электронная
40
печатная A5
275
12+
У жизни в плену

Бесплатный фрагмент - У жизни в плену

Стихотворения

Объем:
82 стр.
Возрастное ограничение:
12+
ISBN:
978-5-4483-9642-7
электронная
от 40
печатная A5
от 275

Жизнь подарена нам свыше.

Как мы распорядимся этим подарком, зависит только от нас.

От совершенства к принятию

Заметь, что совершенствуя себя,

И душу разбирая на запчасти,

Ты делаешь всё это не любя,

А для забав ума по большей части.


Ум хочет быть могуче всех,

Чтобы блистал ты яко солнце,

Чтобы везде успех, успех, успех,

И не дай Бог упасть на жизни донце.


Принять себя таким, как есть:

Все недостатки, все изъяны,

Которых в каждом, откинув лесть,

Найдётся уйма. Но, как же планы:


Стать идеальным в жизни этой,

Богатым, равным Богу, королём?

И как мы все влекомые планетой,

В неё несовершенные уйдём?


Остынь, уймись, присядь, расслабься,

Не ум услышь, а душу приоткрой.

Тебе ли с Господом тягаться?

Пойми свой Дух, и ощути покой.

Исправлю жизнь

Исправлю жизнь, начну всё с чистого листа,

Пройдусь по улочкам души с любовью, не спеша.

Здесь рана на душе была, остался только шрам.

Рубцы затянуты уже, воспоминанья — хлам.

Я вымету метлой большой весь мусор огорчений,

Накопленный и пыльный, тяжёлый груз сомнений.

Оставлю радость, пусть живёт, и светит, как звезда.

Оставлю творчества полёт, ему скажу я: «да!»

Обиды все за раз простив, покаюсь я о том,

Что засоряла жизнь свою злопамятством и злом.

Не зря же сказано нам всем: «Цените Души Ваши»,

Не тело и не интеллект не сделают нас краше.

Кристально чистая Душа, огнём горящий Дух —

Для человека ценный клад ингредиентов двух.

У монаха день короткий

У монаха день короткий, утром встанет на заре,

И покажет нрав свой кроткий, помолившись                                                                               в алтаре.

Сна уж нет, душа проснулась, к делу надо                                                                                приступать,

Но сначала лёгкий завтрак, просто Божья                                                                                 благодать.


Съел он всё во славу Божью и пошёл дела вершить,

Вопрошая: «Как же подвиг мне духовный                                                                                    утвердить?

Чтоб такого сделать надо, чтобы духом я окреп?

Чтоб не зря коптил я воздух, чтоб не зря жевал я                                                                              хлеб».


Размышляем мы о том же, просыпаясь поутру,

Иль валяемся на ложе, предвкушая маяту?

Спрыгнули и побежали на работу, все в трудах,

Осуждая, что в безделье дни свои живёт монах…

Вдруг спохватился

Вдруг спохватился — время утекло

Сквозь пальцы, действия, желанья.

И понимание к тебе пришло,

Как будто вечности признанье,

Что жизнь проходит как-то так,

Без славы, важных дел, почёта,

И вроде бы, какой пустяк,

Но грустно, грустно отчего-то.

От понимания безбрежной пустоты,

Что охватила и стянула горло,

А как хотелось быть с судьбой на «ты»,

Но время ухмыльнувшись,

обмануло словно.

Ну что же благодетельный палач,

Минуты и секунды забираешь резво,

Услышь мой тихий искупленья плач,

Есть опыт. Значит, всё же ты полезно.

Градус ненависти

Снова развод, снова тоска —

Яд отравляет душу.

С лёгкостью мнимой, говорю я: «Пока».

Или сейчас, или струшу.


Сколько терпеть, сколько страдать?

Ненависть в апогее.

До пустоты рукою подать.

Прочь от неё быстрее.


Градусы ниже, остыла уже,

Горечь, как послевкусье.

Разрушены стены, жизнь на меже,

Я ухожу, значит в плюсе.

Вектор жизни

Как жизнь направишь, такой и результат.

Один стремится к власти, достиженьям,

Другой, проснувшись, солнцу рад,

И булочке, намазанной вареньем.

У первого расписан день до мелочей,

Второй живёт, так как придётся,

С чего-то купит сто свечей,

Взгрустнёт потом, да и напьётся.

Потом раскается, что был не прав,

И в церкви сто свечей поставит.

Такой простой, нелепый нрав,

Он, оступаясь, Бога славит.

Для первого — жизнь широка,

Но в плоскости земной лежит.

Возможности второго урезаны слегка,

А вектор жизни ввысь манит.

Русь Православная

Эх, ты, Русь моя, Православная,

Я к тебе иду, я душой пою:

Ты воспрянь, ты восстань,

Ото сна пробудись,

Ввысь потянись,

Разомни плечи могучие,

Разгони в небе тучи ты.

Всё, что нужно тебе,

Ищи в самой себе,

И спала ты не по своей вине.

Гребень золота в кудри русые

Затолкали враги искусные,

Лиходеи и злопыхатели

Повели тебя на распятие.

Сбрось на землю с себя кусок золота,

И хоть ядом его ты уколота,

Вспомни, что куполами увенчана,

Крылья разверни заплечные.

В небо, к Богу твоя дорога,

Испокон ты у его порога,

Не царями ты знаменита,

А народа кровью умыта.

Я иду с тобой на распятье,

И судьбу не хочу менять я.

Осень, танцуй

Улетали птицы, улетали —

Всю тоску с собою забирали,

Желтоглазой осени печали

Уносили стаями-ключами.


Танцевала златокудрая кокетка,

Упиваясь проводами лета.

Знала, что отмеряно не много:

Месяц-два, зима уж у порога.


Вспомнила: и хмурится, и чахнет,

Настроение пропало, дождик каплет.

Златы кудри потускнели разом,

И поникла вся природа сразу.


Так танцуй же осень, не сдавайся,

Солнцу и деревьям улыбайся,

Вихрем закружи и свистопляской,

Удиви нас зрелостью прекрасной.

Желания

Как мне понять, чего хочу,

Где дверь моя, а не чужая?

За мимолётные желания плачу,

А хочется найти ключи от Рая.


Но Рая на земле, известно, нет,

На небеса при жизни не пускают,

Мне мудрецы дают простой совет:

Желанья призрачны и дымкой тают,

Они не истинны, а истинно — одно,

Проверено, испытано веками.

Молюсь, чтоб жить свободно и легко,

Жить, не теряя связи с Небесами…

У пропасти

Ты молчал, как рыба об лёд,

Ты молился: «Услышь меня, Господи!»

Из людей ты таких пород,

Что родились у края пропасти.


Не богатство тебе мнилось, нет,

Хоть и жил на грани бедности,

А хотел ты от жизни побед,

Ну и может, ещё известности.


Но когда, цепляясь за край,

Научился бороться с мороком,

Жизнь сказала тебе: «Выбирай:

Падать вниз, иль взлететь соколом!»


И конечно ты выбрал путь вверх,

И в сердцах крикнул: «Видишь, Господи,

Я достиг, как хотел всех побед!»

Он ответил:

«Потому, что ты был у пропасти».

Привет, иные миры

Проникая в иные миры силой одного подсознания,

Что ты хочешь найти? Отголоски какого познания?

Тебе скучно жить в одном только мире, здесь?

В небеса смотришь, ищешь знаки в эфире, весть?


Параллельные миры, может, не такая уж сказка?

Просто ещё не время, и им не нужна огласка.

Постараешься прорвать завесу, и удастся пройти,

Сброшена материи маска. Привет, иные миры!

Бег минут

Мы в исступленьи проживаем дни веселья и печали,

Бегут же чередой они, и пропадают в дали.

Уйдут, задержаться едва, они, как лёгкий ветер,

От них кружится голова, и мы за них в ответе:

Чем наполняем, как живём, что повторяем                                                                              ежечасно,

Про то поймём спустя, потом, пред смертью будет                                                                          ясно.

Одно лишь «но», дней не вернуть весёлых                                                                            и печальных,

Осталось только помянуть минут ушедших дальних.

Жизнь, как ценность

Жизнь — хрупкая, тончайшая субстанция.

Зачем подарена она?

Нам кажется, что мы последняя высокая инстанция.

Ошибочно, да, как всегда.

От самомнения раздутые идут вершители судьбы,

Не люди, а шары надутые,

Не ценится подарок, проходят суетою дни.

Всё ж вьётся жизни нить.

Но прерваться может так внезапно,

Когда не ждёшь того совсем.

Подарки следует ценить.

И ценность жизни постигая,

С себя надменность всю снимая,

Из дней Судьбу свою сложить.

Чего хочет Бог?

Он создал нас по образу, подобными,

Но заложил инстинкты, страх и злость.

Как быть нам безупречно бесподобными,

Когда характер, словно в горле кость?

Молиться, обращаясь за поддержкою,

Или трудиться над собою день и ночь?

Мечтами жить, надеждою,

Что сможет чем-то Он помочь?

Пусть верно это совершенно,

Другим не станешь ты мгновенно.

Все недостатки надо знать,

Чтоб Душу к эталону приближать.

И чтоб животное начало,

В нас снова бы не одичало,

Трудиться надо неустанно —

Характер тоже есть программа.

Сны

Где грань прикосновения миров?

Её мы видим только лишь во сне.

Она без всех физических основ,

Подвластна всё ж владычице луне.

Спит человек, при этом видит сны:


Порою вещие, или абстрактные,

цветные.

Какой дорогой к нам идут они,

Неся всю информацию о мире?


На тонком плане сотканы виденья,

И сон нас приближает к тем мирам,

Где возникает импульс вдохновенья,

Ведь он аналогичен нашим снам…

Мечется душа

Из прошлого дорога к дню сему идёт,

Там было то, что строил сам, и то, что неизбежно,

Ждёшь будущее, вот оно грядёт,

Глядишь, и этот день пропал,

                                            и мечется душа мятежно.

Так отчего? Что надо ей опять?

Ведь тело вроде бы в покое, сыто.

Душе же хочется не проживать, ваять,

Ей всё бы истину искать, и то,

                                               что от людей сокрыто.

Найдёт? Как знать.

Но если есть в тебе порывы,

Быть может, вторить им начать,

Закончив разума брожение и

                                                     суицида срывы?

Опавший лист

Опавший лист о многом говорит:

Он оторвался, сух, он прожил.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 40
печатная A5
от 275