снегу. Снег был холодный, но весь просвечивался, и пробиться сквозь него было куда легче, а солнечные лучи были теперь совсем близко, так близко, как никогда прежде. Они звенели и пели:

— Добро пожаловать! Добро пожаловать! И цветок поднялся из снега навстречу светлому солнечному миру. Лучи гладили и целовали его так нежно, что он совсем раскрылся.

Он стоял белый, как снег, смущенно и радостно склонив голову.

— Прекрасный цветок! — пели солнечные лучи. — Как ты нежен и свеж! Ты первый! Ты единственный! Ты несешь весть о лете, о теплом лете! Весь снег растает. Улетят холодные ветры! Придет наша пора…

Ему было так радостно, будто пел весь воздух, словно лучи света пронизали его листики. И цветок стоял нежный и хрупкий и вместе с тем, сильный в своей юной красе.

Но до лета было еще далеко, тучи закрывали солнце, подул резкий холодный ветер… Снова наступили холода. Потянулись хмурые дни без единого солнечного луча. Погода стояла такая, что маленькому, слабому цветку впору было замерзнуть насквозь. Но он и сам не знал, какой он сильный: ему прибавляла сил жизнерадостность и вера в то, что лето все равно придет. Он хранил ему верность, а солнечные лучи подтверждали, что ждать осталось не долго. И так он стоял, исполненный любви, веры и надежды, в белом наряде на белом снегу, когда густо падали хлопья и дули ледяные ветры.

Август закончил свой рассказ о подснежнике и, ничего не говоря, поднялся, чтобы продолжить путь. Анвар последовал за ним, и только потом произнес: «А ты, оказывается, романтик!»

— Не знаю, — улыбнувшись, ответил Август, — просто захотелось поделиться детскими воспоминаниями, мой дед был чудесным рассказчиком, и я, наверное, чему-то у него научился. Хотя в ту пору тоже сомневался в своих силах и талантах, потому что не знал, какие мы с дедом сильные, сколько сможем пережить и преодолеть.

А вот и подножие горы, которое еще совсем недавно казалось далеким…

Отсюда и начнется восхождение, с первого шага, ведь любое путешествие, даже длиною в жизнь, начинается с первого шага.

Ученик Великого Мага вновь обнял своего спутника, вложив в это объятие столько тепла и доброты, сколько, наверняка, хватит для любого восхождения, а состоянию полета Анвар научится сам, осталось только объяснить ему, как.

— Слушай меня внимательно и запоминай, — сказал убедительно Август.

— Сейчас подумай о своей мечте, представь, что она сбылась. Наступил тот день, когда ты появился в доме того известного человека, чтобы взять в жены его дочь. А теперь, когда ты доберешься до первого плато, остановись, можешь закрыть глаза, если тебе легче представлять все с закрытыми глазами, а можешь и не закрывать, это неважно. Просто позволь себе увидеть все, что тебя там окружает, кто там находится, в том доме и вокруг него.

Затем поднимайся выше, остановись на втором горном плато и посмотри, что ты там делаешь, чем ты занимаешься в доме отца понравившейся тебе девушки.

Снова поднимайся вверх, на третьем плато остановись и подумай, какие свои способности ты используешь. Какие умения и навыки тебе пригодились в этом доме, чтобы получить руку и завоевать сердце дочери хозяина. Возможно, какие-то еще способности следует развить в себе, чтобы достигнуть своей мечты. Может быть, откроются тебе и новые возможности.

Иди к следующему уровню, где можно подумать, зачем тебе все это надо? Что тебе даст женитьба на этой девушке? Почему для тебя так важно получить в жены дочь этого известного человека? Когда найдешь ответ в самом себе, поднимайся еще выше.

На пятом плато, если считать от подножия горы, тоже задержись, спроси самого себя, кто ты есть? Почувствуй свое предназначение. Ощути смысл своего рождения, цель своей жизни.

Шагни на самую вершину горы. Почувствуй свою принадлежность чему-то высшему, большему, чем ты сам. Почувствуй высший смысл жизни, подумай, что ты можешь дать Миру. А теперь представь, что по склону горы расположились твои будущие потомки, ощути важность и, может быть, даже величие этого момента. Передай им мысленно что-то важное, что тебе хотелось бы им передать, какое-то тайное знание для успешной и счастливой жизни.

А от них прими тоже что-то ценное для твоей жизни и твоего счастья. Возьми с собой это чувство, это и есть сокровище, которое может получить каждый, заглянув в глубь себя. И тогда ты почувствуешь будто у тебя выросли крылья, ощутишь красоту и радость полета. В тебе появится сила и уверенность, что ты все сможешь, если знаешь, зачем тебе это надо.

Теперь можно возвращаться, останавливаясь на каждом плато, вспоминая все, что, ты представлял и говорил себе, поднимаясь в гору, наполняя и дополняя теперь уже новым смыслом, полученным благодаря открытому в себе сокровищу.

Эта способность и есть сокровище, которого нет ни у кого, пока не откроешь его в себе и не научишься использовать, — с этими словами ученик Великого Мага оставил Анвара. Теперь он знал, что сделал для своего приятеля и первого ученика все, что поможет ему в достижении своей высокой цели. У каждого — свой путь, и, если ты его выбрал, стоит пройти его достойно от начала до конца.

Анвар проделал все, чему научил его Август. Восхождение в гору завершилось, когда солнце уже село, а все цветы на лугу уже уснули. Воздух наполнился вечерним ароматом, а наш герой все еще пребывал в состоянии полета и восторга. Его еще больше влекли просторы неизвестного. Он размышлял о том, что, если друзья, влюбленные, единомышленники рассеяны по миру, но они помнят друг друга, шлют мысли радости и поддержки, и для их незримой связи нет расстояний, в их сердцах всегда живет надежда волнующей встречи. Хотя, каждому из них назначено пройти свой отрезок пути самостоятельно, в них есть то, что дарует крылья, возносит их дух, напоминает о высоком предназначении. Их душевный огонь разгорается так ярко, что освещает путь новым возможностям.

Когда следуешь своим путем, все в этом мире тебе помогает.

Долг и судьба

«Пока человек не сдается, он сильнее своей судьбы»

Ремарк

Ученик Великого Мага, по имени Август, продолжал свой путь. Целью его путешествия была помощь тем, кто в ней нуждается, и проверка полученных знаний в конкретных делах, ведь иначе, как любил повторять Учитель, теория без практики — просто слухи. В дороге встречались разные люди, их жизненные истории были иногда удивительными, иногда веселыми, иногда грустными… И мудрые истории тоже случалось услышать! Впрочем, все они были интересны и поучительны для Августа.

Мудрость… А в чем она проявляется? Как ее узнать? Юноша стал вспоминать слова Учителя о том, что истинная мудрость предполагает не наличие знаний, а правильность действий, не свершение великих дел, требующих большого ума, а умение делать своевременный и наилучший выбор. Истинная мудрость не терпит излишеств и бахвальства. Мудр тот, кто знает не многое, а нужное.

Август будто услышал голос Великого Мага, оказавшись в окружении своих соучеников, сидящих на поляне и наслаждающихся искусными историями рассказчика. Воспоминание было настолько реальным, что он чувствовал запах свежей травы и цветущего жасмина, видел лица своих друзей, их пытливые, устремленные на Учителя глаза, полные интереса, уважения и одновременно озорства. Август слышал даже шум водопада, доносившийся с гор, который, как любимая мелодия, сопровождал голос Мага. Он почувствовал, как волна тепла и радости прокатилась по всему телу, и слова Учителя стали восприниматься совсем четко и ясно, будто тот, действительно, находился рядом.

— Однажды, когда я был еще совсем молодым, — рассказывал Великий Маг, я спас тонущего в бурной реке человека, с виду похожего на отшельника. Он решил отблагодарить меня за добрый поступок и привел в свою пещеру. Там он достал из тайника огромную тыкву и вынул из нее три волшебные вещи: иглу, колотушку и жезл. Отшельник положил все это передо мной и сказал:

— Эти вещи неказисты на вид, но в них заключена волшебная сила: игла дарует жизнь и излечивает от всех болезней, колотушка при ударе высекает золотые и серебряные монеты, а жезл дает власть и силу. Он способен победить любое войско и уничтожить всех врагов. Ты спас мне жизнь, я благодарен тебе, поэтому выбирай в награду любой из этих предметов.

— Думал я недолго. Взял иглу и спрятал ее у себя в поясе.

— Ты слишком быстро принял решение, — удивился отшельник.

— Неужели тебя не прельщают богатство и власть?

— Я выбрал жизнь, — ответил я.

— Ни власть, ни богатство без нее цены не имеют, а, спасая жизни других, я, при желании, буду иметь и власть, и богатство. Вот почему я так быстро выбрал иглу.

Так завершил свой рассказ Учитель. Все ученики молчали, видимо, каждый обдумывал, какой выбор сделал бы он сам в подобной ситуации. Тишину нарушил один из самых молодых учеников, который поступил на обучение в школу магов совсем недавно. Он обратился к рассказчику со следующими словами:

— Учитель, я понял, что ты поступил очень мудро, я понимаю, что ты сделал действительно лучший выбор, но я и представить себе не могу, что можно так быстро принять решение. Я почти всегда сомневаюсь, не знаю, как лучше будет поступить. На это уходит много времени. Я хочу научиться принимать решения без лишних колебаний и сомнений.

— Когда есть желание чему-либо научиться, то обучаться становится легко, — сказал с лукавой улыбкой Великий Маг.

— Сейчас ты в этом убедишься сам, и твои друзья смогут это увидеть. Только не думайте, пожалуйста, что я собираюсь демонстрировать вам чудесные превращения и волшебные инструменты, хотя, научиться за несколько минут принимать решения, наверное, похоже на чудо. Ты готов, друг мой? — обратился Учитель к юноше.

Мальчик был несколько смущен и даже растерян, но тут же кивнул головой, подтверждая свою готовность. Великий Маг жестом пригласил его подойти поближе.

— Есть ли у тебя сейчас какой-то вопрос, требующий от тебя принятия решения, а ты сомневаешься? — Спросил он ученика.

— Да, Учитель!

— Тогда подумай об этой ситуации, о своих сомнениях и мысленно свяжи это чувство с тем местом, где ты сейчас стоишь, назовем его условно «место сомнения», чтобы запомнить его, отметь его каким-то знаком.

Юноша очертил вокруг себя небольшой круг и вышел из него.

— Хорошо, — сказал Великий Маг. Затем задал следующий вопрос:

— Приходилось ли тебе наблюдать за каким-то явлением?

— Конечно, Учитель. Я люблю наблюдать за потоками воды, когда идет сильный дождь.

— Вспомни это состояние наблюдателя и мысленно свяжи это чувство с тем местом, где ты сейчас стоишь, назовем это «место наблюдателя».

А теперь подумай о той ситуации в твоей жизни, когда ты принял решение и остался доволен результатом.

— Учитель, я вспомнил. Я очень доволен, что решил поступить в Школу Магов, — радостно сообщил юноша.

— Замечательно! Теперь оставь другой знак на этом месте, где ты сейчас стоишь, и сделай опять шаг вперед.

Ученик начертил пирамиду и сделал все так, как велел Маг. Затем Учитель предложил ему очень подробно вспомнить тот момент, когда он принял это решение, почувствовать то состояние, которое наполняло душу и проявлялось в теле. Великий Маг стоял рядом и внимательно наблюдал за мальчиком. Остальные ученики, хотя и находились чуть дальше, заметили, что на лице юноши заиграл румянец, появилась легкая улыбка, а глаза засияли каким-то особым светом.

— Очень хорошо! — сказал Учитель. — Отметь это место и вернись к пирамиде. Ученик достал из кармана каштан, положил возле босых ног и выполнил все, что сказал Маг.

Вернувшись к пирамиде, он услышал слова своего учителя:

— Вспомни, пожалуйста, еще какую-то ситуацию, когда ты принял решение и все для тебя сложилось благополучно. Когда вспомнишь, пройди вперед, остановись недалеко от того места, где ты оставил каштан. Позволь себе полностью погрузиться в те чувства и ощущения, услышать звуки, которые тогда доносились до твоего слуха, услышать то, что ты говорил сам себе. Делай все это легко и свободно, без напряжения.

— Учитель, у меня все получилось, я как будто снова оказался на берегу реки, в той деревне, где жил до того, как добрался сюда. Я увидел рядом с собой деревенских мальчишек, шумных и озорных, готовых спорить по любому поводу. Они тогда подтрунивали надо мной, смеялись, не верили, что я смогу переплыть на другой берег. Я был самым младшим из них, мне было страшно, но я решился. Потом я гордился своим поступком, а ребята меня перестали дразнить «малявкой», даже стали уважать. Тогда мне некогда было долго раздумывать, я быстро разбежался и бросился в воду.

— Прекрасно, молодец! — похвалил юношу довольный Маг. Я заметил, что всё получилось: у тебя все мышцы тела напряглись, как перед прыжком, а лицо выражало полную решимость. Свяжи мысленно это состояние с местом, где сейчас находишься. Снова сделай отметку и возвращайся к пирамиде с целью отыскать в своем опыте еще одну ситуацию, когда принятое решение тебе понравилось.

Ученик положил на землю рядом с собой два каштана, которые извлек из кармана и направился к указанному месту. Там он стал вспоминать, перебирая в уме разные события, в которых нужно было проявить решительность, но ничего не приходило в голову. В тот же момент на помощь пришел Великий Маг, видимо, потому и величали его Великим, что он мог мгновенно понять и почувствовать, что в его помощи нуждаются. Он как будто услышал вопрос, который еще не успел прозвучать.

— Тебе совсем необязательно стараться найти в своих воспоминаниях какие-то важные решения, серьезные поступки. Достаточно просто воскресить в памяти какой-то момент, когда ты сделал удачный выбор и в дальнейшем это привело к хорошим результатам.

— Спасибо, Учитель. А может быть такое, что я просто отложил прогулку в горы, остался дома, а скоро началась сильная гроза с проливным дождем, с оглушительными раскатами грома? Я так тогда обрадовался, что не пошел гулять!

— Ты совершенно прав, друг мой. Вполне годится этот случай. Можешь двигаться вперед, но остановись на небольшом расстоянии от того места на поляне, где ты оставил два каштана. Очень хорошо! А теперь легко и свободно погрузись в подробное воспоминание о том дне, когда этот случай произошел. Посмотри на небо, как тогда, возможно, ты заметил тучи. Позволь себе почувствовать то внутреннее состояние, когда ты решил, что отложишь прогулку. Замечательно! Теперь, находясь в этом состоянии, собери оставленные на поляне каштаны, вспомнив вторую ситуацию, когда ты решил прыгнуть в реку. Возьми с собой эти чувства, потом вспомни первую ситуацию, когда ты решил поступить в школу магов, и добавь те чувства, которые ты испытывал тогда. Молодец! Сохраняя в себе все полученные чувства и эмоции, в ситуациях, когда ты принимал решение, ступай в место сомнения, которое ты обозначил кругом. Хорошо! Вспомни тот вопрос, который требует от тебя принятия решения. Подумай об этой ситуации и скажи, что ты теперь чувствуешь, какие мысли к тебе приходят?

Взоры всех учеников были устремлены на юношу, они с интересом и нетерпением ждали, что же он скажет.

— Я чувствую, что готов принять решение. Колебаний и сомнений не осталось. Я знаю, что мне делать. Спасибо, Учитель.

Все захлопали в ладоши, поддерживая своего друга и выражая благодарность Великому Магу.

Август очнулся от своих воспоминаний, поднял взгляд к солнцу, удивился, что прошло немало времени с тех пор, как он предался размышлениям о мудрости, вспоминая рассказ Учителя и все, что произошло потом. Он подумал о том, как давно он покинул Школу Магов, своих друзей, но все, что их связывает, представляется так ярко, будто было только вчера. Что ж, пора продолжить свой путь, ведь день уже неумолимо клонится к вечеру, а хотелось бы вовремя добраться до города и устроиться на ночлег.

Ученик Великого Мага энергично зашагал по дороге. Воспоминания придали ему сил, наполнили энергией и желанием действовать решительно, радость наполняла душу. Настроение Августа было созвучно тому, что он наблюдал вокруг себя: листва деревьев, несмотря на то, что давно не было дождя, выглядела свежей, благодаря легким порывам ветра, ветви деревьев, наклонясь друг к другу, разговаривали на своем языке, оживленно и вдохновенно делясь впечатлениями. Даже в движении облаков чувствовалось нечто решительное и смелое, казалось, что их манит к себе что-то неизведанное.

Вскоре он догнал путника, шедшего в том же направлении. Они познакомились и завели беседу о путешествии, ведь, всем известно, что даже короткий разговор сокращает путь. Попутчик стал рассказывать о чудодейственной силе храмов Индии, где ему посчастливилось побывать. Там, конечно, бывает много паломников, путь их нелегок, но кому улыбнулась удача добраться до священных стен Храма, достаточно только потереть ладонями камни стен, как все желания тотчас же исполняются.

— А исполнились ли твои желания? — спросил Август. — И чего ты желал, когда отправился в Индию?

— Я желал здоровья, богатства и храбрости, именно этого мне не хватало в жизни, — ответил попутчик.

— И тебе удалось все это получить? — поинтересовался ученик Великого Мага.

— Слушай, если тебе интересно, только я не очень хороший рассказчик. Дорога к храму была долгой и тяжелой, вряд ли я смог бы выдержать ее, если бы так сильно не мечтал стать богатым и храбрым. Тяготы дороги закалили и укрепили мое тело. Я стал сильнее и здоровее, многому научился от других паломников. Мужчина немного помолчал, видимо, задумавшись о чем-то, и продолжил свой рассказ:

— Однажды, уже в Индии, когда дорога была особенно изнурительной, и мы часто страдали от зноя и жажды, мне посчастливилось найти несколько золотых монет и я стал богатым. Такое чудесное событие укрепило мой дух и веру, благодаря этому трудности дороги стали восприниматься легче, и я смог быстрее продвигаться к своей цели. Когда же до храма оставалось всего три дня пути, на меня напали разбойники, которые часто промышляют грабежом на таких дорогах. Но я смог преодолеть свой страх, да и трудный путь настолько закалил мой характер и развил физически, что мне удалось обратить в бегство нападавших на меня грабителей. Так я получил все, что пожелал: и здоровье, и богатство, и храбрость.

Август задумался, почему так странно рассуждают некоторые люди, а вслух сказал:

— В этой истории следовало бы священной сделать дорогу, а не храм.

— Что может быть священного в дороге? — удивился новый знакомый.

— А что исполнило твои желания, храм или все-таки дорога? — спросил ученик Великого Мага.

Оставив своего нового знакомого в размышлениях, попрощавшись с ним и пожелав ему сохранить и приумножить полученное, Август направился в гостевой дом, чтобы устроиться на ночлег, а путник пошёл дальше. Августа встретила добродушная женщина, которая согласилась его накормить и дать пристанище, если только он будет не против разделить трапезу и остаться ночевать с одним, вполне приличным с виду, пожилым господином. Тот совсем недавно занял последнюю из свободных комнат. Юноша чувствовал себя голодным и несколько уставшим от дороги, поэтому, не раздумывая, согласился.

Хозяйка принесла ужин в комнату, где постоялец, приятный и, как оказалось, словоохотливый, уже сидел за столом. Он вполне благосклонно принял известие о том, что ему предстоит отужинать в компании. Жаркое из кролика с овощами было восхитительно вкусным и ароматным, молодое красное вино чудесно дополнило впечатление не только от хорошо приготовленного блюда, но и от нового знакомства. В общем, завязалась приятная, ни к чему не обязывающая беседа, которая в дальнейшем превратилась в философский разговор о долге и судьбе, о стремлении к успеху, об отношении к миру, о достижениях и встречающихся на пути к ним преградах.

Новый знакомый говорил пространно, должно быть, ему хотелось изложить свои взгляды на жизнь представителю молодого поколения. Август слушал с уважением, не перебивая.

— Итак, милый юноша, я считаю, что немного найдется в этой жизни дел, больших и малых, которые не побуждали бы нас добиваться успеха. Только человек, преисполненный истинной любви и веры, способен избежать неблагоприятных последствий и в том случае, когда он добивается успеха, и в том случае, когда не добивается их. Любовь и вера даруют нам крылья и возносят наш дух, чтобы мы могли преодолеть преграды, встречающиеся на пути. Они приподнимают нас над пучиной невзгод и напоминают о высоком предназначении. Благодаря любви и вере душевный огонь разгорается так ярко, что освещает тысячами возможностей пути выхода из сложных ситуаций и продвижения к успеху. А когда мы ликуем, когда восторг победителя захватывает нас целиком, именно любовь и вера оберегают нас от соблазнов славы и власти.

Он сделал глоток вина и продолжил:

— В мире для каждого из нас есть два великих правила: одно из них — судьба, другое — долг. Любовь детей к родителям — это судьба, её невозможно вырвать из сердца. Служение подданного правителю — это долг, и, что бы ни случилось с подданным, он не может без государя. Правила, которые невозможно обойти в этом мире, я называю великими. Вот почему в служении родителям извечная вершина сыновней любви — в согласии жить со своими отцом и матерью. В служении государю вершина преданности — хладнокровно выполнять поручения. А в служении собственному сердцу высшая заслуга — спокойно принимать судьбу, не давая воли огорчениям и радостям, зная, что иного пути нет. В служении сына или подданного есть нечто такое, чего нельзя избежать. Если делать лишь то, что велит сердце, никогда не испытаешь разочарований.

Он вновь пригубил вина, немного помолчал и сказал, приблизившись к Августу:

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.