электронная
200
6+
Тёмкины выдумки

Бесплатный фрагмент - Тёмкины выдумки


5
Объем:
294 стр.
Возрастное ограничение:
6+
ISBN:
978-5-4485-5152-9

Глава первая

— Тёма, сколько можно безобразничать?! — воскликнула мама, услышав шаги в прихожей. — Мне опять звонили из школы. Зачем в кабинете истории ты прыгнул со шкафа, сорвав при этом занавеску? Из-за тебя занавеска порвалась, шкаф развалился, а учительница ушибла ногу!

— Я всего-навсего играл в парашютиста-десантника! — из коридора раздался голос Тёмы. — Однако мой парашют раскрылся слишком рано и к тому же его обстреляли кукурузники. Да и вообще… я же не виноват, что школьные вещи такие хрупкие! А учительнице вообще не стоило близко подходить к шкафу, пока я прыгал. Неужели она не понимает, что гражданским опасно появляться на поле боевых действий?

— Не выводи меня из себя!

— Я и не вывожу. Ты сама по себе выводишься…

— Так, ты наказан. Будешь весь день сидеть в своей комнате! — выпалила мама, но слишком поздно — в прихожей хлопнула дверь, что означало одно — Тёма снова убежал на улицу.

В это время во дворе, в полном одиночестве, гуляла Дина — девятилетняя девочка с гладкими тёмно-русыми волосами чуть ниже плеч, большими серыми глазами и тремя веснушками на носу, которыми она очень гордилась.

Она скучала и с удовольствием пошла бы домой и почитала книжку, но мама сказала:

«Иди, погуляй хоть часок, а то всё время дома сидишь — воздухом совсем не дышишь».

Вот Дина и ждала когда же этот часок пройдёт.

Вдруг девочка заметила, что браслет, который мама дала ей поносить, исчез с её руки. Оглядевшись, Дина увидела, как сорока подкрадывается к сверкающему в песке украшению. Девочка кинулась к песочнице, но было поздно — сорока схватила браслет и полетела прочь.

Испугавшись пропажи маминого украшения, Дина побежала за сорокой. Браслет был тяжёлым, поэтому птица летела низко, иногда останавливаясь на деревьях и карнизах домов.

Дина преследовала её до тех пор, пока сорока не свернула за угол и не исчезла из вида. Тогда девочка остановилась и, осознав, что потеряла мамину вещь, громко заревела.

Неожиданно, откуда-то из-за кустов она услышала звонкий и задорный голос:

— Почему ты ревёшь?

Девочка тут же перестала плакать. Она обернулась и заметила, что крона одного дерева шевелится.

— Ты кто?

— Я дух этого дерева, — пугающе заявил голос, — и я не хочу, чтобы ты затопила мои корни своими слезами…

Дина смутилась. Неужели некоторые деревья и вправду могут говорить как в сказках, которые она любила читать?

— Ты, на самом деле, говорящее дерево?

— Конечно… — сказало дерево. — Так что не смей при мне реветь!

— Ой, я не никогда раньше не разговаривала с говорящими деревьями, — пролепетала Дина, смахивая слёзы.

— Это потому, что обычно деревья говорят очень тихо, а у людей очень плохой слух. А-а-а… ой, — что-то плюхнулось с дерева на землю.

Через секунду из-за кустов вынырнул босоногий мальчик в оранжевой футболке и синих шортах с необычным зелёным поясом с карманами.

Это был Тёма. В его взъерошенных, золотистых волосах торчали листья и сухие маленькие веточки, на курносом веснушчатом носу красовалась ссадина, а глаза были разных цветов — один голубой, другой — зелёный. Улыбка мальчика, как и его глаза, показалась Дине удивительной. В этой улыбке, с ямочками на щеках, Дина увидела столько добра и радости, что у неё на сердце сразу потеплело. Тёма показался ей очень симпатичным и забавным и она ответно улыбнулась.

— Почему ты так надо мной подшутил? — спросила девочка, оглядывая незнакомца. — Ты никакое не дерево, а простой мальчишка.

— Может, я и простой мальчишка, но я, хотя бы, не плакса, — сделав обиженное лицо, сказал Тёма.

Дина всегда расстраивалась, если её называли плаксой, но почему-то слова этого мальчика не задели её, даже наоборот — развеселили.

— Ты что обиделся? — спросила она, заглянув в глаза Тёмы.

— Конечно, нет! — усмехнулся Тёма. — Я никогда не обижаюсь.

— Никогда-никогда?

— Никогда! — уверенно кивнул мальчик.

— Как тебя зовут? — поинтересовалась девочка.

— Тёма.

— А я Дина.

— Почему ты плакала?

— Сорока утащила браслет, который я взяла у мамы, — вздохнула девочка.

— Этот браслет? — Тёма вытащил из кармана потерянное украшение.

— Да! — обрадовалась Дина.

Мальчик бросил в руки Дины браслет.

— Больше не теряй!

— Спасибо большое! — мягко улыбнулась Дина, пряча украшение в карман шорт. — А как ты нашёл браслет?

— Я же исследователь! — пожал плечами мальчик.

— А что ты исследуешь? — поинтересовалась Дина.

— Всё. Сейчас я исследую тебя, а до этого сорочьи яйца.

Дина не совсем поняла, что он имел в виду, и чтобы не показаться простофилей в деле, которое она не знала, решила сменить тему.

— Что у тебя за странный пояс с кармашками? Что в них лежит?

— Это вспомогательный ремень. В карманах у меня лежат всякие полезные вещи, например: отвёртка, бечёвка, фонарик, рации и ручка.

— Ух, ты! А почему ты ходишь босиком? — спросила Дина, взглянув на ноги мальчика.

— А-а-а это, — протянул Тёма. — Я использовал свою сандалию вместо гнезда, а поскольку в одной сандалии ходить неудобно, я решил, что лучше пойду босиком.

— Чего?

— Пойдём, — сказал Тёма и, схватив Дину за руку, рванул к дереву.

Девочка не успела опомниться, как они уже находились на дереве.

— Смотри, — тихо сказал Тёма и указал на ветку, где лежала сандалия.

— Зачем ты её туда положил? — не поняла девочка.

— Присмотрись.

Дина привстала на цыпочки и увидела внутри сандалии маленькие яички.

— Какая прелесть! — воскликнула она. — Так вот куда принесла сорока браслет. Видимо это её дом.

— Да, — кивнул Тёма. — Эта сорока хотела положить браслет в гнездо, но поскольку, его не нашла, оставила на ветке.

— Почему у неё пропало гнездо?

— Одно огромное-преогромное чудище сегодня пыталось выкрасть яйца, но я, как исследователь, вовремя понял это и успел его спугнуть. Однако, ветка, на которой было гнездо, оказалась хрупкой и сломалась. Гнездо упало, а я ка-а-ак… кинулся и поймал его. Однако все ветки из гнезда растрепались, и я положил яйца в сандалию. Вить гнёзда то я не умею, — развёл руками мальчик.

Девочка не знала, верить ему или нет, но на всякий случай сказала:

— Ты просто молодец.

— А вот и нет, — усмехнулся Тёма. — Это ведь было вовсе не чудище, а просто большой кот. Знаешь, тебе нужно меньше верить всяким незнакомым мальчишкам.

Тёма спрыгнул с дерева и посмотрел на Дину.

— Будешь слезать или останешься на дереве?

— Буду, но ты мне не поможешь? Я… я немножечко боюсь.

— Нет, не помогу. Сама слезай. Иначе ты всегда будешь бояться деревьев. И тогда, одной тёмной ночью… — Тёма заговорил страшным голосом, — настоящий дух дерева придёт к тебе ночью, когда ты будешь спать. Сверкнёт молния, ты проснёшься, выглянешь в окно и увидишь…

— Перестань! — оборвала его Дина. — Хорошо, я слезу.

Вскоре Дина действительно слезла, и это ей показалось совсем не страшным, а даже очень интересным. Она огляделась и поняла, что не знает в какой стороне её дом.

— Ой, что же делать? — пролепетала Дина, растерянно хлопая ресницами.

— Что такое?

— Я, кажется, потерялась.

— Ну, ты даёшь! То браслет теряешь, то сама теряешься! Внимательнее будь! — покачал головой мальчик и, сделав колесо, встал на руки. — Однако ты не переживай. Теряться же весело — никогда не знаешь, что найдёшь!

— Как это? — не поняла Дина.

— Это такой закон, — Тёма сделал ещё раз колесо и встал на ноги. — Когда теряешься, обязательно находишь что-нибудь новенькое. К примеру, в этот раз ты нашла меня. Но как ты могла тут потеряться? Ты давно здесь живёшь?

— Всю жизнь.

— Понятно, — закатил глаза мальчик. — Ты трусиха.

Дина почувствовала, что её уши стали горячими.

— Почему ты так думаешь?

— Вот я только недавно сюда переехал, но уже всё тут знаю, потому, что не боюсь исследовать. Исследователи ничего не боятся.

Вдруг его лицо стало серьёзным. Он внимательно посмотрел на Дину и спросил:

— Ты… это… знаешь, о чём говорят микробы, когда моешь руки?

Дину этот вопрос застал в тупик. Она вообще не понимала, почему Тёма её об этом вдруг спросил.

— Не знаю… — ответила она.

— А ты подумай…

— Ну, может, говорят, какое мыло пахучее…

— Да? — слегка нахмурившись, сказал мальчик. — Я всегда думал, что они ничего не говорят. Им просто некогда говорить, ведь их смывает водой.

— Почему ты спрашиваешь?

— Просто так. Возник вопрос, и захотелось спросить. Меня вообще-то часто ругают за то, что я задаю глупые вопросы. Они просто сами вылетают изо рта, и я ничего не могу поделать.

В ответ Дина засмеялась.

— Хочешь, я тебе покажу одно чудное место? — спросил Тёма.

— Хочу, — сказала Дина.

— Тогда, бежим! — Тёма схватил девочку за руку и побежал во двор.

Там он свернул за угол трёхэтажного дома и остановился перед пожарной лестницей, ведущей на крышу. Она располагалась так высоко, что дети ни за что бы до неё не дотянулись, но Тёма хмыкнул и, вынув из зелёного пояса длинную верёвку, быстро сделал из неё лассо, размахнулся и забросил петлю на верхушку лестницы.

— Теперь, полезли, — махнул он и ловко вскарабкался вверх по верёвке. — Этот дом из тех немногих домов, на крышу которого можно залезть снаружи.

— На крышу?! — испугалась Дина. — Ты что? Я не полезу.

— Тогда, я обижусь.

— Ты же никогда не обижаешься.

— Кто тебе это сказал? — спросил мальчик таким удивлённым голосом, как будто узнал, что Земля треугольная.

— Ты же сам сказал.

— Да. Это правда. Сам себя выдал. Бывает же такое!

— Значит, ты не обидишься, если я не полезу?

— Конечно, нет, ведь я никогда не обижаюсь. Но, разве тебе самой не хочется увидеть чудеса?

— Я не могу, — покачала головой Дина. А сама подумала, что на самом деле ей бы хотелось побывать на крыше. И немного поразмышляв, она промолвила: — Хорошо, только помоги.

— Ладно, давай, — ухмыльнулся Тёма и подал Дине руку.

Таким образом, кое-как Дина взобралась по верёвке на лестницу, и уже по ней влезла на скатную крышу. Освещённая солнцем крыша сверкала, словно золотой слиток, а воздух, казалось, был свежим и волшебным! Ребята осторожно прошлись мимо ограждения и уселись в теньке от дерева, напротив пятиэтажного дома.

— Отсюда видно столько всего чудесного! — сказал Тёма.

— Да, здесь замечательно! — согласилась Дина. — Но где, же чудеса?

— Ты что? Везде, конечно! Вон! — Тёма указал на окно дома, что был напротив. — Видишь, там дядька играет на трубе? Правда, здорово? Смотри, как он старается! Вон, вдали сказочные горы, а ещё леса, в которых живут разные невиданные звери, а ещё где-то там летают инопланетяне, духи и ветры… А ещё если закрыть глаза, то можно попасть в мир драконов…

— Не говори глупостей, — проворчала Дина, — это не горы, а высокие дома. И это не леса, а просто деревья. Там никто не живёт. Кроме птиц, конечно… И всё остальное, к сожалению, это лишь сказки… — вздохнула Дина.

— Это ты говоришь глупости, — покачал головой Тёма. — Столько всего чудесного на свете, а ты даже не замечаешь! К тому же, кто может доказать, что жизнь это не сказка? Ладно, идём! — махнув рукой, он направился вперёд и остановился возле маленького, неприметного на первый взгляд, слухового оконца.

— Через это окно можно попасть на чердак, — пояснил мальчик. — Давай, его поисследуем? Ты ведь там не была.

Сказав это, Тёма распахнул окно и быстро в нём скрылся.

— Подожди! — воскликнула Дина, направляясь следом.

Она заглянула вглубь чердака, но из-за царившей внутри темноты, ничего кроме уходившей вниз стремянки, не увидела. Любопытство взяло над страхом верх и Дина, набрав полную грудь воздуха, словно перед прыжком в воду, последовала за Тёмой. Чердак, с низким потолком и тонущими во мраке углами, показался девочке самым таинственным местом на свете. Девочка принюхалась — в воздухе, сотканном из тонких нитей пыли, серебрившейся на солнце, пахло деревом и старыми вещами. Вдруг неподалёку сверкнул луч света и из темноты послышался голос Тёмы:

— Смотри, Динка, что здесь есть!

Дина направилась в сторону света и застала Тёму сидящим на корточках с фонариком возле большой картонной коробки.

— Что там? — поинтересовалась девочка, заглядывая в коробку, полную старого тряпья, завёрнутого в прозрачный пакет.

Тёма вынул из пакета потрёпанный, с оторванными пуговицами плащ, надел его и, полюбовавшись своей находкой, сказал:

— Это… это пиратская одежда. Так что давай играть в пиратов? Я буду капитаном одного корабля, а ты — другого.

Тут мальчик вытащил из пакета рваную мужскую шляпу и два платка — чёрный и красный. Шляпу он тотчас надел, из чёрного платка сделал себе повязку на левый глаз, а красный платок протянул Дине, которая сразу обвязала им голову.

— Смотри, что ещё здесь есть! — Тёма осветил фонариком стену, прислонившись к которой стояли две тонкие деревянные рейки. — Это же настоящие шпаги! — Он взял рейки и, повернувшись к Дине, спросил:

— Ну что, похож я на пирата?

Дина осмотрела Тёму и улыбнулась. Плащ, слишком большой для него, висел мешком, шляпа сползала на лоб, однако повязка на глазу смотрелась, как настоящая и вид у Тёмы был такой гордый, что Дина подумала, что Тёма на самом деле похож на пирата.

— Правда, у меня прекрасный камзол с серебряными пуговицами? — улыбнулся Тёма. — А шляпа? Она совсем как пиратская треуголка! И шпага у меня хоть и деревянная, но настоящая!

Дина представила мальчика таким, каким он только что себя описал и вдруг… плащ превратился в камзол и стал Тёме в пору, шляпа обрела форму треуголки, а рейки приобрели форму шпаг.

— Ух, ты! — выдохнула Дина.

— Защищайся! — Тёма бросил одну шпагу Дине.

— Сам защищайся! — рассмеялась Дина, поймав шпагу.

Дети долго носились по чердаку, играя в пиратов, пока не устали и Тёма не предложил вернуться на крышу.

— Нам повезло! Смотри, Динка, внизу бесчинствуют другие пираты! — радостно произнёс Тёма, указывая пальцем на столпившихся на лужайке детей.

Трое мальчишек потешались над своим сверстником — худеньким мальчиком в очках, перебрасывая друг другу отобранный у него портфель.

— Хватит! Верните! — хныкал мальчик. Однако ребята его не слушали и продолжали смеяться.

— Давай, проучим пиратов? — Тёма лёг животом на черепицу и вынул из кармана алюминиевую трубочку и горсть вишнёвых косточек. — Готовься… — Он вставил косточки в своё оружие. — Целься… Пли! — бросил мальчик и резко дунул в трубочку.

С первого же раза он угодил в цель. Косточка попала одному из мальчишек в лоб.

— Ой! — схватившись за голову, воскликнул он.

— Ай! — тут же вскрикнул второй мальчишка, хватаясь за плечо.

— О-ой! — взвизгнул третий, потирая ногу.

— Откуда это? — недоумевали ребята. Они огляделись по сторонам, но никого не увидели. Им было и невдомёк что на крыше дома, под которым они находились, затаились два пирата. Обстрел же продолжался, и незатейливые хулиганы отступили, бросив портфель на землю. Мальчик в очках подобрал свою вещь и, удивлённо захлопав ресницами, убежал прочь.

— Ура! Мы победили! — радостно воскликнул Тёма, снимая с глаза повязку.

— Ага! — улыбаясь, кивнула Дина. — Ты молодец!

Тёма перевернулся на спину и подложил руки под голову.

— Скажи, Дина, а как ты думаешь, можно ли поймать время? — спросил он.

— Наверное, можно, — неуверенно ответила девочка.

— Да, интересно за что его нужно ловить — за хвост или за голову? — задумался мальчик. — А ещё… Динка, а чем пахнет твоё время?

— Не знаю… — растерялась Дина. — Но, как только я узнаю, я тебе скажу.

— Хорошо. Ой, смотри, какие облака! — прошептал Тёма.

— Облака? — Дина посмотрела на небо. По небу действительно плыло много кучевых облаков.

— Вон, корабль! — указал Тёма на одно облако. — А вон и собака…

— Ну… — призадумалась Дина, — я что-то ничего не вижу… хотя… вон, облако, похожее на птицу!

— Точно, вылитая птица, — согласился Тёма.

Вдруг облачная птица взмахнула крыльями и улетела.

— Ты видел? — удивилась Дина.

— Ага, — кивнул Тёма. — Давай ещё? Смотри, я вижу барана…

— С большими рогами? Я тоже вижу!

В тот же миг облако превратилось в настоящего барана с завитыми рогами, а поскольку бараны летать не могут, то он упал вниз, в песочницу во дворе.

— Ой, он и вправду живой! — засмеялась девочка.

В то время во дворе, на скамейке, повернувшись спиной к песочнице, отдыхало двое мужчин. Услышав внезапный звук падения и последовавшее за ним блеяние, они резко обернулись, и чуть было не подскочили на месте.

— Баран?! — в один голос выпалили мужчины.

Баран же покинул песочницу и принялся жевать траву, рядом со скамейкой.

— Но откуда? — почесал голову первый мужчина.

— Небось, опять это проделки бабы Нюры, — ответил его собеседник.

— Той самой, с первого этажа?

— Той самой, — кивнул человек. — Её дочь к себе из деревни жить забрала, но, похоже, баба Нюра никак не может отвыкнуть от деревенской жизни. Помнишь, в прошлом году, она у себя под окнами огород развела, ну там морковку, картошку посадила… а потом вдруг откуда-то кур достала, загон для них сделала.

— Да уж, помню, как нас целых две недели петух в пять утра будил… Пока кто-то из соседей не выдержал и не выкрал его.

— Ага… значит и в этот раз хулиганить вздумала, — покачал головой мужчина. — И где же она барана то достала?

Тёма и Дина, слышавшие их разговор, тихо засмеялись и переглянулись.

— Давай, ещё попробуем? — предложил Тёма. — Вон, то облако очень похоже на рояль!

— Где? Ах, да, большой такой, с крышкой! — кивнула Дина.

И тут — БАХ! — настоящий рояль свалился с неба прямиком на крышу пятиэтажного дома напротив.

Дядька, игравший на трубе, тут же подскочил от грохота. Он жил на последнем этаже, под самой крышей и ему показалось, что что-то тяжёлое упало ему прямо на голову. Трубач поднялся на крышу и с удивлением подошёл к роялю. Он почесал затылок и, посмотрев на небо, пожал плечами и принялся играть на новом инструменте.

— Ой, — улыбнулся Тёма. — Вот здорово! Но нам стоит быть осторожнее. Видимо, когда мы вместе фантазируем, наши фантазии оживают.

— Разве такое бывает? — призадумалась девочка.

— Не знаю, — пожал плечами Тёма. — А разве это важно?

Дина подумала, что не так уж в действительности это было важно. И ещё она подумала, как же всё-таки хорошо сидеть на золотой крыше и любоваться облаками, особенно вместе с Тёмой. Ведь действительно вокруг столько всего чудесного, а она этого не замечала и думала, что такое бывает только в книжках. Хотя в глубине души она надеялась, что в жизни тоже есть место сказкам.

Однако всё хорошее рано или поздно заканчивается, и Дина вспомнила, что ей нужно домой.

— Так уж и быть, — кивнул Тёма, — я покажу, где твой дом.

— Откуда ты знаешь, где я живу? — не поняла Дина.

— Я же исследователь, — загадочно прошептал Тёма, и его разноцветные глаза радостно заблестели.

В ответ Дина улыбнулась.

Наряженные в пиратские костюмы дети шли по длинной улице и болтали о разных интересных вещах, таких как: змеи, битое стекло, жуки, космос и клады.

Когда они подошли к дому девочки, Дина спросила:

— Скажи, всё-таки, как ты узнал, что я живу в этом доме?

Тёма хитро сощурился и произнёс:

— Я исследователь. Исследователи много чего знают. Тем более мы оба живём на Яблочной улице, и наши дома стоят друг напротив друга. Мой дом — старый, четырёхэтажный, со скатной зелёной крышей.

— Эх, вот бы и учиться с тобой в одном классе, — вздохнула Дина. — Тебе сколько лет? Тоже девять?

— Мне целых тридцать девять с половиной… будет… через тридцать лет. Значит, тебе не нравится в твоей школе?

— Нет, ведь я ни с кем там не дружу, — грустно сказала девочка, — и мама хочет перевести меня в другую школу.

— Почему ты ни с кем не дружишь?

— Я стеснительная и к тому же плакса и трусиха.

— Никакая ты не плакса и не трусиха, — сказал Тёма. Разве тебе кто-нибудь мог такое сказать?

— Вообще-то ты сказал.

— Не слушай меня, иногда я говорю глупости.

Дина улыбнулась и сказала:

— Ничего страшного. Я не расстроилась.

— Ладно… На первый раз, я себя прощаю. Надеюсь, такого больше не повторится.

— Ты завтра выйдешь? — с надеждой в голосе спросила Дина.

— Конечно, — кивнул мальчик.

— Что же… Пока…

— Пока-пока, — отрезал Тёма и, отдав честь, перепрыгнул через ограду и исчез за кустами.

Глава вторая

Следующим воскресным утром семья Тёмы занималась уборкой.

— И почему нашу улицу назвали Яблочной? — вытирая пыль, задумчиво протянула мама. — Надо было назвать эту улицу Сиреневой, ведь сирени здесь просто завались.

— Наверное, когда ей давали название, здесь было завались яблонями, — подметая пол, ответил папа.

— Это неважно! — поправив рыжеватые волосы, сказала мама. — В любом случае, мне очень нравится этот район, и вид из окна тоже. Хорошо, что мы сюда переехали.

С этими словами она взглянула на большое окно, из которого высовывался мальчик, сидевший на подоконнике.

— Тёма! Не высовывайся так из окна, ты же можешь упасть! — взвизгнула мама и в её синих глазах вспыхнула искра недовольства.

Тёма глубоко вздохнул, спрыгнул с подоконника и закрыл окно.

— Тебе что, нечем заняться? — ехидно спросила его старшая сестра Карина. — Лучше протри мои вещи.

— Вот ещё! — фыркнул мальчик.

Да, Карине пятнадцать лет, а Тёме всего девять с половиной, но это не значит, что он должен исполнять её прихоти. Несмотря на большую разницу в возрасте, Тёма вёл себя с ней на равных и не собирался её слушаться. Карину это очень раздражало. Как только он может ей сопротивляться! Он же ещё ребенок, а она уже почти взрослая. Даже своим внешним видом, Карина словно стремилась это доказать. Это была высокая девушка, с пышными каштановыми волосами и карими глазами на красивом, но строгом лице. Все говорили, что Карина была копией папы, хотя сама она с этим не соглашалась.

— Ах, знаю, знаю, — язвительно произнесла она, — тебе лишь бы дурака валять, малявка!

Тёма показал сестре язык и состроил смешную гримасу. Карина задрала нос и отвернулась. Тёма засмеялся и тут же пропел:

Карина однажды надулась,

Полетела как шарик она,

Но на ветку случайно наткнулась

Бух, бабах, и лопнула!

— Глупый! — прошипела Карина.

— Ха! — усмехнулся Тёма. — Карина, ты ведь уже взрослая?

— Да, а что? — нахмурилась сестра, чувствуя подвох.

— Тогда веди себя соответствующе!

Карина надула щеки. Как смеет младший глупый брат ей что-то указывать!

— А ещё я дам тебе совет, — Тёма прошептал сестре на ухо. — Не сердись на мои глупости и тогда мне станет скучно над тобой подтрунивать. А за мой дельный совет, скажи — какого цвета твой характер?

— Отстань! — буркнула сестра. — Неудивительно, что у тебя до сих пор нет друзей! Ходишь вечно один, играешься сам с собой, задаешь глупые вопросы. Мне стыдно, что у меня такой чудной брат! –Карина встряхнула волосами и вышла из комнаты.

— Ну, и ладно! Не нужны мне твои ответы, — пожал плечами Тёма и направился к двери.

Мальчик покинул квартиру и вприпрыжку побежал по лестнице.

Во дворе он увидел Дину, бесцельно бродившую по дорожке.

— Привет, Динка! — догнав девочку, бросил Тёма.

— Тёма? Привет! — обрадовалась девочка.

— Куда ты идёшь? — поинтересовался Тёма.

— Никуда, — улыбнулась Дина.

— Странно. Чтобы идти никуда, не надо никуда идти. А ты шла куда-то.

— Да… я просто… не знаю чем заняться.

— Всегда есть чем заняться, просто надо это занятие найти. Вот давай, его искать?

— Давай.

— Так, здесь его нет, — заглянув под кустарник, сказал Тёма, — но, наверняка найдётся там! — он побежал к той части двора, где располагались скамейки.

На такой скамье, под раскидистым кустом сирени, сидела тощая женщина в длинном тёмно-синем пальто и серой маленькой шляпке. У этой женщины был такой вид, как будто она держала во рту очень горькое лекарство, которое она по какой-то причине не могла выплюнуть.

Это была Маргарита Родионовна. Она жила в доме Дины, в соседнем подъезде, на четвёртом этаже. Маргарита Родионовна всегда в это время сидела на скамье, наблюдая за прохожими, в частности за своими соседями, выходившими погулять. Надо сказать, что эти соседи не очень-то любили Маргариту Родионовну, поскольку она не очень любила их. Может, у неё во рту действительно было горько, а может по какой-нибудь другой причине, она никогда никому не улыбалась.

— Добрый день, Маргарита Родионовна, — обратились к ней Дина и Тёма, проходя мимо скамьи.

— Какой же это добрый день, когда он совсем не добрый?! — сердито ответила Маргарита Родионовна, задрав нос. — Это просто ужасный день! Молочник сегодня не приехал и мне придётся покупать молоко в магазине, а я так не люблю магазинное молоко!

— А почему вы его не любите? — поинтересовался Тёма.

— Потому, что оно сделано из сухого порошка.

— Стирального что ли?

— Сухого молока, — строго сказала соседка, окинув мальчика взглядом, полным презрения.

— Да? А вы любите… бобриное молоко? — спросил вдруг Тёма серьёзным голосом.

— Что за глупые вопросы?!

— Вы бы хотели завести бобров?

— Зачем мне бобры? — возмутилась женщина.

— Чтобы доить. Вы же хотите бобриного молока.

— Я не хочу никакого молока!

— Вы же сами сказали, что вам нужно молоко, — нахмурившись, буркнул мальчик.

— Да, мне нужно молоко, но не бобриное!

— А утконосовое подойдёт?

Дина хихикнула и сказала:

— Бобров и тем более утконосов нельзя доить.

— Интересно, почему, — задумчиво произнёс Тёма. — Они же вроде млекопитающие.

Девочка пожала плечами и, подумав, что не стоит больше сердить соседку, потянула друга за собой.

— Не спрашивай её больше ни о чём, — прошептала она. — Я знаю её с давних пор. Ей не нравится, когда к ней подходят слишком близко и пристают с вопросами.

— Почему? У неё что, какая-то заразная болезнь, и она не хочет никого заражать? — спросил Тёма.

— Нет, что ты, — улыбнулась Дина.

Тёма как-то странно посмотрел на Маргариту Родионовну. Неожиданно он подошел к ней и, приобняв, приложил ухо к ее груди.

— Что ты себе позволяешь! — обомлела Маргарита Родионовна. Такой наглости она явно не ожидала. Чтобы малознакомый мальчишка её обнимал!

— У меня ужасные новости! — Тёма резко отскочил и с сочувствием посмотрел на соседку. — У вас сломалось сердце!

— Что за глупости ты говоришь?!

— Ваше сердце как сломанные часы — тикают, но время не показывают…

— А ну прочь отсюда! Надоели мне твои глупости! — топнула ногой Маргарита Родионовна.

Тёма вздохнул и вернулся к Дине.

— Да, бедная Маргарита Родионовна… А как ты думаешь, почему на голове у неё серая крыса? — взглянув на голову соседки, спросил Тёма девочку.

— Крыса? — переспросила Дина и посмотрела на шляпку Маргариты Родионовны. — Ой, правда, шляпка так похожа на крыску!

Вдруг шляпка встрепенулась, подскочила и спрыгнула с головы хозяйки ей на плечо.

— Что? Что это? — завизжала Маргарита Родионовна. — Помогите! Крыса! Крыса!

Крыска подёргала усами и, спрыгнув на землю, побежала в сторону полной женщины, качающей коляску. Крыса пробежала под её ногами, задев их хвостиком.

Глянув под ноги, женщина тут же закричала:

— Крысы! Нас атакуют крысы!

С этими криками она вскочила на скамью и принялась отмахиваться от крысы сумкой. Крыса ловко нырнула под скамейкой и устремилась по дорожке, а женщина всё продолжала кричать, отчего ребёнок в коляске проснулся и присоединился к общему ору.

Крыса внезапно остановилась и, принюхавшись, направилась в сторону, откуда шёл запах — к соседней лавочке.

Усатый дядька, дремавший на этой лавке, проснулся от шума и, открыв глаза, взвизгнул от неожиданности. Крыса вскарабкалась на скамью и забралась в его пакет, откуда виднелся батон и пол головки сыра. Дядька даже сказать ничего не успел, так как резко вскочив, ударился головой об ветку дерева и потерял сознание.

Полная женщина, Маргарита Родионовна, ребёнок и присоединившаяся к ним ещё одна тётенька, продолжали кричать.

— Почему они так орут? — удивился Тёма. — Это же всего лишь крыса!

— Понятия не имею, — развела руками Дина.

— Идём, поймаем её?

— Идём!

Дети побежали к дядьке и заглянули в его пакет. Крыса сидела внутри и спокойно уплетала сыр. Ребята принялись её ловить, но она оказалась ловчее их и, выпрыгнув из пакета, помчалась прочь по тропинке.

Навстречу крысе шёл высокий крепкий мужчина в матроске. Услышав крики, он остановился и посмотрел вниз. Заметив крысу, он сощурил один глаз и ловко поймал грызуна за хвост.

Ребята подбежали к незнакомцу и с удивлением на него посмотрели.

— Эта крыса, полагаю, ваша? — спросил мужчина хриплым голосом.

— Ну… не совсем… — промямлил мальчик. — Скорее, Маргариты Родионовны…

— Неужели? — изумился мужчина. — Не знал, что она любит грызунов.

Он подошёл к Маргарите Родионовне и протянул ей крысу.

— Уберите эту гадость! — взвизгнула соседка. — Почему вы протягиваете мне эту тварь?

— Разве она не ваша?

— Конечно, нет! Это всё… это всё эти мерзкие дети! Это они виноваты! Пока их не было, всё было спокойно! Это их крыса!

— Да, да! — подхватила полная женщина. — Я сама видела, как они шушукались! Это они подложили эту крысу той женщине.

— Мы не подкладывали ей крысу! — запротестовал Тёма. — Мы лишь представили, что шляпка Маргариты Родионовны это крыса, как она на самом деле стала крысой.

— Не говори чепухи! — в один голос строго рявкнули Маргарита Родионовна и полная женщина.

— Прошу вас, дамы, успокойтесь! — громко сказал человек в матроске, выпустив крысу.

— Да вы посмотрите — они же разбудили моего внука, — с недовольством произнесла полная женщина с коляской.

— А меня вообще напугали до смерти! — фыркнула Маргарита Родионовна.

— Вы лучше вон о том человеке побеспокойтесь! — мужчина указал на дядьку, все ещё находившегося в обмороке.

Все тут же успокоились и подошли к дядьке.

— Надо скорую помощь вызвать! — предложила женщина с коляской и принялась набирать на телефоне номер больницы.

— А я пока попытаюсь его разбудить! — сказал высокий человек и стал тормошить дядьку.

Прошло около трёх минут, а дядька все ещё был без сознания. Однако скоро приехала машина скорой помощи и из неё вышли два санитара. Дядька тут же открыл глаза и, схватив пакет, вскочил со скамьи и со словами: «не надо никакой больницы», ушёл восвояси.

Санитары только пожали плечами, сели в машину и уехали.

— Дикие дети! — покачала головой Маргарита Родионовна и, задрав нос, вернулась на скамейку.

— Да уж! — хмыкнула полная дама и, толкая впереди себя коляску, направилась дальше по тропинке.

— Вы кто такой? — спросила Дина высокого мужчину в матроске.

Мужчина улыбнулся и ответил:

— Я боцман, недавно вот вернулся из плавания. Я живу вон в том доме, — сообщил мужчина и указал на дом, где жила Дина.

— Ой, да это же мой дом! — обрадовалась девочка.

— Ну, вот и чудно! — сказал человек.

— А как вас зовут? — осведомился Тёма.

— Называй меня дядей Мишей.

— А вы любите свою работу? — спросил вдруг Тёма.

— Конечно, моя работа это моя жизнь! — с достоинством ответил дядя Миша.

— Это здорово, — согласился Тёма. — А то у многих взрослых всё наоборот — их жизнь это работа.

— Это да, — улыбнулся мужчина и, махнув рукой, направился дальше.

— Да, а походка у него и вправду как у моряка, — глядя ему вслед, прошептал мальчик.

— Да, — согласилась Дина.

Бесплатный фрагмент закончился.
Купите книгу, чтобы продолжить чтение.