электронная
36
печатная A5
225
16+
Убийство при свете гирлянд

Бесплатный фрагмент - Убийство при свете гирлянд

Детектив


Объем:
26 стр.
Возрастное ограничение:
16+
ISBN:
978-5-4490-2619-4
электронная
от 36
печатная A5
от 225

— 1 —

Печь давно остыла, и в маленькой узенькой каморке стало невыносимо холодно. Завернувшись в заношенную коричневую дублёнку, Клаус витал в мире своих иллюзий, мечтал и только изредка глубоко вздыхал. Он чувствовал, что скоро заледенеет. Странно, но сегодня впервые за долгие годы ему не хотелось жаловаться на своё жильё и неудобства. Порой Клаусу казалось, что нет на свете ничего роднее и уютнее этого маленького домика. Сейчас эти мысли больше всего занимали его мозг. Пытаясь найти выход из некоторых ситуаций, он довольно долго просидел голодным и даже не прикоснулся к любимому виски.

Жизнь Клауса, проживавшего в одном из старых домов на Elmsley Street, останется загадкой для жителей этого района и после его смерти. Люди будут продолжать придумывать разные необычные истории о нём и рассказывать детям. Он просто доведёт до конца свою бедную жизнь в одиночестве, мечтая, как и в детстве, о новогодних чудесах и подарках. Да, Клаус часто предавался таким размышлениям…

Добро и Зло превратили жизнь Клауса в поле боя и боролись друг с другом. Иногда ему казалось, что эти два манипулятора день и ночь управляют каждым его движением, не оставляя за ним никакого права выбора. Клаус всегда сравнивал свой день с ареной борьбы противоположных сил. Он давно уже привык к частым дуэлям своих мыслей и желаний.

Клаус менялся так же, как времена года. С приходом зимы под воздействием сил Добра он отправлялся в Англиканскую церковь, молил Бога простить грехи, спасти и сохранить его душу, подарить ему мир и покой в душе. К концу декабря, нарядившись в свой костюм Санта-Клауса, он отправлялся в незнакомые дома делать добро — радовать детей и взрослых новогодними сюрпризами. Ближе к полуночи, завершив свой тяжёлый рабочий день, он возвращался в свою старую каморку и проводил последние минуты уходящего года наедине со своими мечтами. Волшебные огни на старой ёлке и опустошаемые одна за другой бутылки виски уносили его в чудесную сказку. Клаус привык встречать первый день нового года в беспамятстве, но в приподнятом настроении.

Он совсем не любил осень. Казалось, что с наступлением осени весь их двор попадал под гнев Всевышнего. Непрерывные ливни несколько раз размывали его старую каморку, и она становилась непригодной для жилья. А в прошлом году дожди сменились сильными морозами, которые принесли с собой простуду, перешедшую в пневмонию. Только весной удалось кое-как встать на ноги, подлечиться и подремонтировать свою каморку.

Пожилой мужчина был выносливым и привык к разным трудностям. Он больше походил на большую бездушную скалу, чем на живого человека. Если вычесть дни, когда болел пневмонией, то предпочитал сильные холода. Ненависть же к осени была не из-за ливней…

С приходом осени силы Добра слабели, и посланники Зла начинали управлять Клаусом. На протяжении трёх месяцев он занимался грязными делами. Как только в городе наступала ночь, Клаус забирался в богатые дома и воровал всё, что попадёт под руку. На самом деле он ненавидел воровство. Но тело было неподвластно разуму. Поэтому Ричард и любил Клауса. Они оба были мошенниками и совершали грабежи.

Днём Ричард ходил на разведку, планировал, как провести очередную операцию. Вечером же вместе с Клаусом отправлялись в выбранный дом. Обычно они грабили особняки в отсутствии жильцов, потому что Клаус никак не соглашался с уговорами Ричарда проворачивать всё в присутствии владельцев дома.

Несмотря на то что силы Зла брали контроль над действиями пожилого мужчины, всё же луч Добра не давал ему погибнуть во мраке. Каждый день Ричард спорил с ним только из-за этого.

— Дорогой Клаус, ты очень странный человек! Знаешь об этом?

— Сам ты странный! И ещё… Мы не друзья. Ричард, не надо говорить столь ласковых слов!

Клаус никогда не считал его своим другом, даже когда было совсем одиноко и тоскливо на душе. Ричард был всего лишь его старым знакомым.

Ричард был отцом многодетного семейства. Семь-восемь лет назад его жена умерла от тифа. Клаус порой задумывался о Ричарде. Ему казалось, что он старается быть хорошим отцом. Его знакомый делал всё, чтобы прокормить своих детей. Однако Ричард всё же был несчастным человеком. Ради своих детей он готов был на любое дело.

Если бы составили список самых несчастных людей Англии, то, по мнению Клауса, на первом месте стоило бы записать Ричарда. Ну а следом, естественно, его. Пожилой мужчина всегда так думал. Старательность, выносливость и мужество были наградами Всевышнего для одинокого человека — так думал он долгими ночами. Возможно, эти мысли заставляли его жить.

Хотя сам Клаус совсем так не считал. Только Ричард и Санта могли предполагать, что у их общего знакомого всё хорошо. Пятнадцать лет назад в осенний дождливый вечер любимая женщина навсегда оставила его наедине с одиночеством — вот причина, которая заставляла жить…

С того дня Клаус пытался забыть даже имя своей любимой. Он часто вспоминал о ней, но не называл, только повторял: «Моя дорогая подлая женщина».

Каждый день думать о своей возлюбленной стало для Клауса привычным делом. Он подолгу пересматривал одну и ту же пожелтевшую фотографию и наедине со своим одиночеством оплакивал ушедшие дни. Наверное, избыток выпитого виски доводил его до раздирающих душу слёз. Ему так хотелось вдохнуть с фотографии запах «подлой женщины». Клаус понимал, что это ненормально жить воспоминаниями и быть зависимыми от них. Неужели хотел оживить её фотографию?

Долгие годы его терзали безответные вопросы, которыми были заняты все его мысли. И всё же не мог запретить себе искать её запах, чувствовать. Фотография давно была пропитана виски и напоминала Клаусу только об измене и предательстве. И больше всего ту ночь…

Мрак, холодная осенняя ночь — под непрекращающимся ливнем Клаус несколько часов простоял в ожидании своей возлюбленной. Женщина, обманув его детскими сказками (причинами, объяснениями), сбежала с богатым мужчиной. Хотя, Клаус даже не пытался остановить её. В ту ночь в образе «подлой женщины» уехала карета счастья. Узкие переулки на Elmsley Street небольшого квартала в Steeton сжимали его сердце так же, как и сейчас. С того самого дня он забыл, что он художник, и бросил заниматься своим любимым делом — рисованием. Все картины, нарисованные для «подлой женщины» передал монахине Мэри в Англиканской церкви. Отдал все, кроме этой пожелтевшей картины. Эта маленькая память не давала успокоиться ненависти. Пятнадцать лет он постоянно думал только об одном — найти и рассчитаться со своей возлюбленной и богачом, с которым она сбежала. Долгие годы Клаус ходил по незнакомым улицам и выступал домам только с мыслью, что, наконец, встретится с ними лицом к лицу. Осенью занимался грабежом, чтобы заглушить гнев и ненависть, возникающую с приходом этого времени года. С наступлением же зимы создавал сказку, в которую порой даже верил сам, и отправлялся на поиски своих героев.

Лето ненавидел больше осени. Хотя в это время года проблем было мало, ведь он пожинал плоды весеннего посева. Клаус хорошо разбирался в сельском хозяйстве, за что и ценил себя. Приложив огромные усилия, вырастив хороший урожай, продавал его богатым фермерам. Весна была его любимым временем года — он становился другом Всевышнего и был под властью сил Добра. К сожалению, всё это длилось только до начала лета. Клаус всегда думал: «Помолюсь под Новый год в Англиканской церкви и солью все грехи», тем самым можно продолжать свои злодеяния.

— Может, немного прогуляться на свежем воздухе. Ну и пусть, что очень холодно и морозно, — думал Клаус. Не прошло и пары минут, как он вышел из своей каморки.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 36
печатная A5
от 225