электронная
126
печатная A5
327
18+
Тёмное чувство любовь

Бесплатный фрагмент - Тёмное чувство любовь

От высокого до банального

Объем:
108 стр.
Возрастное ограничение:
18+
ISBN:
978-5-4493-8685-4
электронная
от 126
печатная A5
от 327

18+

Книга предназначена
для читателей старше 18 лет

ВСЮДУ ЛЮБОВЬ

ПЛЯЖ ЗОЛОТОЙ

1.

Лунища над морем привычно светила.

И волны на берег катились рутинно.

На дне шевелилась ленивая тина.

И серые крабы по камням бродили.


В такой обстановке естественно как-то

Представить фемину у края прибоя

Наядой  из волн  и, конечно, нагою,

Которая манит на связь, на контакты.

2

Свод голубой,

Пляж золотой.

Деву в бикини ласкает прибой.


Трусики прочь.

Чудный почин!

Дева нырнула в аквамарин.


А на утесе парнишка лежал

И за девчонкой в бинокль наблюдал.

Бросился вниз.

Пляж ещё пуст.

Спрятал бикини за розовый куст.


Вышла из вод,

Сердце кипит,

Вместо одежды парнишка стоит.


«Где мой костюм?»

Изгаляется прям.

Правда, прикрыла ручонкою срам.


«К нимфе бикини воротится вновь.

Плата — горячая нимфы любовь».

Дева взглянула

На парня в упор

И рассмеялась: «О чём разговор!?»

3

За интрижку дорого заплатил юнец:

Часто венерологу показывал конец.

Млел над чарой винною: как бы уберечь

Молодежь наивную от случайных встреч?

Бесполезны думы здесь, раз со всех сторон

Бьёт по нервам юным злой тестостерон.


Пляж покрыт ракушками. Золотой песок.

Море в завитушках всё. Солнце бьёт в висок.

Рококо естественно. Будет день горяч!

Не хватает женщины Без неё хоть плачь

Участь молодой поры — сладость лишь вдвоём.

Наплевать на трипперы: один раз живём!

ПОД СЕЛЕНОЙ

Зарницы мягко возникали

И мягко гасли в тьме небес.

Дурманной ночью шалый парень

Манил девчонку под навес.


Там темнота, там запах сена.

Но это было ей не в кайф.

Какой навес, когда Селена

С Венерой шлют любовный драйв.


Мерцанье звезд, как неба милость.

А свет луны, как страсти власть.

Девчонка в травы опустилась

И беззаветно отдалась.


Туманы мятою дышали

И застилали все окрест…

Увы, друзья. К большой печали

Не всем доступен этот тест..

АСТРЫ

1

В саду звучала

Давно забытая пластинка:

«В последних астрах

Печаль хрустальная жила…»

В закатном свете

Мерцали тонко паутинки,

И ярко-жёлто

В траве настурция цвела.


Как могли певцы в дни далекие

Передать тоску, чувства горькие,

Освятить любовь, жар в груди воспеть,

Возмутить сердца, и глаза зажечь?

2

В большой уральский город

Приехала певица.

Мечту об Арлекине уральцам привезла.

Был голос её молод.

Она была не львица.

А просто Пугачёва и в этом все дела.


Цирк брали мощным штурмом,

Где выступала Алла.

Любой пермяк стремился прорваться на концерт.

Восторг был очень бурным.

Цветы душистым шквалом

Летели на арену с коробками конфет.


Прошло с тех пор полвека.

Поёт ещё старушка,

А с нею всё семейство: и дети и мужья.

Киркорова с экрана

Не выбьешь даже  пушкой,

А вы хотите братцы при помощи ружья.

3

Полуголая дикарка

Бесновалась меж огней.

Размалёванная ярко

Будоражила парней.


Ритм ритмили барабаны,

Подпевали голоса.

Появились вдруг шаманы

Оголили телеса.


Что орут и, что шаманят

Не понятно никому.

Кстати, что они горланят,

Понимать здесь ни к чему.


То ни Африка, ни джунгли

Ни чужие голоса.

То дурманит мозги юным

Наша русская попса.

(А вы хотели: «В последних астрах…»).

ФЛАГМАН

До чего ж был красивым и ладным

Боевой быстроходный корабль,

На котором прославленный флагман

Устремился в тревожную даль.


Там в глубинах снуют субмарины,

Самолёты скользят в небесах.

Злые мины грозят из пучины,

Дальномеры линкоров блестят.


Так зачем мореман и философ

Устремился в тревожную даль?

Печему   ни себя. ни матросов

Адмиралу нисколько не жаль?


А затем адмирал устремился

В море злое, где сгинуть легко,

Чтобы у женщины стыд  пробудился,

Что намедни ушла от него.


В море выполнил лидер задачу.

Повезло! Вот и кончен аврал.

С уважением матросы судачат:

«Ох, и смелый у нас адмирал!»

ВПЕРЕДИ АПРЕЛЬ

Запушили в полях одуваны.

Забелели кувшинки в пруду.

У природы идет все по плану

Даже в этом дождливом году.


Ну а ты вновь развесила нюни,

Снова вспомнила море обид.

Не горюй, все осталось в июне,

И бокал огорчений допит.


Это часто у женщин бывает.

Настежь сердце свое распахнет,

Мол, любовь у мня вот такая,

Мол, любовь моя слаще чем мёд.


А потом наступает тревога

За тревогой приходит испуг:

«Нужно было играть  недотрогу

И в пучину кидаться не вдруг…»


Вся в мечтах пока горе не клюнет,

Пока лодка не сядет на мель.

Не горюй, все осталось в июне.

Впереди  будет новый апрель.

НЕЧИСТОЕ ЧУВСТВО

1

Девчонку ветренный нахал

Обнял, объял и обаял,

И дополнительно облапал.

Небрежно в нос поцеловал,

Трусню уверенно сорвал

И положил  партнёршу на пол.


Она бы и сама легла.

Давно тянул низ живота

И истеричность стала прорываться.

Но грязен пол вот в чём дела

И парень — дрянь и мерзота,

Но припекло и некуда деваться. (Вот и вся «любовь»).

2

А утро распускалось,

Как розовый бутон.

Таинственная алость

Лилась со всех сторон.


Росинки трепетали

На тоненьких стеблях.

Пичуги щебетали.

Рассевшись  на ветвях.


Банальная картинка,

Но есть один отлуп:

Под кустиком каринки

Лежал девичий труп. (В чём-то пара  не сошлась)

3

Любовью-морковью поэты

Дурачат наивных людей.

Слагают стихи и куплеты

Про сладость сердечных страстей.


Конечно, сношаться приятно

(И с этим согласны скоты).

Но нужно сказать очень внятно:

«Поэты большие плуты»


Назвали любовь благородством,

(Им может поверить простак).

А это обычное скотство!

А может скотинство. Вот так! («Любовь не вздохи на скамейке…»)

ЛЮБОФ

Смотрела женщина в тоске

В окно на мокрую   дорогу.

Гасила горечь и тревогу

В надрывном, нервном шепотке:


«Напрасно жду. Ты не придешь.

Меня как прежде не обнимешь.

К чему униженный скулеж

И этот идиотский имидж?


Когда  сближался ты со мной

Я распадалася на части.

И утопала в волнах счастья

В порывах страсти   неземной


Но ты покинул дивный лес  лес,

Как пес, как гад, как  как провокатор

И вот проклятием небес

Маячит фаллоимитатор»…


Не плачь, душа, придет другой

И будут ласки до упаду.

Ну, что еще фемине надо

Здесь, на планете голубой?

ИНСТИНКТ

Когда матрос сойдёт на сушу,

Ему до фени  фильмы, пляжи.

Его волнуют сиськи, ляжки,

На комбинашке  пена   кружев.


Матрос, скажу я вам без лести,,

Не только хочет, но и может

Хватнуть водяры грамм под двести

И дурака загнать под кожу.


Хотеть он хочет, мочь он может,

Но в строгой базе баб нехватка.

Там иногда патруль находит

Двух моряков в жестокой схватке,


Что девку вдруг не поделили.

Патруль турнёт пиз..страдальцев.

Но обуздать инстинкт не в силе:

Играет кровь и пенис в мыле,

И в междуножье ломит яйца.

ПРО ЭТО

1.

Задрал подол роброна, и о, боже!

Ни панталон, ни трусиков, ни стрингов!

При свете свеч горячая картинка

Бросает в дрожь и кровь и мозг и кожу.


Конечно кавалеры ждать не могут,

Поэтому у фрейлин стало модным

Не корчить в маскарадах недотрогу,

Не усложнять процесс  борьбой  с исподним.


Задрал подол роброна, и  удача

Сама спешит любовнику навстречу,

А фрейлины, чтоб упростить задачу,

 Фантазиям партнёра на перечат.

2

Художник написал портрет вагины.

Картину заказал старпёр богатый.

Часами он балдеет у картины.

И алость губ и весь лобок лохматый


Ему напоминает о прошедшем.

О сладостных свиданиях и восторгах,

О  маленьких  капризах милых женщин

И о разврате в ходе шумных оргий.

3

Ах, напрасно дамы молодые

Под Котовского стригут свои красавы

И на губы цацки зололтые

Нацепляют понапрасну, право.


А наколки — полная убогость.

Плоть поганят словно уркаганы.

Но мужчин цепляет больше строгость,

А не разухабистость путаны.


То ли дело — женщины Кавказа

Гордые с красивою осанкой!

Верю европейская  зараза

Не затронет  девушку-горянку!.

ЖЕМАННАЯ ЗОРЬКА

Жеманная зорька за пиками елок

Пыталась упрятать румяную радость.

Чудачка и только. Лишь облачный полог

Способен заляпать роскошную  алость.


Но полога нет. И в просторе лиловом

Заря разгорается ярким пожаром.

А в ней. как привет, с энергетикой новой

Светило является  светлым и ярым.


И солнышко вновь над Землёю сияет,

Но к вечеру сникнет и тихо исчезнет.

«А наша любовь все горит не сгорает,

А наша любовь никогда не померкнет».


Так думал парнишка, отравленный страстью.

И в чувстве, пылая. ему незнакомом,

Он таял, томился, а друг его, Вася

Сношал его кралю в сарае за домом.

ПОД ВЕНЦОМ

1.

Венчался старик с юной девой.

Красотка отнюдь не страдала.

И горькие слёзы не лились

Из карих, сияющих глаз.


Она уже всё просчитала.

Её вскоре будет и вилла,

И счёт, и ковры, что пылились,

И древний бесценный алмаз.

2

Старуха с дедушкой венчались.

На них смешно было смотреть.

Они наверное боялись

В грехе постыдном умереть.


И вот стоят как два дурашки.

Ну, что с них взять: года, года!

Суют священнику бумажки,

Что год копили или два.

3

Под венцами стояли два чуда.

Милый мальчик и злая мегера,

Что ждала с нетерпение блуда.

Что хотела хорошего хера.


Ну а мальчик теперь был уверен,

Что прорвется на сцены столицы,

Где талант его  будет оценен.

А жену он смахнёт как мокрицу.

АХ! СЕРДЦЕ

Заря скучала над стылым плёсом.

Сквозь елки месяц чуть розовел.

Свой след оставили колеса

В седой от инея траве.


Взойдет светило, расстает иней.

Расстает иней, и нет следа.

В траве исчезнет  сплетениье  линий,

Но только в сердце — никогда!


Ах! Сердце, сердце. Кусочек плоти.

Ну сколько можно его терзать!

Шептала дама: « Никто не против,

Что сердце вредно перегружать.


Но он уехал, совсем уехал

И не вернуть, блин, и не догнать.

Придется в сердце искать  утеху:

Ведь не печонкой  о нем страдать».

СТЫЧКА

Сошлись на танцплощадке

Гражданка и матросы,

И замелькали бляхи, народ загололсил.

Причина беспорядков:

Какой-то хмырь без спроса

Закадренную деву на танец пригласил.


В махалове приличном

Всегда страдает мебель

Скамейки, стулья, урны, а также и забор.

Средь юношей, обычно,

Не в моде розы, перья.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.
электронная
от 126
печатная A5
от 327